Доводы заявителя о том, что для подачи иска истекли все сроки исковой давности, не оказывают влияния на правомерность изложенных в пункте 2.5 предписания требований в части взыскания суммы завышения

Коммунальное унитарное предприятие обратилось в суд с заявлением о признании недействительным требования (предписания) Главного управления ведомственного контроля исполнительного комитета от 18.05.2012.

Обстоятельства дела.

В ходе проведенной заинтересованным лицом проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности заявителя (по факту несвоевременной разработки проектно-сметной документации по объекту) были установлены нарушения, выразившиеся в непредставлении проектировщиком проектной документации заказчику (заявителю) в полном объеме и составлении фиктивных справок о выполненных работах.

С учетом того что финансирование проектных работ осуществлялось за счет бюджетных средств, сумма перечисленных средств за невыполненные работы и соответственно причиненного вреда составила 4953748800 руб.

Требованием (предписанием) от 18.05.2012 заинтересованное лицо обязало заявителя возместить в бюджет вред в сумме 4295752100 руб. за счет собственных средств с последующим истребованием долга от проектировщика (пункт 2.4 требования), а также подать в суд иск о признании акта выполненных работ от 30.09.2008 и накладной от 23.09.2008 ничтожными и взыскать с проектировщика завышение стоимости проектных работ в сумме 413681200 руб. и проценты за пользование бюджетными средствами в сумме 3882070900 руб. (пункт 2.5 требования).

Заявитель считает, что пункты 2.4 и 2.5 требования являются незаконными, т.к., по его мнению, причиненный вред подлежит возмещению лицом, нарушившим обязательства, т.е. проектировщиком. Кроме того, по факту возмещения вреда и подачи иска истекли сроки исковой давности.

На основании изложенного просит признать недействительным предписание Главного управления ведомственного контроля исполнительного комитета от 18.05.2012 в части пунктов 2.4 и 2.5.

Решение суда.

Суд, изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, оценив представленные доказательства, пришел к выводу о частичной обоснованности заявленных требований на основании нижеследующего.

В частности, пунктами 2.4, 2.5 оспариваемого ненормативного правового акта заявителю было предписано возместить в бюджет в установленном порядке вред в сумме 4295752,1 тыс.руб., причиненный бюджету, за счет собственных средств, с последующим истребованием долга от кооператива (проектировщика); оформить исковое заявление в суд о признании акта выполненных работ от 30.09.2008 и накладной от 23.09.2008 ничтожными и взыскать с кооператива завышение стоимости проектных работ в сумме 413681,2 тыс.руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 3882070,9 тыс.руб.

Основанием для отражения в требовании указанных предписаний послужили установленные в ходе проверки и отраженные в акте от 22.03.2012 обстоятельства нарушения заявителем требований действующего законодательства. В частности, на странице 59 акта проверки заинтересованного лица было отмечено, что в связи с невыполнением сторонами договорных обязательств и обнаружением вышеуказанных недостатков в проектно-сметной документации заказчику необходимо предъявить претензию к проектировщику в соответствии с пунктом 2 статьи 716 ГК и возместить причиненный вред в сумме 5257071,542 тыс.руб. Указанные в актах проверки нарушения и вред бюджету города допущены прежде всего должностными лицами заявителя, проектировщика, а также должностными лицами других структурных подразделений, не обеспечившими контроль за выполнением поручений руководства горисполкома.

В ходе судебного разбирательства на основании ходатайства заинтересованного лица производство по делу было приостановлено до рассмотрения Следственным комитетом Республики Беларусь уголовного дела, возбужденного в отношении бывшего директора заявителя по части 3 статьи 246 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Согласно полученному судом постановлению о прекращении предварительного расследования от 29.12.2012 уголовное дело было прекращено за отсутствием в деянии должностного лица состава преступления. Одновременно постановлением старшего следователя следственного управления УСК Республики Беларусь по г. Минску было установлено, что собранные в ходе предварительного расследования доказательства в своей совокупности позволяют утверждать, что проектировщиком разрабатывалась проектно-сметная документация (ПСД), которая в соответствии с условиями контракта от 12.03.2007 была передана 23.09.2008 согласно накладной МАиС N 361 заявителю. Согласно заключению финансово-экономической экспертизы от 22.12.2012 причинение ущерба действиями бывшего директора заявителя в результате подписания накладной от 23.09.2008 и акта сдачи-приемки проектных и изыскательских работ для строительства объектов от 30.09.2008 не установлено.

Таким образом, оценивая вышеизложенное, суд приходит к выводу о том, что установленные заинтересованным лицом в ходе проверки обстоятельства фиктивности справок о стоимости выполненных работ, акта сдачи-приемки выполненных работ от 30.09.2008 и накладной от 23.09.2008 не нашли своего подтверждения в ходе расследования уголовного дела.

Следовательно, отраженные в акте проверки выводы заинтересованного лица о виновности должностных лиц заявителя в причинении ущерба и фиктивности акта выполненных работ от 30.09.2008 и накладной от 23.09.2008 являются несостоятельными.

В соответствии с пунктом 7.2 Инструкции о порядке определения размера причиненного государственному имуществу вреда в связи с утратой, повреждением (порчей), недостачей при проведении проверок финансово-хозяйственной деятельности государственных юридических лиц, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь и Министерства экономики Республики Беларусь от 24.03.2003 N 39/69, в частности, при завышении стоимости фактически оплаченных строительно-монтажных и ремонтных работ вред определяется в размере выявленного завышения и процентов, начисленных на сумму выявленного завышения. Размер процентов рассчитывается с даты причинения вреда по дату обнаружения вреда с использованием ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на дату обнаружения вреда. Датой обнаружения вреда считается дата составления акта проверки.

Как следует из пункта 4.7 акта проверки, проектировщик согласился с выводами проверяющего о завышении стоимости проектных работ на 413681,120 тыс.руб. Из этого следует, что указанная сумма подлежит возврату проектировщиком в бюджет. С учетом того что получателем указанных средств выступал заявитель, на которого в соответствии с пунктом 36 Инструкции о порядке оплаты денежных обязательств получателей бюджетных средств, утвержденной постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 29.06.2000 N 66, возлагалась ответственность за обоснованность расходования бюджетных средств на оплату принятых денежных обязательств на закупку товаров (работ, услуг), в предписании заинтересованным лицом правомерно было поручено предъявить иск непосредственно заявителю, который во взаимоотношениях с лицом, виновным в завышении объемов работ, выступал как плательщик (получатель бюджетных средств).

Доводы заявителя о том, что для подачи иска истекли все сроки исковой давности, не оказывают влияния на правомерность изложенных в пункте 2.5 предписания требований в части взыскания суммы завышения. В данном случае следует отметить, что выявленную в ходе проверки сумму завышения следует рассматривать как причиненный вред, датой обнаружения которого считается дата составления акта проверки — 22.03.2012.

При таких обстоятельствах требования заявителя были признаны частично обоснованными: пункт 2.4 (о возмещении вреда) и пункт 2.5 (в части признания акта выполненных работ от 30.09.2008 и накладной от 23.09.2008 ничтожными) требования (предписания) Главного управления ведомственного контроля исполнительного комитета от 18.05.2012 N 04/3-207 были признаны недействительными как не отвечающие установленным в ходе рассмотрения дела обстоятельствам и требованиям действующего законодательства.