Решение районного суда от 23.06.2015 «Страховщик не возмещает ущерб, если страхователь, управляющий транспортным средством, скрылся с места дорожно-транспортного происшествия

Название документа

Решение районного суда от 23.06.2015

«Страховщик не возмещает ущерб, если страхователь, управляющий транспортным средством, скрылся с места дорожно-транспортного происшествия. Мотивы оставления места дорожно-транспортного происшествия правового значения не имеют»

Источник публикации

Документ опубликован не был

Примечание к документу

Текст документа

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

23 июня 2015 г.

СТРАХОВЩИК НЕ ВОЗМЕЩАЕТ УЩЕРБ, ЕСЛИ СТРАХОВАТЕЛЬ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ТРАНСПОРТНЫМ СРЕДСТВОМ, СКРЫЛСЯ С МЕСТА ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНОГО ПРОИСШЕСТВИЯ. МОТИВЫ ОСТАВЛЕНИЯ МЕСТА ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНОГО ПРОИСШЕСТВИЯ ПРАВОВОГО ЗНАЧЕНИЯ НЕ ИМЕЮТ

(Извлечение)

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ш. к закрытому акционерному страховому обществу «Б» (далее — ЗАСО «Б») о защите прав потребителя,

установил:

Истица в обоснование своих требований в иске суду указала, что 17 декабря 2014 г. около 16:30, двигаясь на принадлежащем ей легковом автомобиле «Тойота-Хайлендер», совершила наезд на лежащее на проезжей части дерево. После чего, чтобы не создавать помех для движущегося по лесу транспорта и не допустить еще большего вреда, продолжила движение на данном автомобиле по пути следования к месту расположения дома.

18 декабря 2014 г. о случившемся было сообщено в страховую компанию и в органы УГАИ УВД облисполкома. В этот же день сотрудниками УГАИ УВД облисполкома был произведен осмотр места происшествия, о чем составлен протокол, зафиксированы повреждения на принадлежащем ей (истице) автомобиле.

Поскольку ее (истицы) автомобиль был застрахован в ЗАСО «Б по договору добровольного страхования наземных транспортных средств от 6 августа 2014 г., 19 декабря 2014 г. она (истица) обратилась в страховую компанию с заявлением о выплате ей страхового возмещения за поврежденный 17 декабря 2014 г. принадлежащий ей автомобиль.

Однако ЗАСО «Б» отказало ей (истице) в выплате страхового возмещения в связи с тем, что последняя была привлечена к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 18.17 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП), а именно за то, что последняя оставила место дорожно-транспортного происшествия.

Будучи несогласной с вышеуказанным решением ЗАСО «Б», истица просит суд взыскать с ЗАСО «Б» в ее пользу сумму ущерба, причиненного ее транспортному средству — автомобилю «Тойота-Хайлендер», в размере 53 450 000 руб.

Истица в судебное заседание не явилась, о месте и времени рассмотрения дела извещалась надлежащим образом, ее интересы в судебном заседании по доверенности представляла адвокат П., которая заявленные требования уточнила, просила суд взыскать с ЗАСО «Б» в пользу Ш. сумму ущерба, причиненного ее транспортному средству — автомобилю «Тойота-Хайлендер», в размере 65 301 000 руб.

Представитель ответчика в судебном заседании заявленные требования не признал, пояснив, что согласно п. 4.2.2 Правил N 8 добровольного страхования наземных транспортных средств граждан (с изменениями и дополнениями) страховщик не возмещает ущерб, когда страхователь, управляющий транспортным средством, скрылся с места дорожно-транспортного происшествия.

Выслушав стороны, опросив свидетелей, исследовав материалы дела, суд находит, что заявленные истицей требования удовлетворению не подлежат.

В соответствии с п. 1 ст. 819 Гражданского кодекса Республики Беларусь по договору страхования одна сторона (страховщик) обязуется при наступлении предусмотренного законодательством или договором события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или третьему лицу (застрахованному лицу, выгодоприобретателю), в пользу которого заключен договор, причиненный вследствие этого события ущерб застрахованным по договору имущественным интересам (произвести страховую выплату в виде страхового возмещения или страхового обеспечения) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы, лимита ответственности), а другая сторона (страхователь) обязуется уплатить обусловленную договором сумму (страховой взнос, страховую премию).

По делу установлено, что 6 августа 2014 г. между Ш. и ЗАСО «Б» был заключен договор добровольного страхования наземных транспортных средств, по условиям которого по варианту полное каско сроком на один год с 7 августа 2014 г. по 6 августа 2015 г. был застрахован принадлежащей Ш. автомобиль марки «Тойота-Хайлендер», что подтверждается имеющимся в материалах дела страховым полисом и не оспаривается сторонами.

Согласно п. 3.1.1 Правил N 8 добровольного страхования наземных транспортных средств граждан по варианту страхования полное каско страховыми случаями являются утрата (гибель) или повреждение застрахованного транспортного средства (дополнительного оборудования) в результате аварии, в том числе дорожно-транспортного происшествия.

В соответствии с п. 4.2.2 страховщик не возмещает ущерб, если страхователь скрылся с места дорожно-транспортного происшествия.

В судебном заседании установлено, что 17 декабря 2014 г. в 17:45 Ш., двигаясь на автомобиле марки «Тойота-Хайлендер» по автодороге Руба — Тарасенки — граница Российской Федерации, совершила нарушение подп. 32.1 п. 32, подп. 87.2 п. 87 Правил дорожного движения, выразившееся в том, что, управляя вышеуказанным автомобилем, при возникновении препятствия не снизила скорость движения вплоть до остановки, совершила наезд на дерево и скрылась с места дорожно-транспортного происшествия, не сообщив о случившемся в ГАИ.

Постановлением начальника ОГАИ РОВД от 25 декабря 2014 г. Ш. за вышеуказанные правонарушения была привлечена к административной ответственности и на основании ч. 5 ст. 18.22, ч. 4 ст. 18.17, ч. 2 ст. 7.4 КоАП была подвергнута административному взысканию в виде штрафа в размере 825 000 руб. Данное постановление вступило в законную силу, штраф в размере 825 000 руб. уплачен Ш. 5 января 2015 г. по квитанции.

Данные факты подтверждаются делом об административном правонарушении в отношении Ш. по факту вышеизложенного и не оспариваются сторонами.

Поэтому ЗАСО «Б» отказало Ш. в выплате страхового возмещения.

Действия ЗАСО «Б» в данной части являются правомерными исходя из нижеследующего.

При заключении договора страхования от 6 августа 2014 г. Ш. была ознакомлена с Правилами добровольного страхования наземных транспортных средств граждан и согласилась с условиями страхования. Ш. были вручены эти Правила, о чем свидетельствует ее подпись на страховом полисе. Поэтому доводы Ш. и доводы ее представителя — адвоката П. о том, что ей не были разъяснены правила и условия страхования, являются несостоятельными. Более того, в ходе рассмотрения дела Ш. подтвердила, что более трех лет пользуется услугами по страхованию своего автомобиля именно в ЗАСО «Б» и условия страхования знает.

В судебном заседании истица Ш., а также ее представитель — адвокат П. указывали на наличие, по их мнению, уважительных причин, по которым Ш. оставила место дорожно-транспортного происшествия.

Так, представитель истицы Ш. — адвокат П. поясняла, что после наезда на лежащее на проезжей части дерево Ш. продолжила движение по пути следования к своему месту проживания с целью принятия мер, способствующих уменьшению возможного ущерба. Однако сама Ш. в судебном заседании последовательно поясняла, что после наезда на дерево, выйдя из автомобиля, не обнаружила на нем никаких повреждений. Возвратившись в салон автомобиля, включила зажигание — панель приборов работала в стандартном режиме, имеющиеся на ней индикаторы не сообщили о наличии повреждения каких-либо механизмов в ее автомобиле. О наличии технических повреждений в нем, в том числе о поломке радиатора, ей стало известно только на следующий день — 18 декабря 2014 г.

Доводы истицы Ш. и ее представителя — адвоката П. о том, что в момент совершения дорожно-транспортного происшествия — 17 декабря 2015 г., находясь на лесной дороге вдали от населенного пункта, Ш. растерялась в сложившейся обстановке и, возможно, не смогла бы воспользоваться мобильной связью в условиях плохого приема входящих и исходящих звонков, чтобы сообщить о случившемся близким родственникам, суд находит несостоятельными и не соответствующими действительности, поскольку согласно информации, предоставленной УП по оказанию услуг, 17 декабря 2014 г. в 17:39 Ш. произвела звонок на номер, принадлежащий ее супругу Е. В последующем Ш. осуществляла телефонные звонки на иные номера, однако находилась в расположении одной и той же базовой станции УП по оказанию услуг — «К» рядом с ее местом проживания.

Доводы истицы Ш. и ее представителя — адвоката П. о том, что она не имела возможности сообщить о дорожно-транспортном происшествии страховому агенту ЗАСО «Б» в момент совершения такового и после него в связи с тем, что у нее отсутствовали контактные данные страховой компании, суд находит не соответствующими действительности, в связи с тем что на страховом полисе, выданной ей в ЗАСО «Б», имеются контактные данные страховой компании, в том числе и телефонный номер инфолинии. Более того, показания Ш. в части того, что о случившемся страховому агенту было сообщено только 18 декабря 2014 г., опровергаются показаниями опрошенного в ходе судебного заседания свидетеля Л., которая поясняла, что 17 декабря 2014 г. о случившемся дорожно-транспортном происшествии ей сообщил супруг Ш. — Е. После разговора с К. — начальником сектора урегулирования убытков ЗАСО «Б» она сообщила Е. о необходимости вызова на место дорожно-транспортного происшествия сотрудников УГАИ УВД облисполкома с целью получения справки для последующей выплаты страхового возмещения. О том, что Ш. оставила место дорожно-транспортного происшествия, ей сообщено не было. Оснований не доверять показаниям данного свидетеля у суда не имелось.

Опрошенный в ходе судебного заседания в качестве свидетеля К. пояснил, что только от сотрудников ОГАИ РОВД ему стало известно о том, что Ш. после того, как совершила наезд на лежащее на проезжей части дерево, оставила место дорожно-транспортного происшествия. Сама же Ш. в момент написания заявления о выплате страхового возмещения о данном факте его в известность не поставила. Оснований не доверять показаниям данного свидетеля у суда также не имелось.

Доводы истицы Ш. и ее представителя — адвоката П. о том, что в момент совершения Ш. дорожно-транспортного происшествия были неблагоприятные погодные условия — сильный снег, гололед, ветер, что, по их мнению, также явилось уважительной причиной оставления места дорожно-транспортного происшествия, суд находит не соответствующими действительности, поскольку согласно информации, предоставленной ГУ «Областной центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды», критериев неблагоприятного метеорологического явления по уровню осадков 17 декабря 2014 г. достигнуто не было.

Иных доказательств в обоснование своей позиции в соответствии со ст. 179 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) Ш. и ее представителем — адвокатом П. не представлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 298 — 304, 306, 310, 311 ГПК, суд

решил:

Ш. в удовлетворении заявленных требований к ЗАСО «Б» о защите прав потребителя отказать.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в областной суд через районный суд в течение десяти дней со дня его вынесения.