Отказ в признании акта внеплановой проверки органа финансовых расследований недействительным

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 28.01.2016 (дело N 217-5/2015/12А)

Требование: О признании акта внеплановой проверки органа финансовых расследований недействительным.

Обстоятельства: Юридическим лицом были приняты к учету документы, которые не имели юридической силы и не отражали действительность совершенных в них сделок. Данный факт привел к недоначислению и неуплате в бюджеты НДС и налога на прибыль. Согласно составленному акту, было принято решение о взыскании недоначисленных налогов.

Решение: Требование не было удовлетворено, так как был доказан факт внесения фиктивных данных в первичные учетные документы.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА МИНСКОЙ ОБЛАСТИ

Апелляционная инстанция экономического суда Минской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу частного торгового унитарного предприятия «М» (далее — ЧТУП «М») (заявитель) на решение экономического суда Минской области от 15.12.2015 по делу N 217-5/2015 по заявлению ЧТУП «М» о признании недействительным решения управления Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля (далее — УДФР КГК) Республики Беларусь по Минской области и г. Минску от 20.01.2015, с участием представителей

Установила:

Экономический суд Минской области решением от 15.12.2015 по делу N 217-5/2015 отказал заявителю в удовлетворении заявленных требований в полном объеме о признании недействительным решения УДФР КГК Республики Беларусь по Минской области и г. Минску от 20.01.2015 по акту внеплановой проверки ЧТУП «М» от 20.11.2014 о взыскании 520 077 139 рублей налога на добавленную стоимость, 851 039 968 рублей налога на прибыль и 535 655 719 рублей пени.

С решением экономического суда первой инстанции не согласился заявитель (апеллянт), который просил отменить обжалуемое решение и принять по делу новое постановление об удовлетворении заявленного требования в полном объеме.

Представитель апеллянта в судебном заседании поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе. Считает, что судом первой инстанции не выяснены все обстоятельства, имеющие значение для дела, а выводы, изложенные в судебном акте, не соответствуют обстоятельствам дела. Протоколы допросов подозреваемых и свидетелей, составленные в рамках уголовного процесса, не могут подтвердить или опровергнуть факты, подлежащие доказыванию по данному делу. При этом судом не учтено, что фактически товары были приобретены (реализованы), а также осуществлялось перечисление денежных средств во исполнение соответствующих хозяйственных операций. Судом сделан необоснованный вывод о нарушении заявителем норм Закона Республики Беларусь от 18.10.1994 N 3321-XII «О бухгалтерском учете и отчетности» (далее — Закон о бухгалтерском учете) при совершении спорных операций, а также не учтен довод заявителя о том, что проверяющими незаконно сделана ссылка на нормы Указа Президента Республики Беларусь от 23.10.2012 N 488 (далее — Указ N 488).

В судебном заседании представители заинтересованного лица не согласились с апелляционной жалобой, считают обжалуемое решение суда первой инстанции законным и обоснованным, просили отказать в удовлетворении апелляционной жалобы, оставив обжалуемое решение без изменения. Считают, что при проведении проверки и в ходе судебного разбирательства было собрано достаточно доказательств, опровергающих факт осуществления заявителем конкретных хозяйственных операций со всеми отраженными в акте проверки юридическими лицами. Факт перечисления денежных средств за отгруженные или приобретенные товары, указанные в спорных товарно-транспортных накладных (далее — ТТН), не свидетельствует о правомерности принятия первичных учетных документов к учету. Указ N 488 регламентирует полномочия проверяющих при проведении проверки, а не вводит или усиливает ответственность юридических лиц.

Согласно статье 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда, рассматривающего экономические дела, первой инстанции являются: неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд, рассматривающий экономические дела, посчитал установленными; несоответствие выводов, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Исследовав представленные по делу доказательства, пояснения лиц, участвующих в деле, доводы апелляционной жалобы и против нее, экономический суд апелляционной инстанции считает, что решение экономического суда Минской области от 15.12.2015 по делу N 217-5/2015 не подлежит отмене, так как является законным и обоснованным, исходя из следующего.

В ходе внеплановой проверки ЧТУП «М» УДФР КГК Республики Беларусь по Минскому району и г. Минску были изучены документы по финансово-хозяйственным взаимоотношениям с ЧТУП «З», ЧТУП «Э», ЧТУП «У», частным производственно-строительным унитарным предприятием «Я» (далее — ЧПСУП «Я»), ЧТУП «О», ЧТУП «Д», ЧТУП «П».

В результате проведенной проверки заинтересованным лицом был сделан вывод о помещении в бухгалтерский учет ЧТУП «М» первичных учетных документов, которыми оформлена поставка товарно-материальных ценностей (далее — ТМЦ) от вышеуказанных юридических лиц или, наоборот, в их адрес, которые не подтверждают факт совершения хозяйственных операций, так как содержат недостоверные сведения об участниках хозяйственных операций и ответственных лицах за ее осуществление, поскольку данные контрагенты в этих операциях не участвовали.

В этой связи УДФР КГК Республики Беларусь по Минскому району и г. Минску вынесено решение от 20.01.2015 по акту внеплановой проверки ЧТУП «М» от 20.11.2014 о взыскании 520 077 139 рублей налога на добавленную стоимость, 851 039 968 рублей налога на прибыль, 121 907 073 рублей пени по налогу на добавленную стоимость, 413 748 646 рублей пени по налогу на прибыль.

Суд первой инстанции правомерно согласился с выводами заинтересованного лица, исходя из совокупности следующих доказательств:

  1. объяснений гражданки А., данных в ходе расследования уголовного дела по обвинению ее в совершении преступления, предусмотренного частью 6 статьи 16, частью 2 статьи 243 Уголовного кодекса Республики Беларусь, согласно которым она представляла должностным лицам различных субъектов хозяйствования реального сектора экономики, в том числе ЧТУП «М», с целью уклонения от уплаты налогов фиктивные документы на приход или расход ТМЦ от имени ЧТУП «З», ЧПСУП «Я», ЧТУП «П», ЧТУП «О», ЧТУП «Д», ЧТУП «У», ЧТУП «Э». Впоследствии фиктивные документы вместе с наличными денежными средствами передавались должностным лицам предприятий реального сектора экономики или представителям данных организаций (в случае с ЧТУП «М» таким представителем являлся И.). В действительности никаких поставок товаров в адрес указанных лжеструктур от ЧТУП «М» никогда не было, как и не было прихода товаров от ЧТУП «М» в их адрес, сделки носили бестоварный характер. Также ЧТУП «М» пользовалось услугами по обналичиванию денежных средств, т. е. переводу их в безналичные;
  2. объяснений директоров предприятий У. и П. (ЧПСУП «Я»), М. (ЧТУП «П»), Н. (ЧТУП «У»), Е. (ЧТУП «О»), Ч. (ЧТУП «Э»), Д. (ЧТУП «Д»), Ш. (ЧТУП «З»), данных ими в ходе допросов в качестве свидетелей должностным лицам УДФР КГК Республики Беларусь по Минской области и г. Минску при расследовании уголовных дел, согласно которым они отрицали свое участие в осуществлении финансово-хозяйственной деятельности возглавляемых ими организаций, в том числе подписание договоров, ТТН, иных документов по взаимоотношениям с ЧТУП «М»;
  3. объяснений водителей ЧТУП «М» К. и Р., данных ими в ходе допросов должностным лицам УДФР КГК Республики Беларусь по Минской области и г. Минску при расследовании уголовного дела, которые не смогли с достоверностью вспомнить события, связанные с оформлением документов, отгрузкой, перевозкой товаров от вышеуказанных субъектов хозяйствования или в их адрес (ЧТУП «О», ЧТУП «Д», ЧТУП «У», ЧТУП «Э» — К.; ЧПУП «З», ЧПСУП «Я», ЧТУП «У», ЧПУП «О», ЧПУП «Д», ЧПУП «У», ЧПУП «Э» — Р.). Водители поясняли, что должностных лиц либо представителей данных предприятий они не знают. Каким образом и при каких обстоятельствах осуществлялась отгрузка и перевозка ТМЦ, вспомнить не смогли. О том, что осуществлялась перевозка товаров согласно представленным им на обозрение товарно-сопроводительным документам, наверняка утверждать не могут, делают выводы только основываясь на том, что в ТТН учинены их подписи в графе «товар к перевозке принял водитель». Перевозки ТМЦ ими в адрес ЧПУП «М» или наоборот всегда осуществлялись в дату, указанную в ТТН. Перевозок без ТТН и путевых листов никогда не осуществлялось.Допросы проводились согласно нормам Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь. Каких-либо замечаний по протоколам допроса данными лицами не делалось. Свидетели предупреждались об уголовной ответственности за отказ либо уклонение от дачи показаний, за дачу заведомо ложных показаний. Действующим законодательством, в том числе ХПК, не запрещено рассмотрение в качестве доказательств протоколов допросов подозреваемых и свидетелей, составленных в рамках уголовного процесса;
  4. анализа телефонных соединений абонентских номеров, принадлежащих водителям Р. и К., из которого следует, что в указанные в товарно-сопроводительных документах даты, когда производилась погрузка или отгрузка ТМЦ от либо в адрес ЧТУП «М», в данных пунктах погрузки (разгрузки) водители не находились;
  5. отсутствия путевых листов согласно имеющимся ТТН, отсутствия в ряде случаев ссылок на путевые листы, договоры, несоответствия мест разгрузок юридическим адресам;
  6. сведений относительно пунктов погрузки (разгрузки), юридических адресов контрагентов ЧТУП «М», из которых следует, что договоры аренды на офисные или складские помещения либо не заключались, либо были прекращены на момент совершения хозяйственных операций. ТМЦ по указанным адресам не хранились, не разгружались, в ряде случае отсутствовал доступ к ранее арендованным помещениям.

В соответствии со статьей 9 Закона о бухгалтерском учете факт совершения хозяйственной операции подтверждается первичным учетным документом, имеющим юридическую силу, который составляется ответственным исполнителем совместно с другими участниками операции по типовым формам, утвержденным Министерством финансов Республики Беларусь, республиканскими органами государственного управления, подчиненными Совету Министров Республики Беларусь, осуществляющими методологическое руководство бухгалтерским учетом и отчетностью организаций соответствующих отраслей экономики, либо по форме, хотя и не предусмотренной в таких альбомах, но содержащей обязательные реквизиты: наименование, номер документа, дату и место его составления; содержание и основание совершения хозяйственной операции, ее измерение и оценку в натуральных, количественных и денежных показателях; должности лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, их фамилии, инициалы и личные подписи.

Первичные учетные документы могут содержать иные сведения, не являющиеся обязательными.

Своевременное и правильное оформление первичных учетных документов, передачу их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учете, а также достоверность содержащихся в них сведений обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы.

Инструкцией по заполнению типовых форм первичных учетных документов ТТН-1 «Товарно-транспортная накладная» и ТН-2 «Товарная накладная», утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 18.12.2008 N 192, установлены требования к порядку заполнения ТТН.

Согласно пунктам 3, 4 названной Инструкции бланки накладных ТТН-1 и ТН-2 являются бланками строгой отчетности.

Заполнение реквизитов накладных ТТН-1 и ТН-2 производится последовательно. При этом подлежат обязательному заполнению реквизиты, содержащие сведения об участниках совершаемой хозяйственной операции (грузоотправителе, грузополучателе, заказчике автомобильной перевозки (плательщике)), ее содержании и оценке в натуральных, количественных и денежных показателях; сведения о лицах, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, с указанием их должностей, фамилий, инициалов и личных подписей.

Согласно статье 10 Закона о бухгалтерском учете хозяйственные операции должны отражаться в регистрах бухгалтерского учета в хронологической последовательности и группироваться по соответствующим счетам бухгалтерского учета. Правильность отражения хозяйственных операций в регистрах бухгалтерского учета обеспечивают лица, составившие и подписавшие их.

Согласно подпункту 1.3 пункта 1 статьи 22 Общей части Налогового кодекса Республики Беларусь (далее — НК) плательщик обязан вести в установленном порядке учет доходов (расходов) и иных объектов налогообложения.

В соответствии с пунктом 2 статьи 62 Общей части НК налоговый учет основывается на данных бухгалтерского учета и (или) на иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

В соответствии с подпунктом 1.10 пункта 1 Указа N 488 для целей налогообложения факт совершения хозяйственной операции подтверждается первичным учетным документом, имеющим юридическую силу. При этом первичный учетный документ обладает юридической силой только в случае действительности совершения отраженной в нем хозяйственной операции.

Первичный учетный документ может быть признан контролирующим органом по результатам проверки, проведенной в пределах его компетенции, не имеющим юридической силы в случае наличия у контролирующего органа и (или) представления правоохранительными органами доказательств, опровергающих факт совершения отраженной в нем хозяйственной операции.

Несмотря на то, что форма и содержание вышеуказанных ТТН, актов и справок о стоимости выполненных работ (этапов) (товарных накладных) по внешним признакам соответствуют требованиям законодательства, фиктивность внесенных в них данных лишает такие документы юридической силы.

В соответствии с подпунктом 1.11 пункта 1 Указа N 488 налогообложение хозяйственных операций, оформленных не имеющими юридической силы первичными учетными документами, осуществляется в следующем порядке:

  • по хозяйственным операциям по приобретению товаров (работ, услуг), имущественных прав:
    • Стоимость приобретения товаров (работ, услуг), имущественных прав не включается в состав затрат по производству и реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, учитываемых при налогообложении;
    • Предъявленные суммы налога на добавленную стоимость не подлежат вычету и не включаются в состав затрат по производству и реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, учитываемых при налогообложении, и внереализационных расходов;
  • по хозяйственным операциям по реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав:
    • Внереализационными доходами признаются фактически полученные денежные средства и (или) иное имущество исходя из стоимости такого имущества, указанной в первичных учетных документах о его получении;
    • Стоимость товаров (работ, услуг), имущественных прав включается в налоговую базу по налогу на добавленную стоимость, а также в выручку от реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав (валовую выручку).

Применение вышеуказанных положений Указа N 488 является правомерным, т. к. данный нормативный правовой акт регламентирует действия и полномочия проверяющих на момент проведения проверки, а не устанавливает или усиливает ответственность юридических лиц. Кроме того, термин «первичный учетный документ, имеющий юридическую силу» на момент составления спорных первичных учетных документов был закреплен в статье 9 Закона о бухгалтерском учете.

Отсутствие на момент совершения хозяйственных операций в реестре коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере сведений в отношении контрагентов не свидетельствует о юридической силе первичных учетных документов, составленных в подтверждение хозяйственных операций, совершенных с участием этих организаций.

Само по себе наличие ТМЦ у ЧТУП «М», отраженных в спорных ТТН, и дальнейшее их использование не подтверждают их поступление непосредственно от данных организаций-поставщиков, а равно реализацию товара в их адрес. Указание в первичных учетных документах недостоверных сведений о грузоотправителях (грузополучателях), основаниях для отгрузки, водителях, местах отгрузки не может быть расценено в качестве неправильного (неполного) заполнения первичных учетных документов. Перечисление денежных средств не подтверждает фактическое приобретение (реализацию) товара с участием поставщиков (покупателей).

Таким образом, по совокупности всех имеющихся доказательств об отсутствии осуществления соответствующих хозяйственных операций со стороны ЧПУП «З», ЧПСУП «Я», ЧПУП «П», ЧПУП «О», ЧПУП «Д», ЧПУП «У», ЧПУП «Э», которые являются достаточными, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об отказе в удовлетворении требований заявителя, поскольку последним приняты к учету первичные учетные документы, не имеющие юридической силы.

На основании изложенного экономический суд апелляционной инстанции отклоняет доводы апеллянта, изложенные в апелляционной жалобе, по причине их несостоятельности, поскольку выводы суда первой инстанции основаны на фактических обстоятельствах дела и не противоречат законодательству Республики Беларусь.

Принимая во внимание изложенное, определенных статьей 280 ХПК оснований для отмены решения экономического суда Минской области от 15.12.2015 по делу N 217-5/2015 при рассмотрении апелляционной жалобы не установлено, а поэтому жалоба апеллянта не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь статьями 276, 277, 279, 281 ХПК, апелляционная инстанция экономического суда

Постановила:

Решение экономического суда Минской области от 15.12.2015 по делу N 217-5/2015 оставить без изменения, а апелляционную жалобу ЧТУП «М» — без удовлетворения.

Постановление экономического суда апелляционной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 32 ХПК.