Выход участника из ООО

Действующее законодательство предусматривает возможность создания и существования общества с ограниченной ответственностью (ООО) с одним участником. При этом нормы законодательства предусматривают, что выход участников из состава ООО возможен в любое время и без получения согласия иных участников ООО. Однако из указанного правила имеется важное исключение: недопустим выход из состава участников ООО единственного участника. И хотя указанные положения законодательства кажутся максимально простыми, понятными и не допускающими двоякой трактовки, в судебной практике встречаются дела, связанные с выходом единственного участника из общества с ограниченной ответственностью.

В свете изложенного рассмотрим пример из судебной практики экономического суда.

Экономическим судом рассмотрено исковое заявление гражданина Ю. о понуждении ООО «А» к совершению действий по государственной регистрации изменений в учредительные документы общества.

В ходе судебного разбирательства установлены следующие обстоятельства.

Гражданином Г. подано заявление директору ООО «А» о выходе из состава участников общества, данное заявление, по мнению Ю., не может являться доказательством выхода из состава участников ООО «А», поскольку не содержит такого волеизъявления. Кроме того, заявление подано не обществу, а лично директору, а также отсутствуют меры, направленные на внесение изменений в устав после подачи заявления Г.

Представитель истца в судебном заседании поддержал заявленные требования.

Представитель ООО «А» не согласился с доводами истца. Считает, что в заявлении Г. четко изложено его желание выйти из состава участников общества. Данное заявление принято 29.01.2016 лично директором общества И., и поставлена дата получения, печать общества и подпись. Директором принимались меры по внесению изменений в устав и по информированию второго участника общества. Так, принято решение о назначении внеочередного собрания общества. Однако изменения в устав не были внесены в связи с тем, что учредители не принимают соответствующего решения.

Третье лицо Г., не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика также не согласился с изложенными истцом доводами. В судебном заседании пояснил, что из его заявления четко следует, что им подано заявление о выходе из состава участников общества. Поскольку он вышел из состава участников общества раньше, то выход истца из участников общества не допускается.

Согласно выписке из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей учредителями (участниками) ООО «А» являются:

  • Ю. — с размером доли 50%;
  • Г. — с размером доли 50%.

В силу пункта 8.1 устава ООО «А» участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников. В этом случае участник общества обязан письменно заявить обществу о выходе.

Как следует из материалов дела, истец, будучи участником ООО «А», направил в адрес общества заявление от 03.02.2016 о выходе из состава участников общества с 05.02.2016. Г., второй участник общества, 29.01.2016 подал заявление о выходе из состава участников общества. Данное заявление получено 29.01.2016 директором ООО «А» И., о чем на заявлении учинена соответствующая запись.

Судом отклонен ввиду несостоятельности довод истца о том, что заявление Г. не содержит прямого волеизъявления на его выход из состава участников общества. Данный довод опровергается фактическими доказательствами по делу, поскольку заявление от 29.01.2016 поименовано Г. как «заявление о выходе из состава участников общества» и со ссылкой на пункт 8.1 устава прямо выражает его волю на выход из состава участников общества.

Довод о том, что заявление Г. не может являться доказательством выхода из состава участников ООО «А», поскольку подано лично директору общества, а не направлено по юридическому адресу общества, несостоятелен, так как не основан на нормах права. Более того, как пояснил директор ООО «А» И., общество фактически не осуществляет хозяйственную деятельность с марта 2015 г., штат сотрудников на предприятии отсутствует, кроме директора. Делопроизводство в обществе не ведется. При таких обстоятельствах подача заявления лично директору общества обоснованна и правомерна.

Кроме того, суд отклоняет довод гражданина Ю. о том, что заявление Г. не может являться доказательством выхода из состава участников ООО «А», поскольку отсутствуют меры, направленные на внесение изменений в устав после подачи заявления Г.

В соответствии с частью первой статьи 93 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) участник общества с ограниченной ответственностью вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников.

Согласно части первой статьи 103 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 N 2020-XII «О хозяйственных обществах» участник общества с ограниченной ответственностью вправе в любое время выйти из этого общества независимо от согласия других его участников. В этом случае участник общества с ограниченной ответственностью обязан письменно заявить этому обществу о выходе. Выход участников общества с ограниченной ответственностью из общества, в результате которого в таком обществе не остается ни одного участника, в том числе выход единственного участника общества с ограниченной ответственностью из этого общества, не допускается.

В силу частей четвертой, пятой пункта 32 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31.10.2011 N 20 «О некоторых вопросах рассмотрения дел с участием коммерческих организаций и их учредителей (участников)» (далее — постановление N 20) заявление участника о его выходе из ООО (ОДО) считается поступившим в ООО (ОДО) и в случаях:

  • отказа ООО (ОДО) от его получения, который документально зафиксирован;
  • уклонения ООО (ОДО) от его получения, выраженного в неявке за получением такого заявления, направленного ООО (ОДО) в установленном порядке, о чем имеется сообщение органа связи;
  • невручения такого заявления в связи с отсутствием ООО (ОДО) по юридическому адресу, последнему известному месту нахождения, о чем имеется сообщение органа связи.

Норма части первой пункта 3 статьи 48 ГК предусматривает, что изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, установленных законодательными актами, — с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию, о таких изменениях. Однако юридические лица и их учредители (участники) не вправе ссылаться на отсутствие регистрации таких изменений в отношениях с третьими лицами, действовавшими с учетом этих изменений.

Часть первая пункта 22 Положения о государственной регистрации субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 N 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования» (далее — Положение), гласит, что коммерческие и некоммерческие организации обязаны в двухмесячный срок внести в свои уставы (учредительные договоры — для коммерческих организаций, действующих только на основании учредительных договоров) изменения и (или) дополнения и представить их для государственной регистрации в случае изменения наименования, смены собственника имущества или изменения состава участников организации.

Согласно части второй пункта 33 постановления N 20, если в связи с изменением состава участников в двухмесячный срок, установленный частью первой пункта 22 Положения, ООО (ОДО) не выполнило обязанность внесения изменения в устав, не представило его для государственной регистрации, то лица, чьи права и законные интересы нарушены в результате невнесения в устав, непредставления его для государственной регистрации, в том числе выбывший участник, вправе обратиться в суд с иском к ООО (ОДО), его участникам о присуждении к исполнению обязанности совершить необходимые действия для внесения изменений в устав и представления его для государственной регистрации изменения состава участников.

Вместе с тем абзацем третьим части шестой пункта 33 постановления N 20 предусмотрено, что в удовлетворении иска о присуждении к исполнению обязанности совершить необходимые действия для внесения изменения в устав в соответствии с законодательством и представления его для государственной регистрации может быть отказано, если до принятия по делу окончательного судебного постановления в составе ООО не осталось участников.

Таким образом, имеющиеся в деле доказательства с достоверностью подтверждают, что на дату подачи истцом заявления о выходе из состава участников общества гражданин Ю. являлся единственным участником общества, в связи с чем заявленные исковые требования удовлетворению не подлежат.

Часть вторая статьи 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) предусматривает, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

В соответствии со статьями 103, 104 ХПК суд, рассматривающий экономические дела, принимает и исследует только те доказательства, которые могут подтвердить или опровергнуть факты, подлежащие доказыванию по рассматриваемому делу. Обстоятельства дела, которые согласно законодательству должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами.

Истец в нарушение части второй статьи 100 ХПК не представил суду надлежащих доказательств в соответствии с требованиями статей 103, 104 ХПК, опровергающих установленные судом факты.

Решение экономического суда гражданином Ю. обжаловалось в апелляционном порядке. Апелляционная инстанция оставила решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Изложенный пример из практики демонстрирует, что выход единственного участника из ООО невозможен. Вместе с тем невнесение сведений о выходе иных участников ООО из общества в уставные документы этого общества не может служить основанием признания того, что такие граждане все еще являются участниками общества.

Кроме того, полагаем, рассмотренный пример из практики демонстрирует важность ответственного и рационального подхода учредителей к созданию юридических лиц, а также к их функционированию.