Отказ в удовлетворении требования о признании сделки в части перечисления денежных средств на расчетный счет недействительной

Название документа: Решение экономического суда Брестской области от 02.02.2017 (дело N 249-7/2016)

Требования: О признании сделки в части перечисления денежных средств на расчетный счет недействительной.

Обстоятельства: OОO перечислило на расчетный счет УП денежные средства в течение шести месяцев до даты возбуждения конкурсного производства в отношении ООО. Управляющий полагал, что в результате указанной сделки установлен факт преимущественного удовлетворения требований одного кредитора — УП перед другими кредиторами, возникшими до совершения данной сделки.

Решение: Требование не было удовлетворено, поскольку не доказан тот факт, что после удовлетворения требований УП у ООО не оставалось денежных средств или имущества, за счет которого должны были быть удовлетворены приоритетные требования.

РЕШЕНИЕ

Экономический суд Брестской области, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску ООО «Т» (г. М., ул. О.) к унитарному предприятию «Г» (г. Б.; далее — УП «Г») о признании сделки недействительной,

Установил:

Истец предъявил к ответчику иск о признании сделки в части перечисления ООО «Т» на расчетный счет УП «Г» денежных средств на общую сумму 201 309 рублей 25 копеек (после деноминации) по договору от 04.12.2012 за период с 31.07.2013 по 17.09.2013 недействительной.

В обоснование заявленных требований истец указывает, что определением экономического суда г. М. от 23.01.2014 в отношении ООО «Т» возбуждено производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) и открыто конкурсное производство.

При изучении выписки по движению денежных средств должника управляющим по делу о банкротстве установлено, что за период с 31.07.2013 по 17.09.2013 ООО «Т» перечислило на расчетный счет УП «Г» денежные средства на общую сумму 2 013 092 505 неденоминированных рублей (201 309,25 деноминированного рубля), что подтверждается указанными в иске платежными поручениями на данную сумму, которая вошла в реестр требований кредиторов ООО «Т» пятой очереди. Назначение платежа по всем перечисленным платежным поручениям — «Оплата за бытовую технику по договору от 04.12.2012», в связи с чем управляющий считает, что так как указанная сделка в виде перечисления денежных средств была совершена в течение шести месяцев до даты возбуждения конкурсного производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Т» — 23.01.2014, то в результате указанной сделки установлен факт преимущественного удовлетворения требований одного кредитора — УП «Г» перед другими кредиторами, возникшими до совершения указанной сделки.

Так, управляющий указывает, что по состоянию на 31.07.2013 не были удовлетворены требования кредиторов, возникших ранее: задолженность перед региональной таможней в части уплаты налога на добавленную стоимость в размере 946 303 неденоминированных белорусских рублей и в размере 398 932 неденоминированных белорусских рублей по причине отсутствия необходимых остатков денежных средств, внесенных на единый счет; задолженность перед ООО «С» за товар в сумме 67 920 неденоминированных рублей, возникшей в связи с возвратом товара; задолженность перед СЗАО «Н» в сумме 878 922 неденоминированных рубля по поставке и частичной оплате товара; задолженность перед ООО «А» в сумме 26 492 884 неденоминированных рубля в связи с частичной оплатой товара; задолженность перед ОАО «Универмаг «С» в сумме 417 897 неденоминированных рублей в связи с возвратом товара; задолженность перед ООО «Э» по договору поставки товара в сумме 181 068 213 неденоминированных рублей.

Кроме того, истец указывает, что в период совершения платежей в адрес УП «Г» с 31.07.2013 по 17.09.2013 у ООО «Т» возникли также обязательства перед другими кредиторами: задолженность перед ПАО «Т» по поставке товара на основании решения международного коммерческого арбитражного суда при ТПП Украины; задолженность перед ПАО «Т» по поставке товара, установленного решением международного коммерческого арбитражного суда.

Истец считает, что приведенные факты доказывают, что на даты перечисления денежных средств истец имел возникшую ранее и непогашенную кредиторскую задолженность, которая в дальнейшем вошла в пятую очередь реестра требований кредиторов ООО «Т» в процедуре его банкротства, а сделка по перечислению ООО «Т» на расчетный счет УП «Г» денежных средств на общую сумму 201 309 рублей 25 копеек за период с 31.07.2013 по 19.09.2013 повлекла предпочтительное удовлетворение требований одного кредитора перед другими кредиторами, возникшими до совершения данной сделки, что прямо указано в ст. 109 Закона Республики Беларусь от Истец считает, что приведенные факты доказывают, что на даты перечисления денежных средств истец имел возникшую ранее и непогашенную кредиторскую задолженность, которая в дальнейшем вошла в пятую очередь реестра требований кредиторов ООО «Т» в процедуре его банкротства, а сделка по перечислению ООО «Т» на расчетный счет УП «Г» денежных средств на общую сумму 201 309 рублей 25 копеек за период с 31.07.2013 по 19.09.2013 повлекла предпочтительное удовлетворение требований одного кредитора перед другими кредиторами, возникшими до совершения данной сделки, что прямо указано в ст. 109 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 N 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Правовым обоснованием заявленного иска истец указывает ст. 167 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), ст. 109 Закона о банкротстве.

Ответчик иск отклонил полностью, возражая на доводы истца в том, что им не представлены доказательства преимущественного удовлетворения требований УП «Г» перед иными кредиторами; отсутствует преимущественное удовлетворение требований УП «Г» перед имущественными требованиями ООО «Э» и ПАО «Т»; истец ошибочно полагает, что в силу абз. 2 ч. 1 ст. 109 Закона о банкротстве могут быть признаны все сделки (перечисления денежных средств должнику), осуществленные за шесть месяцев до момента открытия в отношении должника конкурсного производства, а также истец неправильно применил нормы материального права; истцом не был проведен полный анализ сделок должника, совершенных за шесть месяцев до момента открытия в отношении должника конкурсного производства, следовательно, не доказан факт предпочтительного удовлетворения требований УП «Г» перед другими кредиторами.

Стороны о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, а учитывая, что о времени и месте судебного заседания истец извещен надлежащим образом, материалов в деле достаточно для рассмотрения иска по существу, суд считает возможным рассмотрение дела в отсутствие представителей истца, а от истца поступило ходатайство о рассмотрении дела без участия его представителя в судебном заседании с поддержанием иска в полном объеме.

Рассмотрев материалы дела, суд установил, что исковые требования удовлетворению не подлежат исходя из следующего.

В соответствии со ст. 167 ГК сделка является недействительной по основаниям, установленным настоящим кодексом либо иными законодательными актами, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка), а согласно ст. 109 Закона о банкротстве сделки должника, в том числе совершенные должником до момента открытия в отношении его конкурсного производства, по иску управляющего признаются хозяйственным судом недействительными в случае, если они были совершены в течение шести месяцев до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) или после возбуждения хозяйственным судом производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), если эти сделки влекут предпочтительное удовлетворение имущественных требований одних кредиторов перед другими кредиторами, возникших до совершения этих сделок.

Согласно п. 7 постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.04.2010 N 14 «О некоторых вопросах признания недействительными сделок должника в деле об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — постановление N 14) по указанному основанию могут быть оспорены только такие сделки должника, которые влекут предпочтение в удовлетворении имущественного требования, возникшего до совершения оспариваемой сделки. К предпочтительному удовлетворению требований может привести сделка, направленная на обеспечение исполнения обязательства должника перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки; сделка, которая привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, возникшим до ее совершения.

Одним из критериев определения предпочтительного удовлетворения требований одних кредиторов перед другими является определение очередности имущественных требований. Так, по предпочтительности могут быть оспорены только такие сделки должника, которые влекут предпочтение в удовлетворении имущественного требования, возникшего до совершения оспариваемой сделки, к которому может привести сделка, направленная на обеспечение исполнения обязательства должника перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки; сделка, которая привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, возникшим до ее совершения (п. 7 постановления N 14).

Судом установлено, что на момент совершения оспариваемых сделок правовое регулирование порядка расчетов осуществлялось Указом Президента Республики Беларусь от 29.06.2000 N 359 «Об утверждении порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями в Республике Беларусь» (далее — Указ N 359), согласно которому платежи по имущественным требованиям кредиторов, указанных в исковом заявлении и заявлении об уточнении исковых требований, относятся к платежам одной очереди — второй, а согласно подп. 2.6 Порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями в Республике Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 29.06.2000 N 359 «Об утверждении порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями в Республике Беларусь» платежи в пределах одной и той же очереди производятся в порядке календарного поступления расчетных документов в банк плательщика, за исключением: платежей по исполнительным документам судов, предмет иска по которым относится к внеочередным платежам, — исполняются в первоочередном порядке внеочередных платежей; платежей по исполнительным документам судов, предмет иска по которым относится к платежам первой очереди, — исполняются в первоочередном порядке платежей первой очереди; платежей по исполнительным документам судов, предмет иска по которым относится к платежам второй очереди, — исполняются в первоочередном порядке платежей второй очереди; платежей второй очереди, по которым юридические лица, их обособленные подразделения, индивидуальные предприниматели вправе самостоятельно определять порядок оплаты расчетных документов.

Исходя из норм данного Указа и приложенных истцом к материалам дела документов следует, что приоритетом по удовлетворению имущественных требований пользовались только кредиторы, имеющие исполнительные документы судов, а перечень таких документов, являющихся исполнительными документами судов, определен ст. 329 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК). В частности, к кредиторам, указанным истцом в заявлении, имеющим приоритетную очередность удовлетворения имущественных требований в силу наличия исполнительного документа суда, относятся: ООО «Э» (определение о судебном приказе от 28.10.2013 N 667-14Пп/2013), ЧАО «Т» (судебные приказы от 15.04.2014 по делу N 1-24их/2014), ПАО «Т» (судебный приказ от 16.04.2014 по делу N 2-13их/2014), однако все указанные исполнительные документы были вынесены значительно позже даты совершения сделок ответчика, что исключает предпочтительность удовлетворения имущественных требований УП «Г» перед вышеуказанными кредиторами.

Согласно анализу выписок по расчетным счетам ООО «Т» судом установлено, что в период за шесть месяцев до начала процедуры банкротства истцом совершено 1468 перечислений денежных средств на сумму 63 035 022 455 неденоминированных рублей, из них лишь 16 оспариваемых платежей ответчика на общую сумму 2 013 092 505 неденоминированных рублей, таким образом, должником в период шести месяцев до начала процедуры банкротства, помимо оспариваемых платежей по сделке, также было совершено 1452 платежа на общую сумму 61 021 929 950 неденоминированных рублей, каждая из которых могла повлечь предпочтительное удовлетворение требований кредиторов, возникших ранее чем за 6 месяцев до начала процедуры банкротства, в том числе и перед указанными истцом в иске кредиторами, что указывает на то обстоятельство, что с момента возникновения имущественных требований приоритетных кредиторов и до момента осуществления платежа в адрес СП ОАО «Б» должником осуществлялись иные платежи, которые нельзя не оценивать при определении приоритетности сделок, а сам факт того, что данные сделки осуществлены более чем за 6 месяцев до начала процедуры банкротства, не означает, что они не повлекли предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими, так как в случае установления наличия таких сделок признавать сделки (платежи) ответчика недействительными только на том основании, что они совершены за 6 месяцев до начала процедуры банкротства, неправомерно, так как в данном случае будет отсутствовать причинно-следственная связь между оспариваемой сделкой и нарушением очередности перед приоритетным требованием, в частности, в период возникновения имущественных требований перед ООО «А» (31.03.2013) до первого платежа в пользу УП «Г» (31.07.2013) было совершено 2017 сделок (платежей) на сумму 88 947 824 332 неденоминированных рубля; перед ООО «Э» (01.01.2013) до первого платежа в пользу УП «Г» (31.07.2013) — 3 411 платежей на сумму 172 714 591 008 неденоминированных рублей и т. д.

По материалам дела судом установлено, что истцом не доказан тот факт, что после удовлетворения требований УП «Г» у истца не оставалось денежных средств или ликвидного имущества, за счет которого должны были быть удовлетворены приоритетные требования. Так, согласно данным бухгалтерской отчетности по состоянию на 01.10.2013 у должника — ООО «Т» оставалось имущество на сумму 43,202 млрд. неденоминированных рублей, в том числе: готовой продукции — на сумму 14,108 млрд. рублей, денежных средств — на сумму 1,077 млрд. рублей, основных средств — на сумму 0,481 млрд. рублей. Кроме этого, в материалах дела о банкротстве ООО «Т» имеется письмо управляющего от 23.02.2015, согласно которому по состоянию на 30.10.2013 у должника имелись остатки товара на сумму 3 270 513 768 неденоминированных рублей, а на 31.11.2013 — 3 388 535 918 неденоминированных рублей; в период с 01.10.2013 по 31.12.2013 должник отгрузил товар на сумму 9 531 812 334 неденоминированных рубля, поступление денежных средств от произведенной отгрузки товара за период с 01.10.2013 по 31.12.2013 на счет должника составило сумму 11 494 266 033 неденоминированных рубля. Из поступивших денежных средств произведены следующие платежи: 135 194 73 рубля — комиссия банка; 4 799 189 822 рубля — покупка валюты па погашение валютных обязательств; 1 483 357 888 рублей — погашение кредитов банка; 2 033 885 567 рублей — погашение обязательных платежей в бюджет РБ; 430 929 696 рублей — погашение страховых взносов в ФСЗН; 991 870 494 рубля — погашение задолженности по заработной плате; 2 688 211 776 рублей — погашение задолженности перед поставщиками и покупателями. Также из письма управляющего от 23.02.2015 следует, что у должника после осуществления сделок (платежей) оставалось достаточно денежных средств и имущества для погашения имущественных требований кредиторов, указанных в исковом заявлении, при этом управляющим не проведен анализ сделок по погашению комиссии банка, покупке валюты на погашение валютных обязательств, погашению кредитов банка, погашению задолженности перед поставщиками и покупателями, задолженность по которым не относилась к внеочередным платежам либо первоочередным платежам в силу Указа N 359.

При таких обстоятельствах истец не вправе утверждать, что сделки ответчика повлекли предпочтительное удовлетворение требований перед другими кредиторами, так как денежных средств и имущества было достаточно для погашения требований иных кредиторов, а сделки ответчика никаким образом не повлияли на исполнение обязательств должника перед другими кредиторами, так как истцом не был проведен полный анализ сделок должника, совершенных за шесть месяцев до момента открытия в отношении должника конкурсного производства, следовательно, и им не доказан факт предпочтительного удовлетворения требований УП «Г» перед другими кредиторами.

При этом истец ошибочно полагает, что в силу абз. 2 ч. 1 ст. 109 Закона о банкротстве могут быть признаны все сделки (перечисления денежных средств должнику), осуществленные за шесть месяцев до момента открытия в отношении должника конкурсного производства, однако он не учитывает, что необходимо доказать обстоятельства того, что: сделка, совершенная предпочтительно удовлетворению требований других кредиторов, должна быть совершена позже, чем сделка кредитора, имеющая первоочередной порядок удовлетворения; сроки удовлетворения требований кредиторов по сделкам, которые признаются недействительными, должны наступить позже, чем сроки имущественных требований приоритетного кредитора, что приводит к нарушению очередности; оспоримая сделка не может быть признана недействительной на сумму большую, чем сделка приоритетного кредитора; должна быть установлена причинно-следственная связь между оспоримой сделкой и возникновением предпочтительности удовлетворения требований, приведшей к изменению очередности.

Доводы истца о том, что именно сделки УП «Г» повлекли преимущественное удовлетворение требований перед ООО «С», СЗАО «Н», ОАО «Универмаг «С», не принимаются судом во внимание, так как сделки с указанными юридическими лицами совершенны в 2011 — 2012 годах и в указанный период ООО «Т» являлось платежеспособным предприятием, что следует из заключения о финансовом состоянии должника от 14.03.2016, сделанного управляющим — УП «П», и в данный период времени должником велась активная хозяйственная деятельность. Кроме того, платежи, произведенные должником платежными поручениями, указанные истцом, производились за поставленную ответчиком продукцию, отгруженную в период с 07.06.2013 по 06.08.2013, то есть более чем за шесть месяцев до начала производства по делу о банкротстве должника, и оплата зачастую производилась должником с просрочкой сроков платежа, установленных договором, в связи с чем сделки, совершенные в ходе обычной хозяйственной деятельности, нельзя признавать сделками, направленными на преимущественное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими, так как в течение шести месяцев до начала производства по делу должником совершались иные сделки, направленные на удовлетворение имущественных требований других кредиторов, что подтверждается выписками движения денежных средств по счетам должника, однако истец не провел анализ удовлетворения имущественных требований иных кредиторов за шесть месяцев до начала производства по делу, что также подтверждается заключением управляющего о финансовом состоянии должника от 14.03.2016.

Также, согласно заключению старшего эксперта отдела бухгалтерских экспертиз управления экономических экспертиз Главного управления технических экспертиз центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь сделки с несоблюдением установленной законодательством очередности приведены в приложении 4 к заключению эксперта от 05.07.2016 N 4.3-1/164, а платежи в адрес УП «Г» как платежи, имеющие предпочтительное удовлетворение, не указаны. При таких обстоятельствах истец не может утверждать, что именно сделки СП ОАО «Б», а никакие иные сделки, совершенные в данный период, являются сделками, повлекшими предпочтительное удовлетворение имущественных требований одних кредиторов перед другими, так как отсутствует причинно-следственная связь между сделками ответчика и нарушением очередности, повлекшими предпочтительное удовлетворение имущественных требований кредиторов.

Судом также установлено, что согласно постановлению УБЭП КМ ГУВД горисполкома, вынесенному 01.02.2016 в рамках проверочных мероприятий по ООО «Т», содержалась информация о том, что кредит, предоставленный в пользу ООО «Т» в период с июля по сентябрь 2013 года, был погашен за счет денежных средств, полученных от реализации готовой продукции компаний «Г» (СП ОАО «Б» и УП «Г»), что подтверждается анализом структуры пассива ежеквартальных бухгалтерских балансов ООО «Т» за 2013 год, где краткосрочные обязательства по кредитам и займам (строка 610) по состоянию на 01.01.2013 в размере 26,599 млрд. рублей сократились на 23,885 млрд. рублей до 2,714 млрд. рублей по состоянию на 12.12.2013 (дата составления промежуточного ликвидационного баланса), при этом краткосрочная кредиторская задолженность перед поставщиками, подрядчиками, исполнителями (строка 631) по состоянию на 01.01.2013 в размере 32,198 млрд. рублей сократилась всего лишь на 2,753 млрд. рублей до 29,445 млрд. белорусских рублей по состоянию на 12.12.2013, из чего следует, что данные факты могут свидетельствовать о том, что выручка от продажи товарных запасов направлялась не поставщикам товаров, а перечислялась банку на погашение полученного кредита, что также не учитывается истцом.

Судом также установлено, что региональная таможня не является кредитором ООО «Т», поскольку задолженность перед таможней погашена путем зачета сумм обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов, авансовых платежей, внесенных ООО «Т» платежными документами от 22.08.2011, 10.04.2012, 05.06.2012, 19.04.2013, 13.06.2013, 20.06.2013, 22.07.2013, 03.06.2014, а указание истца о предпочтительном удовлетворении требований УП «Г» перед имущественными требованиями региональной таможни не является правомерным, так как у таможни отсутствуют требования.

Также в отношении кредиторов — СЗАО «Н» и ООО «А» истец указал срок исполнения обязательств, однако не представил подтверждающие документы. Так, в материалах дела имеется договор поставки, заключенный с ООО «А» от 19.06.2012, согласно которому оплата производится по мере реализации товара 3 раза в месяц, однако истцом не представлены документы, подтверждающие реализацию товара ООО «А», что не позволяет определить дату исполнения обязательств, при этом истцом не представлены надлежаще оформленные копии ТТН на отгрузку товаров СЗАО «Н». В представленных копиях ТТН отсутствуют отметки ООО «Т», подтверждающие факт получения товара с указанием даты его получения, а при отсутствии конкретной даты имущественного требования кредитора управляющий не может делать вывод о преимущественном удовлетворении требований одних кредиторов перед другими. Кроме того, в материалах дела имеются банковские выписки по счетам ООО «Т», согласно которым перечисления денежных средств в указанный период (шесть месяцев до момента открытия в отношении должника конкурсного производства) производились иным кредиторам ООО «Т», однако ответчиком не представлены доказательства того, что именно сделки УП «Г» повлекли предпочтительное удовлетворение требований последнего перед кредиторами: ООО «С», СЗАО «Н», ООО «А», ОАО «Универмаг «С», в том числе по ООО «С» и ОАО «Универмаг «С» управляющим не указана дата имущественного требования, как и не указана причина возврата товара.

Требования истца о признании недействительной сделки по платежному поручению от 27.08.2013 на сумму 980 000 000 неденоминированных рублей также не принимаются судом во внимание, так как по данному платежу сумма в размере 575 000 000 неденоминированных рублей была возвращена истцу, что подтверждается платежным поручением от 30.08.2013 и письмом от 28.08.2013.

Из вышесказанного следует, что истец не провел анализ сделок, совершенных в указанный период, а следовательно, не доказал, что сделки ответчика повлекли преимущественное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими. При этом ответчик, при проведении анализа выписок по счетам должника, учитывал даты имущественных требований кредиторов, указанные в исковом заявлении истца, которые не являются установленными, так как не подтверждаются документально.

Согласно ч. 2 ст. 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Исходя из вышеизложенного судом установлено, что истцом не доказан факт предпочтительного удовлетворения требований СП ОАО «Б» перед указанными истцом кредиторами, а именно: истец не представил документально подтвержденных доказательств возникновения имущественных требований кредиторов по приоритетным сделкам (даты возникновения требований и их основания); не провел анализ всех сделок и не учел все сделки, совершенные должником после возникновения имущественных требований приоритетных кредиторов; не определил очередность погашения имущественных требований кредиторов, что не позволяет установить приоритетность той или иной сделки; не учел сроки наступления исполнения обязательств по оплате отгруженного ответчиком в адрес должника товара; не учел, что на момент совершения оспариваемых сделок у должника было достаточно денежных средств и имущества для осуществления расчетов с кредиторами; указал в исковом заявлении сделки кредиторов ООО «Э» и ПАО «Т» как приоритетных кредиторов, несмотря на то, что в отношении имущественных требований данных кредиторов уже судебными постановлениями установлены сделки, повлекшие предпочтительное удовлетворение требований кредиторов ЗАО «П», ООО «И», а в отношении имущественных требований ООО «Э» решением экономического суда от 14.07.2015 по делу N 184-14/2015м признана недействительной сделка ЗАО «П»; в отношении имущественных требований ПАО «Т» признана недействительной сделка ООО «И» (постановление апелляционной инстанции экономического суда г. Минска по делу N 226-6/2016/394А).

Кроме того, управляющий дважды не выполнил определение суда Брестской области от 09.12.2016 в части предоставления представителям ответчика возможности ознакомиться с бухгалтерскими документами, аргументируя это тем, что в доверенности представителя якобы не указана должность, в то время как в соответствии с п. 1 ст. 186 ГК доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому для представительства перед третьими лицами, удостоверенное в предусмотренном ст. 186 ГК порядке, а п. 5 ст. 186 ГК установлено, что доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это его учредительными документами, скрепленной печатью этой организации. Таким образом, гражданское законодательство не препятствует возможности выдать доверенность лицу, не состоящему в трудовых отношениях с доверителем. При этом собственником ответчика является СП ОАО «Б», таким образом, действия истца не основаны на нормах права, незаконны и направлены на препятствование представления доказательств суду, что недопустимо и указывает на признаки неуважения к суду со стороны представителя управляющего ЧП «П» К.

Рассмотрев материалы дела, суд установил, что достаточных доказательств, нормативного обоснования и доводов, опровергающих возражения ответчика, истцом суду не представлено, в то же время ответчиком представлено суду необходимое нормативное обоснование и доказательства для полного отказа в удовлетворении заявленного иска, а иные доводы истца не имеют прямого отношения к предмету заявленного иска и не принимаются судом в рамках требований ст. 103 ХПК, так как являются голословным мнением истца, не подтвержденным документально.

Госпошлина подлежит отнесению на истца как по одной оспариваемой сделке.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 100, 127, 133, 190, 192, 193, 201, 207 ХПК,

Решил:

В удовлетворении иска отказать.

Взыскать с ООО «Т» в доход республиканского бюджета госпошлину в сумме 420 рублей.

Приказ выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано (опротестовано) в апелляционную инстанцию экономического суда в течение пятнадцати дней после его принятия в порядке, установленном ст. ст. 267 — 270 ХПК, а в кассационную инстанцию Верховного Суда Республики Беларусь в порядке, установленном ст. ст. 282 — 286 ХПК, лишь после надлежащего обращения с соответствующей жалобой в апелляционную инстанцию экономического суда.