Отказ в признании недействительным требования (предписания) главного управления ведомственного контроля городского исполнительного комитета об устранении выявленных нарушений во время внеплановой проверки

Обстоятельства: Между КУП и ООО были заключены договоры подряда. В процессе работы были неправильно оформлены документы (дефектные акты, товаротранспортные накладные). Была выявлена недостача ТМЦ. КУП утверждало, что фактически материалы были использованы на объекте предприятия, но не были своевременно составлены акты на списание ТМЦ.

Требование: О признании недействительным требования (предписания) об устранении выявленных нарушений во время внеплановой проверки.

Решение: В удовлетворении требования было отказано, поскольку выводы проверявших органов о неосновательно перечисленных подрядной организации ООО денежных средств за фактически невыполненные работы КУП являлись обоснованными.

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 24.11.2016 (дело N 43-14/2016/395А)

Примечание

Постановлением судебной коллегии по экономическим делам Верховного суда Республики Беларусь от 26.01.2017 (дело N 43-14/2016/395А/12К) данное постановление и решение экономического суда Минской области от 05.10.2016 (дело N 43-14/16) оставлены без изменения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА МИНСКОЙ ОБЛАСТИ

Экономический суд апелляционной инстанции экономического суда Минской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу коммунального сельскохозяйственного унитарного предприятия «М» (далее — КУП «М») (заявителя) на решение экономического суда Минской области от 05.10.2016 по делу N 43-14/2016 по заявлению КУП «М» о признании недействительными подпунктов 5 и 6 пункта II требования (предписания) от 04.03.2015 главного управления ведомственного контроля городского исполнительного комитета,

Установил:

Решением от 05.10.2016 экономический суд первой инстанции отказал заявителю — КУП «М» — в удовлетворении требования о признании недействительными подпунктов 5 и 6 пункта II требования (предписания) от 04.03.2015 главного управления ведомственного контроля городского исполнительного комитета (далее — главное управление).

С решением суда первой инстанции не согласился заявитель, который просит по изложенным в апелляционной жалобе основаниям отменить решение и признать недействительными обжалуемые апеллянтом подпункты 5 и 6 пункта II требования (предписания) главного управления от 04.03.2015.

Представители апеллянта в судебном заседании поддержали апелляционную жалобу в полном объеме.

Представителями заинтересованного лица заявлены категорические возражения против доводов апеллянта, решение суда первой инстанции главное управление считает законным и обоснованным по основаниям, просит оставить решение в силе.

Согласно статье 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда, рассматривающего экономические дела, первой инстанции являются: неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд, рассматривающий экономические дела, посчитал установленными; несоответствие выводов, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Исследовав представленные по делу доказательства, ознакомившись с материалами уголовного дела N 14126140060 районного отдела СК Республики Беларусь, проанализировав доводы апелляционной жалобы и возражений против нее, выслушав пояснения представителей сторон, суд апелляционной инстанции считает, что при разрешении спорного правоотношения материальное и процессуальное право применено судом первой инстанции правильно, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела, полно и всесторонне исследованным судом, а поэтому решение от 05.10.2016 по делу N 43-14/2016 не подлежит отмене, а апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению, с учетом следующего.

Требование (предписание) от 04.03.2015 вынесено главным управлением по результатам внеплановой проверки КУП «М» за период с 01.01.2013 по 01.09.2014, проведенной заинтересованным лицом в соответствии с письмом районного отдела СК Республики Беларусь (уголовное дело N 14126140060) на основании предписания от 16.09.2014 N 134, выданного первым заместителем председателя горисполкома (акт проверки от 27.11.2014, уголовное дело N 14126140060).

В целях устранения выявленных при проверке нарушений и возмещения вреда, причиненного государственному имуществу (недостачи ТМЦ), подпунктами 5 и 6 пункта II требования (предписания) главное управление потребовало (предложило):

Комиссии по инвентаризации КУП «М» определить размер возмещения вреда по установленной недостаче 345,8 тонн щебня и 1,008 тонн арматуры, в соответствии с Инструкцией о порядке определения размера причиненного государственному имуществу вреда в связи с утратой (порчей) недостачей при проведении проверок финансово-хозяйственной деятельности государственных юридических лиц, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь, Министерства экономики Республики Беларусь от 24.03.2013 N 39/69, отразив окончательный результат инвентаризации в регистрах бухгалтерского учета предприятия в соответствии с Инструкцией по инвентаризации активов и обязательств, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 30.11.2007 N 180; а также принять меры по возмещению вреда в полном объеме (подпункт 5 пункта II);

КУП «М» принять меры по возмещению неосновательно перечисленных подрядной организации (ООО «П») денежных средств за фактически невыполненные работы с применением ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь (подпункт 6 пункта II).

КУП «М» не согласно с выводами (и, соответственно, требованиями) заинтересованного лица как относительно недостачи ТМЦ, так и расчетов с ООО «П».

Так, выводы проверяющих органов о неосновательно перечисленных подрядной организации ООО «П» денежных средств за фактически невыполненные работы (подпункт 6 пункта II требования (предписания)) КУП «М» считает необоснованными.

Апеллянт указывает, что оплата за работы, выполненные ООО «П» во исполнение заключенных между апеллянтом и ООО «П» двух договоров строительного подряда (от 30.04.2013 и 14.05.2013), была осуществлена им на основании справки о стоимости выполненных работ (этапов) формы С-3, подписанной как со стороны подрядчика (ООО «П»), так и со стороны заказчика (КУП «М»); то есть — в полном соответствии с нормой части 2 пункта 64 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 N 1450 (в редакции постановления от 30.06.2011 N 875, действует с изменениями), и Положением о порядке формирования договорной (контрактной) цены и расчетов между заказчиком и подрядчиком при строительстве объектов, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 03.03.2005 N 235 (утратило силу с 01.01.2015, работы выполнены в мае — июне 2013 года).

Неправильное оформление документов (дефектных актов, товаротранспортных накладных), на которые ссылается главное управление, не свидетельствует, по мнению апеллянта, об отсутствии выполненных работ: установить факт невыполнения строительно-монтажных работ возможно лишь при проведении контрольных обмеров, однако в ходе проверки контрольный обмер на территории КУП «М» не производился.

Предположения о том, что работы выполнялись гражданами Украины апеллянт не считает противоречащим его доводам, так как такие лица могли являться работниками подрядчика либо работать у него по гражданско-правовым договорам. Встречные же проверки подрядчика заинтересованным лицом не проводились, у ООО «П» не запрашивались также и документы на выплату заработной платы; ввиду чего выводы о том, что работы выполнены не работниками этой организации, также надлежащим образом не доказаны.

Не оспаривая выявленной при проверке недостачи товарно-материальных ценностей у материально-ответственного лица П. (подпункт 5 пункта II требования (предписания)), КУП «М» указывает на то, что фактически материалы были использованы в производстве работ на объекте фабрики, но не были своевременно составлены акты на списание материальных ценностей.

Нарушение же порядка отражения списания материалов не влечет за собой установления факта недостачи. В данном случае П. после обнаружения недостачи был составлен акт на списание щебня и арматуры в количестве, соответствующем выявленной недостаче, основанием для списания этих ТМЦ явились наряды за июнь 2014 года на выполнение текущего ремонта «Зерносушильного комплекса в аг. Л.» КУП «М».

Однако объяснения П., а также позиция КУП «М» о вложении ТМЦ в выполненные работы и отсутствии факта причинения вреда предприятию не были приняты во внимание заинтересованным лицом.

По совокупности изложенных доводов апеллянт считает, что выводы проверяющих о невыполнении ООО «П» работ по текущему ремонту и, как следствие, необоснованному перечислению денежных средств этому подрядчику, материалами проверки не подтверждены, соответственно, заинтересованным лицом не доказаны обстоятельства, на основании которых выносилось требование (предписание) от 04.03.2015 об устранении выявленных нарушений.

Отказ проверяющих от проведения инструментальных контрольных обмеров выполненных работ, а также сделанные ими выводы о проведении работ не работниками ООО «П», без каких-либо документальных подтверждений и без рассмотрения фактов, изложенных в объяснительной записке П., КУП «М» расценивает как не соответствующие принципам презумпции добросовестности и невиновности проверяемого субъекта, закрепленным Указом Президента Республики Беларусь от 16.10.2009 N 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь».

При этом апеллянт ссылается также и на то, что суд первой инстанции, не выяснив все существенные для принятия обоснованного решения обстоятельства, в основу решения положил материалы уголовного дела N 14126140060, возбужденного 19.02.2014 в отношении М., которое в период вынесении требования (предписания) главным управлением ведомственного контроля горисполкома, находилось в стадии расследования и не может являться доказательством по делу.

Судом апелляционной инстанции доводы КУП «М» отклоняются в полном объеме как необоснованные.

В соответствии со статьей 100 ХПК исходя из оснований требований и возражений лиц, участвующих в деле, и с учетом содержания подлежащих применению норм права обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора или рассмотрения дела (предмета доказывания), определяет суд (часть 1 статьи 100).

Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством (часть 2 статьи 100 ХПК).

При рассмотрении апелляционной жалобы не подтвердились доводы апеллянта относительно того, что судом первой инстанции в основу решения были положены материалы уголовного дела, как на то ссылается апеллянт.

Доводы апеллянта относительно того, что в основу постановленного по данному делу решения судом первой инстанции были положены материалы уголовного дела, полностью опровергаются материалами дела N 43-14/2016 и текстом самого решения, а поэтому судом апелляционной инстанции отклоняется как необоснованные.

Имеющиеся в материалах уголовного дела документы были исследованы судом постольку, поскольку касались обстоятельств, на которые ссылался прежде всего сам апеллянт, то есть, — в целях полноты и объективности исследования всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела N 43-14/2016. При этом пояснения работников апеллянта, имеющиеся в материалах уголовного дела, были оценены судом в совокупности с доказательствами, представленными по делу N 43-14/2016, в том числе с материалами проверки, проведенной заинтересованным лицом, на основании которой было вынесено оспариваемое требование (предписание).

При рассмотрении заявлений об оспаривании ненормативного правового акта и об обжаловании действий (бездействия) суд в силу части 1 и 2 статьи 229 ХПК в судебном заседании проверяет: компетенцию государственного органа, органа местного управления и самоуправления или должностного лица, издавших ненормативный правовой акт, соответствие этого ненормативного правового акта или его обжалуемых отдельных положений законодательным и иным нормативным правовым актам, не будучи при этом (в силу части 2 статьи 229 ХПК) связанным основаниями и доводами, изложенными в заявлениях об оспаривании ненормативного правового акта или об обжаловании действий (бездействия).

Указанными процессуальными нормами и руководствовался суд первой инстанции при постановлении решения по делу N 43-14/2016, в котором аргументированно и подробно изложены выводы суда по всем обстоятельствам, входящим в предмет доказывания по спорному правоотношению, то есть, — имеющим непосредственное отношение к оценке обжалуемого требования (предписания) на предмет его соответствия (не соответствия) положениям законодательства, дана оценка доказательствам, на основании которых суд пришел к выводу о законности и обоснованности решения.

В соответствии со статьей 217 ХПК хозяйственные суды рассматривают по первой инстанции дела отдельных видов производств (в данном случае — дело о проверке законности ненормативного правового акта, глава 25 ХПК) по правилам, установленным данным Кодексом, с учетом особенностей, предусмотренных соответствующими главами Кодекса и иными законодательными актами.

С учетом чего, предусмотренная абзацем 2 части 3 статьи 229 ХПК обязанность заинтересованного лица по доказыванию законности оспариваемого заявителем решения не исключает предусмотренной частью 2 статьи 100 ХПК обязанности самого апеллянта по доказыванию тех обстоятельств, на которые он ссылается как на обоснование своих доводов о недействительности ненормативного акта.

Однако апеллянт в обоснование своих доводов суду первой инстанции представил не отвечающие требованиям относимости и допустимости доказательства, подтверждающие доводы и обстоятельства, на которые он ссылается, а только изложил свое мнение относительно спорных обстоятельств и выводов заинтересованного лица, основанное на субъективном толковании положений законодательства.

Апелляционная жалоба, по сути, повторяет те же доводы, которые были изложены в заявлении о признании недействительными подпунктов 5 и 6 пункта II требования (предписания) от 04.03.2015, и направлена на переоценку обстоятельств и доказательств, данную судом первой инстанции.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции по результатам проверки законности и обоснованности постановленного по данному делу решения считает, что представленные по делу доказательства оценены судом первой инстанции в полном соответствии с требованиями статьи 108 ХПК, и не усматривает оснований для переоценки доказательств.

Доводы относительно того, что щебень и арматура, недостача которых выявлена в ходе проверки, проведенной главным управлением, фактически были использованы при проведении работ на предприятии, КУП «М» обосновывает только лишь объяснениями самого материально-ответственного лица (П.), у которого была выявлена недостача этих ТМЦ, и составленным им же 20.10.2014 — уже после обнаружения недостачи — актом (подписан также заместителем директора по производству, бухгалтером и начальником транспортного цеха) на списание щебня и арматуры в количестве, соответствующем недостаче, а также приложенными к акту нарядами за июнь 2014 года на выполнение текущего ремонта «Зерносушильного комплекса».

Вместе с тем, в ходе проверки установлено, что «Зерносушильный комплекс в аг. Л.» является строящимся объектом, в силу чего текущие работы в принципе не могли выполняться на этом объекте: объект строится по проектно-сметной документации генподрядной организацией ОАО «Г» и затраты по нему учитываются на субсчете 08.3 «Строительство и создание объектов основных средств» счета 08 «Вложения во внеооборотные активы.

Инвентаризация ТМЦ и материально-ответственного лица П. была проведена в присутствии главного контролера-ревизора заинтересованного лица (Л.). Перед началом инвентаризации материально-ответственным лицом П. в соответствии с Инструкцией по инвентаризации активов и обязательств, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 30.11.2007 N 180, дана расписка о том, что к началу проведения инвентаризации все расходные и приходные документы на ценности сданы в бухгалтерию, все ценности, поступившие на его ответственность, оприходованы, а выбывшие — списаны.

Составленная при инвентаризации опись ТМЦ, отражающая недостачу, подписана материально-ответственным лицом с распиской подтверждающей проведение проверки активов в его присутствии, а также отсутствие каких-либо претензий к членам комиссии.

При таких фактических обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание объяснение П. и позицию КУП «М» об использовании щебня и арматуры для нужд предприятия: если руководствоваться логикой апеллянта, то списать можно любое количество ТМЦ, недостача которых будет выявлена, в любое удобное для материально-ответственного лица или предприятия время.

Такой подход суд первой инстанции обоснованно посчитал правомерным и не соответствующим требованиям действующие законодательства.

Поскольку в ходе проведенной главным управлением проверки не подтвердилась возможность использования недостающих ТМЦ на те цели, которые указаны в акте от 20.10.2014 на списание щебня и арматуры, последовательность действий, результатом которой явилось составление этого акта (акт составлен после того, как материально ответственное лицо подтвердило надлежащим документом, что все выбывшие из его ответственности ТМЦ, к началу инвентаризации были списаны), свидетельствует не об устранении материально-ответственным лицом допущенного нарушения порядка списания ТМЦ, а о составлении акта в целях избежания ответственности.

Материалами дела полностью подтверждается также и правомерность выводов суда первой инстанции относительно расчетов, произведенных апеллянтом с подрядчиком ООО «П».

Согласно предоставленным самим КУП «М» при проверке сведениям о недвижимом имуществе, закрепленном за этим предприятием, такого объекта недвижимого имущества, который указан в качестве предмета договоров, заключенных им с ООО «П» (текущие ремонтные работы на территории КУП «М»), среди основных средств предприятия не значится.

Заинтересованное лицом обоснованно исходило также из того, что факт выполнения определенной строительно-монтажной работы подтверждается использованием соответствующего материала.

В актах сдачи-приемки выполненных работ за май — июнь 2013 года, на которые ссылается апеллянт, указано, что для выполнения работ подрядчиком были использованы материалам заказчика (согласно сметам, работы выполнялись ООО «П» только с использованием материала КУП «М»).

Проверкой же установлено, что как на центральном складе КУП «М», так и на строительном участке (у материально-ответственного лица П.) материалы с наименованием и стоимостью, аналогичные включенным ООО «П» в акты формы С-2, в период мая — июня 2013 года не числились. При этом главный бухгалтер КУП «М» письменно подтвердил, что подрядной организации ООО «П» материалы, принадлежащие КУП «М», для выполнения строительных работ не передавались.

Исполнительная документация, передача которой предусмотрена условиями обоих договоров, на выполненные подрядчиком ООО «П» работы отсутствует.

Совокупность установленных при проверке фактов свидетельствует о правильности вывода заинтересованного лица о том, что составление смет по стоимости ремонтных работ носило формальный характер, при этом сметы составлялись с завышением количества и стоимости материального ресурса, с необоснованным применением коэффициентов, включали работы не текущего характера (для выполнения которых необходима была разработка ПСД специализированными организациями).

Что касается доводов апеллянта относительно отсутствия контрольного инструментального обмера, который следовало провести, то в ходе проведения проверки был составлен надлежащий акт о невозможности проведения контрольного инструментального обмера, а в акте проверки отражены все обстоятельства, не позволившие провести такой контрольный обмер в соответствии с законодательством.

Выполнить контрольный инструментальный обмер не представилось возможным ввиду отсутствия на предприятии в проверяемом периоде дефектных актов и смет на планируемое проведение текущего ремонта силами структурных подразделений; составления актов на списание материалов без учета и привязки к выполняемым видам и объемам работ, указанным в наряде за соответствующий период (в результате чего списание материалов не подтверждалось нарядами на выполненную работу); отсутствие в актах ссылки на нормативный документ (норматив расхода ресурсов, нормативно-сметную норму, производственную норму и т. д.), в сопоставлении с которой производилось списание материалов; отсутствие в ряде актов списания материалов наименования относящегося к основным средствам объекта, на котором производились работы.

Таким образом, именно нарушения требований законодательства, допущенные самим апеллянтом при составлении (оформлении) документов, не позволили провести контрольный инструментальный обмер фактически выполненных работ, установить выполнение каких-либо работ, предусматривающих использование необоснованно списанного материала, проверить соблюдение нормативного расхода в соответствии с требованиями технических нормативно-правовых актов.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции сделал правильный, полностью обоснованный материалам и дела, вывод о том, что факт невыполнения подрядной организацией ООО «П» ремонтных работ КУП «М» актом проверки заинтересованного лица полностью подтверждается.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции доводы апеллянта в данной их части также отклоняет как необоснованные.

По совокупности вышеизложенного суд апелляционной инстанции не усматривает установленных статьей 280 ХПК оснований для отмены постановленного по делу решения суда первой инстанции судом апелляционной инстанции, а поэтому решение подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба КУП «М» — оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 276, 277, 279, 281 ХПК, экономический суд апелляционной инстанции

Постановил:

Решение экономического суда Минской области от 05.10.2016 по делу N 43-14/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу КУП «М» — без удовлетворения.

Постановление суда апелляционной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 32 ХПК.

Постановление экономического суда апелляционной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Верховный Суд Республики Беларусь в течение одного месяца в порядке главы 32 ХПК.