Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 10.12.2015 «Вывод районного суда об обоснованности увольнения истца на основании подп

Название документа

Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 10.12.2015

«Вывод районного суда об обоснованности увольнения истца на основании подп. 25.3 п. 25 Дисциплинарного устава таможенных органов Республики Беларусь за грубое нарушение своих должностных обязанностей признан правильным»

Источник публикации

Документ опубликован не был

Примечание к документу

Текст документа

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

10 декабря 2015 г.

ВЫВОД РАЙОННОГО СУДА ОБ ОБОСНОВАННОСТИ УВОЛЬНЕНИЯ ИСТЦА НА ОСНОВАНИИ ПОДП. 25.3 П. 25 ДИСЦИПЛИНАРНОГО УСТАВА ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ЗА ГРУБОЕ НАРУШЕНИЕ СВОИХ ДОЛЖНОСТНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПРИЗНАН ПРАВИЛЬНЫМ

(Извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе С. на решение суда от 3 ноября 2015 г. по иску С. к таможне о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, возмещении морального вреда.

Заслушав доклад судьи областного суда, объяснения представителя таможни Б., просившего оставить решение суда без изменения, мнение прокурора отдела прокуратуры области, полагавшего необходимым оставить решение суда без изменения, судебная коллегия

установила:

С. в заявлении и объяснениях суду указала, что работала на таможне инспектором отдела таможенного оформления и контроля N 1 таможенного поста с 27 декабря 2011 г.

10 августа 2015 г. была временно переведена на другой таможенный пост на легкий труд в связи с беременностью на основании заключения ВКК и представленной справки.

3 сентября 2015 г. уволена на основании подп. 25.3 п. 25 Дисциплинарного устава таможенных органов Республики Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 9 марта 2011 г. N 98 (далее — Дисциплинарный устав), за грубое нарушение своих должностных обязанностей.

Считает увольнение незаконным, поскольку наниматель применил к ней взыскание, не соразмерное тяжести дисциплинарного проступка, необъективно применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения.

Просила восстановить ее на работе, а также взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в размере 10 000 000 руб.

Решением районного суда от 3 ноября 2015 г. С. отказано в заявленных требованиях.

В кассационной жалобе С. указала, что не согласна с решением, полагает, что суд незаконно не применил в отношении нее гарантии для беременных женщин, предусмотренные ст. 268 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее — ТК). Служебное расследование проведено неполно. К дисциплинарной ответственности ранее не привлекалась. Просит отменить решение.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с подп. 23.4 п. 23 Дисциплинарного устава за нарушение служебной дисциплины к должностному лицу может быть применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения.

Согласно подп. 25.3 п. 25 Дисциплинарного устава дисциплинарное взыскание в виде увольнения должно быть применено к должностному лицу за грубое нарушение своих должностных обязанностей, совершение иного проступка, несовместимого с нахождением на службе в таможенных органах.

Под грубым нарушением должностных обязанностей понимаются действия или бездействие должностного лица, способствующие перемещению через таможенную границу Таможенного союза в Республике Беларусь товаров с нарушением норм таможенного законодательства Таможенного союза и (или) законодательства Республики Беларусь о таможенном регулировании.

Согласно п. 33 Дисциплинарного устава при нарушении должностным лицом служебной дисциплины при необходимости проводится служебное расследование, порядок организации и проведения которого определяется Председателем ГТК.

Дисциплинарное взыскание в виде увольнения применяется на основании материалов служебного расследования.

Судом установлено, что 27 декабря 2011 г. С. была принята на таможню инспектором отдела таможенного оформления и контроля N 1 таможенного поста с заключением контракта сроком на один год. В последующем срок контракта с истицей неоднократно продлялся и истекал 27 декабря 2016 г.

11 августа 2015 г. в связи с медицинским заключением, временно, до ухода в отпуск по беременности и родам, истица была переведена в юридический отдел.

Приказом ответчика от 3 сентября 2015 г. С. была уволена за грубое нарушение своих должностных обязанностей, выразившееся в действиях или бездействии должностного лица, способствующие перемещению через таможенную границу Таможенного союза в Республике Беларусь товаров с нарушением норм таможенного законодательства Таможенного союза и (или) законодательства Республики Беларусь о таможенном регулировании, в соответствии с подп. 25.3 п. 25 Дисциплинарного устава.

Материалами дела подтверждается, что комиссией, проводившей служебное расследование, установлены два случая грубого нарушения С. своих должностных обязанностей при перемещении через таможенную границу Евразийского экономического союза транспортных средств: 18 декабря 2014 г. — «Мерседес» и 4 марта 2015 г. — «Мерседес». В обоих случаях таможенную процедуру осуществляла истица, декларантом таможенной процедуры таможенного транзита и декларантом ТСМП являлся перевозчик в лице Я., с адресом места нахождения: г. Г., Германия. Как следует из заключения о результатах служебного расследования, в обоих случаях Я. в связи с непредставлением им необходимого пакета документов следовало отказать в регистрации таможенной декларации на транспортное средство, чего истицей сделано не было, чем нарушены требования, установленные подп. 2.14, 2.20 п. 2 Должностной инструкции инспектора отдела таможенного оформления и контроля таможенного поста.

Указанные обстоятельства подтверждаются копией заключения от 28 августа 2015 г., копией должностной инструкции инспектора отдела таможенного оформления и контроля таможенного поста, копией приказа о применении в отношении истицы дисциплинарного взыскания, пояснениями представителя ответчика, а также свидетелей Р. и Б.

Совершение указанных дисциплинарных проступков истица в ходе рассмотрения дела не оспаривала.

При таких данных судом сделан обоснованный вывод о том, что своими действиями (бездействием) С. способствовала перемещению транспортного средства и перемещаемых в нем товаров через таможенную границу ЕАЭС с нарушением норм таможенного законодательства Республики Беларусь о таможенном регулировании. Сроки применения к истице дисциплинарного взыскания за нарушение, допущенное 4 марта 2015 г., не истекли, иная мера, кроме увольнения, в силу требований Дисциплинарного устава за указанный дисциплинарный проступок применена быть не может, в связи с чем увольнение истицы является законным и обоснованным.

В связи с отказом С. в требовании о восстановлении на работе не подлежат удовлетворению заявленные ею требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и возмещении морального вреда.

Довод кассатора о распространении на нее гарантий, установленных ст. 268 ТК, для беременных женщин отмену решения не влечет. Согласно ст. 5 ТК трудовой кодекс применяется к трудовым и связанным с ними отношениям отдельных категорий работников в случаях и пределах, предусмотренных специальными законодательными актами, определяющими их правовой статус. Вопросы увольнения сотрудников таможенных органов регулируются Дисциплинарным уставом, который не содержит гарантий беременным женщинам при их увольнении.

Утверждения кассатора о неполном служебном расследовании и указания старшего смены являются неубедительным и опровергаются сведениями из информационных баз таможни, а также оттисками личной номерной печати (ЛНП) на оформленных ею таможенных документах.

Судом полно и правильно установлены фактические обстоятельства дела, дана надлежащая оценка представленным доказательствам, в том числе показаниям допрошенных по делу свидетелей.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия

определила:

Решение районного суда от 3 ноября 2015 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу С. — без удовлетворения.