Последствия пропуска срока исковой давности при несохранной перевозке груза

Истечение сроков исковой давности, о которых заявлено ответчиком в судебном процессе, влечет вынесение судом решения об отказе в иске, даже если исковые требования были обоснованы. С учетом изложенного следует помнить о том, что для отдельных видов требований законодательством установлены сокращенные сроки исковой давности.

В соответствии со статьей 196 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Общий срок исковой давности установлен в 3 года. Вместе с тем для отдельных видов требований ГК и иными законодательными актами могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком (статья 197, пункт 1 статьи 198 ГК).

В частности, в отношении договора перевозки и экспедиции законодательством установлены сокращенные сроки исковой давности.

Согласно пункту 3 статьи 751 ГК, пункту 1 статьи 32 Конвенции Организации Объединенных Наций «О договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ)» (заключена в г. Женеве 19.05.1956) (далее — Конвенция) срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с законодательством.

Давность начинает течь в случае частичной потери груза, повреждения его или просрочки в доставке со дня сдачи груза.

Что касается договора экспедиции, то статьей 31 Закона Республики Беларусь от 13.06.2006 N 124-З «О транспортно-экспедиционной деятельности» (далее — Закон) установлен еще более короткий срок исковой давности — десять месяцев.

При этом требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. В случае заявления ответчиком по делу об истечении срока исковой давности по иску суд отказывает в его удовлетворении (статья 200 ГК).

Приведем пример.

Экономическим судом было рассмотрено дело по иску ООО «А» к ЧУП «Б» о взыскании 2162 евро ущерба, выплаченного истцом в связи оплатой перевозки из Испании в Польшу, 138 евро налога, уплаченного по причине отсутствия справки об избежании двойного налогообложения, 5693,22 евро ущерба, причиненного несохранной перевозкой (указанную сумму в просительной части истец называет долгом, а в мотивировочной — ущербом), а также 1296 евро пени, всего 9289,22 евро.

В обоснование своих требований истец ссылается на условия заключенного сторонами договора на транспортно-экспедиционное обслуживание и перевозку грузов автомобильным транспортом в международном сообщении N 1 (далее — Договор), факт повреждения груза в момент его перевозки по заявке истца, понесение расходов, связанных с повреждением груза.

Ответчик в отзыве на иск требования не признал по основаниям, изложенным в отзыве, указал на отсутствие доказательств размера причиненного ущерба и пропуск сроков исковой давности.

Рассмотрев материалы дела, изучив и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, экономический суд установил следующее.

Претензионный порядок урегулирования спора сторонами соблюден.

Между сторонами был заключен Договор.

В пунктах 1.4 и 4.1 Договора стороны согласовали применение к правоотношениям, вытекающим из Договора, Конвенции.

Согласно пункту 1.2 Договора ответчик по Договору выступает от своего имени и обязуется принимать к перевозке грузы по заявкам истца, может использовать собственный и привлеченный транспорт. Для исполнения Договора ответчик может привлекать третьих лиц, выполняя при этом функции экспедитора.

Во исполнение Договора истцом была направлена ответчику заявка от 29.08.2014 на перевозку груза по маршруту г. Варшава (Республика Польша) — г. Санкт-Петербург (Российская Федерация). Сторонами была согласована стоимость фрахта, а также срок перевозки: 01.09.2014 — 04.09.2014. В заявке, принятой ответчиком, был указан регистрационный номер транспортного средства, которое должно было выполнить перевозку.

Также истцом была подана заявка перевозчику Transport-1 на перевозку груза по маршруту Villafranco del Guadiana (Испания) — г. Варшава (Республика Польша). Сторонами была согласована стоимость фрахта, а также срок перевозки: 27 — 29.08.2014 — 01.09.2014.

Как пояснил истец, две указанные заявки были связаны с исполнением им принятой на себя обязанности по перевозке груза согласно заявке ЗАО «В». По условиям заявки истец обязался организовать перевозку груза по маршруту Villafranco del Guadiana (Испания) — г. Санкт-Петербург (Российская Федерация) с перегрузом в Республике Польше. Сторонами была согласована окончательная стоимость фрахта, а также определен срок перевозки груза: с 27.08.2014 по Европейскому соглашению, касающемуся работы экипажей транспортных средств, производящих международные автомобильные перевозки (ЕСТР), и Протокола о подписании (заключено в г. Женеве 01.07.1970).

Условия перевозки перевозчиком Transport-1 были выполнены, и груз был доставлен в г. Варшаву (Республика Польша), что подтверждается CMR-накладной, актом сдачи выполненных работ (услуг). Платежным поручением истец уплатил перевозчику 2162 евро за указанные услуги по перевозке груза. Со ссылкой на указанную перевозку истцом в налоговые органы Республики Беларусь была подана налоговая декларация за сентябрь 2014 г., а также уплачен налог в размере 1896120 руб.

Пояснить причину конвертации налогового платежа, выраженного в белорусских рублях в иске, в евро истец в заседании не смог, указав, что нормы права в обоснование возможности такой конвертации ему не известны.

После перегрузки в г. Варшаве (Республика Польша) в транспорт, предоставленный ответчиком и принадлежащий его перевозчику Transport-2, что подтверждается CMR-накладной, груз проследовал в г. Санкт-Петербург (Российская Федерация).

В процессе перевозки автомобиль Transport-2 попал в аварию 03.09.2014 и груз был испорчен. Указанное обстоятельство подтверждается актом об аварии, приложением к CARNET TIR, актом таможенного досмотра, актом таможенного наблюдения, таможенными декларациями, актом об установленном расхождении по количеству и качеству при приемке ТМЦ, постановлением о возбуждении уголовного дела, заявлением о помещении товаров под таможенную процедуру уничтожения.

В связи с уничтожением груза истцу от заказчика перевозки — ЗАО «В» (Российская Федерация) была направлена претензия от 30.09.2014 о возмещении конечному заказчику перевозки — ОАО «Г» (Российская Федерация) суммы ущерба в размере 21886,63 евро, что составляет стоимость утраченного груза.

Размер стоимости утраченного груза составляет 21886,63 евро, что подтверждается совокупностью товаросопроводительных документов на груз, а также упомянутыми выше доказательствами повреждения груза.

В свою очередь истец направил 2 претензии ответчику по рассматриваемому делу от 12.09.2014 и от 30.09.2014 с указанием на повреждение груза и причинение ущерба ОАО «Г» (Российская Федерация), и требованием о ее рассмотрении. К претензии от 30.09.2014 были приложены подтверждающие факт несохранной перевозки документы, упомянутые выше.

Факт получения ответчиком претензии от 30.09.2014 в этот же день, т.е. 30.09.2014, подтверждается идентичной по содержанию претензией, но уже направленной самим ответчиком в адрес конечного перевозчика — Transport-2.

В письме от 17.09.2014 конечный перевозчик — Transport-2 выразил согласие на утилизацию товара и указал, что страховая организация перевозчика возместит расходы по утилизации.

Страховой организацией конечного перевозчика — Transport-2 ущерб был оценен на сумму 16293,43 евро.

Пунктом 3.5 Договора сторонами по делу определена пеня за просрочку оплаты услуг по Договору в размере 0,05% от суммы неоплаты, но не более 50% суммы, предъявленной по счету.

В пункте 3.3 Договора стороны предусмотрели порядок и основания выставления счета на оплату. Согласно данному пункту счет на оплату выставляется ответчиком в случае оказания ему истцом услуг по перевозке груза.

Доказательств согласования в Договоре условий о пене, начисляемой на суммы убытков, причиненных несохранной перевозкой, истец не представил. В судебном заседании указал на отсутствие в Договоре подобных условий.

Оценив указанные обстоятельства, суд пришел к следующим выводам.

В соответствии с частями 1, 2, 4, 5 статьи 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) суд, рассматривающий экономические дела, исходя из оснований требований и возражений лиц, участвующих в деле, и с учетом содержания подлежащих применению норм права определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора или рассмотрения дела (предмета доказывания).

Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством. Лица, участвующие в деле, в процессе доказывания определяют объем фактов, подлежащих доказыванию, собирают доказательства, подтверждающие факты, подлежащие доказыванию, представляют доказательства, участвуют в их исследовании в судебном заседании, высказывают суду свое мнение по оценке доказательств.

Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до завершения подготовки дела к судебному разбирательству или в пределах срока, установленного судом, рассматривающим экономические дела, если иное не установлено ХПК.

В соответствии с частью 1 статьи 101 ХПК доказательства представляются лицами, участвующими в деле, в суды, рассматривающие экономические дела, первой и апелляционной инстанций в порядке, установленном ХПК.

Исходя из статьи 104 ХПК обстоятельства дела, которые согласно законодательству должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами.

Согласно статье 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В соответствии с пунктом 1 статьи 739 ГК по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его уполномоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату.

Согласно частям 1 и 2 пункта 1 статьи 755 ГК по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента — грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

Договором транспортной экспедиции могут быть предусмотрены обязанности экспедитора организовать перевозку груза транспортом и маршрутом, избранными экспедитором или клиентом, обязанность экспедитора заключить от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки груза, обеспечить отправку и получение груза, а также другие обязанности, связанные с перевозкой.

За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору экспедиции экспедитор несет ответственность по основаниям и в размере, которые определяются в соответствии с правилами главы 25 ГК.

Если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик (статья 756 ГК).

Аналогичные нормы содержатся в части 1 статьи 16, статьях 23 и 26 Закона: по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента) выполнить или организовать выполнение транспортно-экспедиционных услуг, определенных договором.

Экспедитор имеет право привлекать третьих лиц для исполнения своих обязанностей по договору транспортной экспедиции, если иное не предусмотрено этим договором. При этом экспедитор несет ответственность перед клиентом за исполнение договора транспортной экспедиции третьими лицами в соответствии с ГК и Законом.

За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору транспортной экспедиции экспедитор и клиент несут ответственность в порядке и размере, определяемых в соответствии с ГК и Законом.

Согласно статьям 3 и 17 Конвенции транспортер отвечает так же, как за свои собственные действия и упущения, за действия и упущения своих агентов и всех других лиц, к услугам которых он прибегает для выполнения перевозки, когда эти агенты или лица выполняют возложенные на них обязанности.

В силу статьи 758 ГК, если из договора транспортной экспедиции не следует, что экспедитор должен исполнить свои обязанности лично, экспедитор вправе привлечь к исполнению своих обязанностей других лиц.

Возложение исполнения обязанности на третье лицо не освобождает экспедитора от ответственности перед клиентом за исполнение договора.

Таким образом, рассматриваемые правоотношения сторон содержат элементы как договора перевозки, так и договора экспедиции.

Пунктом 1.2 Договора стороны предусмотрели право ответчика привлекать третьих лиц для исполнения своих обязанностей.

Согласно подпункту 2.2.3 пункта 2.2 Договора ответчик обязался принимать на себя ответственность за сохранность в пути всех перевозимых в соответствии с Договором грузов.

В силу статьи 756 ГК ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик, если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки, которая в силу рассматриваемых обстоятельств регулируется нормами Конвенции, устанавливающей в пункте 1 статьи 1, что она применяется ко всякому договору дорожной перевозки грузов за вознаграждение посредством автомобилей, когда указанные в договоре место принятия к перевозке груза и место, предусмотренное для сдачи груза, находятся на территории двух различных стран, из которых по крайней мере одна является участвующей в Конвенции.

В соответствии с пунктом 29 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 24.10.2012 N 9 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров автомобильной перевозки грузов и транспортной экспедиции» (далее — постановление N 9) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору транспортной экспедиции стороны несут ответственность, установленную законодательством (статьей 756, главой 25 ГК, главой 6 Закона), а также соглашением сторон.

Пунктом 40 постановления N 9 предусмотрено, что правила главы 41 ГК, Закона, постановления Совета Министров Республики Беларусь от 30.12.2006 N 1766 «Об утверждении Правил транспортно-экспедиционной деятельности» распространяются и на случаи, когда в соответствии с договором обязанности экспедитора исполняются перевозчиком (пункт 2 статьи 755 ГК).

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 364 ГК должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, установленными статьей 14 ГК, согласно которой лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно пункту 1 статьи 310, пункту 1 статьи 311 ГК исполнение обязательства может обеспечиваться неустойкой (штрафом, пеней).

При этом в соответствии с частью 1 статьи 401 ГК при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Заключенный сторонами по делу Договор не содержит условий начисления пени на стоимость ущерба при несохранной перевозке.

Согласно статьям 196, 198, 200, 201, 204 ГК исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Для отдельных видов требований ГК и иными законодательными актами могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком. Правила статей 199 — 208 ГК распространяются также на специальные сроки давности, если ГК и иными законодательными актами не установлено иное.

Требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются законодательными актами.

Течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

После перерыва течение срока исковой давности начинается заново. Время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

При этом, как следует из содержания пунктов 1 и 2 статьи 751 ГК, до предъявления к перевозчику иска, вытекающего из перевозки груза, обязательно предъявление ему претензии в порядке, предусмотренном законодательством. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с законодательством.

Аналогичные нормы закреплены и в статье 32 Конвенции, в соответствии с которой право вчинения иска, могущего быть предъявленным относительно перевозки, выполняемой с применением Конвенции, погашается давностью в один год. Давность начинает течь в случае частичной потери груза, повреждения его или просрочки в доставке со дня сдачи груза.

Предъявление претензии в письменной форме приостанавливает течение давности до того дня, когда транспортер в письменной форме отверг претензию с возвращением приложенных к ней документов. В случае частичного признания предъявленной претензии течение давности возобновляется в отношении той части претензии, которая остается предметом спора. Бремя доказывания факта получения рекламации или ответа на нее, а также возвращения относящихся к делу документов лежит на стороне, которая ссылается на этот факт. Предъявление дальнейших претензий на том же основании не прерывает течения давности.

Под условием соблюдения постановлений, содержащихся выше, условия приостановки течения давности, равно как и условия перерыва течения давности, определяются законом, применяемым разбирающим дело судом.

Право предъявления иска, погашенное давностью, не может более быть осуществлено даже в форме встречного иска или возражения.

С учетом того что иск был подан в суд по истечении годичного срока со дня сдачи груза, суд пришел к выводу о пропуске истцом на момент обращения с иском в суд сроков исковой давности по заявленному требованию, которое предъявлено относительно перевозки, выполняемой с применением Конвенции, о чем заявлено ответчиком по делу.

При данных обстоятельствах исковые требования признаны судом не подлежащими удовлетворению.

Решение суда первой инстанции было обжаловано в апелляционном порядке и оставлено в силе.

В заключение следует отметить, что суд, рассматривающий экономические дела, при установлении факта пропуска срока исковой давности не вправе применить исковую давность самостоятельно, без заявления об этом стороны в споре, сделанного до вынесения судом решения.

Поскольку ГК не устанавливает определенной формы заявления стороны о применении исковой давности, экономическим судам следует исходить из того, что такое заявление может быть сделано стороной как в письменной, так и в устной форме непосредственно в ходе судебного разбирательства. В последнем случае о таком заявлении указывается в протоколе судебного заседания.