При изменении договора аренды в части уменьшения количества арендуемых объектов сохраняется право требовать от арендатора арендной платы за невозвращенные объекты аренды и штрафных санкций

Согласно ч. 2 ст. 593 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), если при прекращении договора аренды арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки.

На основании положений указанной нормы ГК рассмотрим на примере из судебной практики случай, когда за арендодателем после изменения условий договора аренды в части уменьшения количества арендуемых объектов сохраняется право требовать от арендатора внесения арендной платы за невозвращенные объекты аренды, а также уплаты неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами за нарушение сроков внесения арендной платы.

Так, экономическим судом было рассмотрено дело по иску республиканского научного дочернего унитарного предприятия «И» (далее — истец) к совместному обществу с ограниченной ответственностью «Т» (далее — ответчик) о взыскании 271127238 бел.руб., в том числе 144412258 бел.руб. основного долга, 102714264 бел.руб. неустойки, 24000716 бел.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Фабула дела.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на ненадлежащее исполнение ответчиком условий договора аренды площадки от 30.11.2012 N 31/12 (далее — договор), заключенного между сторонами (с учетом дополнительных соглашений) (акты приема-передачи от 01.12.2012 б/н, от 01.01.2014 б/н), и ч. 2 ст. 593 ГК, а именно неуплату ответчиком арендной платы за арендуемое имущество после отказа истца от использования части объектов аренды по договору.

Позиция истца по делу.

Представителем истца заявленные исковые требования были поддержаны. Также в судебном заседании им было подано ходатайство об увеличении исковых требований, согласно которым истец просил взыскать с ответчика 311471184 бел.руб., из которых 144412258 бел.руб. — основного долга, 131980010 бел.руб. — неустойки, 35078916 бел.руб. — процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 01.01.2015 по 15.07.2015 (ходатайство принято судом на основании ч. 1 ст. 63 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК)). Затем истцом было подано ходатайство об уменьшении исковых требований в части процентов за пользование чужими денежными средствами до 14072552 бел.руб. (ходатайство также принято судом).

В обоснование заявленных требований истец ссылался на следующее: 05.03.2015 между сторонами было подписано дополнительное соглашение N 2 к договору, согласно которому сторонами был изменен перечень объектов аренды и размер арендной платы; ответчик необоснованно отказывался уплатить арендную плату за объекты аренды, возвращенные истцу по акту приемки-передачи от 05.03.2015, за период с 01.01.2015 по дату возврата.

Позиция ответчика.

Представитель ответчика исковые требования не признал по основаниям, изложенным в отзыве на иск. В частности, ответчик ссылался на прекращение договора с 01.01.2015; возврат арендованного имущества в январе 2015 г.; отсутствие у ответчика обязательств по уплате арендной платы, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с ненаправлением истцом ответчику требования в порядке ст. 295 ГК.

Выводы суда по делу.

Суд, выслушав объяснения представителей сторон, исследовав письменные материалы дела, пришел к выводу о частичном удовлетворении заявленных исковых требований на основании следующего.

Согласно п. 1 ст. 585 и ст. 593 ГК арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды.

При прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

Если арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки. Когда указанная плата не покрывает причиненных арендодателю убытков, он может потребовать их возмещения.

В случае когда за несвоевременный возврат арендованного имущества договором предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором.

Суд установил, что между сторонами был заключен договор, согласно которому истец (арендодатель) передал ответчику (арендатору) в срочное возмездное владение и пользование площадки N 3, N 4 и N 5 (часть) для складирования железобетонных, металлических конструкций и иных строительных материалов (акты приема-передачи от 01.12.2012 б/н, от 01.01.2014 б/н).

Порядок внесения платежей по договору содержался в разделе 3 договора.

В силу пункта 2.3.13 договора ответчик обязан известить истца не позднее чем за 30 дней о предстоящем высвобождении площадки и сдать ее по акту в надлежащем состоянии; дата подписания акта истцом определяет срок окончания взимания арендной платы и других платежей.

Письмом от 01.12.2014 ответчик попросил истца расторгнуть договор с 01.01.2015 и заключить договор аренды площадки N 3 (получено истцом 01.12.2014). Письмом от 02.12.2014 (взамен письма от 01.12.2014) ответчик попросил истца расторгнуть договор аренды площадок N 4 и N 5 с 01.01.2015 (факт получения данного письма истцом 02.12.2014 и ошибочное указание на его получение истцом 01.12.2014 сторонами не оспаривается).

05.03.2015 между сторонами было подписано дополнительное соглашение N 2 к договору, согласно которому были изменены п. 1.2 договора (в качестве объекта аренды указана только площадка N 3) и п. 3.2 договора (изменен размер арендной платы). В пунктах 2 и 3 дополнительного соглашения от 05.03.2015 N 2 к договору стороны предусмотрели, что условия договора, не измененные настоящим соглашением, остаются неизменными, и стороны подтверждают по ним свои обязательства; дополнительное соглашение от 05.03.2015 N 2 к договору вступает в силу с 05.03.2015.

Также 05.03.2015 истцом был составлен и подписан акт приемки-передачи площадок N 4 и N 5, который подписан ответчиком с протоколом разногласий. В протоколе разногласий ответчик указал, что сообщил истцу об освобождении площадок N 4 и N 5 до 01.01.2015; никаких письменных замечаний от истца до конца февраля 2015 г. не поступало. Поскольку ответчик не пользовался площадками N 4 и N 5 с 01.01.2015, он отказывается от внесения арендной платы за указанный период.

Суд, изучив доводы сторон, оценив имеющиеся по делу доказательства, пришел к выводу, что на ответчике лежала обязанность по передаче истцу в порядке, установленном п. 2.3.13 договора, части арендуемого имущества (площадок N 4 и N 5), от использования которых ответчик отказался.

Акт возврата арендуемых площадок в период между 01.12.2014 и 04.03.2015 сторонами не составлялся. Доказательства освобождения ответчиком площадок N 4 и N 5 в период до 05.03.2015, а также доказательства уклонения истца от подписания акта возврата арендуемого имущества в указанный период суду не представлены.

В связи с тем что обязанность по возврату ранее использовавшегося имущества ответчиком до 05.03.2015 выполнена не была, исковые требования истца о взыскании с ответчика 144412258 бел.руб. основного долга являются законными, обоснованными и подлежат удовлетворению.

В п. 1 ст. 311 ГК предусмотрено, что неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Согласно п. 5.3 договора в случае, если в сроки, указанные в пунктах 3.3 и 3.5 договора, необходимые платежи не были перечислены арендатором, арендодатель начисляет пеню на всю просроченную сумму в размере 0,5% за каждый день просрочки платежа; начисление пени за просрочку платежа производится со дня, следующего за сроком его уплаты.

При таких обстоятельствах обоснованно были подтверждены материалами дела требования истца о взыскании с ответчика неустойки в размере 131980010 бел.руб.

В силу ст. 366 ГК за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора, исходя из ставки рефинансирования Национального банка на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законодательством или договором.

При таких обстоятельствах обоснованно подтверждаются материалами дела требования истца о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 14072552 бел.руб.

Вместе с тем суд на основании ст. 314 ГК по собственной инициативе уменьшил размер неустойки до 70000000 бел.руб. ввиду ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства.

Решая вопрос об уменьшении неустойки, суд учел периоды просрочки; сумму взыскиваемых процентов за пользование чужими денежными средствами — 14072552 бел.руб., которые компенсировали в определенной части последствия, вызванные нарушением денежного обязательства; превышение ставки пени по сравнению со ставкой рефинансирования, действовавшей в соответствующем периоде.

Доводы ответчика о том, что договор был прекращен с 01.01.2015 в части аренды площадок N 4 и N 5 и что у ответчика отсутствовали обязательства по уплате арендной платы, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с ненаправлением истцом ответчику требований в порядке ст. 295 ГК, судом не были приняты по следующим основаниям.

С учетом дополнительного соглашения от 05.03.2015 N 2 к договору суд на основании п. 1 ст. 420 и ст. 423 ГК пришел к выводу, что действие договора не было прекращено, а с 05.03.2015 договор продолжал действовать в измененном виде. Следовательно, нормы ст. 295 и 593 ГК к отношениям в данном случае неприменимы.

На этом основании суд признал, что условия договора в части сроков внесения арендной платы и ответственности за их нарушение сохранили силу и должны были применяться в части арендной платы за использование площадок N 4 и N 5 в период с 01.01.2015 по 05.03.2015.

В соответствии со ст. 126, 133 ХПК суд взыскал с ответчика в пользу истца в возмещение расходов по уплате государственной пошлины сумму в размере 12117785 бел.руб. как со стороны, виновной в возникновении спора в суде.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда судебное решение было оставлено без изменений.

Таким образом, суд признал, что независимо от количества объектов аренды по договору аренды общий договор связывает стороны правами и обязанностями на весь период его действия, а право арендодателя на взыскание арендной платы и неустойки за нарушение сроков ее внесения сохраняется и после внесения сторонами изменений в договор аренды в части уменьшения количества ранее арендованных объектов, если соглашением сторон прямо не определено иное.