Основания для взыскания неустойки: договор или законодательство

Неустойка, известная со времен римского права, наряду с классическими способами обеспечения исполнения обязательств, используется достаточно широко. В соответствии с п. 1 ст. 311 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Таким образом, основанием для взыскания неустойки может служить либо законодательство, либо договор. Несмотря на достаточную простоту ее применения, на практике возникают спорные ситуации, в частности, с точки зрения толкования условий договора и возможности взыскания неустойки при его расторжении. Рассмотрим пример из судебной практики.

Условиями договора по обслуживанию помещений предусмотрено (подп. 4.2), что настоящий договор является договором присоединения к договору аренды (безвозмездного пользования), заключенному арендатором (пользователем) с КУП «А». В соответствии с подп. 4.6 договора в случае наличия свыше двух месяцев задолженности по договору исполнитель (истец) имеет право ходатайствовать перед КУП «А» о досрочном расторжении договора аренды (безвозмездного пользования) с последующим расторжением договора. Истцом в исковом заявлении было указано, что договор по обслуживанию помещений расторгнут. Суд, проанализировав материалы дела, пришел к выводу об обоснованности довода истца в отношении расторжения договора по обслуживанию помещений, поскольку суду был представлен акт приема-передачи помещений от 23.01.2014, подписанный КУП «А» (арендодателем), ответчиком (арендатором), истцом (обслуживающей организацией). В данном акте указано, что ключи переданы представителю истца (обслуживающей организацией). Вывод о расторжении договора по обслуживанию помещений основан не только на утверждении истца, но и на представленном акте и действующем законодательстве, которое предусматривает, что договор может быть расторгнут по соглашению сторон, в судебном порядке, а также в виде одностороннего отказа от исполнения договора в соответствии с п. 3 ст. 420 ГК, согласно которому в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законодательством или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Суд при рассмотрении данного спора пришел к выводу, что договор по обслуживанию помещений расторгнут по соглашению сторон, поскольку иные основания расторжения договора суду не были представлены, а именно: договор не был расторгнут в судебном порядке, отсутствуют доказательства одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично. В соответствии с п. 1 ст. 423 ГК при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Приведенная норма подтверждает, что после расторжения договора прекращает действие письменная форма неустойки, требование к которой закреплено в ст. 311 ГК. При рассмотрении данного спора истцом был приведен довод со ссылкой на условие договора о том, что он (договор) действует до момента исполнения обязательств сторонами со ссылкой на следующие нормы:

  • пункт 1 ст. 288 ГК предусматривает, что в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п. либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности;
  • согласно п. 1 ст. 378 ГК обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК и иными актами законодательства или договором.

Истец не учел, что данные основания относятся к основному обязательству. Доводов о том, что основания прекращения основного обязательства относятся и к дополнительным, истец не привел. Сторонники позиции, что неустойка является дополнительным обязательством, не учитывают специфику неустойки, которая после нарушения основного обязательства становится формой ответственности, возможность применения которой может иметь место только в случае закрепления условий о ней в договоре либо в случаях, предусмотренных законодательством. Такой вывод следует из анализа норм ГК, а именно: статьи 311 — 314 ГК закрепляют определение неустойки, ее форму, условия уменьшения неустойки; ст. 365 «Убытки и неустойка» включена в главу 25 «Ответственность за нарушение обязательств» ГК. Тем самым законодатель однозначно определил, что с момента нарушения обязательства неустойка становится формой ответственности и может быть взыскана только на основании законодательства либо договора. Позиция тех, кто считает, что неустойка может быть взыскана за нарушение обязательства, возникшего до расторжения договора, но не исполненного после его расторжения, заключается в том, что при расторжении договора не утрачивается основание для применения договорной неустойки.

Особенность договора аренды и заключенного как договора присоединения к нему договора по обслуживанию помещений заключается в том, что возврат помещения свидетельствует о расторжении договора, в отличие, например, от договора поставки, предусматривающего срок действия, истечение которого не является основанием для отказа во взыскании неустойки. В подтверждение законности вывода о том, что расторжение договора прекращает письменную форму по неустойке и, как следствие, утрачивается возможность по взысканию неустойки после расторжения договора, целесообразно проанализировать возможность по взысканию законной неустойки. К примеру, в марте действовал нормативный правовой акт, предусматривающий взыскание законной нестойки. С апреля данный нормативный правовой акт утратил силу. Задолженность по основному долгу возникла до 1 апреля и не погашена после того, как утрачено законодательное основание для взыскания законной неустойки. Несмотря на то что обязательство не исполнено, неустойку взыскать невозможно.

В связи с этим возникает риторический вопрос: чем отличается отсутствие основания для взыскания законной неустойки от отсутствия основания для взыскания договорной неустойки? При рассмотрении приведенного дела вышестоящей судебной инстанцией не учтено то, что основание иска — взыскание непогашенной задолженности после расторжения договора было заявлено истцом, что не позволяло суду иначе оценить заявленные исковые требования, тем более, что материалами дела обоснованность доводов в части расторжения договора подтверждена.

В Российской Федерации данный вопрос решен однозначно. Так, Перечень позиций Высших судов Российской Федерации к ст. 330 «Понятие неустойки» Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК Российской Федерации) подтверждает, что после расторжения договора даже при неисполненном обязательстве по основному долгу неустойка не начисляется, ввиду того что утрачивается письменная форма (императивное требование по ст. 312 ГК Российской Федерации) и прекращается обязательство (п. 1 ст. 423 ГК Российской Федерации). Один из исследователей неустойки в Российской Федерации Д. А.Гришин отмечает, что «арбитражная практика… уже выработала ряд наиболее существенных позиций, определяющих основы практического применения данного института».

В качестве одной из таких позиций Д. А.Гришин приводит следующую: «факт прекращения договорных отношений (окончание срока исполнения обязательств, срока действия договора). Сущность данной позиции выражается в том, что требование об исполнении обязательства в натуре не может быть заявлено за пределами срока исполнения обязательства или, выражаясь словами ГК Российской Федерации, срока действия договора. Это, впрочем, относится лишь к договорам поставки с несколькими периодами (п. 1 ст. 511 ГК Российской Федерации). Равным образом и взыскание установленной договором неустойки за просрочку оплаты предоставленного исполнения не может иметь места, если такое исполнение было произведено за пределами действия договора».

Несмотря на то что приведенный Д. А.Гришиным пример относится к обязательствам, требующим исполнения договора поставки, вывод об отсутствии основания для взыскания договорной неустойки при прекращении договора, будь то договор аренды или договор поставки, является единственно возможным и соответствующим законодательству.