Постановление об отказе во взыскании неосновательного обогащения в результате выполнения проектных работ

Обстоятельства: Истец ссылался на то, что выполнил проектные работы для ответчика. При этом договор сторонами не заключался. Истец не получал от ответчика задания и других исходных данных для выполнения проектных работ.

Требование: О взыскании неосновательного обогащения.

Решение: Требование не было удовлетворено, поскольку истцом не представлено доказательств выполнения работ и их передачи ответчику.

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 28.06.2016 (дело N 380-15/2015/82А)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА МИНСКОЙ ОБЛАСТИ

Апелляционная инстанция экономического суда Минской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу частного унитарного предприятия по оказанию услуг «Ч» (далее — ЧУП «Ч», истец) на решение экономического суда Минской области от 11.02.2016 по делу N 380-15/2015 по иску ЧУП «Ч» к обществу с ограниченной ответственностью «С» (далее — ООО «С») о взыскании 75 678 282 рублей неосновательного обогащения, с участием представителей лиц, участвующих в деле: истца — С. (руководитель), К., ответчика — Л. (руководитель),

Установила:

Экономический суд Минской области решением от 11.02.2016 по делу N 380-15/2015 отказал истцу в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Истец (апеллянт) не согласился с решением экономического суда первой инстанции от 11.02.2016, в апелляционной жалобе поставил вопрос об отмене обжалуемого решения по делу N 380-15/2015 по мотивам, изложенным в апелляционной жалобе.

В судебном заседании представители апеллянта поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе, представили чертежи, отметив, что работы выполнялись ЧУП «Ч».

В судебном заседании представитель ответчика не согласился с апелляционной жалобой, считает решение суда обоснованным и законным, в свою очередь также представил пакет чертежей с отметками ГП «УКС района» о принятии к производству работ, разработанных ответчиком в рамках договора подряда на проектные работы от 11.03.2011, заключенного ответчиком с КУП «УКС района».

В ранее проведенном судебном заседании судом апелляционной инстанции был опрошен свидетель С., который пояснил, что работал у истца на основании гражданско-правового договора с истцом, экземпляр которого им утерян; согласно его воспоминаниям он работал у истца в период времени осень — зима 2013 года; вспомнил, что также работал у ответчика по гражданско-правовому договору; по предъявленным истцом чертежам пояснил, что, хотя на них и не имеется его подписи, названные работы выполнены им, поскольку он визуально усматривает характерные черты своих работ в виде шрифта, расположения наименований (объектов).

Согласно статье 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда, рассматривающего экономические дела, первой инстанции являются: неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд, рассматривающий экономические дела, посчитал установленными; несоответствие выводов, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Исследовав представленные по делу доказательства, доводы апелляционной жалобы и против нее, заслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, опросив свидетеля, суд апелляционной инстанции считает, что решение экономического суда Минской области от 11.02.2016 по делу N 380-15/2015 не подлежит отмене, так как является законным и обоснованным, с учетом следующих обстоятельств, установленных экономическим судом апелляционной инстанции.

Согласно статье 971 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 978 ГК. Правила, предусмотренные главой 59 ГК, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Как следует из материалов дела, истец, заявляя требования о взыскании с ответчика суммы неосновательного обогащения, ссылается на то, что по некой договоренности с ответчиком истец обязался выполнить проектные работы по объекту «С».

Исходя их вышеуказанных договоренностей, как отмечено в исковом заявлении, истец направил в адрес ответчика договор подряда на проектные работы.

Договор, на который ссылается истец, между сторонами подписан не был, факт отсутствия заключения такого договора сторонами не оспаривается.

Тем не менее, как утверждают представители истца, истцом все же были выполнены проектные работы, о чем истцом в одностороннем порядке составлена сводная смета, согласно которой стоимость выполненных истцом работ составила 75 678 282 рубля.

Следует отметить, что в соответствии с пунктом 1 статьи 713 ГК по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик (проектировщик, изыскатель) обязуется по заданию заказчика разработать проектно-сметную документацию и (или) выполнить изыскательские работы, а заказчик обязуется принять и оплатить их результат.

В силу статьи 714 ГК по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ заказчик обязан передать подрядчику задание на проектирование, а также иные исходные данные, необходимые для составления проектно-сметной документации. Задание на выполнение проектных работ может быть по поручению заказчика подготовлено подрядчиком. В этом случае задание становится обязательным для сторон с момента его утверждения заказчиком.

Подрядчик обязан соблюдать требования, содержащиеся в задании и других исходных данных для выполнения проектных и изыскательских работ, и вправе отступить от них только с согласия заказчика.

Материалами дела, пояснениями самого истца подтверждается, что истец не получал от ответчика задания и других исходных данных для выполнения проектных работ.

Согласно пояснениям сторон, содержанию имеющихся документов следует, что в период выполнения ответчиком проектных работ в рамках договора подряда на проектные работы от 11.03.2011, заключенного ответчиком с КУП «УКС района», руководитель истца С. работал у ответчика главным инженером проекта.

Исходя из этого, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что исходные данные, необходимые для выполнения соответствующих проектных работ, были известны С., который выполнял свои обязанности в рамках трудовых отношений с ответчиком.

В ходе судебных заседаний руководитель истца (С.) подтвердил, что исходные данные были известны ему в период работы у ответчика главным инженером проекта.

В свою очередь опрошенный судом первой инстанции свидетель Р. (бывший директор ответчика) пояснил, что истец никогда не занимался выполнением проектных работ, проектные работы проводили только сотрудники ответчика, а гражданин С., который работал в тот период времени и занимал должность главного инженера проекта, если и выполнял какие-то работы, то только в качестве сотрудника ответчика.

Относительно стоимости определения своих работ истец опять же ссылается на исполнительную сводную смету, утвержденную между ответчиком и КУП «УКС района», что также свидетельствует о том, что между истцом и ответчиком отсутствовала договоренность не только о выполнении соответствующего вида работ, но и о цене таких работ.

В материалах дела также отсутствуют доказательства передачи истцом ответчику результатов выполненных работ, их принятия ответчиком в установленном порядке.

Среди представленных истцом суду апелляционной инстанции для обозрения чертежей имеется чертеж «Ведомость техномонтажная. Общие данные (окончание)», который подписан главным инженером проекта С. (оригинальная подпись), в правом нижнем углу которого в качестве проектировщика указано ООО «С», то есть ответчик, а не истец.

Почему в качестве проектировщика в данном чертеже указан ответчик, а не истец, руководитель истца суду апелляционной инстанции вразумительно не пояснил.

В свою очередь ответчик представил запрошенные им у ГП «УКС района» чертежи проектной документации, принятой госпредприятием к производству, где в качестве проектировщика (разработчика) указано ООО «С».

При этом представитель ответчика также представил два чертежа — «Схемы для прокладки кабеля телефонизации в кабельной канализации», в которых визуально усматривается, что с помощью корректора скрыты форма и наименование ответчика, исполненные в печатном виде, а поверх корректора от руки нанесены форма и наименование истца.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции в той части, что представителями истца не представлены достаточные, достоверные и допустимые доказательства, свидетельствующие о выполнении истцом проектных работ, поскольку материалами дела не подтверждается ни факт наличия поручения ответчика на выполнение проектных работ, ни факт выполнения истцом данных проектных работ, ни факт передачи результатов выполненных работ от истца к ответчику.

Обратное истцом надлежащим образом не доказано.

Доводы истца о том, что в исполнительной сводной смете и иных исполнительных сметах на проектно-изыскательские работы, истребованных судом первой инстанции у дочернего республиканского унитарного предприятия «Г», указан истец в качестве одного из субпроектировщиков, верно не приняты судом первой инстанции во внимание, поскольку в самой исполнительной сводной смете истец (как один из субпроектировщиков) фактически не указан, иные исполнительные сметы подписаны только самим представителем истца, не подписаны ответчиком и не содержат каких-либо отметок о согласовании данных работ либо подтверждающих факт выполнения проектных работ.

Суд первой инстанции дал верную оценку тому обстоятельству, что факт подписания бывшим руководителем ответчика заявления (последнего листа заявления) в адрес дочернего республиканского унитарного предприятия «Г» на проведение экспертизы не является явно выраженным согласием ответчика, подтверждающим ни сам факт выполнения истцом проектных работ, ни факт передачи результатов выполненных проектных работ от истца к ответчику, при условии отсутствия доказанного факта передачи ответчиком истцу задания и других исходных данных для выполнения проектных работ.

При этом суд апелляционной инстанции принимает во внимание, что заказчиком проектных работ ГП «УКС района» к производству приняты чертежи проектной документации, в которых в качестве проектировщика (разработчика) указано ООО «С», а не истец.

При изложенных выше обстоятельствах и фактах суд первой инстанции пришел к верному выводу об отказе истцу в удовлетворении заявленных исковых требований.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции отклоняет доводы апеллянта, изложенные в апелляционной жалобе, по причине их несостоятельности, поскольку выводы суда первой инстанции соответствуют предмету доказывания по иску, основаны на фактических обстоятельствах дела и не противоречат законодательству Республики Беларусь.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного постановления суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции не находит.

Принимая во внимание изложенное, установленных статьей 280 ХПК оснований для отмены решения суда первой инстанции от 11.02.2016 по делу N 380-15/2015 при рассмотрении апелляционной жалобы не установлено, а поэтому жалоба апеллянта не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь статьями 276, 277, 279, 281 ХПК, апелляционная инстанция суда

Постановила:

Решение экономического суда Минской области от 11.02.2016 по делу N 380-15/2015 оставить без изменения, а апелляционную жалобу ЧУП «Ч» — без удовлетворения.

Постановление апелляционной инстанции суда вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 32 ХПК.