Требование о признании недействительным решения наблюдательного совета общества

В соответствии со ст. 6 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь право на обращение в хозяйственный суд имеют лица, обращающиеся в целях защиты своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.

Статьей 9 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) установлено, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. В случае несоблюдения указанных требований суд, хозяйственный суд или третейский суд могут отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Пример из судебной практики.

В хозяйственный суд Минской области обратилась А. с иском к открытому акционерному обществу «Т» о признании недействительным решения наблюдательного совета ОАО «С» от 03.03.2005.

Истица в исковом заявлении и судебном заседании указала, что она является акционером ОАО «С», переименованного в ОАО «Т» с момента регистрации эмитента, т. е. с 09.12.1996, и владеет 81 акцией, что составляет 0,6% в удельном весе уставного фонда ответчика на момент подачи искового заявления. По утверждению истицы, из протокола заседания наблюдательного совета ответчика от 14.09.2009 ей стало известно, что при рассмотрении искового заявления ОАО «Т» к ООО «К» и ОДО «Г» о признании недействительной сделки по продаже здания цеха N 1 по договору б/н от 31.05.2005 в судебном заседании хозяйственного суда Минской области по делу N 000-00/09 представителями ответчиков был представлен оригинал протокола заседания наблюдательного совета от 03.03.2005. Из указанного протокола следует, что 03.03.2005 наблюдательным советом ОАО «С» было вынесено решение об утверждении проекта мирового соглашения между ОАО «С», с одной стороны, и ООО «К», ОДО «Г», с другой стороны, согласно которому открытым акционерным обществом «С» передается в счет погашения кредиторской задолженности здание цеха N 1 стоимостью 63920602 руб. Основаниями для признания недействительным решения наблюдательного совета от 03.03.2005 являлись вынесение решения неуполномоченными лицами (на момент принятия оспариваемого решения у подписавших его лиц отсутствовали полномочия ввиду их сложения на основании протокола от 08.02.2005), вынесение решения за пределами предоставленной компетенции.

Представители ответчика в отзыве на иск и в судебном заседании исковые требования признали в полном объеме, ссылаясь на то, что в делах ОАО «С» оригинал протокола наблюдательного совета от 03.03.2005 отсутствует, 08.02.2005 наблюдательный совет ОАО «С» своим решением вывел всех членов из состава наблюдательного совета на основании поданных заявлений о выходе, в связи с чем оспариваемое решение принято неправомочным составом.

Представители третьих лиц — ООО «К» и ЧТУП «Э» считали требования не подлежащими удовлетворению в связи с недоказанностью и необоснованностью.

Представитель третьего лица — ОДО «Р» считал требования истца подлежащими удовлетворению по причине отсутствия полномочий у лиц, подписавших решение, ввиду сложения своих полномочий на основании протокола от 08.02.2005.

Изучив имеющиеся в деле материалы, выслушав мнение представителей лиц, участвующих в деле, хозяйственный суд пришел к выводу о том, что заявленное требование не подлежит удовлетворению, поскольку при рассмотрении дела не установлено нарушений каких-либо прямых норм законодательства, исходя из следующего.

31.05.2005 между ОАО «С», с одной стороны, и ОДО «Г», ООО «К», с другой стороны, был заключен договор купли-продажи б/н от 31.05.2005 здания цеха N 1, 1963 года застройки, общей площадью 1330,2 кв. м, с подвальным помещением общей площадью 211 кв. м.

ЧТУП «Э» создано в результате реорганизации — преобразования ОДО «Г» и является правопреемником прав и обязанностей указанного общества на основании передаточного акта от 20.06.2007, в соответствии с которым в адрес ЧТУП «Э» было передано все имущество, финансовые, а также иные обязательства ОДО «Г».

Предметом спора явилось решение, вынесенное наблюдательным советом ОАО «С». Данное решение касалось отчуждения имущества (здание цеха N 1) ОАО «С» в счет погашения кредиторской задолженности этого общества в пользу ООО «К» и ОДО «Г».

В результате проведенного анализа материалов дела судом установлено, что заявление истца о том, что на основании протокола от 08.02.2005 наблюдательный совет ОАО «С» сложил свои полномочия, не нашло своего подтверждения при изучении материалов дела.

Так, в соответствии с п. п. 2 п. 5.2 устава ОАО «С» (в редакции 2002 года) к компетенции общего собрания акционеров относилось избрание членов наблюдательного совета и досрочное прекращение их полномочий. При этом решение данного вопроса было отнесено к исключительной компетенции общего собрания акционеров.

Пункт 6.3 устава также предусматривал, что члены наблюдательного совета избираются очередным собранием акционеров из числа акционеров и их представителей.

Пункт 6.5. устава определял порядок досрочного прекращения полномочий члена наблюдательного совета по решению общего собрания акционеров, а также в случае наличия его письменного заявления.

Из представленных суду заявлений членов наблюдательного совета о выходе из его состава усматривалось, что они были адресованы председателю наблюдательного совета, а не общему собранию акционеров, что не соответствовало порядку прекращения членами наблюдательного совета своих полномочий, установленному нормами устава ОАО «С», поскольку вопрос прекращения полномочий относился к компетенции общего собрания и даже подача заявления о выходе из состава наблюдательного совета требовала рассмотрения данного вопроса на общем собрании.

Кроме того, из протокола собрания акционеров от 04.01.2006 усматривалось, что 04.04.2005 закончился отчетный период работы наблюдательного совета, на момент проведения собрание по отчету наблюдательного совета еще не проведено, в повестку дня был включен вопрос о работе наблюдательного совета ОАО «С» за период с апреля 2004 г. по апрель 2005 г., принято решение работу наблюдательного совета за указанный период признать неудовлетворительной, из чего следовало, что полномочиями наблюдательный совет был наделен фактически минимум до апреля 2005 г.

При анализе представленных ответчиком заявлений членов наблюдательного совета ОАО «С» К., Н., Ч., С., И., Г. судом было установлено следующее.

Согласно протоколу судебного заседания, состоявшегося в хозяйственном суде Минской области 20.08.2009 по делу N 000-00/09, установлено, что подпись К. на его заявлении об исключении из состава наблюдательного совета ему не принадлежит. При ознакомлении с заявлением С. установлено, что дата его подписания — 28.02.2005 — перечеркнута и проставлена дата 07.02.2005 иным почерком. При этом С. не смог каким-либо образом объяснить данный факт.

К., Н., Ч. и С. в своих пояснениях прокурору при рассмотрении дела N 000-00/06 хозяйственным судом Минской области в 2006 году не дали однозначного ответа на вопрос, сколько человек входило в состав наблюдательного совета на момент совершения сделки.

К материалам дела также были приобщены заключения эксперта от 16.09.2009 и от 16.12.2009 об экспертизе протокола наблюдательного совета б/н от 03.03.2005.

В соответствии с указанными заключениями экспертом был сделан вывод о том, что:

  • оба оттиска круглой печати от имени ОАО «С» в протоколе заседания наблюдательного совета ОАО «С» нанесены клише, изготовленным с соблюдением правил производства печатей и штампов, с использованием штемпельной краски, т. е. не являются изображениями, выполненными с использованием каких-либо технических средств;
  • подписи членов наблюдательного совета, указанных в протоколе, были выполнены ими собственноручно;
  • в протоколе сначала был выполнен текст с таблицами, а затем рукописные записи и подписи.

Таким образом, руководствуясь имеющимися в деле доказательствами, суд пришел к выводу о подлинности протокола наблюдательного совета ОАО «С» б/н от 03.03.2005.

Заявление истца о том, что сделки по отчуждению недвижимого имущества должны осуществляться с согласия общего собрания акционеров, судом не было принято во внимание на основании следующего.

В соответствии с пп. 5 п. 6.2 устава ОАО «С» наблюдательный совет утверждает сделки, связанные с отчуждением находящихся в собственности общества зданий стоимостью до 5 тысяч минимальных заработных плат.

При размере минимальной заработной платы на дату принятия решения наблюдательным советом 128860 руб. предельная стоимость отчуждаемого имущества составила 644300000 руб., при размере базовой величины 24000 руб. — 120000000 руб.

Стоимость имущества общества определяется по его стоимости, отраженной в бухгалтерском балансе общества. В соответствии с п. 8 Инструкции о порядке формирования показателей бухгалтерской отчетности, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 17.02.2004 N 16 (в редакции от 22.12.2004), в бухгалтерском балансе данные об основных средствах приводятся по остаточной стоимости.

Согласно справке ОАО «С» остаточная стоимость здания цеха N 1 по состоянию на 31.05.2005 составляла 95428496 руб. Тот факт, что продавцом в договоре установлена стоимость здания ниже, чем его остаточная стоимость, отраженная в балансе, не противоречит ст. 391 ГК, которая устанавливает, что условия договора определяются по усмотрению сторон в порядке и пределах, предусмотренных законодательством. Норма права, каким-либо образом ограничивающая действия сторон в определении стоимости здания при заключении договора, отсутствовала.

Таким образом, установленные при рассмотрении дела факты в совокупности свидетельствовали о том, что на дату подписания протокола наблюдательный совет ОАО «С» являлся действующим, а его решения — правомочными и соответствующими учредительным документам ОАО «С» и законодательству Республики Беларусь, в связи с чем суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных исковых требований истца.

Кроме того, из материалов исполнительных производств о взыскании с ОАО «С» в пользу ОДО «Г» и ООО «К» денежных средств на общую сумму 76074802 руб. усматривалось, что здание цеха N 1 после произведенной оценки неоднократно выставлялось судебным исполнителем на торги, торги были признаны несостоявшимися по причине отсутствия покупателей даже после произведенной переоценки здания с уменьшением цены на 20%. Более того, никто из 12 взыскателей не пожелал оставить это имущество за собой в счет погашения имевшейся задолженности, в связи с чем судебным исполнителем снят арест со здания цеха N 1. На протяжении более 2,5 года ответчиком не исполнялись имущественные обязательства перед взыскателями, установленные постановлениями судебных органов, и исполнительные производства были окончены лишь в связи с передачей здания цеха N 1 в счет погашения задолженности.

Более того, в рамках рассматриваемого спора суд усмотрел со стороны истца злоупотребление правом.

Истица о совершенной сделке по отчуждению здания, о цене сделки и об основаниях для заключения договора купли-продажи знала достоверно, поскольку принимала участие в качестве представителя ОАО «С» (как заместитель директора) при рассмотрении дела N 000-00/06, что следует из определения хозяйственного суда Минской области от 30.10.2006.

Вместе с тем ни в 2006 году, ни в последующие годы, вплоть до марта 2010 г., свои требования как акционер истица не заявляла, предъявив иск только 15.03.2010 с пониманием того, что о применении срока исковой давности в данном процессе заявлено быть не может в силу тождественности позиции истца и ответчика и отсутствия права на заявление о применении срока исковой давности у других лиц, участвующих в деле, и после вынесения решений об отказе в удовлетворении требований ответчика по другим делам, связанным с рассмотрением спора относительно здания цеха N 1.

Относительно доводов ответчика о злоупотреблении служебным положением со стороны бывшего руководства суд посчитал, что при отсутствии вступившего в законную силу обвинительного приговора в отношении конкретного лица с установлением конкретных фактов злоупотребления у ответчика отсутствовали правовые основания ссылаться на эти обстоятельства.

Таким образом, истцом не было представлено суду достаточных и убедительных доказательств обоснованности заявленных требований, в связи с чем исковые требования удовлетворению не подлежали, о чем было вынесено соответствующее решение.