Требование о признании недействительным решения таможенного органа о взыскании таможенных платежей и пени (часть 2)

В соответствии со статьей 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда первой инстанции являются нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права, недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд посчитал установленными, а также несоответствие изложенных в судебном акте выводов обстоятельствам дела.

С решением суда первой инстанции не согласился заявитель, который просил отменить решение по изложенным в апелляционной жалобе основаниям, удовлетворив заявленное ФХ «В» требование.

В судебном заседании суда представитель ФХ «В» поддержал апелляционную жалобу.

Представители N-ской региональной таможни заявили возражения против апелляционной жалобы, просили оставить решение суда первой инстанции в силе.

Согласно апелляционной жалобе представитель ФХ «В» не отрицал и не оспаривал фактических обстоятельств, изложенных в решении суда первой инстанции, однако апеллянт не был согласен с толкованием нормы подпункта 7.3 пункта 7 Решения Комиссии Таможенного союза от 27.11.2009 N 130 «О едином таможенно-тарифном регулировании Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации» (далее — Решение КТС N 130), из которой сам он усматривал, что объектом правового воздействия является не конкретное юридическое лицо (ФХ «В»), а государства, в каждом из которых по решению союзного органа допускается установление тарифных льгот в соответствии с национальным законодательством стран-участниц. Для белорусских субъектов хозяйствования порядок и условия предоставления льготы по уплате таможенных платежей установлены подпунктом 1.9 пункта 1 Декрета Президента Республики Беларусь от 07.05.2012 N 6 «О стимулировании предпринимательской деятельности на территории средних, малых городских поселений, сельской местности» (далее — Декрет N 6).

В соответствии с частью второй подпункта 1.9 пункта 1 Декрета N 6 (в редакции, действовавшей на момент ввоза транспортных средств) в случае ввоза на территорию Республики Беларусь товаров для внесения оставшейся части или увеличения уставного фонда коммерческой организации, которые на момент таможенного декларирования (ввоза) в учредительных документах коммерческой организации не определены в качестве неденежного вклада, освобождение в соответствии с частью первой подпункта 1.9 пункта 1 Декрета N 6 предоставляется после государственной регистрации в установленном порядке изменений и (или) дополнений в учредительные документы, предусматривающих увеличение уставного фонда коммерческой организации за счет внесения этих товаров.

Из вышеуказанного апеллянт сделал вывод о том, что Декретом N 6 как актом правового воздействия на конкретное белорусское предприятие предусматривается возможность освобождения от уплаты таможенных платежей и в ситуации увеличения уставного фонда коммерческой организации за счет внесения транспортных средств без конкретизации, посредством каких именно действий.

Статья 6 Закона Республики Беларусь от 18.02.1991 N 611-XII «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» (далее — Закон о фермерском хозяйстве) допускает увеличение уставного фонда за счет имущества самого фермерского хозяйства. И решение ФХ «В» об увеличении уставного фонда именно за счет имущества хозяйства на момент составления таможней акта проверки имелось.

Было соблюдено и условие о месте нахождения коммерческой организации, для вклада в уставный фонд которой был ввезен товар (должна быть расположена на территории средних, малых городских поселений, в сельской местности).

Указывая на то, что органом, издавшим Декрет N 6, официальное толкование его посредством принятия соответствующего нормативного правового акта не осуществлялось, иные органы на такое толкование не были уполномочены, апеллянт не усматривал правовых оснований для расширительного толкования норм Декрета N 6 таможенными органами. Продекларированная в преамбуле Декрета N 6 цель принятия этого акта законодательства, как считал апеллянт, достигается предоставлением предусмотренных Декретом N 6 налоговых и таможенных льгот расположенным на территории средних, малых городских поселений, в сельской местности субъектам хозяйствования, для чего (то есть для достижения цели Декрета N 6) принципиально именно их развитие, в том числе за счет увеличения уставного фонда посредством предоставления дополнительных льгот при ввозе товара на таможенную территорию Республики Беларусь, а не понуждение самих субъектов обеспечивать пересечение границы товаром.

В таком подходе к применению норм Декрета N 6 апеллянт также видел и соответствие Декрета N 6 положениям Директивы Президента Республики Беларусь от 31.12.2010 N 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности».

При анализе таможенного законодательства апеллянт акцентировал внимание на том, что это законодательство, по его мнению, не предполагает возможности взыскания таможенных платежей в ситуации, когда таможенный орган после предоставления льгот приходит к выводу о том, что льготы предоставлены неправомерно.

Доводы ФХ «В» опровергались материалами дела, а поэтому полностью были отклонены судом апелляционной инстанции как необоснованные.

Суд апелляционной инстанции отметил, что все приведенные в апелляционной жалобе доводы были проанализированы судом первой инстанции в постановленном по делу решении суда.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии у ФХ «В» законных оснований для освобождения от уплаты ввозной таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость полностью подтверждался материалами дела, из которых следовало, что ввоз транспортного средства на таможенную территорию имел место не для целей, указанных в подпункте 1.9 пункта 1 Декрета N 6.

Как следует из наименования, преамбулы и текста Декрета N 6, целью предоставленных данным актом законодательства льгот действительно является именно стимулирование предпринимательской деятельности на территории средних, малых городских поселений, сельской местности. При этом законодатель в подпункте 1.9 пункта 1 Декрета N 6 (как в редакции на момент ввоза транспортных средств, так и в действующей редакции) прямо указал на то, что льготы предоставляются именно в отношении товаров, ввозимых на территорию Республики Беларусь в качестве неденежного вклада в уставный фонд коммерческих организаций.

Поэтому товары, ввозимые на таможенную территорию Республики Беларусь (Таможенного союза) в иных целях, не подпадают под действие подпункта 1.9 пункта 1 Декрета N 6.

Материалами дела подтверждалось, что транспортные средства были ввезены по контрактам, заключенным с фирмой «А» (Германия), самим ФХ «В» для использования фермерским хозяйством в целях собственного производства и потребления, а не в качестве вклада в уставный фонд хозяйства (пункты 1 каждого контракта).

Оплачены транспортные средства были также со счета самого фермерского хозяйства, и представитель заявителя в судебном заседании не оспаривал того обстоятельства, что транспортные средства были приобретены за счет прибыли фермерского хозяйства. То есть главой фермерского хозяйства как учредителем этого юридического лица никаких финансовых затрат на приобретение этого товара не производилось.

Исходя из фактических обстоятельств дела, суд апелляционной инстанции счел, что суд первой инстанции правильно применил к спорной ситуации положения Закона о фермерском хозяйстве, и пришел к правомерному выводу о том, что физическое лицо, являющееся учредителем фермерского хозяйства, и само такое хозяйство — это юридически независимые (самостоятельные) лица, каждое из которых вправе самостоятельно вступать в правоотношения с другими субъектами хозяйствования, приобретать права и нести обязанности.

Из анализа статей 1 и 8 Закона о фермерском хозяйстве следует, что вклад в уставный фонд фермерского хозяйства может вноситься только учредителями (участниками), но само фермерское хозяйство не может выступать в качестве учредителя по отношению к самому себе.

Находящимися в деле документами полностью подтверждались выводы суда относительно собственника вышеназванного имущества (транспортных средств), которым является ФХ «В», и соответственно вывод об увеличении размера уставного фонда этого юридического лица непосредственно за счет имущества самого фермерского хозяйства, а не в результате дополнительного неденежного вклада учредителя.

Поскольку учредитель (глава фермерского хозяйства) не обладал правом собственности на ввозимый товар (транспортные средства), то для целей Декрета N 6 такой товар не может рассматриваться как ввозимый в качестве неденежного вклада учредителя, соответственно не подпадает под предоставление льгот: комплексный анализ законодательства, регулировавшего (и регулирующего) предоставление льготы, позволяет сделать вывод о том, что для предоставления льготы при таможенном декларировании в документах в качестве характера сделки, ставшей основанием ввоза, должно быть указано на принятие резидентом Республики Беларусь ввезенных товаров от нерезидента в качестве вклада в уставный фонд коммерческой организации в Республике Беларусь, чего в документах заявителя не имелось.

Соответственно в случае, когда учредитель не обладает правом собственности на ввозимый товар (то есть когда уставный фонд коммерческой организации увеличивается за счет имущества самой коммерческой организации), для целей применения Декрета N 6 такой товар не может рассматриваться как ввозимый в качестве неденежного вклада учредителя, таможенные платежи должны уплачиваться в общем порядке без использования льгот и преференций.

В связи с этим решением от 20.08.2014 ФХ «В» и были начислены таможенные платежи и пени.

Исходя из приоритета международных обязательств Республики Беларусь и так как условия таможенно-тарифного регулирования, порядок и условия предоставления тарифных льгот унифицированы в государствах — членах Таможенного союза, тарифные льготы могут применяться в Республике Беларусь при строгом соблюдении международных договоренностей государств — членов Таможенного союза. Поэтому суд первой инстанции обоснованно руководствовался в спорном случае подпунктом 7.3 пункта 7 Решения КТС N 130, которым предусмотрено предоставление тарифных льгот в отношении товаров, ввозимых в качестве вклада учредителя в уставный (складочный) капитал (фонд), и которое является обязательным для государственных органов и субъектов хозяйствования Республики Беларусь.

С учетом положений подпункта 7.3 пункта 7 Решения КТС N 130 освобождению от ввозных таможенных пошлин подлежат только товары, ввозимые на территорию Республики Беларусь в качестве неденежного вклада учредителя (участника) коммерческой организации в уставный фонд этой коммерческой организации.

С учетом толкования и разъяснения положений Декрета N 6 суд апелляционной инстанции, как и суд первой инстанции, не усмотрел расширительного толкования норм Декрета N 6, на которое ссылался апеллянт: суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что льготы могут быть предоставлены только в отношении товара, ввезенного учредителем на таможенную территорию Республики Беларусь для целей, прямо указанных в нем. С учетом этого суд апелляционной инстанции счел также правильными приведенные в решении доводы суда первой инстанции, по которым судом были отклонены ссылки заявителя на письма таможенного комитета и N-ской региональной таможни.

Также правомерно суд первой инстанции посчитал не имеющими правового значения и отклонил доводы ФХ «В» о невозможности взыскания таможенных платежей в ситуации, когда таможенный орган приходит к выводу о неправомерном применении льгот. Согласно статье 99 Таможенного кодекса Таможенного союза таможенный орган вправе провести таможенный контроль в течение трех лет со дня окончания нахождения товаров под таможенным контролем, при этом законодательством Таможенного союза может быть установлен более продолжительный срок проведения таможенного контроля после выпуска товаров (до пяти лет).

Поскольку решением от 20.08.2014 N-ской региональной таможни платежи и пени взысканы с юридического лица, в отношении которого в решении содержится не только его наименование, но и такие идентифицирующие это лицо сведения, как учетный номер плательщика, доводы об отсутствии в оспариваемом им решении указания на то, что оно вынесено в отношении апеллянта, судом апелляционной инстанции были отклонены как необоснованные.

Суд не считал наличие в решении наименования апеллянта как ФХ «В» основанием для отмены решения. Преамбула Закона о фермерском хозяйстве, под действие которого подпадала деятельность апеллянта, определяет правовое положение, условия создания, деятельности, реорганизации и ликвидации крестьянского (фермерского) хозяйства, права и обязанности его членов; в статье 1 Закона о фермерском хозяйстве законодатель указывает, что крестьянским (фермерским) хозяйством признается коммерческая организация, созданная одним гражданином (членами одной семьи), внесшим (внесшими) имущественные вклады, для осуществления предпринимательской деятельности по производству сельскохозяйственной продукции, а также по ее переработке, хранению, транспортировке и реализации, основанной на его (их) личном трудовом участии и использовании земельного участка, предоставленного для этих целей в соответствии с законодательством об охране и использовании земель.

Соответственно сокращение до «фермерское хозяйство» имеет место в целях удобства пользования и не более того. Правовое положение, условия создания, деятельности, реорганизации и ликвидации одинаковы как для крестьянского (фермерского) хозяйства, так и для фермерского хозяйства. Поэтому на практике сосуществуют аббревиатуры и КФХ, и ФХ.

Это подтверждалось документами и самого апеллянта: будучи по уставу фермерским хозяйством «В», в апелляционной жалобе апеллянт указал, что наименование заявителя — крестьянское хозяйство «В».

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о правильном применении судом первой инстанции процессуального и материального права и соответственно отсутствии предусмотренных статьей 280 ХПК оснований для отмены или изменения судебного постановления суда первой инстанции, а поэтому апелляционная жалоба удовлетворению не подлежала.

Судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь решение экономического суда и постановление апелляционной инстанции экономического суда оставлены без изменения, а кассационная жалоба фермерского хозяйства «В» — без удовлетворения.