Предпринимательская деятельность: способ обогащения или короткий путь за решетку?

Предпринимательство как социально-экономический институт в целом и предприниматели как социальный слой в частности — сравнительно молодое явление на белорусском экономическом пространстве.

С начала 90-х годов прошлого столетия в Республике Беларусь активно развивается предпринимательство. В настоящее время предпринимательство занимает значительное место в экономике страны, а в ряде отраслей, таких как торговля, сфера услуг, автомобильные перевозки и другие, практически полностью вытеснило государственный сектор.

Как известно, предпринимательская деятельность представляет собой самостоятельную деятельность юридических и физических лиц, осуществляемую ими в гражданском обороте от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответственность и направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи вещей, произведенных, переработанных или приобретенных указанными лицами для продажи, а также от выполнения работ или оказания услуг, если эти работы или услуги предназначаются для реализации другим лицам и не используются для собственного потребления.

Основными признаками предпринимательской деятельности являются: самостоятельность деятельности граждан, зарегистрированных в установленном порядке; направление деятельности на получение прибыли или личного дохода; имущественная ответственность.

Важное условие предпринимательской деятельности — наличие свободного рынка с его жесткой конкуренцией, азартом и самоутверждением. Невозможно запретить рынок и разрешить предпринимательство. Только в процессе конкуренции собственники вынуждены постоянно действовать в экстремальных условиях, что помогает им чаще принимать в борьбе за потребителя оптимальные решения по ценам, качеству, ассортименту, а также заставляет их идти на дополнительный риск, участвуя в новых проектах для того, чтобы сегодняшняя прибыль не обернулась завтра убытком. От добросовестной конкуренции имеют выигрыш не столько предприниматели, сколько потребители, которые получают новые качественные товары, доступные цены, новые рабочие места, высокий уровень сервиса и т.п.

Реалии наших дней свидетельствуют, что и в кругах экономической общественности, и среди практиков закрепилось упрощенное толкование экономической сущности предпринимательства, отождествляющее последнее с любым бизнесом. При таком подходе и в разработке законов, и в регулировании предпринимательства едва ли могут быть выбраны правильные ориентиры. Вот почему сегодня так остро стоит проблема теоретического осмысления сущности, организационных форм и принципов предпринимательства применительно к условиям Республики Беларусь.

Практика работы правоохранительной системы, а также хозяйственных судов и судов общей юрисдикции показывает, что становление нормального, цивилизованного предпринимательства нередко сопряжено с определенными правонарушениями. Это связано с тем, что далеко не все участники рынка желают «играть» по установленным законодательством правилам, нарушая при этом закон. Причем эти правонарушения зачастую влекут за собой тяжелые последствия и ответственность за них предусмотрена уголовным законодательством.

Как показывает практика, преступления в сфере экономической деятельности в настоящее время являются достаточно распространенными. Общественная опасность экономических преступлений заключается в том, что в результате таких посягательств экономическим интересам государства и иным субъектам, связанным с предпринимательской деятельностью, наносится значительный ущерб.

Причем опасность этих преступлений еще заключается в том, что большинство членов общества относятся безразлично к экономической преступности. Основанием для такого безразличного отношения может служить то обстоятельство, что факт причинения ущерба обществу сложно установить сразу, а также тот факт, что экономический преступник, по мнению общественности, не соответствует сложившемуся стереотипу традиционного преступника.

В сфере регулирования экономической деятельности одной из задач законодательства является помощь в развитии и укреплении рыночных отношений в Республике Беларусь с соблюдением прав граждан, юридических лиц и интересов государства. Однако несовершенство законодательства вызывает у правоприменителя трудности в применении статей ныне действующего Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК).

В УК этим преступлениям отведена целая глава которая так и называется «Преступления против порядка осуществления экономической деятельности». Фактически в приведенной главе описаны те противоправные деяния, которые направлены на нарушение существующего порядка осуществления предпринимательской деятельности. При этом в указанной главе существует и отдельная статья 233, которая так и называется «Незаконная предпринимательская деятельность».

Ответственность за правонарушение «незаконная предпринимательская деятельность» предусмотрена и в статье 12.7 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях. Диспозиция указанной статьи КоАП звучит как «предпринимательская деятельность, осуществляемая без специального разрешения (лицензии), когда такое специальное разрешение (лицензия) обязательно, либо с нарушением правил и условий осуществления видов деятельности, предусмотренных в специальных разрешениях (лицензиях), если в этих деяниях нет состава преступления».

Диспозиция же статьи 233 УК квалифицирует преступление «незаконная предпринимательская деятельность» как «деятельность, осуществляемую без государственной регистрации либо без специального разрешения (лицензии), когда такое специальное разрешение (лицензия) обязательно, сопряженную с получением дохода в крупном размере». Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что разница между однородными, по сути, преступлением и правонарушением заключается в размере причиненного ущерба, а именно в размере дохода.

Именно в этом и заключается сложность в квалификации противоправного деяния. Так, по мнению доктора юридических наук А.Э.Жалинского, «крупный доход конкретно не определен уголовным законом. При его исчислении следует учитывать факторы, влияющие на уменьшение объекта налогообложения». В экономике очень широко трактуется понятие «доход» и существует множество определений и градаций дохода. Тут и валовой доход, и доход в виде процента, и доход собственников, и другие. В этом случае не работает один из основных юридических постулатов: «Юридическое правило есть то, что оно есть, и нет двух способов понимать его».

Гражданский кодекс Республики Беларусь определяет, что предпринимательская деятельность осуществляется с целью извлечения прибыли, логично под доходом понимать именно прибыль, отдельные ученые-юристы отмечают, что для понятия «доход» необходимо обратиться к налоговому законодательству.

Поскольку состав незаконного предпринимательства является относительно новым, заполнение пробелов предполагается дополнить правоприменительным органам. Проблема также усложняется возможностью субъектов издавать подзаконные нормативные акты, касающиеся лицензирования отдельных видов деятельности.

Субъектами преступления, предусмотренного статьей 233 УК, могут являться граждане Республики Беларусь, иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие 16-летнего возраста, а также должностные лица юридического лица независимо от формы собственности. Действия лиц, которые сами не занимаются незаконной предпринимательской деятельностью, однако умышленно оказывают виновному содействие в ее осуществлении, следует квалифицировать как соучастие в незаконной предпринимательской деятельности по соответствующим частям статьи 16 и 233 УК.

Прибыль юридического лица и доход физического лица — понятия различные как юридически, так и экономически. Обвиняют директора, а прибыль считают предприятия, и даже если рассматривать доход физического лица — директора как одного из учредителей фирмы, получающего доход от владения активами, а не заработную плату, то нужно учитывать, что владельцев, получивших доход, к примеру, пять человек. По смыслу необходимо учитывать конкретный доход именно обвиняемого физического лица, притом что может быть еще несколько лиц, не являющихся субъектами указанного состава. Притом лица, не получающие дохода в результате незаконного предпринимательства, а работающие за зарплату, к примеру главный бухгалтер или менеджер, не несут за данное деяние ответственности, если только они не были пособниками или соучастниками противоправного умышленного деяния.

При всех тех белых пятнах, недоработках и пробелах, существующих в законодательстве, все же должен применяться юридический постулат: положение личности не может быть ухудшено из-за пробелов в юридическом материале.

Уголовное право применительно к деяниям, совершаемым в сфере экономической деятельности, берет на себя не присущую ему регулятивную функцию, пытаясь вернуть в цивилизованное правовое русло отдельные виды хозяйственной и предпринимательской деятельности путем установления за них уголовной ответственности. Для соблюдения правил такой деятельности существуют налоговые органы, торговые инспекции, регистрирующие и лицензионные органы. В сферу регулирования уголовного права должны попадать лишь исключительные случаи такой деятельности, характеризующиеся злостностью, т.е. продолжением такой деятельности после уведомления соответствующими органами о ее дальнейшей недопустимости без регистрации или без получения лицензии, после наложения административного взыскания. Только при наличии приведенных условий предпринимательство будет незаконным и за него следует устанавливать уголовную ответственность.

28 июня 2007 г. принят Указ Президента Республики Беларусь N 302 (далее — Указ N 302), которым утверждено Положение о порядке создания индивидуальным предпринимателем частного унитарного предприятия и его деятельности (далее — Положение).

Выход этого документа не стал неожиданностью для его целевой аудитории — индивидуальных предпринимателей, использующих в своей деятельности наемный труд посторонних лиц. О возможности (или даже необходимости) принятия подобного документа неоднократно говорилось. И более того — заинтересованные могли даже ознакомиться с различными вариантами проектов этого нормативного правового акта.

Хотя справедливости ради надо сказать, что действие Указа N 302 затрагивает не только индивидуальных предпринимателей, отнесенных нами к целевой аудитории Указа N 302. Затрагивает он куда более широкие круги как субъектов хозяйствования, так и обычных физических лиц. Последних мы особо касаться не будем, поскольку их интерес, в первую очередь, обывательский. А вот что касается субъектов хозяйствования, то Указ N 302 напрямую затрагивает тех из них, кто имеет договорные отношения с индивидуальными предпринимателями и выступает в их отношении в роли кредиторов. Если предприниматель будет переводить свой бизнес в форму юридического лица, кредитор должен будет выбирать: рисковать ли, давая согласие на перевод обязательств предпринимателя перед ним на вновь создаваемое предпринимателем юридическое лицо, либо требовать досрочного исполнения этих обязательств.

В соответствии с пунктом 13 Положения обязательства индивидуального предпринимателя, в том числе кредитные (за исключением таможенных), не прекратившиеся на дату государственной регистрации унитарного предприятия, в течение тридцати календарных дней с даты его государственной регистрации должны быть переуступлены в соответствии с гражданским законодательством (перевод долга, уступка требования) унитарному предприятию, созданному этим индивидуальным предпринимателем.

Здесь и кроется серьезное препятствие на пути перевода индивидуальным предпринимателем своего бизнеса на рельсы унитарного предприятия. Дело в том, что если для уступки права требования достаточно простого уведомления должника, то для перевода долга требуется наличие согласия кредитора. С учетом того что индивидуальный предприниматель отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом, а уставный фонд вновь созданного этим же индивидуальным предпринимателем унитарного предприятия может быть даже еще и не сформирован, серьезный кредитор (а особенно банк по кредитному обязательству) вряд ли даст соответствующее согласие на перевод долга. С учетом того что договоры по общему правилу не могут быть прекращены досрочно по инициативе одной стороны, ситуация с переводом долга может стать серьезным препятствием к применению предусмотренной Положением упрощенной процедуры создания унитарного предприятия индивидуальным предпринимателем. В качестве альтернативы перевода долга здесь можно рассматривать досрочное прекращение обязательства перед кредитором, не давшим согласия на перевод долга, путем его исполнения. Однако здесь следует учитывать норму статьи 296 Гражданского кодекса Республики Беларусь, которая предусматривает, что должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законодательством или условиями обязательства либо не вытекает из его существа. Однако досрочное исполнение обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается только в случаях, когда возможность исполнить обязательство досрочно предусмотрена законодательством или условиями обязательства либо вытекает из существа обязательства.

Кроме того, в каждом конкретном случае необходимо также просчитывать и экономические аспекты досрочного исполнения обязательства.

Обязательства индивидуального предпринимателя перед таможенными органами, возникшие в соответствии с таможенным законодательством и не прекратившиеся на дату государственной регистрации унитарного предприятия, в течение тридцати календарных дней с даты его государственной регистрации подлежат прекращению индивидуальным предпринимателем путем исполнения либо иными способами, предусмотренными в таможенном законодательстве (часть вторая пункта 13 Положения). Здесь следует отметить некоторую коллизию приведенной нормы части второй пункта 13 Положения с пунктом 7 Положения, который говорит о том, что наличие у индивидуального предпринимателя на момент государственной регистрации унитарного предприятия задолженности по обязательным платежам в бюджет (в т.ч. по таможенным платежам) является основанием для отказа регистрирующим органом в государственной регистрации унитарного предприятия.

Кроме того, не совсем понятно, почему в части второй пункта 13 Положения упомянуты только обязательства перед таможенными органами, но не упомянуты обязательства перед налоговыми органами, органами ФСЗН и т.д.

Таким образом, ответ на вопрос о разрешении указанной коллизии между двумя пунктами Положения может дать только практика его применения.

Положение устанавливает, что индивидуальный предприниматель со дня государственной регистрации унитарного предприятия не вправе заключать договоры, направленные на осуществление им предпринимательской деятельности. Такая деятельность индивидуального предпринимателя является незаконной. Доходы, полученные от ее осуществления, взыскиваются в местные бюджеты в судебном порядке.

Из части 4 пункта 13 Положения не совсем понятно, что же на самом деле является незаконным для целей рассматриваемого Положения: заключение договоров или осуществление предпринимательской деятельности. Но как бы там ни было, включение в Положение такой нормы означает, что бизнес индивидуального предпринимателя будет приостановлен примерно на 2 — 4 недели. Такой вынужденный «отпуск» может стоить индивидуальным предпринимателям не только значительных реальных убытков (размер которых в разы может превышать экономию на льготах, установленных Положением), но и неполученной прибыли, а также потери как поставщиков, так и потенциальных покупателей или заказчиков.

Так, решение исполкома о регистрации обычно принимается в течение двадцати дней с даты подачи документов. Именно с даты принятия решения юридическое лицо считается зарегистрированным, а следовательно, предприниматель обязан прекратить деятельность.

И здесь кроется еще один подводный камень для предпринимателя. О том, что регистрирующий орган произвел государственную регистрацию унитарного предприятия, создаваемого индивидуальным предпринимателем, никто предпринимателя специально извещать не будет. Хорошо, если он сам или нанятый им юрист будут держать руку на пульсе и постоянно названивать в регистрирующий орган с тем, чтобы точно отследить дату государственной регистрации создаваемого унитарного предприятия. Но можно с большой долей вероятности предположить, что в большинстве своем предприниматели этого делать не будут. Ведь бизнес пока еще идет и требует постоянной вовлеченности в него предпринимателя. При таком раскладе предприниматель может узнать о том, что его унитарное предприятие уже зарегистрировано, спустя некоторое время после даты его государственной регистрации. Это время может быть день — два или неделя. В практике был случай, когда учредители узнали о том, что создаваемое ими предприятие зарегистрировано, спустя 3 недели после его государственной регистрации. Важно здесь то, что предприниматель, сам того не зная и не желая, будет осуществлять незаконную деятельность в течение всего времени своего «незнания» о свершившемся факте государственной регистрации создаваемого им унитарного предприятия. И доходы от этой деятельности могут быть на вполне законном основании (норма Положения) взысканы в бюджет.

А после непосредственно государственной регистрации регистрирующий орган осуществляет процедуры по постановке предприятия на учет в качестве плательщика в налоговых органах, органах государственной статистики, Фонда социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь, в качестве страхователя в организациях, осуществляющих обязательное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (примерно 7 — 10 дней). Затем проходит еще некоторое время для получения необходимых документов из налоговой инспекции для открытия счета, заверение карточки (7 — 10 дней), открытие счета. Если унитарное предприятие является субъектом внешнеэкономической деятельности, необходима регистрация в соответствующей региональной таможне (5 — 7 дней).

Поэтому после подачи в регистрирующий орган документов на государственную регистрацию унитарного предприятия индивидуальный предприниматель должен переходить в режим постоянной готовности в любой момент остановить свой бизнес. Исходя из приведенных нюансов включение в Положение нормы о незаконности предпринимательской деятельности индивидуального предпринимателя после государственной регистрации созданного им унитарного предприятия вряд ли можно назвать обоснованным. Принимая во внимание наличие такой нормы, остается лишь надеяться на то, что государственные органы не станут злоупотреблять своим правом на взыскание дохода от деятельности индивидуального предпринимателя после государственной регистрации созданного им унитарного предприятия, а будут проводить разъяснительную и информационную работу среди индивидуальных предпринимателей в целях недопущения такого нарушения норм Положения.

Кстати, Положение обходит вниманием вопрос о том, будет ли признаваться незаконной деятельность предпринимателя после государственной регистрации созданного им унитарного предприятия в том случае, если такое унитарное предприятие будет в последующем ликвидировано в упрощенном порядке. На наш взгляд, такая деятельность должна признаваться незаконной и доход за период с момента государственной регистрации созданного индивидуальным предпринимателем унитарного предприятия и до момента его ликвидации будет взыскиваться в местные бюджеты в судебном порядке на основании пункта 13 Положения. Учитывая возможные сроки ликвидации созданных предпринимателями унитарных предприятий в упрощенном порядке, можно предположить, что невыполнение индивидуальным предпринимателем норм пункта 14 Положения может в итоге стоить ему дохода за 1,5 — 2,5 месяца.

Такая потенциальная возможность также должна явиться причиной серьезной предварительной проработки решения индивидуального предпринимателя о переводе бизнеса в форму юридического лица по процедуре, предусмотренной в Положении.

Подводя итоги всему вышеуказанному, важно отметить то, что одной из задач законодательства является помощь в развитии и укреплении рыночных отношений в Республике Беларусь с соблюдением прав граждан, юридических лиц и интересов государства. Однако несовершенство законодательства вызывает трудности в применении статей, касающихся расследования преступлений в сфере предпринимательской деятельности. Поэтому данные вопросы должны быть урегулированы на законодательном уровне, т.к. положение личности не может быть ухудшено из-за пробелов в юридическом материале. Много вопросов по поводу незаконной предпринимательской деятельности возникает в связи с переходом (перерегистрацией) индивидуальных предпринимателей в унитарные частные предприятия.

Таким образом, можно сказать, что преступления, совершаемые в экономике, носят замаскированный, скрытый характер, что крайне затрудняет их раскрытие. Поэтому правильная и полная конструкция их криминалистической характеристики имеет определенное практическое значение, служит следователю ориентиром или своеобразной моделью, которая сопоставляется с имеющимися в его распоряжении исходными данными, что само по себе немаловажно для определения правильной методики расследования. Предпринимательство сегодня стало заметной частью белорусской экономики. Конструктивное сотрудничество всех ветвей власти, обеспеченное Конституцией Республики Беларусь и Президентом страны, создало благоприятные условия для развития экономики, а также предприятий всех форм собственности. Это касается как прав, так и обязанностей. Как и всякое явление в социально-экономической жизни общества, предпринимательская деятельность подвергается правовому регулированию со стороны государства. Такое регулирование определяет ее место в экономике, соотношение с другими элементами хозяйственной деятельности, придает предпринимательской деятельности легальный и упорядоченный характер. Осуществляемая легально предпринимательская деятельность подвергается правовой защите со стороны государства. Как следствие, обеспечиваются права и законные интересы физических и юридических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, защищаются интересы общества и государства.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Змачинская, Г. Определение дохода при привлечении к уголовной ответственности // Судебный вестник. — 2005. — N 4.
  2. Жук, М.Г. Криминалистические аспекты экономической безопасности государства: монография. — Гродно: ГрГУ, 2003.
  3. Волженкин, Б.В. Экономические преступления. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2009.