Судебная практика по разрешению споров, связанных с изменением и расторжением договоров

Договор может быть расторгнут (изменен) по основаниям существенно изменившихся обстоятельств лишь при наличии одновременно ряда условий, перечисленных в подпунктах 1 — 4 пункта 2 статьи 421 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК).

Закрытое акционерное общество обратилось с иском к Минскому городскому исполнительному комитету о понуждении к внесению изменений в договор в части изменения сроков строительства.

Обстоятельства дела.

По договору на реализацию права строительства объекта от 09.12.2009, заключенному между сторонами, истец (застройщик) принял на себя обязательства провести проектные работы и выполнить строительство жилого дома в предусмотренные договором сроки.

В соответствии с пунктом 2.2 договора срок окончания первого этапа строительства объекта (16-этажный жилой дом N 5 по генплану) — декабрь 2009 г.

Впоследствии решением Мингорисполкома от 31.12.2009 N 3130 истцу были разрешены внесение изменений в проектную документацию и строительство объекта по проекту с изменениями. При этом в решении было указано, что проектно-сметная документация с изменениями подлежит согласованию в установленном порядке до начала строительства объекта по проекту с изменениями.

Таким образом, по мнению истца, строительство объекта было начато заново по проекту с изменениями, соблюсти указанные в договоре сроки было просто невозможно.

Направленное в адрес ответчика предложение об изменении договора в части продления сроков строительства оставлено без удовлетворения.

На основании изложенного истец обратился в суд с требованием изменить абзацы второй, третий и четвертый подпункта 2.1.2 договора на реализацию права строительства объекта и изложить их в следующей редакции: «окончание 1-го этапа строительства (16-этажный жилой дом N 5 по генплану) — декабрь 2010 г.».

Позиции сторон.

Представитель истца в судебном заседании заявленные требования поддержал.

Представитель ответчика исковые требования не признал по основаниям, изложенным в отзыве на иск. В судебном заседании пояснил, что на дату заключения договора от 09.12.2009 истец обладал всей необходимой для исполнения договора документацией (решениями Мингорисполкома от 02.09.2004 и от 07.12.2006; проектно-сметная документация была разработана и согласована; решением Мингорисполкома от 07.02.2008 предоставлен земельный участок и разрешено строительство 1-й очереди объекта (жилой дом N 5 по генплану). Вместе с тем после заключения договора истец по своей инициативе разработал новую проектную документацию с измененными технико-экономическими показателями. Решением Мингорисполкома от 31.12.2009 истцу было разрешено внесение изменений в проектную документацию.

Однако пунктом 1 этого же решения было отмечено, что внесение изменений в проектную документацию осуществляется без изменения сроков ввода объекта в эксплуатацию. Таким образом, ответчик полагает, что указание в решении от 31.12.2009 об обязательных сроках ввода объекта в эксплуатацию не изменяет условия заключенного между сторонами договора на реализацию права строительства объекта от 09.12.2009. Изложенные в иске причины срыва ввода объекта в эксплуатацию относятся к обычным рискам застройщика, которые могут возникнуть при осуществлении им строительной деятельности. На основании изложенного в удовлетворении исковых требований просит отказать.

Решение суда.

Суд, изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, оценив представленные доказательства, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований на основании нижеследующего.

Как усматривается из материалов дела, письмом от 04.10.2010 истец обратился к ответчику с просьбой подписать дополнительное соглашение N 1 к договору от 09.12.2009 в части изменения сроков строительства.

Согласно приложенному к исковому заявлению проекту дополнительного соглашения N 1, представленного ответчику на рассмотрение, причины продления сроков строительства в самом соглашении не отражены. Письмом от 11.10.2010 в дополнение к письму от 04.10.2010 истец уточнил сроки рассмотрения предложения и просил подписать дополнительное соглашение N 1 к договору в срок до 12.10.2010. Ввиду того что ответа в предусмотренный в предложении срок от ответчика не последовало, истец обратился в суд с требованием изменить абзацы второй, третий и четвертый подпункта 2.1.2 договора на реализацию права строительства объекта и изложить их в следующей редакции: «окончание 1-го этапа строительства (16-этажный жилой дом N 5 по генплану) — декабрь 2010 г.».

Основанием для обращения в суд истец указал статью 421 ГК. В судебном заседании пояснил, что подача иска о внесении изменений в договор обусловлена наличием существенно изменившихся обстоятельств.

В соответствии с пунктом 3 статьи 391 ГК условия договора определяются по усмотрению сторон в порядке и пределах, предусмотренных законодательством.

По требованию одной из сторон в силу статьи 420 ГК договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только, в частности, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства или договором.

Согласно статье 421 ГК существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.

Изменение обстоятельств признается существенным, если они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным пунктом 4 настоящей статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:

  1. в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
  2. изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени добросовестности и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям гражданского оборота;
  3. исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
  4. из существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Как следует из материалов дела, пунктом 1 решения Мингорисполкома от 31.12.2009 «О разрешении проведения проектно-изыскательских работ и реконструкции, строительства объекта по проекту с изменениями, внесения изменений в проектно-сметную документацию и решения горисполкома о продлении сроков разработки проектной документации, о признании утратившим силу актов выбора места размещения земельных участков» истцу было разрешено внести изменения в проектную документацию строительства объекта по договору от 09.12.2009. Однако, как отмечено выше, в пункте 1 решения было отражено, что внесение изменений в проектную документацию осуществляется без изменения сроков ввода объекта в эксплуатацию.

В ходе рассмотрения дела представитель истца пояснил, что инициатива изменения проектной документации исходила от него самого. В связи с этим суд пришел к выводу, что изложенные в иске доводы относительно того, что в момент заключения договора стороны не могли предвидеть произошедших изменений в части корректировки проекта, являются несостоятельными.

В соответствии с частью 2 пункта 17 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 23.12.2003 N 12 «О применении норм Гражданского кодекса Республики Беларусь, регулирующих заключение, изменение и расторжение договоров» хозяйственным судам следует иметь в виду, что, если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с этими существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут (изменен) лишь при наличии одновременно ряда условий, перечисленных в подпунктах 1 — 4 пункта 2 статьи 421 ГК.

Принимая во внимание обстоятельства того, что изменение обстоятельств произошло по инициативе самого истца, суд полагает, что в данном случае не соблюдается условие подпункта 4 пункта 2 статьи 421 ГК, в связи с чем принятое Мингорисполкомом решение от 31.12.2009 о внесении изменений в проектную документацию не может быть признано существенным обстоятельством.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Договор не может быть расторгнут по предусмотренным в нем условиям, если срок исполнения нарушенных обязательств, влекущих его расторжение, не наступил.

Общество с ограниченной ответственностью «М» обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Е» о расторжении 3 договоров: от 12.07.2010 Проект, от 12.07.2010 Поставка, от 12.07.2010 Подряд.

Обстоятельства дела.

На основании 3 заключенных договоров: от 12.07.2010 Проект, от 12.07.2010 Поставка, от 12.07.2010 Подряд — между сторонами был подписан протокол о взаимопонимании от 12.07.2010 о комплексном строительстве здания.

Пунктом 1.3 протокола стороны определили, что все 3 договора являются взаимосвязанными и взаимодополняющими друг друга. Невыполнение одной из сторон пунктов одного договора дает право другой стороне пересмотреть условия выполнения другого договора вплоть до расторжения всех трех договоров одновременно.

В ходе исполнения принятых по договору обязательств истцу стало известно, что для выполнения строительства требуется выполнение дополнительных работ, а именно выноса ливневой и общей канализации из пятна застройки. Указанное обстоятельство было подтверждено заключением специалиста от 15.11.2010.

По мнению истца, вышеизложенные факты свидетельствуют о невозможности строительства объекта на согласованных между сторонами условиях.

Письмом от 02.09.2010 истец известил ответчика о приостановлении работ до разрешения вопроса по посадке здания в заданный квадрат.

Пунктом 4.4 договора Проект было предусмотрено, что, если в процессе выполнения работ выяснится невозможность получения ожидаемого результата или нецелесообразность их дальнейшего проведения, проектировщик обязан приостановить проектные работы и письменно известить об этом заказчика в течение 3 календарных дней.

По мнению истца, ответчик не выполнил обязательства в части информирования истца о невозможности получения ожидаемого результата. В связи с этим письмом от 25.11.2010 истец направил ответчику предложение о расторжении договоров, которое последним было оставлено без удовлетворения.

Поскольку ответчик предложение истца оставил без удовлетворения, истец обратился в суд с иском, в котором просит расторгнуть договоры от 12.07.2010 Проект, от 12.07.2010 Поставка, от 12.07.2010 Подряд.

Позиции сторон.

Представитель истца в судебном заседании заявленные требования поддержал. В дополнение к поданному иску представил письменные пояснения, согласно которым полагает, что вышеобозначенные договоры являются незаключенными ввиду того, что сторонами не согласованы проектная документация и спецификация товара, т.е. не определены объем работ и иные условия, необходимые для исполнения договоров.

Представители ответчика заявленные требования не признали по основаниям, изложенным в отзыве на иск. В судебном заседании пояснили, что истец просит расторгнуть договоры по причине того, что невозможность проектирования обусловлена наличием в пятне застройки коммуникаций. Вместе с тем, по мнению ответчика, необходимость выноса ливневой и общей канализации не препятствует проведению проектных работ, поскольку входит в объем проектных работ.

Также отметили, что сведения о наличии коммуникаций в пятне застройки были известны истцу, поскольку были переданы ответчику в составе исходных данных для проектирования. Кроме того, исполнительным комитетом было выдано разрешение на проектирование и строительство объекта именно на указанной территории, что не препятствовало проведению проектных и строительных работ.

В связи с этим ответчик полагает, что оснований для расторжения договоров по вышеизложенным обстоятельствам не имеется. Одновременно представители ответчика отметили, что ответчик готов рассмотреть вопрос о расторжении договоров по соглашению сторон с условием компенсации понесенных расходов.

Пояснения специалиста.

Опрошенный в судебном заседании в качестве специалиста представитель общества с ограниченной ответственностью «К» пояснил, что на основании обращения истца им было осуществлено исследование вопросов, в частности, на предмет возможности проектирования, строительства и введения в эксплуатацию спорного объекта в согласованном сторонами месте. По результатам анализа представленных материалов специалист пришел к выводу о том, что осуществление проектирования и строительства объекта без выноса ливневой канализации и общей канализации из пятна застройки не соответствует требованиям пункта 12.4.1 и таблицы 12.4 ТКП 45-3.01-116-2008.

Решение суда.

Суд, изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, специалиста, оценив представленные доказательства, пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьей 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В ходе судебного разбирательства установлено, что по условиям заключенных договоров ответчик принял на себя обязательства разработать проект, закупить материалы, а также осуществить монтаж и строительство блочного модуля (склада). После получения от истца предоплаты ответчик закупил материалы и приступил к изготовлению модуля, который в последующем подлежал монтажу на объекте.

Вместе с тем в ходе выполнения договорных обязательств истцом было установлено, что осуществить строительство и монтаж склада без выноса ливневой канализации не получится.

Согласно пункту 2 статьи 420 ГК по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только, в частности, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства или договором.

Как отмечено выше, пунктом 1.3 протокола стороны согласовали возможность расторжения всех трех договоров одновременно при условии нарушения условий одного из договоров.

Из материалов дела следует, что истец просит расторгнуть договоры по основаниям пункта 1.3 протокола от 12.07.2010 ввиду того, что ответчиком не выполнено требование пункта 4.4 договора от 12.07.2010 Проект, а именно: ответчик не известил истца о том, что строительство на согласованных сторонами условиях невозможно.

Вместе с тем исходя из содержания договора от 12.07.2010 Проект следует, что невозможность получения ожидаемого результата от проведения проектных работ либо нецелесообразность их дальнейшего проведения касается исключительно проектных работ.

Таким образом, по мнению суда, ссылка истца на пункт 4.4 договора от 12.07.2010 Проект не согласуется с обоснованием невозможности строительства объекта.

Оценивая обстоятельства невыполнения ответчиком обязательств по информированию истца о невозможности либо нецелесообразности проведения проектных работ, суд отмечает следующее.

В соответствии с пунктом 5.1 СНБ 1.03.02-96 «Состав, порядок разработки и согласования проектной документации в строительстве», утвержденных приказом Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 04.10.1996 N 344, разработка проектной документации осуществляется при наличии разрешительной документации на строительство, договора, задания на проектирование и материалов инженерных изысканий.

В состав разрешительной документации в силу пункта 1 статьи 21 Закона Республики Беларусь «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь» входит, в частности, решение местного исполнительного и распорядительного органа о согласовании места размещения объекта строительства и разрешении проведения проектно-изыскательских работ.

Пунктами 1.2, 2.1.1 договора от 12.07.2010 Проект на выполнение проектных работ стороны установили, что технические, экономические и другие требования к проектно-сметной документации устанавливаются заданием на проектирование с комплектом необходимых исходных данных для проектных работ согласно действующим нормативно-правовым документам. В целях выполнения договора заказчик обязан передать проектировщику подготовленное и утвержденное заказчиком задание на проектирование и полный комплект необходимых исходных данных не позднее 5 календарных дней с момента подписания договора. Согласно пункту 1 задания на проектирование в качестве основания для проектирования выступает разрешение на проектно-изыскательские работы.

Как следует из материалов дела, решение Минского городского исполнительного комитета о разрешении проведения проектно-изыскательских работ и строительства склада было получено истцом как заказчиком только 16.09.2010.

Таким образом, до получения разрешения на проектирование ответчик не вправе был производить какие-либо работы по проектированию, в связи с чем обязательств по информированию истца о невозможности проектирования в силу пункта 2 статьи 309 ГК у ответчика не могло возникнуть.

В то же время 02.09.2010, т.е. еще до получения разрешения на проектирование, работы по объекту были приостановлены по ходатайству самого истца. В связи с этим суд приходит к выводу о том, что нарушение пункта 4.4 договора от 12.07.2010 Проект на выполнение проектных работ со стороны ответчика не допущено. Следовательно, ссылка истца на указанный пункт договора как основание для расторжения договора является несостоятельной.

Доводы истца о незаключенности договоров от 12.07.2010 Поставка, от 12.07.2010 Подряд, по мнению суда, также являются необоснованными.

В частности, договор от 12.07.2010 Поставка позволяет четко определить предмет договора (пункт 1.1 договора), что также подтверждается приложением 1 к договору и согласованными в силу подпункта 11.5.1 договора уполномоченным лицом истца эскизами модуля.

Договор от 12.07.2010 Подряд также содержит все существенные условия договора. Отсутствие в данном случае проектно-сметной документации в силу протокола от 12.07.2010 о комплексном строительстве здания может свидетельствовать лишь о невозможности его исполнения до разработки проектной документации, что согласуется с абзацем 8 пункта 16 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 N 1450.

При таких обстоятельствах в удовлетворении заявленных требований судом было отказано.

Неоднократные нарушения ответчиком сроков выполнения проектных работ, множество замечаний экспертной организации по проекту, а также длительные сроки неустранения недостатков могут являться основанием для расторжения договора.

Общество с дополнительной ответственностью «Х» обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Б» о расторжении договора на выполнение проектных работ по основаниям существенного нарушения договора.

Обстоятельства дела.

По договору от 15.07.2010, заключенному между сторонами, истец в порядке предоплаты перечислил ответчику аванс в размере 63507807 руб. за выполнение проектных работ.

Пунктом 4.1 договора ответчик принял на себя обязательства выполнить работы в течение июля — августа 2010 г.

В предусмотренном договором порядке ответчик обязательства по выполнению работ надлежащим образом не выполнил, на предложение истца от 27.01.2011 о расторжении договора не отреагировал.

На основании изложенного истец обратился в суд с требованием расторгнуть договор от 15.07.2010 N 002-10 по основаниям пункта 2 статьи 420 ГК ввиду существенного нарушения условий договора.

Позиции сторон.

Представитель истца заявленные требования поддержал. В судебном заседании дополнительно отметил, что существенное нарушение договора обусловлено неоднократным нарушением ответчиком сроков выполнения работ.

Представитель ответчика в судебное заседание не явился, отзыва на иск не представил, надлежащим образом извещен.

С учетом изложенного суд посчитал возможным продолжить рассмотрение дела в отсутствие представителя ответчика.

Решение суда.

Суд, изучив материалы дела, выслушав представителя истца, оценив представленные доказательства, пришел к выводу об обоснованности предъявленных требований на основании нижеследующего.

В соответствии с пунктом 2 статьи 420 ГК по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только, в частности, при существенном нарушении договора другой стороной.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, влекущее для другой стороны такой ущерб, в результате которого она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Как усматривается из материалов дела, в соответствии с пунктами 1.1, 2.2.1, 4.1 договора ответчик принял на себя обязательства своевременно и должным образом выполнить для истца работы по разработке строительного проекта в срок — август 2010 г.

Вместе с тем в предусмотренные договором сроки ответчик обязательства по разработке проекта не выполнил.

Дополнительным соглашением от 15.09.2010 стороны увеличили стоимость работ без изменения сроков их выполнения. Одновременно письмом от 15.09.2010 истец потребовал от ответчика устранить замечания в архитектурном проекте в срок до 20.09.2010. Однако, как следует из представленных в материалы дела документов (в частности, предварительные замечания ДРУП «Госстройэкспертиза по г. Минску»), проектные работы в предложенные истцом сроки надлежащим образом также выполнены не были.

Пунктом 2.2.4 договора стороны предусмотрели, что в минимально возможный срок и за собственный счет генпроектировщик обязуется устранять недостатки выполненных работ при получении от заказчика мотивированной письменной претензии, основанной на замечаниях согласующих и экспертных органов.

Вместе с тем, как отмечено выше и подтверждается приложенной к материалам дела претензией от 11.02.2011, на момент обращения истца в суд 01.04.2011 выявленные экспертной организацией недостатки и замечания в проектной документации ответчиком устранены не были.

Право заказчика на расторжение договора при неоднократном нарушении проектировщиком сроков выполнения работ, предусмотренных договором, закреплено также в подпункте 25.1 Положения о договорах подряда на выполнение проектных и изыскательских работ, утвержденного приказом Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 04.11.1999 N 339.

Учитывая вышеизложенные обстоятельства неоднократного нарушения ответчиком сроков выполнения проектных работ, множество замечаний экспертной организации по проекту, а также длительные сроки неустранения недостатков, суд пришел к выводу о том, что ответчиком допущены существенные нарушения условий договора, влекущие его расторжение.

Основания для расторжения договора в связи с существенным нарушением его условий должны быть очевидными, обоснованными и документально подтвержденными.

Предприятие обратилось в суд с иском к обществу о расторжении договора на выполнение проектных работ от 09.01.2009.

Обстоятельства дела.

По договору на выполнение проектных работ от 09.01.2009 ответчик принял на себя обязательства выполнить для истца работы по разработке строительного проекта с утверждаемой частью по объекту «Реконструкция административно-хозяйственного здания с надстройкой трех этажей и пристройкой под административные помещения» в срок до 20.03.2009.

В порядке предоплаты платежными поручениями истец перечислил ответчику в совокупности 108000000 руб.

Согласно календарному плану работ (приложение 1 к договору) ответчик принял на себя обязательства приступить к выполнению работ с момента поступления аванса и выполнить, в частности, эскизный проект через 2 месяца после начала работ.

Вместе с тем, по мнению истца, ответчик надлежащим образом не выполнил принятые по договору обязательства. В частности, эскизный проект не был разработан и не был передан заказчику в согласованные договором сроки.

В последующем по платежному поручению от 30.08.2010 ответчик возвратил истцу 60901864 руб.

Ввиду истечения предусмотренных календарным планом работ сроков и возврата части суммы аванса истец обратился к ответчику с предложением расторгнуть договор.

Поскольку ответчик предложение истца оставил без ответа, истец обратился с иском в суд, в котором просит расторгнуть договор на выполнение проектных работ от 09.01.2009.

Позиции сторон.

Представитель истца в судебном заседании заявленные требования поддержал.

Представитель ответчика заявленные требования не признал по основаниям, изложенным в отзыве на иск. В судебном заседании пояснил, что в рамках договора от 09.01.2009 ответчик выполнил предусмотренный календарным планом работ первый этап работ — эскизный проект, 11.02.2009 согласовал его с ответчиком и 18.02.2009 передал последнему три экземпляра. В феврале 2009 г. истец самостоятельно направил эскизный проект на согласование в комитет архитектуры и градостроительства Минского городского исполнительного комитета. В последующем 30.03.2009 ответчик предложил истцу реализовать предусмотренное пунктом 7.1 договора условие об оформлении авансовых платежей путем подписания промежуточного акта о выполнении работ. Однако предложение ответчика было оставлено истцом без удовлетворения.

В июле 2009 г. комитет архитектуры и градостроительства Минского городского исполнительного комитета отклонил представленное проектное решение (эскизный проект) от согласования ввиду того, что данная реконструкция административно-хозяйственного здания не соответствует регламентам генерального плана города Минска и утвержденному градостроительному проекту детального планирования, мотивировав тем, что земельный участок, на котором находится здание истца, запланирован к изъятию для строительства подземного гаража, само здание подлежит сносу, поэтому его реконструкция нецелесообразна.

Последующая переписка истца с Мингорисполкомом о выдаче разрешения не принесла желаемого результата.

В сложившейся ситуации письмом от 02.12.2009 ответчик предложил истцу расторгнуть договор по соглашению сторон с оформлением акта на бросовые работы. Ввиду оставления предложения без ответа ответчик 16.07.2010 повторно направил истцу акт на бросовые работы.

Письмом от 12.08.2010 истец уведомил ответчика о неприемлемости предложения и потребовал возвратить всю сумму перечисленного аванса.

На основании письма истца 30.08.2010 ответчик произвел возврат истцу части аванса в сумме 60901864 руб. Письмом от 08.09.2010 ответчик вновь предложил истцу расторгнуть договор с оформлением акта и оплатой выполненных работ в сумме 23549068 руб., которое истцом также было отклонено.

Учитывая изложенные обстоятельства, ответчик полагает, что он надлежащим образом выполнил свои обязательства в рамках договора. Дальнейшая невозможность исполнения договора не была обусловлена действиями ответчика. По его мнению, ответчик как проектировщик не может нести ответственность за несогласование проектной документации, если это не связано с недостатками самой документации.

В связи с этим ответчик полагает, что с учетом статьи 713 ГК риск невозможности исполнения лежит на заказчике, т.е. истце. На основании изложенного в удовлетворении заявленных требований просит отказать.

Решение суда.

Суд, изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, оценив представленные доказательства, пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьей 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно пункту 2 статьи 420 ГК по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда, в частности, при существенном нарушении договора другой стороной.

Из материалов дела следует, что истец просит расторгнуть договор по основаниям статьи 420 ГК ввиду существенного нарушения ответчиком принятых по договору от 09.01.2009 N 17/П-2009 обязательств в части выполнения работ. По мнению истца, ответчик не выполнил и не передал истцу в предусмотренные договором сроки разработанный и согласованный с компетентными органами эскизный проект.

Как отмечено выше, в соответствии с календарным планом работ (приложение 1 к договору) ответчик принял на себя обязательство разработать эскизный проект через 2 месяца после начала работ. С учетом полученной предоплаты — до 20.03.2009.

Представленные в материалы дела документы (копия эскизного решения с отметками о получении, письмо комитета архитектуры и градостроительства Минского городского исполнительного комитета) свидетельствуют о том, что еще в феврале 2009 г. ответчиком было разработано эскизное решение, передано ответчику и направлено на согласование в комитет архитектуры и градостроительства Минского городского исполнительного комитета, т.е. в пределах предусмотренного договором срока.

В связи с этим доводы истца о том, что ответчик не выполнил разработку эскизного решения и не передал истцу, не соответствуют действительности. Доводы истца о том, что ответчик в силу пункта 7.2 договора обязан был передать истцу согласованную с компетентными органами документацию, в том числе и эскизный проект, являются необоснованными.

Исходя из смысла пункта 7.2 договора следует, что данным пунктом стороны предусмотрели порядок окончательного расчета за разработанную проектную документацию в полном объеме. Поскольку в данном случае спор идет относительно невыполнения этапа работ — разработки эскизного решения (проекта), суд полагает возможным согласиться с доводами ответчика о том, что порядок сдачи этапов работ был урегулирован между сторонами пунктом 9.4 договора, предусматривающим сдачу работ непосредственно заказчику. Поскольку эскизное решение по первому этапу работ было передано истцу в предусмотренные договором сроки, суд не усматривает нарушений договора со стороны ответчика. Кроме того, в силу подпункта 2 пункта 1 статьи 715 ГК в обязанности подрядчика входит согласование документации именно с заказчиком, а при необходимости вместе с заказчиком — с компетентными государственными органами.

В связи с этим изложенные в иске основания для расторжения договора были признаны судом несостоятельными, в связи с чем исковые требования оставлены без удовлетворения.

Изложенные в отзыве доводы ответчика о том, что истцом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора, ввиду того что не выдержан 30-дневный срок для рассмотрения предложения о расторжении договора, не могли быть приняты во внимание. Поскольку в предложении истца о расторжении договора содержался иной срок для ответа, с учетом требований пункта 2 статьи 422 ГК, суд пришел к выводу, что досудебный порядок истцом соблюден.

Одновременно суд посчитал целесообразным отметить в решении, что с учетом установленных обстоятельств дела и сложившихся правоотношений сторон, в силу статей 386, 404, 408, 422 ГК стороны фактически прекратили договорные отношения. Это было подтверждено имеющейся в деле перепиской, выражающей фактический отказ сторон от дальнейшего исполнения договорных обязательств, действиями ответчика по возврату ранее перечисленного аванса и соглашением истца о принятии аванса. В рассматриваемом случае наличие между сторонами спора о порядке и суммах возврата авансов свидетельствовало об отсутствии согласия в определении правовых последствий прекращения договорных отношений.