Постановление об отказе во взыскании суммы неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами по договору финансовой аренды (лизинга)

Обстоятельства: При проведении проверки лизингодателя было установлено неправильное применение кода ТН ВЭД при таможенном декларировании товаров, которые были переданы по договору финансовой аренды. Лизингодателю были доначислены таможенные платежи, в связи с чем он просил взыскать денежную сумму, включая таможенные платежи и НДС, в качестве неосновательного обогащения с лизингополучателя, которому товары были переданы в финансовую аренду (лизинг).

Требование: О взыскании суммы неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами по договору финансовой аренды (лизинга).

Решение: Требование не было удовлетворено, поскольку факт неосновательного обогащения не установлен.

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 11.08.2016 (дело N 156-11/2016/254а)

Примечание

Постановлением судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 09.02.2017 (дело N 156-11/2016/254А/82К) данное постановление и решение экономического суда Минской области от 30.06.2016 (дело N 156-11/2016) оставлены без изменения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА МИНСКОЙ ОБЛАСТИ

Суд апелляционной инстанции экономического суда Минской области с участием представителей истца, ответчика, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу открытого акционерного общества «Банк» (далее — ОАО «Банк») на решение экономического суда Минской области от 30.06.2016 по делу N 156-11/2016 по иску ОАО «Банк» к открытому акционерному обществу «Агрокомбинат «Д» (далее — ОАО «Агрокомбинат «Д») о взыскании 102 600 450 белорусских рублей (82 410 000 белорусских рублей неосновательного обогащения и 20 190 450 белорусских рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 13.05.2015 по 02.05.2016),

Установил:

Решением от 30.06.2016 суд первой инстанции отказал ОАО «Банк» в удовлетворении иска о взыскании с ОАО «Агрокомбинат «Д» 102 600 450 белорусских рублей, в том числе: 82 410 000 белорусских рублей неосновательного обогащения и 20 190 450 белорусских рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 13.05.2015 по 02.05.2016.

ОАО «Банк» просит отменить решение по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе, и принять по делу новое решение об удовлетворении иска в заявленной сумме.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции изложенные в апелляционной жалобе доводы представителем ОАО «Банк» поддержаны в полном объеме.

Представитель ОАО «Агрокомбинат «Д» отклонил доводы апеллянта, поддержав позицию ответчика по спорному правоотношению, изложенную в отзыве на исковое заявление и в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции; решение суда первой инстанции представитель ответчика считает законным и обоснованным, ввиду чего просит оставить решение в силе.

Согласно статье 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда первой инстанции являются нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права, недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд посчитал установленными, а также несоответствие изложенных в судебном акте выводов обстоятельствам дела.

Заслушав представителей истца и ответчика, третьего лица, исследовав представленные по делу доказательства, проанализировав доводы апелляционной жалобы и возражений против нее, суд апелляционной инстанции считает, что при разрешении спорного правоотношения материальное и процессуальное право применено судом первой инстанции правильно, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела, полно и всесторонне исследованы судом, а поэтому решение от 30.06.2016 по делу N 156-11/2016 не подлежит отмене, а апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, исковые требования были заявлены банком в связи со следующими обстоятельствами.

Региональной таможней 15.04.2015 была проведена камеральная проверка центра банковских услуг филиала — управления апеллянта, в результате которой установлено неправильное применение кода товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза при таможенном декларировании товаров с коммерческим наименованием «жатка кукурузная, ширина захвата 6,0 м», помещенных под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления согласно декларациям от 11.07.2012 (товар N 2) и от 16.07.2012 (товар N 1). Центром банковских услуг филиала — управления ОАО «Банк» вместо кода ТН ВЭД ТС по подсубпозиции 8433 59 850 9, по которому установлена ставка ввозной таможенной пошлины в размере 5% от таможенной стоимости товара, ввезенные товары были заявлены в подсубпозиции 8433 90 000 0 ТН ВЭД ТС, по которой установлена ставка ввозной таможенной пошлины в размере 0% от таможенной стоимости.

В связи с уточнением кода товаров решением региональной таможни от 22.05.2015 истцу (центру банковских услуг филиала — управления ОАО «Банк») по данному нарушению доначислены таможенные платежи в размере 68 675 000 белорусских рублей, НДС в размере 13 735 000 белорусских рублей, а также 58 262 655 белорусских рублей пени (48 552 212 белорусских рублей пени по таможенной пошлине и 9 710 443 белорусских рубля по налогу на добавленную стоимость).

Материалами дела подтверждается, что все начисленные платежи перечислены банком в доход бюджета.

Решением экономического суда Минской области от 27.01.2016 по делу N 359-15/2015 с допустившего ошибку при оформлении таможенной декларации иностранного производственно-торгового унитарного предприятия «С» (таможенного представителя банка) в пользу банка взысканы только 58 262 655 белорусских рублей пени.

По данному делу банк просил взыскать 82 410 000 белорусских рублей, включая таможенные платежи в размере 68 675 000 белорусских рублей и НДС в размере 13 735 000 белорусских рублей, в качестве неосновательного обогащения с лизингополучателя — ОАО «Агрокомбинат «Д», которому вышеуказанные товары были переданы в финансовую аренду (лизинг) по договору лизинга от 12.06.2012 на условиях выплаты лизинговых платежей и выкупной стоимости в течение 12 месяцев.

Материалами дела подтверждается и сторонами не оспаривается, что обязательства сторон по договору лизинга прекращены в связи с исполнением сторонами договора своих обязательств.

Установив в ходе судебного разбирательства, что лизинговые платежи были полностью оплачены ответчиком еще в 2013 году, в то время как обязательства истца по оплате доначисленных истцу решением от 22.05.2015 таможенной пошлины и НДС возникли после проведения камеральной таможенной проверки в 2015 году, суд первой инстанции не усмотрел в спорном случае законных оснований для взыскания с ответчика заявленной суммы в качестве неосновательного обогащения, а соответственно, и процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму неосновательного обогащения.

ОАО «Банк» считает постановленное 30.06.2016 решение суда первой инстанции по данному делу необоснованным, незаконным, принятым с нарушением норм материального права и, следовательно, подлежащим отмене по следующим основаниям.

Ссылаясь на Положение о лизинге, утвержденное постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 04.06.2010 N 865 (действовавшее на момент заключения договора) (далее — Положение о лизинге), а также постановление Правления Национального банка Республики Беларусь от 18.08.2014 N 526 «Об утверждении Правил осуществления лизинговой деятельности» (действующее в настоящее время), апеллянт указывает, что стоимость предмета лизинга определяется с учетом инвестиционных расходов лизингодателя, включая таможенные платежи, связанные с приобретением и перевозкой (доставкой) предмета лизинга лизингополучателю, налогов, сборов (пошлин), иных обязательных платежей, связанных с доведением предмета лизинга до состояния, пригодного к использованию лизингополучателем.

В пункте 4.1 договора лизинга указано, что лизинговые платежи состоят из суммы, частично возмещающей расходы лизингодателя, включаемые в состав лизингового платежа в соответствии с законодательством, и дохода лизингодателя с учетом предъявляемого НДС.

В соответствии с пунктом 10 Инструкции по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 30.04.2012 N 26, таможенные сборы и пошлины включаются в первоначальную стоимость основных средств. В результате неправильного применения кода товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза была неверно определена сумма таможенной пошлины, что привело к неверной оценке первоначальной стоимости жаток кукурузных, что следует классифицировать как ошибку.

Действующим (и действовавшим на момент заключения и исполнения договора лизинга) законодательством обязанность по оплате таможенных платежей и НДС возложена на лизингополучателя (ответчика). Следовательно, размер уплаченных таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость должен быть включен в стоимость предмета лизинга по договору финансовой аренды (лизинга).

Учитывая, что лизинговые платежи (включая выкупную стоимость объекта лизинга) по графику полностью оплачены еще в 2013 году, а обязательства по оплате таможенной пошлины и НДС возникли после проведения камеральной таможенной проверки в 2015 году, внести изменения в договор лизинга в соответствии с законодательством и условиями договора не предоставляется возможным.

Осуществив доплату выставленных камеральной проверкой таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость, истец понес дополнительные затраты, связанные с приобретением в 2012 году по заявке ответчика (лизингополучателя) жаток кукурузных, которые на момент выплат банка по решению региональной таможни от 22.05.2015 уже не принадлежали банку — собственником их является ответчик — и, соответственно, затраты по увеличению первоначальной стоимости жаток отнесены банком на счета по учету дебиторской задолженности.

С учетом изложенных фактических обстоятельств апеллянт указывает на то, что сумма таможенной пошлины и НДС оплачена в бюджет лизингодателем (истцом) после фактической передачи объекта лизинга и к вычету у лизингополучателя (ответчика) не принята по независящим от истца обстоятельствам. Таким образом, имеет место факт неосновательного обогащения на сумму 68 675 000 белорусских рублей (таможенная пошлина) и 13 735 000 белорусских рублей (доплата НДС).

Апеллянт ссылается на то, что и в силу статьи 971 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), и в силу пункта 6 постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.04.2011 N 30 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами положений Гражданского кодекса Республики Беларусь о неосновательном обогащении» неосновательное обогащение может иметь место, когда правовое основание для приобретения или сбережения имущества отсутствовало изначально (незаключенность договора, отсутствие сделки).

Таким образом, фактически доводы апелляционной жалобы ОАО «Банк» об отмене постановленного по делу 30.06.2016 решения суда первой инстанции, по сути, повторяют доводы, указанные банком в исковом заявлении, и сводятся к несогласию апеллянта с оценкой судом доказательств и обстоятельств по данному делу.

Судом апелляционной инстанции доводы ОАО «Банк» отклоняются как необоснованные по следующим основаниям.

Положение о лизинге, на которое ссылается апеллянта, определяет порядок формирования стоимости предмета лизинга, в которую (стоимость) помимо прочих расходов лизингодателя, связанных с приобретением предмета лизинга, включаются также и таможенные платежи.

Однако норма пункта 17 Положения о лизинге предусматривает только лишь включение таможенных платежей в перечень прочих расходов лизингодателя, но не более того.

Из буквального текста и смысла этой нормы не следует указанный апеллянтом вывод о том, что лизингополучатель (ОАО «Агрокомбинат «Д» в данном случае) является плательщиком таможенных платежей: согласно статье 211 Таможенного кодекса Таможенного союза обязанность по уплате ввозных таможенных пошлин и НДС в отношении товаров, помещенных под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления, с момента регистрации таможенной декларации таможенным органом возникает именно у декларанта (а не у лизингополучателя).

Третье лицо (независимо от того, какое отношение к ввезенному товару оно будет иметь в дальнейшем) не является декларантом и, соответственно, не может быть обязанным лицом по уплате таможенной пошлины и НДС с задекларированного товара ни при каких обстоятельствах, так как законодатель не возлагает на такое третье лицо обязательств по уплате НДС (и таможенных пошлин) и не наделяет такое третье лицо правом уплаты указанных платежей вместо декларанта.

С учетом чего суд апелляционной инстанции считает расширительным, не соответствующим буквальному тексту и смыслу Положения о лизинге толкованием пункта указанного акта законодательства обоснованный ссылкой на пункт 17 Положения о лизинге довод ОАО «Банк» о том, что обязательства по уплате таможенных пошлин и НДС в отношении товаров, помещенных под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления, возложены законодателем на лизингополучателя. Доводы банка в данной их части суд считает субъективным мнением апеллянта, вытекающим из неправильного толкования Положения о лизинге.

Суд апелляционной инстанции, как и суд первой инстанции, не усматривает также и оснований для квалификации дополнительных расходов банка на приобретение предмета лизинга, понесенных по независящим от банка обстоятельствам после прекращения обязательств по договору лизинга, как неосновательного обогащения (сбережения) только по тому основанию, что в 2012 году истцом (лизингодателем) и ответчиком (лизингополучателем) был заключен договор лизинга, по которому доначисленная банку сумма НДС при правильном применении кода товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза при таможенном декларировании товаров была бы уплачена лизингодателем в бюджет, а лизингополучателем (ОАО «Агрокомбинат «Д») — принята к вычету в отношении контрактной стоимости объекта лизинга на основании пункта 11 статьи 100 Налогового кодекса (Особенной части) Республики Беларусь, на которую также ссылается апеллянт.

Самого по себе факта уплаты лизингодателем (банком) сумм таможенной пошлины и НДС в бюджет, по мнению суда, недостаточно для утверждения о возникновении у лизингополучателя (ОАО «Агрокомбинат «Д») неосновательного обогащения в виде неосновательного сбережения в размере уплаченных истцом сумм, которым (неосновательным сбережением) ответчик к тому же фактически не воспользовался (и не вправе воспользоваться) в порядке, установленном для принятия этих сумм к вычету указанной самим апеллянтом нормой Налогового кодекса Республики Беларусь.

Стоимость предмета лизинга в период действия договора лизинга от 12.06.2012 не изменялась: обязательства по этому договору выполнены сторонами с учетом контрактной стоимости объекта лизинга, не включающей 82 410 000 белорусских рублей (68 675 000 белорусских рублей таможенных платежей и 13 735 000 белорусских рублей НДС), доначисленных банку впоследствии.

Понятие обязательства и основания его возникновения даны законодателем в статье 288 ГК, в соответствии с которой в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Согласно статье 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В силу положений пункта 1 статьи 378 ГК обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК и иными актами законодательства или договором.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 379 ГК надлежащее исполнение прекращает обязательство.

Материалами данного дела доказано и не оспаривается сторонами (это подтвердили в суде апелляционной инстанции представители истца и ответчика), что действие договора финансовой аренды (лизинга) от 12.06.2012 прекращено в 2013 году в связи с полным исполнением сторонами своих обязательств, предусмотренных этим договором.

Соответственно, ОАО «Агрокомбинат «Д» предоставило банку надлежащее исполнение своих имущественных обязательств по указанному договору, рассчитанных по стоимости объекта лизинга, не включающей сумму 82 410 000 белорусских рублей, а банк принял предоставленное лизингополучателем исполнение без указанной суммы.

Из чего следует отсутствие каких-либо законных оснований для соотнесения дополнительных расходов апеллянта (истца) в размере 82 410 000 белорусских рублей, предъявленных ко взысканию по данному делу, с обязательствами сторон, которые были предусмотрены договором финансовой аренды (лизинга) от 12.06.2012: обязательства сторон по этому договору исчерпаны надлежащим исполнением и, следовательно, прекращены в период, когда и сам апеллянт не предполагал о возможности возникновения у него через несколько лет дополнительных расходов в связи с приобретенным когда-то для ответчика товаром, предоставленным в лизинг по договору от 12.06.2012 и к моменту возникновения расходов перешедшего в собственность ответчика (лизингополучателя).

Возможность же изменения условий обязательства, действие которого фактически и юридически прекращено в установленном законом порядке (путем полного исполнения обязательств сторонами), нормы ГК, как и Положения о лизинге, не предусматривают.

В соответствии с нормами статей 23, 63, 159 ХПК определение фактического и правового обоснования и предмета требования производится истцом.

По данному делу предметом иска, определенным самим апеллянтом, является требование о взыскании неосновательного обогащения в размере 82 410 000 белорусских рублей и начисленных на сумму неосновательного обогащения процентов за пользование чужими денежными средствами.

Согласно части второй статьи 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Следовательно, обязанность по представлению суду доказательств, подтверждающих факт наличия неосновательного приобретения или сбережения ответчиком вышеуказанной суммы, в силу части второй статьи 100 ХПК несет истец как сторона, определившая такой предмет иска.

С учетом изложенного выше суд апелляционной инстанции считает правильным вывод суда первой инстанции о непредоставлении истцом доказательств, подтверждающих сам факт того, что ОАО «Агрокомбинат «Д» без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество — денежные средства в сумме 82 410 000 белорусских рублей — за счет другого лица — ОАО «Банк» (апеллянта).

Требования, вытекающие из обязательств вследствие неосновательного обогащения, которое регулируется главой 59 ГК, носят вспомогательный характер по отношению к гражданско-правовым требованиям специального характера, вследствие чего предъявление требований о неосновательном обогащении применимо в случаях, когда отсутствуют основания для предъявления иных гражданско-правовых требований о защите нарушенного права.

Суд апелляционной инстанции считает правомерным и обоснованным подход суда первой инстанции к оценке обстоятельств данного дела и представленных по делу доказательств в их совокупности, не усматривает основания для переоценки доказательств, данной судом первой инстанции, и, соответственно, не усматривает также и предусмотренных статьей 280 ХПК оснований для изменения или отмены решения суда первой инстанции от 30.06.2016, постановленного по делу N 156-11/2016, а поэтому апелляционная жалоба ОАО «Банк» удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 276, 277, 279, 281 ХПК, экономический суд апелляционной инстанции

Постановил:

Решение экономического суда Минской области от 30.06.2016 по делу N 156-11/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу ОАО «Банк» — без удовлетворения.

Постановление суда апелляционной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 32 ХПК.