Решение общего собрания акционеров открытого акционерного общества не может быть отменено по формальным основаниям

На общем собрании акционеров открытого акционерного общества (далее — ответчика) 02.12.2008 было принято решение (протокол) N 11.

В поданном в хозяйственный суд исковом заявлении истец (один из акционеров открытого акционерного общества) указал, что вышеуказанное решение принято в нарушение требований законодательства Республики Беларусь и Устава ответчика, а именно:

1. В нарушение подпунктов 7.4, 7.5 статьи 7 Устава ответчика в решении Наблюдательного совета о созыве внеочередного собрания акционеров от 29.10.2008 не были указаны:

  • время и адрес проведения собрания;
  • дата формирования реестра акционеров;
  • форма проведения собрания;
  • форма голосования по каждому вопросу повестки дня;
  • форма и текст бюллетеня в случае голосования бюллетенями;
  • форма и текст карточек в случае открытого голосования карточками;
  • порядок извещения лиц, имеющих право на участие в собрании, о проведении собрания;
  • перечень информации и порядок предоставления ее лицам, имеющим право на участие в собрании;
  • порядок регистрации лиц, имеющих право на участие в собрании;
  • дата начала и окончания приема предложений о включении вопросов в повестку дня.

2. В нарушение абзаца 7 подпункта 7.5, части 8 подпункта 7.5 Устава ответчика ответчик письмом от 25.11.2008 N 138 отказал истцу во включении в повестку дня дополнительных вопросов.

3. Ответчик отказался регистрировать опоздавшего представителя истца.

4. В нарушение части 1 статьи 44 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 N 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее — Закон «О хозяйственных обществах») была изменена (дополнена) повестка дня заседания общего собрания акционеров ответчика.

5. Нарушена процедура проведения собрания акционеров ответчика:

  • регистрация осуществлялась без предъявления документов;
  • акт регистрации не был озвучен при открытии общего собрания;
  • в счетную комиссию были выдвинуты некомпетентные акционеры;
  • бюллетени в нарушение подпункта 7.10 Устава ответчика не содержали ни повестку дня, ни варианты голосования, предусмотренные Уставом ответчика, в частности вариант «воздержался»;
  • решение содержит информацию о том, что для проведения собрания заготовлены и розданы карточки, однако решение Наблюдательного совета не содержало указания на голосование карточками и не определяло их форму и текст;
  • материалы по вопросам повестки дня собрания не были доступны для ознакомления акционерам (их представителям) по месту нахождения общества в течение 7 дней до даты проведения собрания, т. к. в решении Наблюдательного совета установлено сокращенное время для ознакомления — с 24 по 28 ноября 2008 г. (5 дней).

На основании вышеизложенного истец просит хозяйственный суд признать недействительным решение (протокол) общего собрания акционеров ответчика от 02.12.2008 N 11.

В отзыве на исковое заявление ответчик указал, что состоявшееся 02.12.2008 общее собрание акционеров было проведено в точном соответствии с требованиями законодательства Республики Беларусь, Устава ответчика, а приведенные истцом доводы направлены только на дестабилизацию хозяйственной деятельности общества.

Решения общего собрания участников хозяйственного общества, принятые с нарушением требований Закона «О хозяйственных обществах» и иного законодательства или учредительных документов хозяйственного общества и (или) нарушающие права и законные интересы участника этого общества, не принимавшего участия в голосовании либо голосовавшего против их принятия, могут быть обжалованы в суд участником акционерного общества в течение шести месяцев, а участником общества с ограниченной ответственностью и общества с дополнительной ответственностью — в течение двух месяцев со дня, когда они узнали или должны были узнать о принятии таких решений (часть 7 статьи 45 Закона «О хозяйственных обществах»).

Статьей 38 Закона «О хозяйственных обществах», а также подпунктом 7.4 Устава ответчика определены сроки и содержание принимаемого уполномоченным органом хозяйственного общества решения о проведении общего собрания участников хозяйственного общества.

На основании направленного истцом 13.10.2008 требования о проведении внеочередного собрания акционеров Наблюдательный совет ответчика принял решение (протокол) от 29.10.2008 N 89/7 о проведении 02.12.2008 общего собрания акционеров.

Пунктом 5 решения Наблюдательного совета от 29.10.2008 N 89/7 утвержден текст уведомления акционеров, содержащий время и адрес проведения собрания (юридический адрес ответчика, 02.12.2008 в 11.00), дату формирования реестра акционеров (21.11.2008), форму и текст бюллетеня в случае голосования бюллетенями (голосование именными бюллетенями, форма которых приложена к решению Наблюдательного совета), порядок извещения лиц, имеющих право на участие в собрании, о проведении собрания (поручено директору ответчика), перечень информации и порядок предоставления ее лицам, имеющим право на участие в собрании (с 24 по 28 ноября 2008 года), порядок регистрации лиц, имеющих право на участие в собрании (с 10.00 до 10.45 в день проведения собрания и по месту проведения собрания).

Форма проведения собрания в решении Наблюдательного совета от 29.10.2008 N 89/7 не определена, однако из требования истца от 13.10.2008 следует, что форма проведения собрания акционеров очная.

Согласно части 3 подпункта 7.5 Устава ответчика предложения в повестку дня внеочередного собрания, одним из вопросов которой является избрание членов Наблюдательного совета кумулятивным голосованием, должны поступить не позднее 10 дней до даты проведения этого собрания.

В остальных случаях Наблюдательный совет должен установить дату начала и окончания приема предложений о включении вопросов в повестку дня в решении о проведении собрания (часть 4 подпункта 7.5 Устава ответчика).

Факт неопределения в решении Наблюдательного совета даты начала и окончания приема предложений о включении вопросов в повестку следует как из самого решения Наблюдательного совета, так и не оспаривался представителем истца.

Вместе с тем, принимая во внимание, что статья 38 Закона «О хозяйственных обществах» не определяет в качестве обязательного требования указание в решении Наблюдательного совета о созыве собрания даты начала и окончания предложений о включении вопросов в заявленную повестку дня, суд посчитал, что факт неуказания в решении Наблюдательного совета данной информации является формальным и не может влечь признание недействительным решения общего собрания акционеров. Кроме этого, все внесенные истцом предложения были включены в повестку дня общего собрания акционеров.

Утверждение истца о том, что ответчик в нарушение абзаца 7 подпункта 7.5, части 8 подпункта 7.5 Устава ответчика, письмом от 25.11.2008 N 138 отказал истцу во включении в повестку дня дополнительных вопросов, хозяйственный суд отклонил.

Так, согласно абзацам 7 и 8 подпункта 7.5 Устава ответчика Наблюдательный совет не позднее 10 дней после окончания срока, установленного для поступления предложений в повестку дня, обязан рассмотреть эти предложения и принять решение об их учете либо об отказе в их принятии.

Причем в случае отказа в принятии предложений Наблюдательный совет должен направить лицу, направившему эти предложения, свое мотивированное решение не позднее 5 дней с даты его принятия.

Действительно, мотивированное решение по предложенным истцом дополнительным нарушениям Наблюдательным советом не принималось. Вместе с тем Наблюдательным советом внесенные истцом предложения проигнорированы не были, о чем свидетельствует письмо от 25.11.2008 N 138, в котором председатель Наблюдательного совета ответчика разъяснил истцу, что все акционеры извещены о предстоящем собрании, в связи с чем вопрос о дополнительном внесении изменений в заявленную повестку дня акционеры вправе рассмотреть на общем собрании.

В случае принятия решения об изменении повестки дня общего собрания участников хозяйственного общества, определенной при принятии решения о его созыве и проведении, уполномоченный орган хозяйственного общества обязан в порядке, установленном учредительными документами или этим органом, известить об этом изменении лиц, имеющих право на участие в общем собрании, не менее чем за десять дней до даты его проведения (часть 5 статьи 41 Закона «О хозяйственных обществах»).

Предложения истца о внесении изменений в заявленную повестку дня были направлены истцом 19.11.2008 и получены ответчиком 21.11.2008 (пятница), т. е. за 11 дней до даты проведения общего собрания акционеров (причем 22 и 23 ноября 2008 года были выходные дни).

Таким образом, удовлетворение требований истца повлекло бы за собой нарушение сроков ознакомления акционеров с измененной (дополненной) повесткой дня. Кроме этого, как было отмечено выше, все предложенные истцом дополнительные вопросы были включены в повестку дня на собрании акционеров.

Утверждение истца о неправомерном отказе в регистрации представителя ответчика не нашло своего подтверждения в материалах дела. Так, в соответствии с решением Наблюдательного совета время регистрации участников собрания было определено с 10.00 по 10.45, а затем продлено до 11.00.

Факт опоздания представителя на общее собрание на 10 — 15 минут не отрицался представителем истца, а также следует из представленного журнала альтернативной регистрации участников, согласно которому представитель истца зарегистрировался только в 11.10.

Приведенные истцом доводы об изменении (дополнении) повестки дня заседания в нарушение положений части 1 статьи 44 Закона «О хозяйственных обществах» не соответствуют положениям ни Закона «О хозяйственных обществах», ни Уставу ответчика.

Согласно части 1 статьи 44 Закона «О хозяйственных обществах» общее собрание участников хозяйственного общества не вправе принимать решения по вопросам, не включенным в повестку дня этого собрания, а также изменять его повестку, за исключением единогласного принятия решения общим собранием, в работе которого принимают участие все лица, имеющие право на участие в этом общем собрании, если иное не предусмотрено учредительными документами.

Частью 2 пункта 8.5 Устава ответчика закреплено, что собрание вправе изменять повестку дня. Решения о включении, исключении, изменении формулировок вопросов принимаются тем же количеством голосов, что и решения по этим вопросам.

Поскольку из оспариваемого решения следует, что повестка дня была изменена акционерами единогласно, доводы представителя истца отклонены.

Процедурные нарушения порядка проведения самого собрания, указанные в исковом заявлении, подтверждались частично материалами дела, однако с учетом их формальности являются незначительными.

Так, утверждение о том, что акт регистрации не был озвучен при открытии общего собрания, опровергается содержащейся в решении информацией о том, что акт регистрации участников собрания был озвучен и утвержден собранием акционеров, а также актом, подписанным всеми членами группы регистрации.

Отсутствие в течение 7 дней до даты проведения собрания доступа к материалам по вопросам повестки дня собрания также не подтверждается.

Подпунктом 7.7 Устава ответчика определено, что проект решения собрания с приложением необходимых обоснований и пояснений должен быть доступен для ознакомления акционерам (их представителям) по месту нахождения общества в течение 7 дней до проведения собрания, а в день проведения собрания — по месту его проведения.

Решением Наблюдательного совета установлено время для ознакомления с проектом решения и прилагаемыми к нему документами — с 24 по 28 ноября 2008 г. (пять рабочих дней — с понедельника по пятницу).

С учетом того, что шестой и седьмой дни указанного в подпункте 7.7 Устава ответчика срока приходились на выходные дни (29 и 30 ноября 2008 г., субботу и воскресенье соответственно), хозяйственный суд с учетом отсутствия жалоб со стороны акционеров о невозможности ознакомления с материалами повестки дня общего собрания акционеров посчитал, что сроки ознакомления нарушены не были.

Согласно подпункту 7.10 Устава ответчика бюллетень для голосования должен содержать, в частности, варианты голосования по каждому вопросу, выраженные словами «за», «против», «воздержался».

Отсутствие варианта голосования «воздержался» в бюллетенях подтверждается материалами дела. Однако, как следует из пояснений представителей сторон, жалоб со стороны акционеров на отсутствие возможности изъявления своей воли путем воздержания от голосования не поступало.

Истец также указал, что оспариваемое решение содержит информацию о том, что для проведения собрания заготовлены и розданы карточки, однако в решении Наблюдательного совета нет указания на голосование карточками и не определена их форма и текст.

В связи с тем, что при подготовке общего собрания акционеров учитывалась возможность включения в повестку дня предложенных истцом дополнительных вопросов, для облегчения такого порядка голосования приказом директора ответчика от 01.12.2008 N 11/1 «О подготовке к внеочередному собранию» назначена группа регистрации и в связи с возможностью голосования по изменению повестки дня по дополнительным вопросам поручено изготовить карточки.

Доводы истца о том, что регистрация осуществлялась без предъявления документов, а в счетную комиссию были выдвинуты некомпетентные акционеры в нарушение статьи 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, не обоснованы должным образом.

В пункте 9 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 19.05.2005 N 19 «Об отдельных вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением условий учредительства юридических лиц и законодательства о хозяйственных обществах» отмечено, что, оценивая законность принятого собранием участников решения, хозяйственные суды должны исходить из того, что компетенция общего собрания участников общества, порядок принятия ими решений определены статьями 90, 103 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), статьями 18, 19 Закона «О хозяйственных обществах». К нарушениям законодательства, которые могут служить основаниями для удовлетворения иска о признании недействительным решения собрания участников, относятся, в частности, отсутствие кворума, несвоевременность извещения (неизвещение) участника о времени проведения собрания, повлекшие невозможность участия в работе собрания, нарушение при голосовании принципа единогласия (статья 91 ГК) и другие существенные нарушения законодательства и требований учредительных документов.

Вместе с тем при разрешении таких споров хозяйственный суд вправе с учетом всех обстоятельств дела отказать в иске, если количество голосов отдельного участника не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными.

Сравнив повестку дня, предложенную истцом, и дополнительные вопросы, рассмотренные собранием, хозяйственный суд отметил, что за пределы предложенной истцом повестки дня вышел только вопрос об обращении руководства ответчика в правоохранительные органы о проведении проверки законности завладения истцом реестром акционеров и приобретения акций общества.

В соответствии с Уставом ответчика данный вопрос не отнесен к исключительной компетенции собрания акционеров и Наблюдательного совета, т. к. может быть принят единолично директором ответчика.

На основании изложенного, а также с учетом отсутствия у истца возражений по кворуму, хозяйственный суд счел, что отдельные нарушения положений Устава ответчика являются формальными и не влияют на законность принятого 02.12.2008 решения.

Апелляционная инстанция хозяйственного суда, отклоняя апелляционную жалобу истца на решение суда первой инстанции, указала, что нарушений действующего законодательства и Устава ответчика, которые могли бы служить основаниями для удовлетворения иска, не установлено, а выявленные нарушения порядка проведения самого собрания с учетом их формальности являются незначительными.