Взыскание выплаченного страхового возмещения в порядке суброгации

Обстоятельства: В результате прорыва трубопровода было испорчено имущество, принадлежавшее гражданам. Страховщик произвел страховые выплаты в возмещение понесенных гражданами убытков.

Требование: О взыскании выплаченного страхового возмещения в порядке суброгации.

Решение: Требование удовлетворено, так как ответственным за убытки, возмещенные в результате страхования, являлось предприятие водопроводно-канализационного хозяйства.

Название документа: Решение Экономический суд Брестской области от 18.04.2016 (дело N 65-9/2016)

Примечание

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Брестской области от 19.05.2016 (дело N 65-9/2016/148А) данное решение оставлено без изменения.

РЕШЕНИЕ

Экономический суд Брестской области, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Белорусского республиканского унитарного страхового предприятия «Белгосстрах» (представительство по району), Б. обл., г. К., к коммунальному унитарному многоотраслевому производственному предприятию жилищно-коммунального хозяйства «К», Б. обл., г. К., о взыскании 19 976 256 руб. — страховое возмещение вреда (убытков) и проценты, с участием представителей от истца, от ответчика,

Установил:

Истец подал иск, в котором на основании статьи 933 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) просит взыскать с ответчика 19 856 900 руб. — страховое возмещение вреда.

На основании статьи 366 ГК за неправомерное пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки в их уплате истец потребовал взыскать с ответчика проценты, начисленные за период с 19.02.2016 по 02.03.2016 исходя из ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь 25 % годовых, что согласно приведенному расчету составляет 119 356 руб.

В судебном заседании представитель истца исковые требования поддержал, подав ходатайство об увеличении цены иска ввиду увеличения периода для начисления процентов по 18.04.2016 (с учетом снижения ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь до 24% годовых).

В связи с этим истцом представлен уточненный расчет, согласно которому проценты заявлены к взысканию в сумме 726 565 руб.

На основании статей 63, 180 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) ходатайство истца подлежит удовлетворению.

Представитель истца пояснила, что 22.12.2015 в результате прорыва принадлежащего ответчику трубопровода холодного снабжения и проникновения из-за этого воды в помещение погреба, расположенного по адресу: К. р-н, д. К., ул. О., было испорчено домашнее имущество, принадлежавшее гражданам С., М., Г., Д. (картофель, лук, морковь, свекла, доски). На основании договоров страхования указанным лицам было выплачено страховое возмещение вреда в общей сумме 19 856 900 руб. По мнению истца, лицом, ответственным за причинение вреда, является ответчик. Поскольку, несмотря на предъявление требований о возмещении вреда (претензии от 09.02.2016 и от 15.02.2016), ответчик в добровольном порядке вред не возместил, подан иск о взыскании с него 19 856 900 руб. в возмещение вреда, а также (с учетом увеличения требований) процентов в сумме 726 565 руб. в судебном порядке.

Ответчик иск не признал. Его представители в судебном заседании указали на то, что строение в виде погреба, в котором находилось домашнее имущество жильцов дома, построено самовольно, поскольку никаких документов, которые бы подтверждали основания возведения этого строения, не имеется. Ответчик указывает на то, что вода, проникшая в погреб, была откачана в этот же день. За такой короткий промежуток времени картофель и другие овощи, хранившиеся в погребе, не могли прийти в полную негодность (сгнить), тем более в полном объеме. При этом представителей предприятия «К» для осмотра и фиксации факта гибели имущества и определения количества погибшего имущества не вызывали; путем взвешивания количество погибшего имущества не определялось. Более того, по мнению ответчика, при определении стоимости погибшего имущества взяты завышенные цены, в связи с чем величина ущерба подлежит перерасчету. В подтверждение своих доводов о действительной стоимости картофеля ответчик представил соответствующие сведения от сельскохозяйственных организаций, осуществляющих реализацию картофеля населению — ОАО «К» и ОАО «В».

Возражая против доводов ответчика, представитель истца указала на то, что строение погреба зарегистрировано в органах государственной регистрации недвижимого имущества, а граждане-страхователи имеют правоустанавливающие документы на соответствующую долю в таком имуществе; что для определения обоснованности выплаты страхового возмещения сотрудник страховой организации выезжал для осмотра пострадавшего имущества неоднократно (хотя часть картофеля внешне не имела признаков порчи, но при разрезании клубней картофеля внутри они были черными); представитель предприятия «К» приглашался для участия в осмотре; при определении стоимости картофеля были взяты цены в райпо, которое осуществляет реализацию картофеля через магазин; в отношении части имущества — (мелкий, семенной картофель) использовались источники сети Интернет и при расчете величины ущерба принималась наименьшая цена; для подтверждения величины цен представлены сведения о стоимости картофеля из рекламных объявлений сети Интернет, существующие в настоящее время.

Изучив материалы дела, заслушав пояснения представителей сторон, дав оценку их доводам и представленным доказательствам, суд приходит к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 933 ГК вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Материалами дела подтверждается, что вред причинен в результате прорыва принадлежащего ответчику трубопровода холодного снабжения и проникновения из-за этого воды в помещение погреба, в котором находилось имущество, принадлежавшее гражданам С., М., Г. (выгодоприобретатель), Д.

Согласно пункту 1 статьи 855 ГК к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Материалами дела подтверждается, что с гражданами С., М., Г., Д. в соответствии с Правилами N 32 добровольного страхования имущества граждан были заключены договоры добровольного страхования домашнего имущества, расположенного по адресу: К. р-н, д. К., ул. О., квартиры 7, 5, 1, 8 (истцом представлены копии страховых полисов). В период действия договоров страхования произошел страховой случай — в результате прорыва принадлежащего ответчику трубопровода холодного снабжения и проникновения из-за этого воды в помещение погреба, расположенного по адресу: К. р-н, д. К., ул. О., было испорчено домашнее имущество, принадлежавшее гражданам С., М., Г. (выгодоприобретатель), Д. (картофель, лук, морковь, свекла, доски).

Материалами дела подтверждается, что, определив величину вреда в денежном выражении, истец произвел указанным гражданам страховые выплаты в возмещение понесенных ими убытков в общей сумме 19 856 900 руб., что подтверждается пл. поручениями от 05.02.2016, от 09.02.2016.

Таким образом, истец вправе требовать от ответчика возмещения убытков, которые причинены по его вине в результате прорыва трубопровода холодного водоснабжения.

Доводы, приведенные ответчиком, следует отклонить.

В силу пункта 9.5 Правил N 32 добровольного страхования имущества граждан договор страхования распространяется на домашнее имущество в отдельно стоящих строениях (частях строений), нежилых помещениях, принадлежащих страхователю (выгодоприобретателю) на праве собственности.

В рассматриваемом случае каждому из указанных граждан на праве собственности принадлежит соответствующая доля погреба, что подтверждается документами, представленными из РУП «Брестское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» (копии договоров о приобретении жилых помещений, сведения из Единого государственного регистра недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним, копии технических паспортов на квартиры).

Величина вреда подтверждается четырьмя актами осмотра от 28.12.2015 и четырьмя актами о страховом случае от 02.02.2016.

Суд не усматривает оснований считать сведения, указанные в этих актах недостоверными.

Так, к проведению осмотров (акты от 28.12.2015) работником истца привлекались свидетели в количестве двух человек; 12.01.2016 составлялись дефектные акты с участием собственников застрахованного имущества и работников ответчика, которые также фиксируют факт намокания овощей, пола.

Суд исходит из того, что следствием проникновения воды является повреждение или гибель имущества. Степень повреждения (гибель) имущества зависит от большого количества факторов (свойства самого имущества, длительность воздействия воды, температура самой воды, температура окружающей среды и др.).

Суд также учитывает, что в силу пункта 7.4 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и водоотведения в городах и поселках Республики Беларусь, утвержденных приказом Министерства жилищно-коммунального хозяйства Республики Беларусь от 26.12.1995 N 128, предприятие ВКХ несет ответственность за затопление подвальных помещений при авариях на его водоводах. Соответственно, ответчик не мог не знать, что следствием аварии будут требования пострадавших о возмещении вреда. Однако, при составлении дефектных актов от 12.01.2016 ответчик надлежащим образом не зафиксировал те обстоятельства, на основании которых можно было бы наиболее объективно исчислить денежное выражение причиненного вреда.

Согласно пункту 2 статьи 14 ГК под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В рассматриваем случае величина убытков подтверждается расчетами, которые истец производил при определении сумм подлежащего выплате страхового помещения.

Суд исходит из того, что истец обладает компетентными специалистами, которые имеют возможность объективно исчислить величину убытков.

Проанализировав представленные сторонами сведения о стоимости овощей, суд не находит оснований не принимать произведенные истцом расчеты величины убытков. Так, согласно сведениям райпо (организация, которая осуществляет розничную торговлю в сельской местности), по состоянию на 28.12.2015 стоимость картофеля крупного составляла 4800 руб. за 1 кг, лука — 8600 руб., моркови — 6500 руб., свеклы — 5500 руб. Стоимость картофеля семенного и мелкого подтверждается сведениями, представленными истцом в ходе судебного разбирательства из источников сети Интернет.

В силу изложенного, требования истца о взыскании с ответчика 19 856 900 руб. в возмещение убытков являются обоснованными, в связи с чем подлежат удовлетворению в заявленной сумме.

Согласно пункту 1 статьи 366 ГК за пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора исходя из ставки рефинансирования Национального банка на день вынесения решения.

Поскольку, несмотря на досудебные претензии от 09.02.2016 и от 15.02.2016, ответчик в добровольном порядке не возместил истцу убытки в размере 19 856 900 руб., он должен нести ответственность по уплате истцу процентов, которые подлежат начислению за указанный истцом период.

Проверив расчет предъявленной к взысканию суммы процентов, принимая во внимание ставку рефинансирования Национального банка Республики Беларусь, которая действует на дату принятия решения, суд приходит к выводу, что требования истца о взыскании с ответчика процентов подлежат удовлетворению в заявленной сумме — 726 565 руб.

Руководствуясь статьями 4, 63, 133, 180, 190 — 194 ХПК,

Решил:

Взыскать с коммунального унитарного многоотраслевого производственного предприятия жилищно-коммунального хозяйства «К», Б. обл., г. К., в пользу Белорусского республиканского унитарного страхового предприятия «Белгосстрах» (представительство по району), Б. обл., г. К., 19 856 900 руб. — убытки, возмещенные в результате страхования, и 726 565 руб. процентов, а всего — 20 583 465 руб.

Решение может быть обжаловано (опротестовано) в экономический суд апелляционной инстанции в течение пятнадцати дней после его принятия в порядке, установленном статьями 267 — 270 ХПК.

Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в порядке, установленном статьями 282 — 286 ХПК, лишь после надлежащего обращения с соответствующей жалобой в экономический суд апелляционной инстанции.