Требование о взыскании страхового возмещения, выплаченного потерпевшему по договору добровольного страхования наземных транспортных средств

При заявлении исковых требований в порядке суброгации страховщикам необходимо помнить, что в их предмет доказывания входит подтверждение не только факта наличия страхового случая, но и наличия причинно-следственной связи между полученными повреждениями и действиями ответчика.

Апелляционной инстанцией экономического суда 13 сентября 2016 г. при рассмотрении апелляционной жалобы общества с ограниченной ответственностью «П» (далее — ООО «П», ответчик) на решение экономического суда от 17.05.2016 по иску закрытого страхового акционерного общества «Б» (далее — истец, ЗСАО «Б») о взыскании 11283034 неденоминированных белорусских рублей выплаченного потерпевшему страхового возмещения по договору добровольного страхования наземных транспортных средств от 26.11.2014, 1251953 неденоминированных белорусских рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, с привлечением третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца — общества с ограниченной ответственностью «В» (далее — ООО «В»), было установлено следующее.

Экономический суд Минской области решением от 17.05.2016 с учетом правил статьи 63 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) удовлетворил исковые требования истца, взыскав с ООО «П» в пользу ЗСАО «Б» 10680280 неденоминированных белорусских рублей выплаченного потерпевшему страхового возмещения по договору добровольного страхования наземных транспортных средств юридических лиц от 26.11.2014, 1842500 неденоминированных белорусских рублей процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 05.08.2015 по 17.05.2016.

Ответчик (апеллянт) не согласился с решением экономического суда первой инстанции от 17.05.2016, в апелляционной жалобе поставил вопрос об отмене указанного решения.

В судебном заседании представитель апеллянта поддержала доводы, изложенные в апелляционной жалобе и дополнении к апелляционной жалобе, просила отменить обжалуемое решение и вынести постановление об отказе истцу в иске.

Так, ответчик считает, что некачественное выполнение работ сотрудниками ответчика в рамках выполнения условий договора на утепление кузова от 14.01.2015 не является страховым случаем в виде аварии, под которой понимается повреждение (гибель) транспортного средства в результате внешних воздействий посторонних объектов (в т.ч. удара, наезда (например, на транспортное средство накатилась тележка на стоянке гипермаркета), падения на транспортное средство каких-либо предметов, деревьев, столбов, льда, снега, мачт освещения и т.д.), как это предусмотрено подп. 3.1.1.1 Правил добровольного страхования наземных транспортных средств юридических лиц N 6, утвержденных ЗАСО «Б».

В связи с этим ответчик отмечает, что истец (страховщик) необоснованно признал производство ремонтных воздействий в виде повреждения кузова автомобиля страхователя страховым случаем, соответственно в действиях истца (ЗАСО «Б») ответчик не усматривает право на применение суброгации и предъявления к ответчику (ООО «П») страхового ущерба к возмещению. Представитель ответчика также озвучила, что по имеющимся у нее сведениям спорный автомобиль был продан третьим лицом.

Ознакомившись в судебном заседании с информацией Министерства финансов Республики Беларусь, представленной по запросу суда, представитель истца с жалобой не согласилась, считает, что произведенные ненадлежащим образом сотрудниками ответчика работы по внутреннему утеплению кузова автомобиля страхователя относятся к страховому случаю, предусмотренному подп. 3.1.1 Правил добровольного страхования наземных транспортных средств юридических лиц N 6, утвержденных генеральным директором ЗАСО «Б». То есть имеет место авария транспортного средства в результате внешних воздействий посторонних объектов, а также по подп. 3.1.1.6 — повреждение застрахованного транспортного средства в результате противоправных действий третьих лиц, что отражено в постановлении старшего участкового инспектора М-го отделения милиции Минского РУВД от 04.04.2015 о прекращении дела об административном правонарушении. Представитель истца также представила и письменные возражения по апелляционной жалобе ответчика.

В свою очередь представитель ответчика пояснила, что противоправность действий сотрудников ответчика не установлена.

В судебном заседании представитель извещенного по правилам статей 140, 142 ХПК третьего лица не участвовал.

Согласно статье 280 ХПК основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда, рассматривающего экономические дела, первой инстанции являются: неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд, рассматривающий экономические дела, посчитал установленными; несоответствие выводов, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Исследовав предоставленные по делу доказательства, доводы апелляционной жалобы и возражения против нее, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции считает, что решение экономического суда Минской области от 17.05.2016 надлежит отменить с учетом следующих обстоятельств, установленных экономическим судом апелляционной инстанции.

Согласно статье 288 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в ГК и других актах законодательства.

В соответствии с материалами дела между истцом и третьим лицом заключен договор добровольного страхования наземных транспортных средств юридических лиц по варианту «полное КАСКО». Полис страхования от 25.11.2014, срок страхования 1 год.

В период действия договора страхования произошло событие: повреждение транспортного средства третьего лица (далее — автомобиль) в результате выполнения сотрудниками ответчика работ по договору на утепление цельнометаллического кузова от 14.01.2015. По результатам выполнения работ по утеплению кузова автомобиля третьего лица ответчиком был оформлен заказ-наряд от 11.03.2015.

По условиям договора на утепление цельнометаллического кузова от 14.01.2015 ответчик предоставлял гарантию на выполненные работы сроком 24 месяца, а на ремонт, связанный с устранением дефектов в период гарантийного срока, ответчик предоставлял новый гарантийный срок.

16.03.2015 третье лицо обратилось к ответчику с претензией, отметив наличие имеющихся дефектов, возникших из-за выполненных ответчиком работ, и, ссылаясь на нормы статей 674, 676, 677 ГК и условия договора о гарантийном сроке, требовало возместить стоимость устранения недостатков.

В судебном заседании представитель ответчика подтвердила факт причинения повреждений застрахованному автомобилю при производстве работ по утеплению кузова в рамках договорных отношений между ответчиком и третьим лицом. Представитель ответчика пояснила, что работники станции обслуживания ненадлежащим образом выполнили свои обязанности, применив при работах другой вид пены, из-за расширения которой произошла деформация отдельных металлических элементов кузова и лакокрасочного покрытия.

В ответ на полученную претензию ответчик 25.03.2015, руководствуясь условиями заключенного договора с третьим лицом, письменно предложил последнему в течение одного рабочего дня с момента получения ответа третьим лицом согласовать место для представления автомобиля в целях проведения его осмотра и составления заключения о недостатках и причинах их возникновения, определения стоимости восстановительного ремонта. Ответчик также отметил, что если дефекты возникли по его вине, то восстановительный ремонт он произведет за свой счет.

Следует отметить, что по результатам осмотра повреждений автомобиля, проведенного с участием представителей ответчика и третьего лица, было составлено заключение от 02.04.2015, согласно которому стоимость восстановительного ремонта составила 14276706 неденоминированных белорусских рублей. Данная сумма восстановительного ремонта, с которой согласен ответчик, была перечислена последним истцу, что не оспаривается сторонами.

Тем не менее представитель третьего лица 30.03.2015 обратился в М-е отделение милиции Минского РУВД в целях фиксации факта повреждений автомобиля, причиненных работниками ответчика при оказании услуг по договору утепления кузова от 14.01.2015.

Кроме того, 31.03.2015 третье лицо также обратилось с заявлением к страховщику (истцу) о проведении осмотра застрахованного автомобиля для определения ущерба, возникшего в результате противоправных действий третьих лиц; повреждения — деформация грузового отсека; обстоятельства, при которых произошел страховой случай — проведение ремонтных работ сотрудниками ответчика, о чем 30.03.2015 заявлено в М-е отделение милиции Минского РУВД.

04.04.2015 постановлением старшего участкового инспектора М-го отделения милиции Минского РУВД прекращено дело об административном правонарушении по результатам рассмотрения заявления истца и проведения проверки ввиду отсутствия в действиях сотрудников ответчика состава административного правонарушения.

При этом в названном постановлении отмечено, что представитель третьего лица обратился за фиксацией повреждений для получения страхового возмещения, поскольку автомобиль застрахован. Также представитель пояснил, что повреждения носили случайный характер.

12.06.2015 страхователь (третье лицо) обратился в страховую компанию (к истцу) о выплате страхового возмещения за вред, причиненный застрахованному автомобилю.

16.06.2015 истцом составлен акт о страховом случае, в котором указано на повреждение застрахованного транспортного средства в результате страхового случая, а именно в период времени с 12.02.2015 по 11.03.2015 в Минском районе д. Б. сотрудники ООО «П» при производстве ремонтных воздействий повредили кузов автомобиля страхователя.

В связи с событием, признанным страховым случаем, на основании заявления потерпевшего (третьего лица), заключения о размере вреда, причиненного транспортному средству, от 04.05.2015, истцом (страховщиком) выплачено потерпевшему страховое возмещение в размере 25418786 неденоминированных белорусских рублей.

По настоящему иску истцом в порядке суброгации была заявлена к взысканию разница между суммой, выплаченной страховщиком третьему лицу, выплаченных расходов по оценке размера вреда (96000 неденоминированных белорусских рублей) и вызова на осмотр (44958 белорусских неденоминированных рублей), и суммой, уплаченной ответчиком в размере 14276710 неденоминированных белорусских рублей восстановительного ремонта, как это было определено по результатам осмотра повреждений автомобиля, проведенного с участием представителей ответчика и третьего лица, согласно заключению специалиста от 02.04.2015.

Тем не менее согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 832 ГК при заключении договора имущественного страхования или страхования ответственности между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая).

Страховой суммой (лимитом ответственности) является установленная законом, актом Президента Республики Беларусь или договором страхования денежная сумма, в пределах которой, если иное не предусмотрено законом, актом Президента Республики Беларусь, страховщик обязан произвести страховую выплату при наступлении страхового случая (пункт 1 статьи 837 ГК).

То есть из содержания приведенных норм следует, что страховая выплата производится при наступлении страхового случая, определение которого является существенным условием договора страхования.

В силу пункта 1 статьи 833 ГК условия, на которых заключается договор добровольного страхования, определяются в правилах соответствующего вида страхования, утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков и согласованных с органом, осуществляющим государственный надзор за страховой деятельностью.

В соответствии с подп. 3.1.1.1, 3.1.1.6 Правил добровольного страхования наземных транспортных средств юридических лиц N 6, утвержденных генеральным директором ЗАСО «Б» (далее — Правила), по варианту «полное КАСКО» страховыми случаями являются утрата (гибель) или повреждение застрахованного транспортного средства (дополнительного оборудования) в результате:

аварии (в т.ч. дорожно-транспортного происшествия (далее — ДТП)). Аварией признается повреждение (гибель) транспортного средства в результате столкновения (в т.ч. с другим транспортным средством, пешеходом, птицами, животными), наезда (в т.ч. на пешехода, неподвижные предметы, сооружения и другие препятствия), его опрокидывания, падения (в т.ч. попадания в кювет), внешних воздействий посторонних объектов (в т.ч. удара, наезда (например, на транспортное средство покатилась тележка на стоянке гипермаркета), падения на транспортное средство каких-либо предметов, деревьев, столбов, льда, снега, мачт освещения и т.д.);

противоправных действий третьих лиц, хищения отдельных агрегатов, частей, узлов, деталей транспортного средства (дополнительного оборудования), включая попытки совершения указанных действий, за исключением угона, хищения, мошенничества.

Как отмечено ранее, повреждение элементов кузова и лакокрасочного покрытия застрахованного автомобиля произошло в результате внутренних ремонтных работ по утеплению кузова застрахованного автомобиля.

В исковом заявлении истец не привел факторов внешнего воздействия посторонних объектов на застрахованный автомобиль и, как следствие, надлежащим образом не доказал наличие принадлежащего ответчику источника внешнего воздействия, посредством которого были причинены повреждения застрахованному автомобилю с внешней его стороны.

В рассматриваемом случае суд апелляционной инстанции не усматривает наличие причинно-следственной связи между проведением внутренних ремонтных работ по утеплению кузова застрахованного автомобиля сотрудниками ответчика и наличием повреждений элементов застрахованного автомобиля в результате внешних воздействий посторонних объектов, как это предусмотрено Правилами.

Вывод суда в данной части также подтверждается позицией Министерства финансов Республики Беларусь от 19.07.2016 N 13-2-13/589.

Противоправность действий сотрудников ответчика также не доказана истцом, доказательства такового в деле отсутствуют, а из содержания постановления от 04.04.2015 старшего участкового инспектора М-го отделения милиции Минского РУВД, на которое ссылается представитель истца в обоснование своих требований, усматривается обратное: отсутствие в действиях сотрудников ответчика состава административного правонарушения.

Как следствие, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что в рассматриваемом случае у страховщика отсутствовали основания для отнесения к страховому случаю (авария в результате внешних воздействий посторонних объектов (подп. 3.1.1.1 Правил), противоправные действия третьих лиц (подп. 3.1.1.6 Правил)) повреждения транспортного средства, возникшего в результате ненадлежащего выполнения работ по внутреннему утеплению кузова застрахованного автомобиля сотрудниками ответчика.

В подп. 3.1.1 Правил не предусмотрено в качестве страхового случая повреждение застрахованного транспортного средства в результате его ремонта станцией технического обслуживания и другой ремонтной организацией, имеющих разрешение на проведение соответствующих работ (оказание услуг), что следует из буквального его прочтения.

Следовательно, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что исковые требования истца к ответчику, заявленные в порядке суброгации по правилам статьи 855 ГК, неправомерны.

При таких обстоятельствах истцу надлежит отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В связи с этим доводы истца отклоняются судом апелляционной инстанции по причине их несостоятельности.

Согласно абзацу второму части первой статьи 280 ХПК основанием для изменения или отмены судебного постановления суда, рассматривающего экономические дела, первой инстанции является неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что судом первой инстанции в решении от 17.05.2016 неполно выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела, а выводы, изложенные в судебном акте, не соответствуют обстоятельствам дела, в связи с чем решение суда первой инстанции от 17.05.2016 надлежит отменить, отказав истцу в удовлетворении заявленных исковых требований в полном объеме.