Правильное установление предмета доказывания — гарантия верного разрешения дела

Российский правовед XIX века Васьковский Е.В. утверждал: «Доказывание в процессуальном смысле представляет собою установление истинности утверждений сторон перед компетентным судом в предписанной законом форме».

Из данного утверждения следует, что стороны должны убедить суд в наличии или отсутствии фактов, необходимых для разрешения спора. Однако это не означает, что роль суда в собирании доказательств по делу должна быть пассивна. Для правильного разрешения спора суду необходимо установить фактические обстоятельства дела, то есть определить предмет доказывания. А обстоятельства по делу устанавливаются только с помощью доказательств.

Согласно теории процесса судебные доказательства состоят из двух элементов: фактических данных (содержание) и средств доказывания (процессуальная форма). Фактические данные воспроизводят юридические факты реальной действительности. К средствам доказывания, в частности, в хозяйственном процессе относятся: письменные и вещественные доказательства; звуко- и видеозапись; объяснения лиц, участвующих в деле; консультации специалистов; заключения экспертов; показания свидетелей; заключения государственных органов, органов местного управления и самоуправления; иные документы и материалы.

В качестве доказательств допускаются объяснения лиц, участвующих в деле, и иных участников хозяйственного процесса, полученные путем использования систем видео-конференц-связи.

Все доказательства должны быть получены в установленном Хозяйственным процессуальным кодексом Республики Беларусь (далее — ХПК) порядке. В противном случае они не являются доказательствами и не имеют юридической силы. В чем заключается роль суда в собирании доказательств?

Прежде всего, суд обязан разъяснить лицам, участвующим в деле, право представлять доказательства, а также правила распределения между сторонами бремени доказывания. Если у лица, участвующего в деле, нет возможности самостоятельно получить необходимое доказательство, то суд по ходатайству данного лица решает вопрос истребования соответствующего доказательства. В то же время, если суд сочтет невозможным рассмотреть дело на основании имеющихся доказательств, то вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства либо непосредственно их истребовать.

Статьей 171 ХПК определено, что только суд определяет достаточность представленных доказательств. При их недостаточности суд устанавливает, какие документы и доказательства в дополнение к тем, которые стороны представили, следует представить сторонам в суд первой инстанции для обоснования своих требований и возражений.

Хотелось бы обратить внимание на то, что суд на всех стадиях процесса обязан определять достаточность представленных доказательств вплоть до принятия решения. Суд не должен занимать пассивную позицию при определении обстоятельств, имеющих значение для дела, особенно на двух первых стадиях, таких как принятие искового заявления, возбуждение производства по делу и подготовка дела к судебному разбирательству. Тем самым обеспечивается выполнение одного из основных принципов судопроизводства — процессуальной экономии.

Для выяснения всех обстоятельств по делу суд имеет право отложить судебное разбирательство дела в случае необходимости представления лицами, участвующими в деле, дополнительных доказательств. В совещательной комнате суд должен определить, есть ли необходимость дополнительно исследовать доказательства или продолжить выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела. И если возникает такая необходимость, суд обязан возобновить судебное разбирательство.

Все указанные действия суда предназначены для создания предпосылок к принятию законного и обоснованного судебного постановления. Формальное отношение судьи к определению предмета доказывания приведет, как правило, к неполному выяснению обстоятельств, имеющих значение для дела, что является основанием для отмены решения в случае его обжалования в вышестоящих судебных инстанциях.

Обратимся к судебному примеру.

Между индивидуальным предпринимателем К. (далее — ИП К., исполнитель) и ООО «В» (заказчиком) 27.11.2013 был заключен договор об оказании услуг по перевозке грузов автомобильным транспортом.

Согласно договору исполнитель принял на себя обязанность подавать под погрузку в оговоренные сроки транспортное средство в исправном состоянии, обеспеченное всеми необходимыми документами, и осуществлять перевозку грузов, а заказчик обязался не менее чем за сутки сообщить исполнителю всю необходимую информацию по перевозке и своевременно оплатить услуги по перевозке груза в размере, согласованном и установленном сторонами.

В связи с неоплатой ООО «В» оказанных услуг ИП К. обратился в экономический суд с иском о взыскании 104340000 бел.руб. основного долга. В обоснование заявленных требований истец сослался только на акты о выполнении работ от 07.12.2013, 17.02.2014, 17.03.2014, 10.04.2014, 19.05.2014, 03.06.2014, 19.06.2014, 24.07.2014, 10.09.2014, 19.09.2014, 22.10.2014, 07.11.2014 на общую сумму 306340000 бел.руб. и письма ООО «В», которыми, по мнению истца, подтверждалось наличие задолженности.

Необходимыми качественными характеристиками судебного доказательства являются их относимость и допустимость. В соответствии со статьями 103 и 104 ХПК суд, рассматривающий экономические дела, принимает и исследует только те доказательства, которые могут подтвердить или опровергнуть факты, подлежащие доказыванию по рассматриваемому делу; обстоятельства дела, которые согласно законодательству должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами. Никакие доказательства не имеют для суда, рассматривающего экономические дела, заранее установленной силы (ч. 2 ст. 108 ХПК).

В силу изложенного необходимые и достаточные доказательства суд должен определять, исходя из характера спора.

В данном судебном примере спор возник из договора перевозки груза автомобильным транспортом. Поэтому необходимо обратиться к законодательству, регламентирующему перевозку груза автомобильным транспортом.

Согласно статье 739 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его уполномоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату.

Заключение договора перевозки груза подтверждается составлением транспортной накладной (коносамента или иного документа на груз, предусмотренного транспортным уставом или кодексом, иными актами законодательства).

В соответствии с частью 3 статьи 37 Закона Республики Беларусь от 14.08.2007 N 278-З «Об автомобильном транспорте и автомобильных перевозках» (далее — Закон) заключение договора автомобильной перевозки груза осуществляется в порядке, установленном Правилами автомобильных перевозок грузов, утвержденными постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.06.2008 N 970 (далее — Правила), и подтверждается составлением товарно-транспортной накладной или иного транспортного документа.

Частью 1 пункта 22 Правил определено, что грузоотправитель (экспедитор) не должен предъявлять, а автомобильный перевозчик принимать груз к автомобильной перевозке в случаях, если грузы товарного характера (или грузы нетоварного характера, по которым не ведется складской учет товарно-материальных ценностей, но организован учет путем замера, взвешивания, геодезического замера) не оформлены товарно-транспортными накладными или не имеют соответствующих сертификатов.

Таким образом, для споров, вытекающих из договора перевозки грузов автомобильным транспортом, необходимыми и достаточными документами являются товарно-транспортная накладная, квитанция о приеме груза, коносамент.

Вместе с тем суд первой инстанции при принятии иска и возбуждении производства по делу не предложил сторонам представить необходимые доказательства, полагая, что представленных истцом актов о выполнении работ по перевозке грузов достаточно.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции представитель ООО «В» в судебных заседаниях не участвовал, отзыв на исковое заявление в суд представлен не был. Ответчик занял пассивную позицию как на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, так и при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Итогом такого отношения стал формальный подход к собиранию доказательств.

По результатам рассмотрения дела суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности и правомерности заявленных требований и удовлетворил иск в полном объеме, обосновав свое решение только статьей 290 ГК.

При этом в решении суд указал, что согласно протоколам согласования цен и актам о выполнении работ за период с 07.12.2013 по 07.11.2014 истцом оказаны ответчику услуги по перевозке грузов на общую сумму 306340000 руб. Задолженность ответчика перед истцом за оказанные услуги составила 104340000 руб., что подтверждается подписанным главным бухгалтером ответчика и скрепленным его печатью односторонним актом сверки взаимных между сторонами расчетов от 13.01.2015 и подписанным истцом таким же односторонним актом от 23.03.2015. Кроме того, суд принял во внимание, что истцом 24.12.2014 направлялась ответчику претензия об уплате образовавшейся по договору задолженности, полученная уполномоченным лицом, что подтверждалось уведомлением о вручении. Претензия была оставлена без удовлетворения, хотя основной долг по ней в сумме 104340000 руб. признан ответчиком.

Ответчик с указанным решением суда первой инстанции не согласился, в апелляционной жалобе просил решение отменить и в удовлетворении иска отказать.

В апелляционной жалобе и в судебном заседании представитель ответчика — ООО «В» не оспаривал факт заключения с истцом договора от 27.11.2013 б/н, но ссылался на то, что не нуждался в услугах ИП К. по перевозке грунта в пределах строительной площадки и, как следствие, соответствующих заявок ИП К. не направлял. Кроме того, ответчик указал, что представленные истцом акты выполненных работ не содержали сведений о перевозках груза внутри строительной площадки и подписаны неуполномоченным лицом.

При повторном рассмотрении дела суд апелляционной инстанции истребовал все необходимые доказательства у сторон для рассмотрения спора, вытекающего из договора перевозки грузов автомобильным транспортом.

Проверив доводы ООО «В» о завышении объема выполненных работ, суд апелляционной инстанции установил, что заказчиком письменные заявки на осуществление перевозки грузов ИП К. не направлялись. Фактически заказчиком, организатором перевозки грунта в пределах строительной площадки был гражданин Ш., который работал механиком в совершенно ином предприятии — ЧСУП «А». Следовательно, по представленным ИП К. актам выполненных работ от 17.02.2014, 17.03.2014, 10.04.2014, 19.05.2014, 03.06.2014, 19.06.2014, 24.07.2014, 10.09.2014, 19.09.2014 работы принимал Ш., который не являлся представителем ООО «В» и не имел полномочий на подписание данных документов от имени ответчика.

Данные обстоятельства апелляционной инстанцией были установлены при опросе свидетелей, в том числе гражданина Ш. При этом проводилась очная ставка между свидетелями, а также между истцом и свидетелями для устранения противоречий в показаниях и объяснениях. В ходе очной ставки были разрешены конкретные задачи: разоблачение лжи опрашиваемых, проверка собранных по делу доказательств, устранение существенных противоречий и неточностей в показаниях.

Кроме того, апелляционной инстанцией было принято во внимание, что представленные истцом акты не содержали сведений о том, перевозка каких грузов осуществлялась ИП К., в них также не указаны сведения о совершенных перевозках и периодах времени их совершения.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что доказанными являются выполненные ИП К. работы по актам от 19.06.2014, 24.07.2014, 10.09.2014 на сумму 140420000 бел.руб., так как факт их выполнения подтверждался восьмью товарно-транспортными накладными, а также признанием ответчиком факта выполнения работ по данным документам. Указанные работы ответчиком были оплачены до предъявления иска.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании 104340000 бел.руб. основного долга, суд апелляционной инстанции исходил из отсутствия в материалах дела достоверных доказательств, подтверждающих факт оказания истцом ответчику услуг по перевозке грузов на данную сумму.

Правовую основу постановления апелляционной инстанции составляли нормы ГК, регулирующие перевозку грузов, Закона, Правил.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь посчитала выводы суда апелляционной инстанции правильными, основанными на материалах дела и нормах действовавшего законодательства. Постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения, а кассационная жалоба ИП К. — без удовлетворения.

Из приведенного судебного примера следует, что ошибка суда первой инстанции заключалась в непринятии мер по истребованию у сторон прямых доказательств (товарно-транспортных накладных, квитанций о приеме груза, коносаментов), из содержания которых можно было сделать выводы о наличии или отсутствии фактов, имеющих значение для дела. Акты выполненных работ в данном случае являлись косвенными доказательствами. Исходя из их содержания, можно было сделать лишь вероятностный вывод о наличии или отсутствии фактов, имевших значение для дела. Вероятностный вывод не может быть основой решения, поскольку он не устанавливает истины по делу.