Решение об отказе во взыскании основного долга по договору субаренды

Обстоятельства: В связи с истечением срока действия договора субарендатор направил основному арендатору уведомление о готовности передать арендованное имущество и подписать акт приема-передачи в связи с освобождением арендуемых помещений. Основной арендатор отказался в установленном порядке принимать помещения, указав на недостатки, которые следовало устранить субарендатору.

Требование: О взыскании основного долга по договору субаренды.

Решение: Требование не удовлетворено, так как действия основного арендатора были расценены как уклонение от принятия имущества.

Название документа: Решение экономического суда Могилевской области от 16.10.2015 (дело N 97-5/2015)

Примечание

Постановлением судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 26.01.2016 (дело N 97-5/2015/196А/9К) данное решение и постановление апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 24.11.2015 (дело N 97-5/2015/196А) оставлены без изменения.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 24.11.2015 (дело N 97-5/2015/196А) данное решение оставлено без изменения.

РЕШЕНИЕ

Экономический суд, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску (заявлению) индивидуального предпринимателя М. (далее — ИП М.) к дочернему республиканскому унитарному предприятию «Г» (далее — ДРУП «Г») о взыскании 408 717 762 рублей, при участии представителя истца, представителей ответчика

Установил:

ИП М. обратилась в экономический суд Могилевской области с иском к ДРУП «Г» о взыскании 344 916 198 рублей, в том числе 329 737 712 рублей основного долга в связи с образованием задолженности по арендной плате за период с января по май 2015 года, 9 034 813 рублей пени за просрочку внесения арендной платы за период с 06.01.2015 по 22.05.2015 и 6 143 673 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с просрочкой внесения арендной платы за период с 06.01.2015 по 22.05.2015.

В исковом заявлении истец определил задолженность по арендной плате, исходя из установленного Нацбанком Республики Беларусь курса евро по отношению к белорусскому рублю на 22.05.2015 в размере 15 980 рублей.

В связи с удовлетворением ходатайства истца о взыскании с ответчика задолженности на 01.10.2015 из расчета курса евро по отношению к белорусскому рублю в размере 19 845 рублей исковые требования истца составили 408 717 762 рубля.

В обоснование требований истец указал на ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по договору субаренды нежилого помещения от 21.01.2013 в части внесения арендной платы за предоставленное ответчику нежилое изолированное помещение общей площадью 550,25 кв. м, расположенное по адресу г. М., пер. П., что привело к образованию задолженности по расчетам за январь 2015 года в сумме 65 947 542 рубля исходя из курса евро, установленного Нацбанком Республики Беларусь по отношению к белорусскому рублю, по состоянию на 22.05.2015 в размере 15 980 рублей.

За просрочку внесения арендной платы с 06.01.2015 по 22.05.2015 ответчику начислена пеня, предусмотренная подпунктом 4.3 договора субаренды от 21.01.2013 в размере 0,1% от суммы просроченного платежа, что составляет 9 034 813 рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере ставки рефинансирования Нацбанка Республики Беларусь 25% годовых за тот же период в сумме 6 143 673 рубля.

Ввиду того что ответчик не возвратил помещение после прекращения договора, не известил основного арендатора не позднее чем за 60 календарных дней о предстоящем освобождении арендуемого помещения и не привел его в надлежащее состояние, истец требует взыскать с ответчика задолженность по арендной плате за февраль — май 2015 года в сумме 327 591 734 рубля (4126,88 х 19 845 х 4).

В дополнение к исковому заявлению истец сообщил о погашении ответчиком задолженности по арендной плате за январь 2015 года в полном объеме.

С учетом данного обстоятельства, изменения курса евро по отношению к белорусскому рублю по состоянию на 16.10.2015 и установления его в размере 19 740 рублей истец просит взыскать с ответчика сумму основного долга в размере 325 858 445 рублей, пеню в сумме 9 034 813 рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 6 143 673 рубля, а также возместить расходы по оплате услуг адвоката в сумме 5 000 000 рублей.

Протокольным определением суд удовлетворил ходатайство истца об уточнении исковых требований.

Ответчик заявил возражения против требований истца и указал на следующие обстоятельства.

ДРУП «Г» в течение 12 лет арендовало помещения у ГХУ Управления делами Президента Республики Беларусь, находящиеся по адресу А. Вал.

В связи с образованием Следственного комитета по Могилевской области, которому необходимо было здание, ДРУП «Г» вынуждено было в срочном порядке выселиться из арендованных помещений в конце 2011 года и в течение короткого времени найти помещения для размещения.

Предложенные ИП М. помещения, расположенные по пер. П., не совсем подходили для осуществления экспертной деятельности, поскольку функционально не были приспособлены для нормальной организации работы государственного экспертного учреждения, так как эти помещения ранее передавались в аренду парикмахерской, швейной мастерской.

В помещениях отсутствовали телефонные и компьютерные сети, освещенность не соответствовала санитарно-гигиеническим требованиям, в связи с чем 16.01.2012 был составлен дефектный акт с выполнением необходимых работ для нормальной жизнедеятельности предприятия и устранения недостатков, а до переселения и заключения договора ДРУП «Г» вынуждено было выполнить строительно-монтажные работы по приведению помещений к соответствию требуемым нормам.

В частности, были установлены дополнительные светильники, изменена конструкция полов, произведена замена дверей вместо изношенных, замена подвесного потолка, укрепление и замена перегородок, замена изношенных элементов инженерных сетей, установка электросилового щита, приборов учета электроэнергии, произведено устройство локальной вычислительной сети.

Для выполнения всех необходимых работ ДРУП «Г» были заключены договоры подряда с ООО «Б» от 11.01.2012, с ООО «С» от 17.01.2012. Выполнение подрядными организациями работ в январе — феврале 2012 года осуществлялось с устного согласия основного арендатора.

В дальнейшем, в процессе эксплуатации арендованных помещений, субарендатором выявлено, что температурный режим не соответствовал нормам. В зимний период температура в помещениях не поднималась выше 14 градусов, в летний период составляла 35 градусов. Из-за низкой температуры работники предприятия заболевали, а в летний период в помещениях невозможно было находиться по причине невыносимой жары, в связи с чем предприятие вынуждено было установить кондиционеры.

Наличие таких условий сказывалось на нормальной работе всего предприятия и вызвало необходимость в поиске иных помещений, поэтому в период действия договора субаренды от 21.01.2013 ДРУП «Г» были найдены более приемлемые для работы государственного экспертного учреждения помещения и заключен договор аренды капитальных строений (зданий, сооружений), изолированных помещений, машино-мест, их частей от 01.09.2015 с открытым акционерным обществом «Л» с правом выкупа на четвертом, третьем, втором и первом этажах и в подвале административного здания арендуемой площадью 1269,5 кв. м, а также нежилых помещений в здании гаражей арендуемой площадью 64,87 кв. м. При этом размер арендной платы по данному договору был значительно ниже и составлял 3,39 евро за 1 кв. м.

В данных помещениях ответчику также пришлось производить ремонт, который к окончанию срока действия договора субаренды с ИП М. закончить не успели.

28.11.2014 ответчик направил в адрес ИП М. письмо, в котором предложил продлить срок действия договора от 21.01.2013 по 31.01.2015 с приложенным к нему дополнительным соглашением к договору. Данное письмо истец получил 28.11.2014.

В своем ответном письме от 28.11.2014 истец дал согласие на продление договора субаренды нежилого помещения от 21.01.2013 по 31.01.2015 и подписал дополнительное соглашение к договору.

На основании приведенных доводов ответчик полагает, что он надлежащим образом выполнил обязательства перед истцом о предстоящем освобождении арендуемого имущества, так как известил его об освобождении имущества в срок до 31.01.2015.

22.01.2015 представители субарендатора назначили встречу с представителями основного арендодателя, о чем истец был письменно уведомлен 22.01.2015.

При выезде комиссии субарендатора по передаче арендованного имущества по пер. П. была проведена передача арендованного имущества в месте его нахождения 24.01.2015, совместно с представителем основного арендодателя и был составлен акт приема-передачи имущества, но представитель ИП М. отказался от подписания акта приема-передачи в присутствии членов комиссии.

Уведомление о возврате субарендатором помещения было направлено повторно и в уведомлении основной арендодатель был поставлен в известность, что субарендатор находится по адресу г. М., б-р Н.

Ссылаясь на изложенные обстоятельства, положения части 2 пункта 1 статьи 626 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), ответчик считает, что истец уклонился от подписания документа о передаче имущества и фактически отказался от исполнения обязанности по передаче имущества. Причину отказа ответчик усматривает в том, что ИП М. была против возмещения затрат, понесенных субарендатором, в связи с проведением в арендованных помещениях строительно-монтажных работ на сумму 157 594 000 рублей и 35 514 000 рублей, а также неотделимых улучшений на сумму 193 108 000 рублей, которые были заявлены к возмещению и зачету в счет арендной платы.

Ответчик не согласен с доводами истца о том, что ответчик не привел арендованное помещение в надлежащее состояние, ссылаясь на то, что при выезде комиссии 24.01.2015 субарендатор не отразил в акте все те недостатки, которые, по его мнению, необходимо было устранить, не установил срок для их устранения, поэтому он не вправе ссылаться на какие-то незначительные отверстия, следы от гвоздей и т. д. как основание для отказа от принятия арендованного помещения.

Таким образом, ответчик утверждает, что произвел возврат арендованного имущества истцу 24.01.2015 и в дальнейшем не пользовался нежилыми помещениями после выезда.

В обоснование доказательств совершения арендатором действий, направленных на передачу арендованного имущества арендодателю, ответчик ссылается на уведомления об освобождении арендуемого имущества, необходимости его принятия и подписания передаточного акта, уведомления о готовности передать арендованное имущество.

В подтверждение факта освобождения арендуемых помещений ответчик приводит следующие доказательства:

  • Договор аренды капитальных строений (зданий, сооружений), изолированных помещений, машино-мест, их частей, заключенный между ДРУП «Г» и ОАО «Л» 01.09.2014 на аренду нежилых помещений, расположенных по адресу г. М., б-р Н., где в качестве арендатора выступает ДРУП «Г» (в связи с приведением помещений по адресу г. М., б-р Н. в надлежащее состояние был заключен договор подряда от 10.10.2014 с ОАО «Л» и поэтому перевозка имущества ДРУП «Г» была перенесена на январь 2015 года);
  • План перевозки ДРУП «Г»;
  • Уведомления организациям об изменении местонахождения ДРУП «Г» от 12.01.2015 о том, что с 22.01.2015 их адрес г. М., б-р Н.;
  • Отношение в Могилевский филиал РУП «Белпочта» от 20.01.2015 об изменении юридического адреса ДРУП «Г» и направлении почтовой корреспонденции по новому адресу: б-р Н.;
  • Отношение в филиал РУП «Белтелеком» о подключении абонентов предприятия к городской телефонной сети по адресу г. М., б-р Н.;
  • Договор перевозки груза от 15.01.2015, заключенный между ДРУП «Г» и ИП З., с адресом погрузки (г. М., пер. П.) и адресом выгрузки (г. М., б-р Н.);
  • Акт выполненных работ по договору перевозки груза от 15.01.2015;
  • Талоны заказчика к путевым листам;
  • Договор перевозки груза от 15.01.2015, заключенный между ДРУП «Г» и ИП А., с адресом погрузки (г. М., пер. П.) и адресом выгрузки (г. М., б-р Н.);
  • Акт сдачи-приемки выполненных работ к договору от 15.01.2015;
  • Договор подряда от 16.01.2015, заключенный между ООО «Э» и ДРУП «Г», по выполнению столярных работ по разборке офисной мебели и сборке ее в новых помещениях;
  • Акт сдачи-приемки работ по договору от 16.01.2015;
  • Договор подряда от 16.01.2015, заключенный между ИП Л. и ДРУП «Г», по сборке мебели по адресу г. М., пер. П., и сборке мебели по адресу г. М., б-р Н., с указанием сроков окончания работ — 20.01.2015;
  • Акт сдачи-приемки выполненных работ по договору от 16.01.2015;
  • Приказ ДРУП «Г» от 19.01.2015 «Об изменении местонахождения предприятия» с 22.01.2015 — г. М., б-р Н.

С учетом погашения задолженности по арендной плате за январь 2015 года в полном объеме, отсутствия правовых оснований для взыскания арендной платы за февраль — май 2015 года ответчик просит отказать истцу в удовлетворении иска.

На возражения ответчика истец представил письменные доводы, в которых привел ссылку на пункт 39 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 15.02.2012 N 1 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из арендных правоотношений» и указал, что для прекращения взимания арендной платы юридически значимым обстоятельством является не момент прекращения пользования арендованным имуществом, а момент его возврата, который связан с документом, имеющим юридическую силу — актом приема-передачи арендованного имущества, который фактически был подписан сторонами 13.07.2015. Представил фотографии ненадлежащего состояния помещения.

Заслушав пояснения лиц, участвующих в деле, рассмотрев материалы дела, обозрев представленные истцом фотографии, суд установил следующее.

21.01.2013 ИП М. (основной арендатор) и ДРУП «Г» (субарендатор) заключили договор субаренды нежилого помещения, согласно которому основной арендатор предоставил субарендатору во временное владение и пользование нежилые изолированные помещения и часть нежилого изолированного помещения общей и арендуемой площадью 550,25 кв. м, расположенные по адресу г. М., пер. П., для административного использования.

Срок действия договора установлен с 21.01.2013 по 31.12.2013.

Помещения площадью 421,2 кв. м и 129,05 кв. м были переданы по актам приема-передачи от 23.01.2012 и 01.02.2012 в рамках ранее заключенного договора субаренды от 23.12.2012.

Согласно подпунктам 3.1, 3.2 главы 3 «Порядок расчетов» договора от 21.01.2013 арендатор обязался самостоятельно вносить арендную плату в размере 6 евро за 1 кв. м, а за все арендуемое имущество — 3301,50 евро ежемесячно до 5-го числа текущего месяца в белорусских рублях по курсу Нацбанка Республики Беларусь на день уплаты.

Дополнительным соглашением от 01.01.2014 к договору субаренды от 21.01.2013 стороны продлили срок действия договора аренды до 31.12.2014, а дополнительным соглашением от 01.08.2014 изменили размер арендной платы, установив 7,5 евро за 1 кв. м, или 4126,88 евро за все имущество.

На основании письма ДРУП «Г» от 28.11.2014 стороны заключили дополнительное соглашение к договору субаренды о продлении срока действия договора по 31.01.2015.

31.01.2015 срок действия договора субаренды от 21.01.2013 истек.

Обязательство по внесению платы за арендованное имущество в январе 2015 года ответчик не исполнил, что привело к образованию задолженности, которая на 22.05.2015 составила 65 947 542 белорусских рубля исходя из курса Нацбанка на 22.05.2015 в размере 15 980 рублей за 1 евро (4126,88 евро х 15 980 рублей).

В соответствии со статьей 577 ГК по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Согласно статье 585 ГК и подпунктам 3.1, 3.2 главы 3 «Порядок расчетов» договора от 21.01.2013 (в редакции дополнительного соглашения от 01.08.2014) обязанностью ответчика являлось внесение арендной платы за помещение не позднее 5-го числа текущего месяца в размере 4126,88 евро в белорусских рублях по курсу Нацбанка Республики Беларусь на день уплаты.

В нарушение вышеуказанных требований и статьи 290 ГК ответчик не исполнил обязательство по внесению платы за арендованное имущество в январе 2015 года, поэтому к нему обоснованно предъявлены требования о взыскании задолженности в сумме 65 947 542 рубля, но с учетом того, что платежным поручением от 24.07.2015 ответчик в добровольном порядке полностью погасил задолженность, указанная сумма не подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.

За просрочку внесения арендной платы за январь 2015 года, период которой истец определил с 06.01.2015 по 22.05.2015, на основании подпункта 4.3 договора от 21.01.2013, а также статьи 311 ГК с ответчика в пользу истца подлежит взысканию пеня в размере 0,1% от задерживаемой суммы, что составляет 9 034 813 рублей.

За пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица на основании статьи 366 ГК с ответчика подлежат взысканию проценты в размере ставки рефинансирования Нацбанка Республики Беларусь 25% годовых.

Сумма процентов за пользование чужими денежными средствами в период с 06.01.2015 по 22.05.2015 составляет 6 143 673 рубля.

По изложенным основаниям суд признает требования истца подлежащими удовлетворению в сумме 15 178 486 рублей.

Требования истца о взыскании с ответчика 325 858 445 рублей основного долга, составляющего задолженность по арендной плате за период с февраля по май 2015 года (4126,88 евро х 19 740 евро х 4), суд признает не подлежащими удовлетворению, исходя из нижеследующего.

Согласно пункту 20 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 15.02.2012 N 1 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из арендных правоотношений» обязанность арендатора уплачивать арендную плату и право арендодателя на взимание арендных платежей возникает с момента фактической передачи объекта аренды и прекращается после возврата (освобождения) имущества в силу норм положений статей 309, 577, 582, 585, 593, 626 ГК.

Передача капитального строения (здания, сооружения), помещения арендодателем и принятие его арендатором, в соответствии с пунктом 1 статьи 626 ГК, осуществляется по передаточному акту или иному документу о передаче, подписываемому сторонами.

 

Частью 3 пункта 1 статьи 626 ГК предусмотрено, что уклонение одной из сторон от подписания документа о передаче изолированного помещения на условиях, предусмотренных договором, рассматривается как отказ соответственно арендодателя от исполнения обязанности по передаче имущества.

Из содержания пункта 38 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 15.02.2012 N 1 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из арендных правоотношений» следует, что если судом будет установлено совершение арендатором действий, направленных на передачу арендованного имущества арендодателю в установленный срок, и подтвержденное надлежащими доказательствами несовершение арендодателем встречных действий по приему объекта аренды, т. е. уклонение арендодателя от приемки арендованного имущества после прекращения действия договора аренды, то в удовлетворении требования арендодателя о внесении арендной платы за период просрочки возврата арендованного имущества может быть отказано.

Доказательствами совершения арендатором действий, направленных на передачу арендованного имущества арендодателю, могут являться: уведомление об освобождении арендуемого помещения, необходимости его принятия и подписания передаточного акта, уведомление о готовности передать арендованное имущество и т. п.

Материалами дела подтверждается факт направления ответчиком в адрес истца уведомления о готовности передать арендованное имущество и подписать акт приема-передачи имущества в связи с освобождением арендуемых помещений в январе 2015 года.

Действия истца по отказу в присутствии членов комиссии от осуществления приемки помещений, которые ответчик пытался сдать в связи с их освобождением, и по оформлению данного факта документально, с указанием претензий, недостатков, которые, по мнению основного арендатора, следовало устранить субарендатору, суд расценивает как уклонение истца от принятия имущества у ответчика.

При таких обстоятельствах суд считает, что ответчик произвел возврат арендованного имущества истцу 24.01.2015.

Согласно пункту 2 статьи 372 ГК вина в гражданском праве презюмируется, то есть факт ее отсутствия доказывается самим должником.

Ответчиком представлены достаточные доказательства, подтверждающие факт освобождения субарендатором в январе 2015 года арендуемых у ИП М. помещений, и доказательства, что возврат арендованного имущества был обусловлен уклонением и фактически отказом основного арендатора от подписания акта приема-передачи по возврату арендованного имущества (уведомления организациям об изменении местонахождения ДРУП «Г», договоры перевозки груза, акты выполненных работ, документы об оплате за перевозку, договоры подряда, акты выполненных работ и оплата, доказательства оплаты за новые арендованные помещения, акт приема-передачи от 24.01.2015 и др.). Факт подписания сторонами акта приема-передачи от 13.07.2015 свидетельствует о том, что у истца отсутствуют претензии к ответчику по поводу арендованного помещения и при установленных судом фактических обстоятельствах дела (действия истца, свидетельствующие об уклонении от приемки помещения, от получения ключей, нежелание рассмотреть вопрос о зачете в счет аренды за январь 2015 года затрат, произведенных ответчиком по улучшению имущества истца) данный факт не является основанием для взимания арендной платы с февраля по май 2015 года.

Представленные истцом фотографии суд оценивает критически, поскольку они были произведены через полгода после освобождения ответчиком арендованных помещений.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 ГК не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Статьей 2 ГК регламентированы принципы добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений.

Взимание арендной платы в размере 7,5 евро за 1 кв. м за помещения, для использования которых по функциональному назначению потребовалось вложение значительных денежных средств, уклонение от принятия арендованного имущества в связи с его освобождением и заявление требования о взыскании арендной платы в размере 325 858 445 рублей в связи с невозвратом имущества не отвечает принципу добросовестности и разумности гражданских правоотношений.

При рассмотрении вопроса о распределении судебных расходов суд приходит к следующим выводам.

Истец уплатил госпошлину при подаче иска в размере 13 947 486 рублей, исходя из заявленной суммы 344 916 198 рублей, затем истец увеличил исковые требования до 408 717 762 рублей без доплаты госпошлины, которая должна составлять 15 851 533 рубля.

Учитывая, что по результатам рассмотрения дела требования истца признаны правомерными в части взыскания 81 126 028 рублей (65 947 542 + 15 178 486), что составляет 19,8%, причитающаяся в доход республиканского бюджета госпошлина за увеличенные истцом исковые требования в сумме 1 914 047 рублей подлежит отнесению на истца.

С ответчика в пользу истца подлежит взысканию госпошлина в сумме 2 761 602 рубля (19,8% от уплаченной).

В соответствии с постановлением Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 18.12.2007 N 13 «О применении Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь при распределении издержек, связанных с рассмотрением дела в хозяйственном суде» (в редакции постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 05.03.2010 N 1) возмещение расходов по оплате юридических услуг производится при представлении соответствующих доказательств в подтверждение фактически произведенных расходов и их необходимости.

Необходимость произведенных расходов по оплате юридических услуг является оценочной категорией. В каждом конкретном случае хозяйственный суд вправе принять во внимание обстоятельства, связанные с участием представителя в деле, свидетельствующие о том, что расходы стороны вызваны объективной необходимостью по защите нарушенного права и находятся в разумных пределах, в том числе сопоставить размер таких расходов с характером спора, степенью сложности дела, объемом подлежащего защите нарушенного права, ценой иска. При оценке размера таких расходов может учитываться, в частности, порядок формирования вознаграждения за оказанные юридические услуги.

С учетом характера спора, степени сложности дела, а также качества и объема выполненных адвокатом обязанностей суд признает необходимыми и разумными расходы за оказанные юридические услуги в сумме 5 000 000 рублей, однако исходя из положений статьи 126 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) с ответчика в пользу истца подлежит взысканию сумма 990 000 рублей, составляющая 19,8% от 5 000 000 рублей.

Руководствуясь статьями 2, 9, 290, 311, 366, 372, 577, 585, 626 ГК, статьями 126, 133, 190 — 193, 201, 204, 207, 330, 269 ХПК, суд

Решил:

Иск удовлетворить частично.

Взыскать с ДРУП «Г» (г. М., б-р Н.) в пользу ИП М. (г. М., ул. С.) 15 178 486 рублей, в том числе 9 034 813 рублей пени за просрочку внесения арендной платы за январь 2015 года (с 06.01.2015 по 22.05.2015), 6 143 673 рубля процентов за пользование чужими денежными средствами за период (с 06.01.2015 по 22.05.2015), а также 2 761 602 рубля в возмещение расходов по госпошлине и 990 000 рублей в возмещение юридических услуг.

В остальной части иска истцу отказать.

Взыскать с ИП М. (г. М., ул. С.) в доход республиканского бюджета 1 914 047 рублей госпошлины.

Судебные приказы выдать после вступления решения в законную силу.

Не вступившее в законную силу решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию экономического суда Могилевской области в течение 15 дней со дня принятия решения.