Отказ в удовлетворении требования о признании недействительным решения таможенного органа о взыскании таможенных платежей и пени

Название документа: Решение экономического суда Гродненской области от 07.07.2016 N (дело N 143-4/2016)

Требование: О признании недействительным решения таможенного органа.

Обстоятельства: В ходе проведенной камеральной проверки было установлено, что юридическим лицом под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления были помещены товары, ввезенные для реализации инвестиционного проекта, с предоставлением льгот. Позднее установлено, что инвестиционный проект был реализован в нарушение срока, указанного в инвестиционном договоре.

Решение: В удовлетворении требования было отказано, поскольку установлено нецелевое использование товаров в связи с нарушением срока исполнения инвестиционных обязательств.

Примечание

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Гродненской области от 26.09.2016 (дело N 143-4/2016/67А) данное решение отменено.

РЕШЕНИЕ

Экономический суд Гродненской области, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Р» (далее — ООО «Р») к региональной таможне о признании недействительным решения от 18.05.2016, с участием представителей

Установил:

Заявитель обратился в суд с заявлением, в котором просит признать недействительным решение региональной таможни от 18.05.2016 по акту таможенной проверки от 31.03.2016 о взыскании таможенных платежей и пени.

Представители сторон в судебное заседание явились.

В судебном заседании представители заявителя заявленное требование поддержали в полном объеме по основаниям, изложенным в заявлении. В обоснование заявленного требования представители заявителя пояснили, что оспариваемое решение принято на основании камеральной проверки, проведенной региональной таможней, в ходе которой установлено нецелевое использование товаров, помещенных под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления, ввезенных в рамках реализации инвестиционного договора от 23.08.2010 с предоставлением льгот в соответствии с Декретом Президента Республики Беларусь от 06.08.2009 N 10 «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности в Республике Беларусь» (далее — Декрет N 10). По мнению региональной таможни, заявителем были нарушены подпункт 2.2 пункта 2 Декрета N 10 и пункт 2 статьи 200 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее — ТК ТС). С решением региональной таможни от 18.05.2016 заявитель не согласен по следующим основаниям:

  • инвестиционный проект «Развитие розничной сбытовой сети ООО «Б» на базе магазина N 2 — строительство нового супермаркета с автопарковкой по ул. С. в г. Г.» в соответствии с пунктом 3 инвестиционного договора от 24.08.2010 был направлен на строительство и эксплуатацию супермаркета в автопарковкой по ул. С. в г. Г. Указанный объект построен и введен в эксплуатацию 18.05.2012;
  • в соответствии с подпунктом 2.2 пункта 2 Декрета N 10 юридические лица освобождаются от ввозных таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость, взимаемых таможенными органами при ввозе на территорию Республики Беларусь технологического оборудования, для использования его на территории Республики Беларусь в рамках реализации инвестиционного проекта;
  • подпунктом 3.1 Декрета N 10 предусмотрено, что в отношении технологического оборудования, комплектующих и запасных частей к нему, ввезенных с применением освобождения в соответствии с абзацем 6 части 1 настоящего подпункта, ограничения по пользованию и (или) распоряжению действуют до окончания срока реализации инвестиционного проекта, но не более пяти лет со дня помещения такого технологического оборудования, комплектующих и запасных частей к нему под соответствующую таможенную процедуру. Для этих целей срок действия инвестиционного договора от 24.08.2010 продлевался до 01.05.2012, а срок реализации инвестиционного проекта устанавливался на период 2010 — 2012 гг. По мнению заявителя, окончание срока действия договора — это истечение срока, в период которого инвестор имел право использовать льготы, предоставленные Декретом N 10 и инвестиционным договором, а не должен был реализовать инвестиционный договор. Исходя из содержания пункта 2 Правил разработки бизнес-планов инвестиционных проектов, утвержденных постановлением Министерства экономики Республики Беларусь от 31.08.2005 N 158, заявитель считает, что реализация инвестиционного проекта включает в себя не только строительство, но и эксплуатацию инвестиционного объекта, и не ограничивается сроком инвестиционного договора;
  • региональная таможня в своем решении ссылается на нарушение сроков реализации инвестиционного проекта как на факт нарушения, указывая окончание срока реализации инвестиционного проекта окончанием срока действия договора — 01.05.2012. По мнению заявителя, данные сроки не являются тождественными, поскольку срок реализации инвестиционного проекта определен пунктом 5 инвестиционного договора от 24.08.2010 как 2010 — 2012 гг., а срок окончания договора — 01.05.2012. Инвестиционный проект полностью реализован в 2012 году. Таким образом, по мнению заявителя, отсутствует нарушение срока реализации инвестиционного проекта;
  • технологическое оборудование, указанное в решении региональной таможни, находится в месте его первоначальной установки в магазине «Ф» по ул. С. в г. Г. и эксплуатируется для нужд супермаркета, что, по мнению заявителя, подтверждает факт того, что объект инвестиционной деятельности «Строительство и эксплуатация супермаркета с автопарковкой» продолжает реализовываться, а цели, соответствующие условиям предоставления льгот, остались неизменными. По мнению заявителя, реализация инвестиционного проекта после окончания срока действия инвестиционного договора не является нарушением целевого использования товаров.

По указанным выше обстоятельствам заявитель считает, что решение региональной таможни от 18.05.2016 подлежит отмене.

Заинтересованное лицо заявленные требования не признает по мотивам и основаниям, изложенным в отзыве и в дополнении к отзыву на заявление.

По мотивам возражений представители заинтересованного лица пояснили, что в ходе проведенной камеральной проверки было установлено, что ООО «Б» (переименовано в ООО «Р») были помещены в региональной таможне под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления товары, ввезенные в адрес ООО «Б» в рамках реализации инвестиционного проекта «Строительство и эксплуатация супермаркета с автопарковкой по ул. С. в г. Г.» согласно инвестиционному договору от 23.08.2010 с учетом дополнительного соглашения от 13.01.2012, с освобождением от уплаты ввозных таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость в соответствии с абзацем 5 подпункта 2.2 пункта 2 Декрета N 10. С учетом дополнительного соглашения от 13.01.2012 срок действия инвестиционного договора установлен до 01.05.2012. Согласно сведениям, представленным комитетом экономики облисполкома, и акту приемки объекта, законченного строительством от 18.05.2012, установлено, что строительство супермаркета завершено 18.05.2012, т. е. инвестиционный проект «Строительство и эксплуатация супермаркета с автопарковкой по ул. С. в г. Г.» реализован с нарушением срока, установленного инвестиционным договором. В соответствии с подпунктом 1.4 пункта 1 Декрета N 10 в инвестиционном договоре в качестве обязательных условий должны быть определены: объект, объем и сроки вложения инвестиций, а также сроки реализации инвестиционного проекта и действия инвестиционного договора. В этой связи, по мнению заинтересованного лица, нарушение хотя бы одного из перечисленных условий при использовании товаров, помещенных под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления с применением льгот по уплате таможенных платежей в соответствии с Декретом N 10, является использованием в целях иных, чем цели реализации инвестиционного проекта, для осуществления которого они ввозились инвестором. В удовлетворении требования заявителя региональная таможня просит суд отказать.

Опросив в судебном заседании представителей заявителя, выслушав доводы и возражения представителей заинтересованного лица, рассмотрев материалы дела, оценив представленные документы и доказательства, экономический суд пришел к выводу о необоснованности заявленного требования на основании следующего.

Согласно материалам дела ООО «Р» создано путем переименования ООО «Б» и зарегистрировано в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

В соответствии со статьей 122 и главой 19 ТК ТС должностными лицами региональной таможни проведена камеральная проверка ООО «Р» по вопросу использования товаров, помещенных под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления в целях, соответствующих условиям предоставления льгот, по уплате таможенных платежей в соответствии с Декретом N 10, по результатам которой составлен акт проверки от 31.03.2016 о нарушении заявителем законодательства.

Согласно акту в ходе проверки проверяющими были установлены факты нецелевого использования товаров, помещенных под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления, что повлекло за собой неуплату в полном объеме таможенных платежей в установленный срок.

По акту камеральной проверки от 31.03.2016 заявителем были представлены возражения (исх. от 15.04.2016), согласно которым заявитель считает, что реализация инвестиционного проекта после окончания срока действия договора не является нарушением целевого использования товаров.

По результатам рассмотрения возражений ООО «Р» на акт камеральной проверки от 31.03.2016 региональной таможней вынесено заключение, согласно которому возражения заявителя по акту проверки приняты не были.

На основании акта камеральной проверки от 31.03.2016 начальником региональной таможни 18.05.2016 вынесено решение о доначислении заявителю к уплате таможенных платежей и пеней.

Заявитель считает, что решение региональной таможни от 18.05.2016 противоречит требованиям действующего законодательства, нарушает права и охраняемые законом интересы ООО «Р» как инвестора, права и законные интересы как субъекта хозяйствования на реализацию в установленном законодательством порядке предоставленных льгот.

В связи с чем заявитель просит признать недействительным и отменить решение региональной таможни от 18.05.2016.

В соответствии со статьей 136 Закона Республики Беларусь от 10.01.2014 N 129-З «О таможенном регулировании в Республике Беларусь» по результатам камеральной таможенной проверки, в ходе которой выявлены нарушения таможенного законодательства Таможенного союза и (или) законодательства Республики Беларусь, не позднее трех рабочих дней со дня ее окончания составляется акт таможенной проверки установленной формы в двух экземплярах.

Экземпляр акта не позднее пяти календарных дней со дня его составления направляется проверяемому лицу заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении.

При наличии возражений по акту проверяемое лицо не позднее пятнадцати рабочих дней со дня получения экземпляра акта представляет в таможенный орган, проводивший камеральную таможенную проверку, в письменном виде возражения по его содержанию.

Обоснованность доводов, изложенных проверяемым лицом в возражениях, изучается проводившим камеральную таможенную проверку должностным лицом (лицами) таможенного органа, и в течение пятнадцати рабочих дней со дня получения возражений по ним составляется письменное заключение, экземпляр которого направляется проверяемому лицу не позднее пяти календарных дней со дня его составления заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении. По решению начальника таможенного органа, проводившего камеральную таможенную проверку, срок рассмотрения возражений может быть продлен еще на пятнадцать рабочих дней.

Решение по акту принимается начальником таможенного органа, проводившего камеральную таможенную проверку, или уполномоченным им заместителем по истечении двадцати рабочих дней со дня направления проверяемому лицу акта, а в случае подачи возражений — пяти рабочих дней со дня направления проверяемому лицу заключения по этим возражениям.

Решение по акту направляется проверяемому лицу заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении не позднее пяти календарных дней со дня его вынесения.

В соответствии со статьей 227 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) юридическое лицо вправе подать в суд, рассматривающий экономические дела, заявление о признании недействительным ненормативного правового акта государственного органа, который не соответствует законодательству и которым нарушаются права и законные интересы этого лица, или обжаловать действия (бездействие) государственного органа, органа местного управления и самоуправления или должностного лица, если считает, что нарушены права и законные интересы юридического лица.

В силу части первой статьи 229 ХПК суд, рассматривающий экономические дела, в судебном заседании проверяет компетенцию государственного органа, органа местного управления и самоуправления или должностного лица, издавших ненормативный правовой акт, соответствие этого ненормативного правового акта или его обжалуемых отдельных положений законодательным и иным нормативным правовым актам, а также компетенцию государственного органа, органа местного управления и самоуправления, юридического или должностного лица, совершивших обжалуемое действие (бездействие), соответствие этих действий (бездействия) требованиям законодательных или иных нормативных правовых актов.

Согласно статье 229 ХПК при рассмотрении заявления о признании ненормативного правового акта противоречащим законодательству на государственный орган, орган местного управления и самоуправления или должностное лицо, издавших такой акт, возлагается обязанность доказывания:

  • Соответствия этого акта законодательному или иному нормативному правовому акту;
  • Наличия у государственного органа, органа местного управления и самоуправления или должностного лица надлежащих полномочий на издание оспариваемого ненормативного правового акта.

Как следует из материалов дела, 23.08.2010 между областным исполнительным комитетом и ООО «Б» (переименовано с 05.06.2014 в ООО «Р») был заключен инвестиционный договор, предметом которого явилась инвестиционная деятельность инвестора в Республике Беларусь в целях реализации инвестиционного проекта.

В соответствии с подпунктом 1.1 пункта 1 Декрета N 10 реализация инвестиционных проектов на территории Республики Беларусь может осуществляться путем заключения инвестиционного договора между инвестором или инвесторами и Республикой Беларусь (далее — инвестиционный договор) в порядке и на условиях, определяемых Инвестиционным кодексом Республики Беларусь, настоящим Декретом и иными актами законодательства.

Согласно подпунктом 1.4 пункта 1 Декрета N 10 в инвестиционном договоре в качестве обязательных условий должны быть определены:

  • объект, объем и сроки вложений инвестиций, а также сроки реализации инвестиционного проекта и действия инвестиционного договора;
  • ответственность сторон инвестиционного договора за несоблюдение его условий, в том числе возмещение инвестору (инвесторам) реального ущерба, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц государственных органов и (или) исполнительных комитетов или иного государственного органа (организации), не указанного в абзаце втором части первой подпункта 1.2 настоящего пункта, а также право на односторонний отказ Республики Беларусь от выполнения своих обязательств согласно инвестиционному договору при несоблюдении или ненадлежащем соблюдении инвестором (инвесторами) его обязательств;
  • требования о конфиденциальности информации;
  • порядок и орган рассмотрения споров между сторонами инвестиционного договора, связанных с положениями инвестиционного договора. В качестве рассматривающего спор органа может быть определен суд иностранного государства, арбитражный (третейский) суд, созданный на территории иностранного государства, если инвестором является физическое или юридическое лицо иностранного государства и международным договором, заключенным Республикой Беларусь, в том числе о защите инвестиций, такой суд определяется как компетентный орган по рассмотрению спора.

Согласно пункту 3 договора от 23.08.2010 объектом инвестиционной деятельности являлось строительство и эксплуатация супермаркета с автопарковкой по ул. С. в г. Г.

В соответствии с абзацем 5 подпункта 2.2 пункта 2 Декрета N 10 инвестор и (или) организация, в установленном порядке созданная в Республике Беларусь этим инвестором либо с его участием, после заключения инвестиционного договора при реализации инвестиционного проекта освобождаются от ввозных таможенных пошлин (с учетом международных обязательств Республики Беларусь) и налога на добавленную стоимость, взимаемых таможенными органами при ввозе на территорию Республики Беларусь технологического оборудования (комплектующих и запасных частей к нему) для использования его на территории Республики Беларусь в рамках реализации инвестиционного проекта. В случае нецелевого использования товаров, ввезенных с предоставлением указанных льгот, таможенные пошлины и налог на добавленную стоимость взыскиваются в соответствии с законодательством.

Согласно материалам дела ООО «Б» (переименовано с 05.06.2014 в ООО «Р») по декларациям на товары от 07.10.2011, 30.11.2011, 12.12.2011, 20.12.2011, 22.12.2011, 23.12.2011, 29.12.2011, 30.12.2011, 29.02.2012, 17.04.2012 были помещены в региональной таможне под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления следующие товары: приточно-вытяжная установка с гибкими вставками и автоматикой, холодильное, эксплуатационное и торговое оборудование.

Указанные товары были ввезены в адрес ООО «Б» в рамках реализации инвестиционного проекта «Строительство и эксплуатация супермаркета с автопарковкой по ул. С. в г. Г.» в соответствии с инвестиционным договором от 23.08.2010 с освобождением от уплаты ввозных таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость в соответствии с абзацем 6 подпункта 2.2 пункта 2 Декрета N 10.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 200 ТК ТС товары, помещенные под процедуру выпуска для внутреннего потребления, в отношении которых предоставлены льготы по уплате ввозных таможенных пошлин, налогов, сопряженные с ограничениями по пользованию и (или) распоряжению, считаются условно выпущенными.

Согласно пункту 4 статьи 200 ТК ТС данные товары считаются условно выпущенными до момента прекращения обязанности по уплате причитающихся сумм ввозных таможенных пошлин, налогов, если иное не предусмотрено законодательством государств — членов Евразийского экономического союза.

Как указывалось выше, в соответствии с требованиями подпункта 1.4 пункта 1 Декрета N 10 в качестве обязательных условий в инвестиционном договоре должен быть определен срок реализации инвестиционного проекта и действия инвестиционного договора.

Согласно подпункту 6.1 пункта 6 инвестиционного договора от 23.08.2010 инвестор обязан обеспечить реализацию инвестиционного проекта в объемах и сроки, определенные договором.

Согласно пункту 16 инвестиционного договора (в редакции дополнительного соглашения от 13.01.2012) срок действия договора установлен до 01.05.2012. В соответствии с пунктом 5 инвестиционного договора (в редакции дополнительного соглашения) сроки реализации инвестиционного проекта изменены с 2010 — 2011 гг. на 2010 — 2012 гг.

Судом установлено, что строительство супермаркета завершено заявителем 18.05.2012, т. е. после истечения срока действия инвестиционного договора.

Таким образом, вывод региональной таможни о реализации заявителем инвестиционного проекта с нарушением срока, установленного договором, является правомерным.

Довод заявителя о том, что срок реализации инвестиционного проекта и срок действия инвестиционного договора в данной ситуации не являются тождественными, поскольку срок реализации инвестиционного проекта определен договором как 2010 — 2012 гг., а срок действия договора — до 01.05.2012, вследствие чего заявитель считает, что реализация инвестиционного проекта после окончания срока действия инвестиционного договора не является нарушением целевого использования товаров, является несостоятельным и отклоняется судом на основании следующего.

Декретом N 10 определено, что реализация инвестиционного проекта осуществляется путем заключения инвестиционного договора. При этом согласно положениям пункта 2 Декрета N 10 инвестор и (или) организация, в установленном порядке созданная в Республике Беларусь этим инвестором либо с его участием, после заключения инвестиционного договора при реализации инвестиционного проекта имеет право на льготы и преференции, предоставляемые Декретом N 10.

Согласно подпункту 8.1 пункта 8 инвестиционного договора от 23.08.2010 обязанностью исполнительного комитета как стороны по договору является предоставление инвестору льгот и преференций в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь и договором.

Таким образом, исходя из анализа положений Декрета N 10 и условий договора от 23.08.2010 следует, что льготами и преференциями инвестор пользуется в течение срока действия договора. При этом отсутствие в договоре от 23.08.2010 конкретной даты окончания срока реализации инвестиционного проекта не исключает обязанности инвестора завершить реализацию инвестиционного проекта в рамках срока действия договора.

Поскольку льготы по уплате ввозных таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость были предоставлены ООО «Р» в связи с заключением инвестиционного договора для реализации инвестиционного проекта, следовательно, нереализация инвестиционного проекта в период срока действия договора от 23.08.2010 (в редакции дополнительного соглашения от 13.01.2012) влечет возникновение обязанности по уплате ввозных таможенных пошлин и налогов.

Довод заявителя об идентичности проверок 2013 и 2016 гг. отклоняется судом как не соответствующий фактическим обстоятельствам. Так, согласно акту таможенной проверки от 12.07.2013 проверке были подвергнуты сведения о возможной передаче условно выпущенных товаров, т. е. исследовался вопрос порядка использования условно выпущенных товаров с применением льгот в соответствии с Декретом N 10. Согласно акту от 31.03.2016 таможенной проверке подверглись вопросы использования товаров, помещенных под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления в целях, соответствующих условиям предоставления льгот в соответствии с Декретом N 10.

Иные доводы заявителя не влияют на законность и обоснованность решения региональной таможни от 18.05.2016.

При таких обстоятельствах решение региональной таможни от 18.05.2016 по акту камеральной проверки от 31.03.2016 отмене не подлежит.

В связи с отказом в удовлетворении заявленного требования и в силу части 1 статьи 133 ХПК понесенные заявителем судебные расходы возмещению не подлежат.

Руководствуясь статьями 133, 190, 191, 192, 193, 199, 204, 207 ХПК, суд

Решил:

Отказать ООО «Р» в удовлетворении требования к региональной таможне о признании недействительным решения региональной таможни от 18.05.2016 по акту камеральной проверки от 31.03.2016.

В связи с отказом в удовлетворении заявленного требования понесенные заявителем расходы по оплате государственной пошлины возмещению не подлежат.

Решение может быть обжаловано в пятнадцатидневный срок со дня его вынесения в порядке статей 267 — 270 ХПК.

Обращение с жалобой на решение в вышестоящие инстанции без апелляционного обжалования ХПК не предусмотрено.