Требование о взыскании солидарно в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по долгам общества

Согласно части первой статьи 8 Закона Республики Беларусь от 18.07.2000 N 423-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» далее — Закон о банкротстве)должник обязан подать заявление должника в экономический суд в случаях, когда удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения денежных обязательств должника в полном объеме перед другими кредиторами либо прекращению деятельности должника — юридического лица.

Заявление должника должно быть направлено в экономический суд в случаях, предусмотренных частью первой ст. 8 Закона о банкротстве, в кратчайший срок, но не позднее одного месяца с момента возникновения соответствующего основания.

Пример из судебной практики.

В экономический суд Минской области с использованием видео-конференц-связи было рассмотрено дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Т» к ответчикам К. и Б. о взыскании солидарно в порядке привлечения к субсидиарной ответственности по долгам ООО «Т» 3477366684 бел. руб., 19800,90 дол. США, 14745708,58 рос. руб. и 400670,81 евро.

К участию в деле были привлечены третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчиков, — М., И., С.

Антикризисный управляющий ООО «Т» обратился в экономический суд с исковым заявлением о привлечении бывших руководителей должника К. и Б. к солидарной субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным частями 1 и 4 статьи 8 Закона Республики Беларусь от 18.07.2000 N 423-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 31.12.2009, действовавшей на дату открытия конкурсного производства) (далее — Закон о банкротстве), в сумме 3477366684 бел. руб., 19800,90 дол. США, 14745708,58 рос. руб. и 400670,81 евро.

В судебном заседании представитель истца заявил ходатайство о дополнении основания иска и просил считать в качестве дополнительного основания иска неисполнение К. и Б. обязанности направить в суд заявление должника во исполнение требований подп. 1.12 Указа Президента Республики Беларусь от 12.11.2003 N 508 «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)» (далее — Указ N 508). В обоснование заявления управляющий указал, что дополнительным основанием для подачи заявления должника о своей экономической несостоятельности (банкротстве) является наличие коэффициента обеспеченности финансовых обязательств активами более 0,85. В соответствии со ст. 63 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) при рассмотрении дела в суде первой инстанции до принятия судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, истец вправе изменить основание или предмет иска, отказаться от исковых требований полностью или в части, увеличить или уменьшить размер исковых требований путем подачи письменного заявления. С учетом изложенного ходатайство истца судом принимается.

Ответчик Б. в отзыве на иск и в судебном заседании указал, что иск не признает ввиду отсутствия правовых оснований для его удовлетворения.

Ответчик К. и его представитель исковые требования не признали. По их мнению, отсутствовали условия привлечения к субсидиарной ответственности К., поскольку заключение эксперта от 01.04.2011 не может служить средством доказывания факта наличия основания для подачи заявления должника, так как финансово-хозяйственная деятельность ООО «Т» и организаций, правопреемником которых ООО «Т» является, за 2006 год не исследовалась. Ответчик считал, что вся информация и выводы эксперта основывались на данных бухгалтерской отчетности за 2007 год и на расчетах коэффициента обеспеченности финансовых обязательств активами ( ) в течение 2007 года. Представитель ответчика считал, что у директора ООО «Т» не было полномочий на принятие решения о подаче заявления должника, поскольку принятие такого решения относится к компетенции высшего органа управления обществом — общего собрания участников. Ответчик считает, что на 01.04.2007 ООО «Т» имело чистые активы, не обремененные обязательствами. Это обстоятельство, по мнению ответчика, исключает возникновение основания подачи заявления должника применительно к статье 8 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)». Ответчик также указал, что в заключении эксперта установлены признаки преднамеренного банкротства ООО «Т», установлены виновные действия должностных лиц в период с 01.01.2007 по 30.11.2009 и ликвидатора с 10.06.2010 по 10.11.2010, повлекшие банкротство, что, по мнению ответчика, является основанием для отказа в привлечении к субсидиарной ответственности в связи с неподачей заявления должника по финансовым итогам работы за 2006 год.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчиков С. с заявленными требованиями согласился.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчиков М. требования не оспорил.

Как следовало из материалов дела, определением экономического суда от 14.01.2011 по делу N 00/10 возбуждено производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Т» и в отношении должника открыто конкурсное производство.

Определением от 04.03.2011 назначена экспертиза финансово-хозяйственной деятельности должника, проведение экспертизы поручено ИП N.

Решением экономического суда от 04.04.2011 по делу N 00/10 ООО «Т» признано банкротом.

Согласно уставу ООО «Т», утвержденному 20.10.2006 общим собранием участников, участниками общества являлись: И., К., М., С.

Директором общества с 26.12.2006 по 12.01.2008 являлся К., а с 15.01.2008 по 07.06.2010 — Б.

На основании решения участников общества с 07.06.2010 ООО «Т» находилось в стадии ликвидации.

Обращаясь с иском о привлечении бывших директоров К. и Б. к субсидиарной ответственности, антикризисный управляющий ИП Г. сослался на следующие обстоятельства.

По состоянию на 08.05.2014 задолженность ООО «Т» перед кредиторами, включенными в реестр требований кредиторов (без учета внеочередных платежей), была равна:

  • 3885837782 бел. руб.;
  • 19800,90 дол. США;
  • 14745708,58 рос. руб.;
  • 400670,81 евро.

Стоимость имущества ООО «Т» на 08.05.2014 составляла 265629298 руб., в том числе:

  • акции находящегося в процедуре банкротства ЗАО «Т» балансовой стоимостью 52577000 руб.;
  • дебиторская задолженность находящегося в процедуре банкротства ЗАО «Т» — 187121703 руб.;
  • дебиторская задолженность А. — 8463207 руб.;
  • денежные средства на расчетном счете — 17467388 руб.

Экспертом ИП N. на основании определения суда был проведен анализ финансово-хозяйственной деятельности ООО «Т» за период с 2007 по 2010 год на основании документов бухгалтерского учета и отчетности общества (формы N 1 «Бухгалтерский баланс», N 2 «Отчет о прибылях и убытках», N 3 «Отчет об изменении капитала», N 4 «Отчет о движении денежных средств», N 5 «Приложение к бухгалтерскому балансу» за 2007, 2008 — 2009 годы, квартальной бухгалтерской отчетности за 2007 — 2009 годы, первичных учетных документов и оборотных ведомостей за 2008 — 2010 годы в том объеме, который был передан эксперту, информационной базы ООО «Т» в системе «1С: Предприятие»).

Руководителями должника последовательно являлись К. и Б.

По результатам проведенного анализа финансово-хозяйственной деятельности должника экспертом N. сделан вывод, что по состоянию на 01.01.2007 должник отвечал признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества.

Как указывает антикризисный управляющий, бывшие руководители должника К. (с 26.12.2006 по 12.01.2008) и Б. (с 15.01.2008 по 07.06.2010), несмотря на неплатежеспособность ООО «Т», в установленный законом месячный срок в экономический суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом) не обратились. По мнению управляющего, заявление о банкротстве должника должно было быть подано не позднее 30.04.2007, то есть спустя месяц со дня выявления признаков неплатежеспособности должника (31.03.2007 — дата предоставления годовой бухгалтерской отчетности за 2006 год).

Выслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, оценив представленные доказательства, суд счел исковые требования обоснованными и подлежащими удовлетворению в полном объеме на основании следующего.

При определении признаков неплатежеспособности следует исходить из содержания понятия, данного в статье 1 Закона о банкротстве.

Ответственность руководителя за несоблюдение названного требования предусмотрена статьей 8 Закона о банкротстве. В силу части 4 статьи 8 Закона о банкротстве нарушение обязанности по подаче заявления должника в экономический суд в случаях и в срок, которые установлены ст. 8 Закона о банкротстве, влечет субсидиарную ответственность лиц, на которых указанным законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в экономический суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного частью 3 статьи 8 Закона о банкротстве.

Таким образом, возможность привлечения лиц, названных в части 4 статьи 8 Закона о банкротстве, к субсидиарной ответственности по указанным в данной норме основаниям возникает при наличии совокупности следующих условий: возникновение одного из перечисленных в части 1 статьи 8 Закона о банкротстве обстоятельств; неподача указанными в части 1 ст. 8 этого же Закона лицами заявления о банкротстве должника в течение месяца с даты возникновения соответствующего обстоятельства; возникновение обязательств должника, по которым указанные лица привлекаются к субсидиарной ответственности, после истечения срока, предусмотренного частью 3 ст. 8 Закона о банкротстве.

В соответствии со ст. 1 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью понимается неспособность удовлетворить требования кредитора (кредиторов) по денежным обязательствам, а также по обязательствам, вытекающим из трудовых и связанных с ними отношений, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

В силу статьи 7 Закона о банкротстве основанием для подачи заявления должника о своем банкротстве является его неплатежеспособность, если она имеет устойчивый характер.

Судом было установлено, что по состоянию на 01.01.2007 должник являлся неплатежеспособным. Данный вывод подтверждался экспертным заключением от 01.04.2011. Эксперт N. провел анализ финансового состояния и платежеспособности общества за 2007 — 2010 годы.

Анализ проводился в соответствии с Инструкцией по анализу и контролю за финансовым состоянием и платежеспособностью субъектов предпринимательской деятельности, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь, Министерства экономики Республики Беларусь и Министерства статистики и анализа Республики Беларусь от 14.05.2004 N 81/128/65 (далее — Инструкция).

В соответствии с пунктом 10 Инструкции основанием для признания структуры бухгалтерского баланса неудовлетворительной, а организации — неплатежеспособной является наличие одновременно следующих условий:

  • коэффициент текущей ликвидности на конец отчетного периода в зависимости от отраслевой (подотраслевой) принадлежности организации имеет значение менее нормативного;
  • коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами на конец отчетного периода в зависимости от отраслевой (подотраслевой) принадлежности организации имеет значение менее нормативного.

Расчет коэффициентов, характеризующих неудовлетворительную структуру бухгалтерского баланса ООО «Т», а также коэффициента обеспеченности финансовых обязательств активами общества за 2007 — 2010 годы был приведен в заключении N. от 01.04.2011, из которого следует, что коэффициент на конец отчетного периода имел значение менее 1,7, коэффициент на конец отчетного периода имел значение менее 0,3. Коэффициенты, характеризующие платежеспособность, также имели значение ниже нормативных по состоянию на 01.01.2006 ( , ) и в течение 2006 года.

Вышеизложенное свидетельствует, что структура баланса ООО «Т» являлась неудовлетворительной на протяжении 2006 — 2010 годов, так как коэффициент текущей ликвидности ( ) и коэффициент обеспеченности собственными оборотными активами ( ) за все анализируемые периоды имеют значения меньше нормативов, установленных для данной отрасли хозяйства.

Инструкцией также определено, что организация считается устойчиво неплатежеспособной, когда имеется неудовлетворительная структура баланса, а также при значении коэффициента на дату составления последнего баланса, превышающем 0,85.

Коэффициент обеспеченности финансовых обязательств активами характеризует способность организации рассчитаться по своим финансовым обязательствам после реализации активов. В течение всего исследуемого периода значение данного показателя не соответствовало нормативу и имело общую тенденцию к росту с 0,92 на 01.01.2007 до 1,85 на 01.07.2010 и 1,89 на 01.12.2010. Реальная обеспеченность финансовых обязательств активами еще ниже, поскольку часть активов в действительности является затратами, подлежащими списанию. С середины 2007 года значение данного показателя постоянно превышало 1, то есть общество не могло рассчитаться по своим обязательствам даже после продажи всех имеющихся у него активов (стр. 9 заключения эксперта).

Так как коэффициент обеспеченности финансовых обязательств активами за весь анализируемый период имеет значение, превышающее 0,85, следовательно, ООО «Т» являлось устойчиво неплатежеспособной организацией в 2006 — 2010 гг.

Факт неплатежеспособности должника подтверждался материалами дела, за период с 01.05.2007 у должника возникли денежные обязательства в сумме 3477366684 бел. руб., 19800,90 дол. США, 14745708,58 рос. руб. и 400670,81 евро, включенные в реестр требований кредиторов по состоянию на 08.05.2014.

Таким образом, поскольку основания для подачи заявления должника о банкротстве ООО «Т» существовали с 01.05.2007 и до назначения ликвидатора ЧУП «А» (07.06.2010), обязанность подачи такого заявления в суд в установленный ст. 8 Закона о банкротстве срок (по 30.04.2007 включительно) не была исполнена К. и Б.

В силу своего правового положения директора К. и Б., владея необходимой информацией о финансовом состоянии предприятия за 2006 — 2010 годы, должны были и имели возможность определять действия общества.

Однако за весь период неплатежеспособности должника (2007 — 2010 годы) отсутствуют какие-либо сведения о том, что директора К. и Б. предпринимали какие-либо действия по предупреждению банкротства общества.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что в данном случае имелись все основания для привлечения К. и Б. как бывших руководителей должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника на основании частей 1 и 4 статьи 8 Закона о банкротстве и подп. 1.12 Указа N 508 в размере 3477366684 бел. руб., 19800,90 дол. США, 14745708,58 рос. руб. и 400670,81 евро.

Доводы ответчика К. и его представителя об отсутствии у него безусловной обязанности по обращению в экономический суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом) основаны на неверном толковании норм материального права, поскольку обязанность должника по подаче названного заявления при наступлении установленных Законом о банкротстве обстоятельств предусмотрена указанным Законом, который каких-либо оснований для освобождения от данной обязанности не содержит.

Возражения К. о том, что эксперту не предоставлялись балансы за 2006 год и им сделан неправильный вывод относительно факта возникновения основания для подачи заявления должника на конкретную дату, судом отклоняются, поскольку независимо от того, что эксперту не предоставлен годовой бухгалтерский баланс за 2006 год, в материалах дела имеется достаточно доказательств, подтверждающих неудовлетворительное финансовое состояние должника и невозможность общества рассчитаться по своим финансовым обязательствам с кредиторами после реализации активов общества. Более того, К., являясь директором общества, как руководитель общества в силу статьи 6 Закона Республики Беларусь «О бухгалтерском учете и отчетности» (далее — Закон о бухгалтерском учете) обязан был организовать бухгалтерский учет и создать необходимые условия для правильного его ведения, а также обеспечить неукоснительное выполнение всеми подразделениями и работниками, имеющими отношение к учету, требований главного бухгалтера в части соблюдения правил ведения бухгалтерского учета, оформления и представления для учета документов и сведений. Статьей 13 Закона о бухгалтерском учете предусмотрено, что организация должна составлять бухгалтерскую отчетность за месяц, квартал и год нарастающим итогом с начала отчетного года, если иное не установлено законодательством Республики Беларусь.

Ссылка представителя К. на отсутствие у него полномочий на подачу заявления в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 8 Закона о банкротстве со ссылкой на подп. 1.12 Указа N 508 об отнесении принятия решения о подаче заявления должника к компетенции общего собрания участников, являлась несостоятельной, поскольку директор должника, который в силу закона выступает от имени должника, по смыслу положений ст. 1 Закона о банкротстве является руководителем общества, на которого возложена специальная обязанность по подаче заявления о признании должника банкротом при наличии предусмотренных законодательством обстоятельств. В связи с этим руководитель должника при исполнении данной обязанности не связан какими-либо указаниями учредителей общества и обязан исполнить требования закона вне зависимости от позиции учредителей должника.

Иные доводы лиц, участвующих в деле, не влияли на существо рассматриваемого спора.

Таким образом, было вынесено решение о взыскании с К. солидарно с Б. в пользу ООО «Т» 3477366684 бел. руб., 19800,90 дол. США, 14745708,58 рос. руб. и 400670,81 евро в порядке привлечения к субсидиарной ответственности и о взыскании с Б. солидарно с К. в пользу ООО «Т» 3477366684 бел. руб., 19800,90 дол. США, 14745708,58 рос. руб. и 400670,81 евро в порядке привлечения к субсидиарной ответственности.

Решение по упомянутому спору обжаловалось в суд апелляционной инстанции и было оставлено без изменений.