Постановление апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 10.11.2015 (дело N 138-16/2015/179А)

Обстоятельства: Генподрядчик отказывался оплачивать выполненные работы, ссылаясь на их ненадлежащее качество, неполучение субподрядчиком разрешения на использование смонтированного оборудования.

Требование: Об отказе во взыскании основного долга по договору субподряда.

Решение: Требование не удовлетворено, так как доказательств ненадлежащего качества работ представлено не было; вопросы эксплуатации оборудования, в том числе связанные с отсутствием разрешительных документов, не относились к предмету рассматриваемого спора.

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 10.11.2015 (дело N 138-16/2015/179А)

Примечание к документу

Постановлением судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 13.01.2016 (дело N 138-16/2015/179А/1295К) данное постановление и решение экономического суда Могилевской области от 22.09.2015 (дело N 138-16/2015) оставлено без изменения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА МОГИЛЕВСКОЙ ОБЛАСТИ

Апелляционная инстанция экономического суда Могилевской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ответчика (открытого акционерного общества «С») на решение суда от 22.09.2015 по делу N 138-16/2015 по иску открытого акционерного общества «М» открытому акционерному обществу «С» о взыскании 136 216 123 руб., при участии представителей истца, ответчика,

Установил:

Решением экономического суда Могилевской области от 22.09.2015 N 138-16/2015 с открытого акционерного общества «С» в пользу открытого акционерного общества «М» взыскано 107 507 968 руб. основного долга, а также 5 375 429 руб. возмещения расходов по уплате госпошлины. В остальной части иска отказано.

Основанием для удовлетворения иска послужили выводы суда первой инстанции о том, что работы по перебазировке башенного крана из. г. Бобруйска в г. Могилев выполнены, поэтому в соответствии со ст. ст. 698, 701 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) и условиями договора ответчик должен оплатить стоимость указанных работ. При этом судом расценены как недоказанные утверждения ответчика о неисправности крана в период с сентября 2013 года по март 2014 года. Суд первой инстанции указал, что представленные ответчиком документы (требование Могилевского областного управления Госпромнадзора Департамента по надзору за безопасным ведением работ в промышленности Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь от 26.05.2014; письмо инспекции Департамента по надзору за безопасным ведением работ в промышленности, полученное истцом 25.04.2014; акт проверки Департамента по надзору за безопасным ведением работ в промышленности Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь от 17.04.2014) свидетельствуют о том, что кран не эксплуатировался, а не о том, что он был неисправен. Кроме того, суд учел, что вышеперечисленные документы составлены после окончания работ по договору.

В отношении доводов ответчика о том, что истцом не было проведено техническое освидетельствование крана и не было получено разрешение на его использование, суд пришел к выводу о том, что указанные обстоятельства относятся к сфере регулирования договора аренды и вызваны неперечислением ответчиком 50 000 000 руб. предоплаты.

При оценке доводов сторон суд первой инстанции учел, что документы, подтверждающие техническую неисправность крана, не составлялись; доказательств предъявления истцу требований об устранении недостатков не представлено, как и доказательств того, что ответчик вызывал представителей истца или иных уполномоченных органов в период с сентября 2013 года по март 2014 года для освидетельствования технического состояния крана.

Ответчик с решением суда первой инстанции не согласен, просит его отменить, в удовлетворении иска отказать. Ответчик ссылается на то, что судом первой инстанции не полностью выяснены все обстоятельства дела и не применены нормы законодательства, подлежащие применению.

В обоснование своих доводов ответчик указывает, что суд не учел то, что с момента установки на объекте «С» башенный кран КБН-401П не работал. В ходе поверки, проведенной 15 — 16 апреля 2015 г. было установлено, что указанный кран не эксплуатируется и приведен в нерабочее состояние работниками истца; техническое обслуживание и ремонт крана, а также получение разрешения на его эксплуатацию являлось обязанностью истца.

Ответчик ссылается на то, что истец не передал в установленном порядке кран по акту приема-передачи в технически исправном состоянии, тем самым он не выполнил требования законодательства и условия договора. Указал, что не получал от истца никаких сообщений о готовности к подписанию акта приема-передачи крана.

По мнению ответчика, суд первой инстанции проигнорировал причинно-следственную связь между возведением конструкции крана и приведением его в рабочее состояние, так как запуск крана в работу является обязанностью истца и это должно быть подтверждено Госпромнадзором. Полагает, что судом не учтен буквальный смысл п. 3.3.5 договора, а также не учтено отсутствие путевых листов и сменных рапортов, которые бы подтверждали эксплуатацию крана. Обращает внимание на то, что представленными доказательствами подтверждено, что при строительстве использовался не кран истца, а автокран, принадлежащий ответчику.

Ответчик ссылается на то, что в силу п. 1 ст. 665 ГК оплате подлежат лишь качественно выполненные работы, поэтому у истца отсутствует право требовать оплату работ, указанных в акте сдачи-приемки за апрель 2014 года. Указывает, что суд первой инстанции необоснованно применил п. 2 ст. 309 ГК, поскольку за период с сентября 2013 года по апрель 2014 года истец не направлял в адрес ответчика уведомлений о приостановлении работ, а кроме того истцом заявлены требования не о возмещении убытков, а об оплате обратной перебазировки крана.

Полагает, что суд должен был применить пп. 26, 60 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, п. 1 ст. 665 ГК, п. 1 ст. 674 ГК, п. 6 ст. 708 ГК и отказать в удовлетворении иска.

Дополнительно ответчик указал, что в соответствии с п. 355 Правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов (утв. постановлением Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь от 28.06.2012) истец должен был за 10 дней до срока полного технического освидетельствования направить соответствующее уведомление в Госпромнадзор, однако исходя из даты заключения договора аренды и предполагаемой даты получения аванса к указанному сроку кран не мог пройти необходимое освидетельствование.

Ответчик полагает, что в силу п. 218 Правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов истец обязан был уведомить Госпромнадзор о том, что начинает работы по монтажу крана, и пройти преднадзор.

Истец с доводами апелляционной жалобы не согласен, считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным. В обоснование своей позиции ссылается на то, что истцом выполнен весь комплекс работ, предусмотренных договором субподряда от 19.09.2013, а получение разрешения на использование крана в строительстве объекта должно было быть получено в рамках исполнения договора аренды, который не был исполнен из-за неперечисления ответчиком предоплаты. Указывает, что условие о перечислении по договору аренды аванса было включено в договор из-за того, что ответчик не оплатил своевременно по договору субподряда работы по перебазировке крана из г. Быхова в г. Бобруйск и его монтаж на объекте, хотя претензий по качеству этих работ не предъявлял.

Истец также указывает, что ответчиком не был выполнен ряд действий, необходимых для получения разрешения на эксплуатацию башенного крана, не были: оборудована и ограждена площадка; назначено лицо, ответственное за безопасное производство работ на объекте; назначено лицо по надзору за безопасной эксплуатацией крана; площадка, на которой был расположен кран, не была обеспечена ограничивающими знаками. Поэтому у истца отсутствовали основание и возможность получения в Госпромнадзоре разрешения на эксплуатацию крана. Также истец ссылается на то, что к нему неоднократно поступала информация о том, что ответчик несанкционированно использует кран при строительстве, поэтому было принято решение привести кран в нерабочее состояние.

В судебном заседании представитель ответчика пояснил, что при заключении договора ответчик не знал, что кран находится в рабочем состоянии, истец не предоставил и не мог предоставить документ, подтверждающий допуск крана к работе. Пояснил, что ответчик не предъявлял письменных требований о передаче крана, так как после монтажа никакой акт не пишется, а истец должен был уведомить о готовности крана к работе и предоставить соответствующее разрешение Госпромнадзора. Сообщил, что договор субподряда и договор аренды тесно связаны одной целью и должны рассматриваться в совокупности. Указал, что ограждение площадки, на которой стоял кран, имелось, но ограждение было повреждено работниками истца, когда они приводили кран в нерабочее состояние.

Представитель истца с доводами ответчика не согласился, пояснил, что обязанности истца по договору субподряда ограничивались перебазировкой, устройством подкрановых путей, монтажом и демонтажем крана, а обязанность по получению разрешения Госпромнадзора на использование крана в работе должно было быть получено в рамках исполнения договора аренды. Доказательством выполнения истцом работ по договору субподряда является составление соответствующих актов выполненных работ и справок. Эти акты направлялись ответчику, акты на перебазировку в г. Бобруйск были подписаны ответчиком, но не оплачены до настоящего времени, несмотря на подписание соглашения о примирении. Указал, что о перебазировке крана со строительной площадки ответчика в г. Могилев письменно ответчика не уведомляли, так как кран забирали в мае 2014 года и не возникло проблем с доступом на стройплощадку. Пояснил, что поскольку кран монтировался на стройплощадке ответчика, то истец обязан был обеспечить безопасную эксплуатацию применяемых при установке и монтаже крана машин, механизмов и т. п., выполнение работ только технически подготовленными работниками, имеющими соответствующие допуски. Именно это обусловило включение в договор субподряда пп. 3.3.5 и 3.3.6. Просил учесть, что ссылки ответчика на необходимость преднадзора не должны приниматься во внимание, так как объект не относится к потенциально опасным объектам.

В соответствии с ч. 1 ст. 276 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) суд апелляционной инстанции рассматривает дело в судебном заседании по правилам рассмотрения дела судом, рассматривающим экономические дела, первой инстанции с учетом особенностей, установленных главой 31 ХПК.

Заслушав доклад судьи и объяснения представителей сторон, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, исследовав письменные доказательства по делу, апелляционная инстанция приходит к следующим выводам.

Как установлено в ходе разбирательства по делу, отношения между истцом и ответчиком по поводу перебазировки, монтажа и демонтажа башенного крана возникли на основании договора субподряда от 19.09.2015.

В соответствии с п. 1 ст. 696 ГК по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить строительные и иные специальные монтажные работы и сдать их заказчику, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять результаты этих работ и уплатить обусловленную цену.

Как отмечено судом первой инстанции, предметом договора субподряда являлось выполнение истцом работ по перебазировке башенного крана КБМ-401П из г. Быхова в г. Бобруйск и из г. Бобруйска в г. Могилев, монтаж крана и демонтаж, устройство подкрановых путей, т. е. предметом договора являлось выполнение работ, предусмотренных этим договором.

Выполнение работ по перебазировке крана из г. Быхова в г. Бобруйск, устройство подкрановых путей и монтаж крана не опровергается ответчиком.

Поскольку указанные работы не были оплачены ответчиком, истцом был подан иск о взыскании суммы долга и штрафных санкций (дело N 71-10/2014), в рамках рассмотрения которого стороны заключили соглашение о примирении: ответчик обязался оплатить основной долг и проценты за пользование чужими денежными средствами, а истец отказался от взыскания пени.

Определением экономического суда Могилевской области от 15.12.2014 соглашение о примирении было утверждено судом. Указанное определение не было обжаловано сторонами; ответчик не представил доказательств того, что соглашение было заключено им под влиянием заблуждения.

Как следует из п. 1.1 договора субподряда предметом договора являлись перебазировки башенного крана КБМ-401П из г. Быхова в г. Бобруйск и из г. Бобруйска в г. Могилев, монтаж и демонтаж крана, устройство и разборка подкрановых путей на объекте «С». Согласно п. 1.2 договора и графику производства работ первым этапом являлась перебазировка крана в г. Бобруйск, устройство подкрановых путей, монтаж крана (сентябрь 2013 года). Вторым этапом выполнения договора предусматривался демонтаж крана и его перебазировка в г. Могилев в апреле 2014 года.

Согласно п. 1 ст. 390 ГК договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Условия договора определяются по усмотрению сторон в порядке и пределах, предусмотренных законодательством (ст. 392, п. 3 ст. 391 ГК).

Таким образом, условие о предмете договора субподряда было четко определено сторонами. Доказательств того, что в рамках указанного договора истец должен был получить и разрешение Госпромнадзора на эксплуатацию крана, а также того, что подобная обязанность ответчика подразумевалась при исполнении договора субподряда, ответчиком не представлено.

Сам ответчик настаивает на том, что договор субподряда должен рассматриваться вместе с договором аренды. Как отмечено судом первой инстанции, п. 4.12 договора аренды от 01.12.2013 предусмотрено, что для решения технических вопросов, связанных с эксплуатацией имущества и получения в региональной инспекции Госпромнадзора разрешения на его эксплуатацию, арендатор в течение 3-х дней со дня заключения договора перечисляет арендодателю в счет арендной платы аванс в сумме 50 000 000 руб.

Сравнительный анализ условий договора субподряда и договора аренды показывает, что по договору субподряда (с сентября 2013 года) ответчик не получал права на эксплуатацию крана, истец не брал на себя обязательства по оказанию услуг по управлению краном и выполнению им работ на объекте строительства. Договор аренды, в рамках которого ответчик обязался предоставлять такие услуги, был заключен только в декабре 2013 года и при этом в договоре была прописана обязанность истца получить разрешение на эксплуатацию крана в Госпромнадзоре. Ответчик не представил каких-либо доказательств того, что за указанный период он обращался к истцу с вопросами, связанными с передачей крана, имеющего разрешение на эксплуатацию.

Таким образом, заключая договор аренды, ответчик знал об отсутствии разрешения на эксплуатацию и соглашался с тем, что оно должно быть получено истцом как арендодателем. Поэтому ссылки ответчика на необходимость применения к истцу п. 26 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда являются необоснованными.

Действующее законодательство не содержит императивной нормы права, которая бы запрещала устанавливать обязанность по получению разрешения на эксплуатацию крана в рамках иного договора, нежели договор подряда, во исполнение которого был произведен монтаж крана. Не приведено ответчиком и доказательств того, что в силу требований законодательства или условий договора получение разрешения на эксплуатацию является составной частью выполнения работ по монтажу.

Более того, абз. 3 п. 342 Правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов (в редакции, действовавшей в 2013 — 2014 гг.) установлено, что разрешение на пуск в работу крана, подлежащего регистрации в Госпромнадзоре, должно быть получено от этих органов в том числе после монтажа, вызванного установкой крана на новом месте (кроме стреловых самоходных и быстромонтируемых башенных кранов), т. е. получение указанного разрешения не является составной частью работ по монтажу.

Поэтому, оценивая в комплексе все вышеизложенное апелляционная инстанция соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что вопросы эксплуатации башенного крана, в том числе связанные с отсутствием разрешительных документов, не относятся к предмету рассматриваемого спора.

Возражения ответчика, связанные с тем, что истец не прошел преднадзор, не могут быть приняты во внимание, поскольку, во-первых, ответчик не представил доказательств того, что его объект, на котором должен был работать кран, относится к потенциально опасным объектам; во-вторых, не представил доказательств того, что отсутствие преднадзора неизбежно влияло на качество работ по перебазировке, монтажу и демонтажу.

В письме от 27.10.2014 ответчик, отказываясь платить за неисправный кран со скрытым дефектом — неработающим датчиком высоты, ссылается на то, что это стало известно после получения предписания Могилевского областного управления Госпромнадзора от 26.05.2014.

Как следует из материалов дела, по заявлению истца о том, что ответчиком осуществляется несанкционированное использование крана, Департаментом по надзору за безопасным ведением работ была проведена соответствующая проверка. Согласно акту проверки от 17.04.2014 было установлено, что кран не эксплуатируется и приведен в нерабочее состояние работниками истца. В результате проверки было выявлено одно нарушение — частично разобрано ограждение рабочей зоны крана, виновным лицом был признан старший прораб Б., являвшийся ответственным лицом за безопасное производство работ грузоподъемными кранами. По результатам проверки ответчику было направлено требование (предписание) от 26.05.2014 об устранении выявленного нарушения. При этом апелляционная инстанция отмечает, что проверка проводилась в последний месяц действия договора, а предписание об устранении недостатков вообще было направлено после истечения действия договора субподряда (апрель 2014 года).

В адрес истца также было направлено соответствующее письмо, в котором было дополнительно указано, что в случае выявления фактов нарушения требований ТНПА их необходимо документировать и, по возможности, прилагать фотографии.

Опрошенный судом первой инстанции специалист Госпромнадзора Д. указал, что поскольку кран не имел допуска к работе, то его осматривали лишь визуально, но не запускали. Пояснил, что он не выявлял факта неисправности башенного крана в период с сентября 2013 года по апрель 2014 года, а лишь установил при проведении проверки (в середине апреля 2014 года), что кран не эксплуатируется, так как приведен в нерабочее состояние работниками истца.

Поэтому ссылки ответчика на то, что в результате проверки было выявлено, что кран ненадлежащего качества, опровергаются материалами дела, так как было лишь установлено, что он приведен в нерабочее состояние. Это не может достоверно свидетельствовать о том, что изначально кран был некачественный, неработоспособный.

При этом ответчиком не предоставлено достаточных доказательств того, что он вызывал представителей истца для составления дефектного акта, направлял претензии по качеству крана за весь период нахождения крана на строительной площадке, заявлял истцу требования о необходимости обеспечить получение разрешения на допуск крана к работе.

Ссылки ответчика на то, что подтверждением неработоспособности крана, когда в нем была острая необходимость, является привлечение крана иного лица, также не могут быть приняты во внимание, поскольку договор аренды строительного оборудования с предоставлением услуг по управлению и техническому обслуживанию был заключен ответчиком с ОАО «У» в первоначальной редакции только 05.06.2014, т. е. после окончания срока действия договора субаренды.

Апелляционная инстанция отмечает также, что надлежащее выполнение работ по перебазировке крана, его монтажу признано ответчиком путем выражения согласия на оплату основного долга за указанные работы и процентов за пользование чужими денежными средствами за несвоевременность оплаты этих работ, а предметом спора по настоящему делу является оплата работ по демонтажу и перебазировке крана со стройплощадки ответчика в г. Могилев.

По окончанию срока договора субподряда истец демонтировал кран и осуществил его перебазировку в г. Могилев, что не опровергнуто ответчиком. Претензий по качеству демонтажа и перебазировки ответчиком не заявлено. Замечания ответчика по поводу стоимости работ, заявленной истцом ко взысканию по настоящему иску, были изучены судом первой инстанции, затребован и оценен мотивированный расчет стоимости, результатом чего явилось приведение расчета в соответствии с положениями действующего законодательства и уменьшение исковых требований. В дальнейшем ответчиком не представлено конкретных возражений по исправленному расчету, не представлено доказательств того, что указанный расчет в чем-то не соответствует законодательству.

Исходя из вышеизложенного и учитывая, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательства или договора, апелляционная жалоба ответчика подлежит оставлению без удовлетворения.

Поскольку апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения, расходы по уплате госпошлины за подачу жалобы ответчику не возмещаются.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 133, 279, 281 ХПК, апелляционная инстанция экономического суда Могилевской области

Постановила:

Решение хозяйственного суда Могилевской области от 22.09.2015 N 138-16/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу открытого акционерного общества «С» — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в месячный срок в порядке, установленном ст. ст. 282 — 286 ХПК.