Постановление об отказе в удовлетворении требования об отказе во взыскании суммы основного долга по договору международной купли-продажи

Обстоятельства: Покупатель принял товар по договору международной купли-продажи. Факт ненадлежащего качества товара документально зафиксирован не был (отсутствие отметок в международной ТТН, отсутствие акта). До момента осмотра часть скоропортящегося товара была отправлена покупателем на реализацию.

Требование: Об отказе во взыскании суммы основного долга по договору международной купли-продажи.

Решение: Требование не было удовлетворено, поскольку замечаний касательно качества товара в международной ТТН зафиксировано не было, что подтверждало надлежащее исполнение продавцом своих обязанностей.

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 05.07.2016 (дело N 387-6/2015/150А)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА МИНСКОЙ ОБЛАСТИ

Апелляционная инстанция экономического суда Минской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу частного торгового унитарного предприятия «Е» (далее — ЧТУП «Е», ответчик) на решение экономического суда Минской области от 13.04.2016 по делу N 387-6/2016 по иску общества с ограниченной ответственностью «А», Республика Польша, к ЧТУП «Е», Республика Беларусь, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца — общество с ограниченной ответственностью «Б» (далее — ООО «Б»), Российская Федерация, о взыскании 14 697 евро, с участием: от истца — У., от ответчика — С., В., Н., от третьего лица — не явился,

Установила:

Экономический суд Минской области решением от 13.04.2016 по делу N 387-6/2015:

Принял отказ от иска в части требования о взыскании с ответчика 4099 евро основного долга и производство в этой части прекратил;

Удовлетворил исковые требования в полном объеме, взыскав с ответчика в пользу истца 10 598 евро основного долга и 8 905 507 белорусских рублей без учета деноминации (890 рублей 55 копеек с учетом деноминации) в возмещение расходов по государственной пошлине.

С решением экономического суда первой инстанции не согласился ответчик (апеллянт), который просит его отменить и принять по делу новое судебное постановление об отказе в удовлетворении иска в полном объеме.

В судебном заседании представитель апеллянта поддержала доводы, изложенные в апелляционной жалобе. В частности, указывает, что выводы суда первой инстанции, изложенные в судебном акте, не соответствуют обстоятельствам дела, а именно в части представления доказательств своевременного извещения поставщика об обнаружении несоответствия товара по качеству. Кроме того, суд при вынесении обжалуемого решения не применил законодательство, подлежащее применению (статьи 44 и 50 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров), а также применил законодательство, не подлежащее применению (Конвенцию о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) и Положение о приемке товаров по количеству и качеству, утвержденное постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 03.09.2008 N 1290), и неправильно истолковал законодательство.

В судебном заседании представитель истца не согласился с апелляционной жалобой, просил отказать в ее удовлетворении по основаниям, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу. Считает, что выводы суда соответствуют обстоятельствам дела, а нормы законодательства применены правильно.

Представитель третьего лица в судебное заседание не явился, о месте и времени его проведения извещен надлежащим образом. Суду направлено ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие его представителя. Своего отношения к апелляционной жалобе не высказал, но поддержал доводы, ранее изложенные в отзыве на иск.

Суд апелляционной инстанции счел возможным рассмотрение апелляционной жалобы в отсутствие представителя третьего лица.

Согласно статье 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда, рассматривающего экономические дела, первой инстанции являются: неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд, рассматривающий экономические дела, посчитал установленными; несоответствие выводов, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Исследовав предоставленные по делу доказательства, доводы апелляционной жалобы, заслушав пояснения представителей сторон, суд апелляционной инстанции считает, что решение экономического суда Минской области от 13.04.2016 по делу N 387-6/2015 не подлежит отмене, так как является законным и обоснованным с учетом следующих обстоятельств, установленных судом апелляционной инстанции.

Между истцом (продавец) и ответчиком (покупатель) был заключен контракт от 29.04.2014, во исполнение которого истец согласно счету-фактуре от 19.12.2014 и CMR-накладной от 19.12.2014 поставил товар (мандарины) в объеме 20 700 кг на 23 паллетах на общую сумму 14 697 евро на условиях поставки СРТ Минск Инкотермс-2010, что предполагает передачу продавцом перевозчику или иному лицу, номинированному продавцом, в согласованном месте (если такое место согласовано), и что продавец обязан заключить договор перевозки и нести расходы по перевозке, необходимые для доставки товара в согласованное место назначения.

В соответствии со статьей 35 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров продавец должен поставить товар, который по количеству, качеству и описанию соответствует условиям договора и который затарирован или упакован так, как это требуется по договору. За исключением случаев, когда стороны договорились об ином, товар не соответствует договору, в частности, если он не пригоден для тех целей, для которых товар того же описания обычно используется.

Согласно статье 38 Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров покупатель обязан осмотреть товар или обеспечить его осмотр в такой короткий срок, который практически возможен при данных обстоятельствах. Если договором предусматривается перевозка товара, осмотр может быть отложен до прибытия товара в место назначения.

В соответствии со статьей 39 Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров покупатель утрачивает право ссылаться на несоответствие товара, если он не дает продавцу извещение, содержащее данные о характере несоответствия в течение разумного срока после того, как это было замечено или должно было быть замечено.

Срок извещения стороны установили в пункте 5.5 контракта, согласно которому в случае обнаружения недостачи и других отклонений покупатель в течение 24 часов с момента разгрузки товара обязуется составить акт, где будут указаны дата поставки, ссылка на инвойс, ассортимент и количество недостающего товара и другие существенные сведения, и информировать об этом продавца посредством факсимильной или электронной связи.

Согласно статье 44 Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров несмотря на положения пункта 1 статьи 39 и пункта 1 статьи 43, покупатель может снизить цену в соответствии со статьей 50 или потребовать возмещения убытков, за исключением упущенной выгоды, если у него имеется разумное оправдание того, почему он не дал требуемого извещения.

В соответствии со статьей 45 Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров если продавец не исполняет какого-либо из своих обязательств по договору или по настоящей Конвенции, покупатель может:

  • A) осуществить права, предусмотренные в статьях 46 — 52;
  • B) потребовать возмещения убытков, как это предусмотрено в статьях 74 — 77.

Осуществление покупателем своего права на другие средства правовой защиты не лишает его права требовать возмещения убытков.

В силу статьи 50 Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров если товар не соответствует договору и независимо от того, была ли цена уже уплачена, покупатель может снизить цену в той же пропорции, в какой стоимость, которую фактически поставленный товар имел на момент поставки, соотносится со стоимостью, которую на тот же момент имел бы товар, соответствующий договору. Однако, если продавец устраняет недостатки в исполнении своих обязательств в соответствии со статьей 37 или статьей 48 или если покупатель отказывается принять исполнение со стороны продавца в соответствии с этими статьями, покупатель не может снизить цену.

Срок оплаты товара стороны предусмотрели в пунктах 3.1 и 3.2 контракта, а именно оплата путем банковского перевода на расчетный счет истца в течение 10 календарных дней с момента помещения товара под один из таможенных режимов.

Оплата за поставленный товар ответчиком была произведена только частично в размере 4099 евро на основании платежного требования от 17.03.2015. Остальная часть поставленного товара в размере 40 598 евро ответчиком не оплачена со ссылкой на статьи 44 и 50 Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров.

В частности, ответчик считает, что, получив товар ненадлежащего качества, он не должен был оплачивать его в полном объеме, а имел право прибегнуть к такому средству защиты как снижение цены и возмещение убытков, что им и было сделано.

Согласно представленному ответчиком расчету в суде первой инстанции, исходя из результатов независимой экспертизы, проведенной 25.12.2014, было выявлено 53% гнилого и некондиционного товара, что составило 10 971 кг. С учетом стоимости поставленного товара, фактически уплаченных таможенных платежей и расходов на получение сертификата потери ответчика составили 10 598 евро (10 971 кг х (0,71 + 0,23 + 0,026).

При оценке доводов апеллянта и представленных им допустимых доказательств суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

  1. Ответчиком не соблюдена процедура, установленная в пункте 5.5 контракта. Перевозчиком груз был доставлен ответчику 23.12.2016. По утверждению ответчика в момент разгрузки было установлено, что практически половина товара являлась некачественной, в связи с чем в этот же день им было сделано извещение путем направления представителю истца Н. электронного сообщения. При этом в данном сообщении было указано только о наличии серьезной проблемы, а также дополнительно выслано фото. Акт в установленном порядке составлен не был, а из представленной переписки не представляется возможным идентифицировать ни сам товар (на фото не видна упаковка), ни объем некачественного товара.
  2. Согласно статье 30 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов если получатель принял груз и не установил состояния груза в присутствии транспортера или самое позднее в момент принятия груза, когда речь идет о заметных утратах или повреждениях, или в течение семи дней со дня приема груза, не считая воскресенья и прочих нерабочих дней, когда речь идет о незаметных снаружи утратах или повреждениях, не сделал транспортеру оговорок, указывающих общий характер утрат или повреждений, имеется, поскольку не доказано обратное, основание для презумпций, что груз был принят получателем в состоянии, описанном в накладной. Когда речь идет о незаметных снаружи утратах или повреждениях, указанные выше оговорки должны быть сделаны в письменной форме.Когда состояние груза было установлено в присутствии как получателя, так и транспортера, доказательство, необходимое для отрицания результата этой констатации, может быть представлено лишь в том случае, если речь идет о незаметных снаружи утратах или повреждениях и если получатель препроводил письменные оговорки транспортеру в течение семи дней, не считая воскресенья и прочих нерабочих дней, со дня этой констатации.

    Третье лицо сообщило, что водителем товар был принят им у грузоотправителя без каких-либо замечаний по качеству и упаковке. При поступлении товара от перевозчика груз также был принят грузополучателем без каких-либо замечаний, при этом в CMR-накладной никаких отметок о состоянии груза сделано не было, и перевозчик был отпущен. Данное обстоятельство подтверждено представителями ответчика в ходе судебных заседаний.

    Данное обстоятельство действительно влияет на тот факт, что ответчик как грузополучатель утрачивает право требовать возмещения от перевозчика согласно Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов, но не лишает ответчика возможности использовать средства правовой защиты против истца как продавца, предусмотренные Конвенцией о договоре международной купли-продажи товаров. Вместе с тем данное обстоятельство не явилось самостоятельным основанием для удовлетворения иска и подлежало оценке судом в совокупности со всеми представленными сторонами доказательствами с точки зрения наличия или отсутствия самих недостатков, их возможной конкретизации.

    При этом следует принять во внимание, что товар был загружен в машину перевозчика 19.12.2014, а прибыл только 23.12.2014, тогда как исходя из практики дорога со всеми контрольными процедурами должна была занять не более 2 дней.

    Также принято во внимание, что суду ответчиком не представлено надлежащих доказательств того, что температурный режим во время перевозки водителем был соблюден. Водителем соответствующие сведения не представлены, данные о температуре во время прибытия груза даны только со слов свидетеля (заведующей складом С.).

  3. Детальный порядок приемки в контракте не оговорен. Доказательств того, что сторонами был согласован конкретный сюрвейер для оценки состояния груза, а именно «Л» суду не представлено. В том числе не подтверждено надлежащими доказательствами, что данную организацию предложил именно истец (представитель истца в ходе судебных заседаний отрицал данный факт). Более того, из представленной переписки усматривается, что о вызове сюрвейера истец был поставлен в известность уже после проведения осмотра. Так, представителем истца еще 23.12.2014, равно как и 24.12.2014 было предложено вызвать сюрвейера. Однако ответ на данное предложение получен не был, и только 30.12.2014 ответчик сообщил истцу о том, что экспертиза уже была проведена на прошлой неделе, а сам отчет сюрвейера с печатью и прилагаемыми к нему фото сюрвейера был направлен истцу к 06.01.2015. Надлежащих доказательств обратного суду не представлено.В соответствии с пунктом 2 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 05.12.2012 N 12 к международному договору купли-продажи товаров (поставки товаров), на который распространяется действие Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров, национальное законодательство может быть применено в случаях, когда стороны договора исключили применение этой Конвенции полностью или в определенной части либо когда речь идет о вопросах, не урегулированных в этой Конвенции (причем решение их невозможно путем применения ее общих принципов).

    Согласно пункту 2 Положения о приемке товаров по количеству и качеству, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 03.09.2008 N 1290, оно может применяться при приемке товаров, поставляемых по внешнеторговому договору, если иное не предусмотрено его условиями. Поскольку сторонами в контракте применение Конвенции не исключено, само положение о приемке товара детально не урегулировано, в контракте стороны оговорили применение законодательства Республики Беларусь (по месту заключения контракта — г. Минск), то вышеназванное Положение подлежало применению, в связи с чем указание на несоблюдение ответчиком норм данного положения в части порядка поведения приемки товара по качеству в обжалуемом постановлении суда первой инстанции является правомерным.

  4. Что касается акта сюрвейерного осмотра, составленного представительством в Республике Беларусь компании «Л», Республика Эстония, то из него следует, что осмотр производился 25.12.2014 на производственном складе в д. Т. в присутствии заведующей складом, представителя грузополучателя (В. — как установлено в ходе рассмотрения апелляционной жалобы) и водителя. Вместе с тем водитель при осмотре не присутствовал, о чем заявлено третьим лицом, подтверждено свидетелем С. и представителем ответчика В. в ходе судебного заседания, а также самим специалистом Х., производившим осмотр.На осмотр была представлена не вся партия поставленного истцом товара, а только 13 паллет, поскольку 10 паллет сразу же были отгружены на реализацию. Сортировка мандаринов была произведена из 9 произвольно выбранных ящиков. По результатам сортировки был сделан вывод о том, что имеет место некондиция и гнилой плод 52,85%. Исходя из изложенного следует вывод о том, что объем некачественного товара максимум должен был составить 52,85% от веса 13 паллет, примерно 6183 кг (20 700 кг / 23 паллета х 13 х 52,85%), а не всех 23 паллет.

    Кроме того, не представляется возможным установить, какая часть товара являлась некондиционной, что подразумевало возможность реализации по сниженной цене, а какая часть гнилой плод (полностью не пригодный к употреблению). В то же время исходя из представленного ответчиком расчета весь товар в количестве 10 971 кг признан не пригодным к употреблению.

    При этом в результате опроса лица, производившего осмотр, Х. было установлено, что он является юристом по образованию, а его профессиональное суждение о причинах порчи мандарин ввиду повреждения холодом и плесенью при взращивании основано на практическом опыте работы в сюрвейерной организации. При этом отчет подписан не указанным специалистом, а руководителем представительства, который в осмотре не участвовал.

    С учетом показаний данного специалиста, а также пояснений, данных в ходе судебного заседания другим специалистом З. (кандидат технических наук по специальности технология хранения и переработки плодоовощной продукции и виноградарства), которой был представлен акт сюрвейерного осмотра, фотографии, сделать однозначный вывод о причинах порчи товара не представилось возможным. Порча могла произойти как при выращивании, так и при транспортировке груза.

    Принят во внимание и тот факт, что в декабре 2014 года ответчику было поставлено 15 тонн клементинов. Истцом под сомнение поставлен тот факт, что при проведении осмотра сюрвейеру были представлены именно мандарины, а не клементины. Каких-либо надлежащих и неопровержимых доказательств того, что со стороны ответчика исключена возможность смешения или замены товара, суду не представлено.

    Более того, исходя из фотографий, приложенных к отчету, и самого отчета на ящиках были наклеены этикетки с указанием товара «CLEMENTIN», данными производителя: торговая марка «CALABRIA», производитель, наименование товара, страна происхождения товара — Италия, калибр 1, 2, 3, 4, а также с указанием страны происхождения — Италия, экспортер — Bianca Frutta s. r.l, изготовитель — Ouality Fruit s. r.l, импортер в Республику Беларусь — ООО «Е». Вместе с тем в импортной таможенной декларации, оформленной ЧТУП «Е», в графе 31 указано «мандарины свежие, производитель GRUPA SAD/26-910 MAGNUSWEW», что не соответствует этикеткам на ящиках, указанных в акте осмотра. О несоответствии производителя поставленного товара ответчиком не заявлялось.

    Кроме того, истцом было указано на то обстоятельство, что упаковывание товара им производится иным образом.

    Надлежащих доказательств того, что к осмотру был представлен именно товар, полученный от истца, суду не представлено.

  5. Суду апелляционной инстанции ответчиком были представлены акты на списание товарно-материальных ценностей (мандарин свежий) общим весом 14 037 кг.Из анализа данных актов усматривается, что, во-первых, утилизация производилась без участия представителей поставщика, во-вторых, в период с 29.12.2014 по 17.01.2015, причем в период с 29.12.2014 по 31.12.2015, т. е. время, приближенное к моменту поставки, было утилизировано товара только весом 2337 кг. При этом в суде апелляционной инстанции свидетель С. пояснила, что в акты на списание включены в том числе и мандарины, которые испортились в процессе хранения и реализации, кроме того, сортировка испорченного товара была осуществлена не сразу по получении, а постепенно.

По совокупности вышеизложенного усматривается, что, возможно, какая-то часть товара, поставленного истцом, являлась некачественной, однако ответчиком в установленном порядке надлежащими и допустимыми доказательствами не подтверждено, и в настоящее время не представляется возможным определить ни количество такого товара, ни конкретные недостатки такого товара, исходя из которых возможно было бы сделать вывод о способах защиты покупателя товара согласно Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров (например, снижение цены, возмещение убытков), которые кроме всего прочего подразумевают и определенную процедуру такой защиты, а не одностороннее принятие покупателем решения о неперечислении денежных средств за поставленный товар.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что ответчиком как покупателем не было дано надлежащее извещение продавцу, содержащее данные о характере несоответствия, в разумный срок после того, как оно было обнаружено покупателем, что в силу пункта 1 статьи 39 Конвенции о договоре международной купли-продажи товаров влечет утрату права покупателя ссылаться на несоответствие товара.

При этом доводы ответчика о длительной приемке товара ввиду большого количества праздничных и выходных дней оцениваются критически, поскольку покупатель является торговой организацией с большим опытом работы, товар поступил как минимум за день до наступления праздника, о серьезности проблемы ответчику было понятно уже в момент разгрузки товара, к тому же осмотр товара согласно акту был произведен в праздничный день. При таких обстоятельствах представление информации о скоропортящемся товаре, причем неполной и не в соответствии с условиями договора, о результатах приемки спустя как минимум 7 дней с момента получение товара невозможно расценить в качестве разумного срока.

Оснований для применения статей 44 и 50 Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров не имеется.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об удовлетворении иска в полном объеме о взыскании с ответчика 10 598 евро основного долга.

Принимая во внимание изложенное, установленных статьей 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь оснований для отмены решения суда первой инстанции от 13.04.2016 по делу N 387-6/2015 при рассмотрении апелляционной жалобы судом апелляционной инстанции не установлено, а поэтому жалоба не подлежит удовлетворению.

В соответствии со статьей 133 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь расходы по государственной пошлине за подачу апелляционной жалобы в размере 4 492 625 рублей относятся на апеллянта.

Руководствуясь статьями 276, 277, 279, 281 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, суд апелляционной инстанции

Постановил:

Решение экономического суда Минской области от 13.04.2016 по делу N 387-6/2015 оставить без изменения, а апелляционную жалобу ЧТУП «Е» — без удовлетворения.

Постановление суда апелляционной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 32 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.