Ответственность за несохранность груза: экспедитор vs страховщик

Согласно ст. 27 Закона Республики Беларусь от 13 июня 2006 года N 124-З «О транспортно-экспедиционной деятельности» (далее — Закон о транспортно-экспедиционной деятельности) экспедитор несет ответственность за несохранность груза только в случае принятия его в свое ведение, при условии что утрата, недостача, повреждение (порча) груза произошли после того, как экспедитор принял его в свое ведение, и до того, как выдал грузополучателю или иному уполномоченному на получение лицу.

Кроме того, потребуется доказать, что причиной несохранности груза стали обстоятельства, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Принятие экспедитором в свое ведение груза удостоверяется отметкой в товарных (товарно-транспортных) документах на груз, оформленных в соответствии с требованиями законодательства Республики Беларусь, или выдачей расписки.

Когда экспедитор не принимает груз в свое ведение, требования о возмещении убытков, вызванных несохранностью, предъявляются перевозчику, если договор транспортной экспедиции не предусматривает предъявления таких требований непосредственно экспедитору.

Обстоятельства дела

Истец-страховщик предъявил в экономический суд иск о взыскании с ответчика-экспедитора убытков в порядке суброгации, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Указанная истцом сумма убытков составляла сумму страхового возмещения и расходов на устранение причин и последствий пожара, которую истец выплатил грузоотправителю в связи с повреждением груза (тракторы) в результате его возгорания в процессе перевозки морским транспортом.

Позиция истца

Обосновывая исковые требования, истец указал, что повреждение груза произошло в результате его возгорания с образованием открытого пламени в одном из контейнеров на верхней палубе морского транспортного судна.

В соответствии с заключением сюрвейера, привлеченного истцом, причиной возгорания стала перегрузка электрической цепи, возникшая в контрольной панели системы кондиционирования на крыше кабины трактора. После загрузки трактора в контейнер ключ зажигания не привели в безопасное положение, и он остался в положении «Включено». Это и обеспечило подачу напряжения в электрические цепи трактора.

Разгрузку тракторов, их хранение в порту, загрузку в контейнеры и передачу морскому перевозчику осуществляла компания, которую привлек ответчик. По условиям договора транспортной экспедиции, заключенного между ответчиком и грузоотправителем, ответчик нес ответственность за причиненный ущерб в связи с утратой или повреждением груза.

Кроме того, договор предусматривал, что ответственность за выполнение работ по договору третьими лицами несет привлекающая их сторона.

По мнению истца, поскольку ответчик несет ответственность за действия привлеченных им третьих лиц, а ущерб возник ввиду ненадлежащей проверки состояния груза и его возгорания, сумма ущерба подлежит взысканию с ответчика в пользу истца в порядке суброгации на основании ст. 855 ГК.

От требования о взыскании процентов истец в ходе рассмотрения дела отказался.

Позиция ответчика

Возражая против иска, ответчик указал следующее.

1. У истца отсутствовало право на предъявление иска. Поставку товара грузоотправитель осуществлял грузополучателю на условиях CIF Гавана, Куба.

Страховое возмещение получил грузоотправитель (выгодоприобретатель), хотя повреждение груза произошло после того, как право собственности на груз и риск его утраты (повреждения) по условиям контракта между грузоотправителем и грузополучателем перешли к грузополучателю. В связи с этим именно он должен был получить страховое возмещение.

Поскольку у грузоотправителя отсутствовало право на возмещение ущерба в связи с повреждением груза в процессе транспортировки, право требования к лицу, ответственному за убытки, на основании ст. 855 ГК к истцу не перешло.

2. Ответчик, будучи экспедитором, исходя из ст. 27 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности, не несет ответственности за сохранность груза в процессе транспортировки, если не принимал его в свое ведение, а условия договора не устанавливают ответственности экспедитора вне зависимости от принятия им груза в свое ведение.

При этом ответчик сослался на отсутствие в CMR отметки о принятии груза в свое ведение и отсутствие расписки. В такой ситуации, по мнению ответчика, требование о взыскании суммы ущерба предъявляется перевозчику.

3. Истец пропустил срок исковой давности.

Статья 31 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности устанавливает 10-месячный срок исковой давности на предъявление требований, вытекающих из договора транспортной экспедиции. В связи с этим ответчик просил применить срок исковой давности и отказать истцу в удовлетворении заявленных требований.

4. В удовлетворении требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами ответчик просил отказать по причине необоснованности основных требований.

Решение суда первой инстанции

Экономический суд отказал истцу в удовлетворении заявленных им исковых требований, поскольку истец обязан был представить доказательства наличия вины ответчика в наступлении страхового случая и причинно-следственной связи между убытками и действиями ответчика.

С учетом ст. 224 и 225 ГК право собственности возникает у приобретателя вещи с момента ее передачи перевозчику. Следовательно, право собственности на груз перешло к грузополучателю с момента погрузки груза на борт судна.

Условия контракта между грузоотправителем и грузополучателем и правила страхования в качестве бенефициара определили грузополучателя как собственника груза. Доказательства выплаты страхового возмещения грузополучателю отсутствовали. Таким образом, отсутствовала и причинно-следственная связь между расходами истца на уплату денежных средств в пользу грузоотправителя и действиями ответчика.

Кроме того, истец не представил достаточных доказательств вины и причинно-следственной связи между действиями экспедитора и причинением ущерба грузу.

Ссылаясь на ст. 27 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности, п. 7 Правил транспортно-экспедиционной деятельности, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30 декабря 2006 г. N 1766, и условия договора транспортной экспедиции между ответчиком и грузоотправителем, суд пришел к выводу, что договор не предусматривал ответственности экспедитора за утрату либо повреждение груза в то время, когда груз не находился в его ведении.

Поскольку истец не представил суду предусмотренных законодательством доказательств принятия груза в ведение ответчика, требование о возмещении убытков, вызванных несохранностью груза, следовало предъявлять перевозчику.

По мнению суда, представленный истцом акт экспертного осмотра, составленный сюрвейером, не содержал однозначного вывода о причинах возгорания, а оставление ключа зажигания в положении «Включено» рассматривалось как одна из возможных причин.

Кроме того, проведенная экспертиза показала, что возможность возгорания транспортного средства по причине нахождения ключа зажигания в положении «Включено» исключается.

Выводы суда апелляционной инстанции

Отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы истца на решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции отметил следующее. Ответчик груз в свое ведение не принимал: в транспортных документах отсутствует какое-либо указание на ответчика, расписку о принятии груза он не выдал.

Суд апелляционной инстанции также не принял во внимание довод истца о виновности лиц, привлеченных ответчиком для погрузки и проверки состояния груза, поскольку в материалах дела отсутствовали доказательства того, что эти лица были обязаны привести ключ зажигания трактора в безопасное положение.

В отличие от заключения привлеченного истцом сюрвейера, из заключения сюрвейера, привлеченного третьим лицом, следовало, что проверка состояния техники и контейнеров не показала никаких отступлений в процессе погрузки.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что ответчик не допустил нарушения условий заключенного с третьим лицом (грузоотправителем) договора транспортной экспедиции. Повреждение застрахованного имущества не имело причинной связи с неисполнением ответчиком своих обязанностей как экспедитора, что свидетельствовало о необоснованности требований истца.

Выводы суда кассационной инстанции

Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций о недоказанности факта принятия груза в ведение ответчика.

Ответчик не принимал груз в свое ведение способом, установленным законом, соответственно на него не возлагается ответственность за ущерб, причиненный грузу во время перевозки, в том числе морским транспортом.

Суд кассационной инстанции счел правильными выводы суда первой инстанции об отсутствии достаточных доказательств вины и причинно-следственной связи между действиями ответчика и причинением ущерба грузу, а также о том, что при осуществлении морской перевозки в сохранении груза был заинтересован грузополучатель, а не грузоотправитель, которому истец выплатил страховое возмещение.

На основании изложенного суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении кассационной жалобы истца, а решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменений.