Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 10.12.2015. Раздел жилого помещения

Название документа: Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 10.12.2015

Обстоятельства: Решая вопрос о разделе жилого помещения, суд правильно исходил из равенства долей сторон (каждому принадлежит по 1/2 доле в праве собственности) и фактически сложившегося между сторонами порядка пользования квартирой

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА 10 декабря 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе Г. на решение районного суда от 24 августа 2015 г. по иску К. к Г. о разделе жилого помещения и изменении долей в праве собственности на жилое помещение.

Заслушав доклад судьи областного суда, объяснения Г., поддержавшей доводы кассационной жалобы, просившей решение суда отменить, объяснения К., просившего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

К. в иске указал, что состоял в зарегистрированном браке с ответчицей с 1978 года по 06.04.2012. От брака детей не имеют. В период брака с Г. на основании договора купли-продажи от 28.12.2004 за совместные средства приобрели в собственность двухкомнатную квартиру по адресу: г. П., ул. М., право собственности на которую зарегистрировано за ответчицей. В связи со сложившимися неприязненными отношениями просил разделить спорное жилое помещение, выделить ему в собственность изолированную жилую комнату площадью 13,5 кв. м с прилегающей лоджией, 1/2 долю мест общего пользования, что составляет 47/100 долей в праве собственности на квартиру. Г. выделить в собственность изолированную жилую комнату площадью 16,8 кв. м, 1/2 долю мест общего пользования, что составляет 53/100 доли в праве собственности на квартиру. Места общего пользования оставить в общей собственности и пользовании сторон. Изменить доли собственников в общей совместной собственности, признав за ним 47/100 долей в праве собственности, за ответчицей — 53/100 доли в праве собственности на спорную квартиру. Взыскать с ответчицы в его пользу компенсацию за разницу долей в праве собственности на спорную квартиру исходя из рыночной оценки квартиры и судебные расходы.

Решением районного суда от 24 августа 2015 г. постановлено:

  1. Разделить жилые комнаты в квартире дома по ул. М. в г. П. общей площадью 49,5 кв. м и выделить на праве собственности К. жилую комнату размером 13,5 кв. м с прилегающей лоджией, а Г. выделит на праве собственности жилую комнату размером 16,8 кв. м.
  2. Подсобные помещения в квартире дома по ул. М. в г. П. общей площадью 19,2 кв. м (кухня — 7 кв. м, коридор — 8,4 кв. м, встроенный шкаф — 0,5 кв. м, ванная — 2,2 кв. м, туалет — 1,1 кв. м) оставить в общем пользовании и общей долевой собственности К. и Г. — по 1/2 доле в подсобных помещениях у каждого.
  3. Изменить доли К. и Г. в общей собственности и признать за К. право на 47/100 долей в праве собственности на жилое помещение — квартиру в доме по ул. М. в г. П., за Г. — на 53/100 доли в праве собственности на ту же квартиру.
  4. Взыскать с Г. в пользу К. денежную компенсацию в связи с отступлением от идеальных долей в праве собственности на жилое помещение в сумме 10 290 500 руб.
  5. Взыскать с Г. в пользу К. понесенные по делу судебные расходы в сумме 5 408 500 руб.

В кассационной жалобе Г. указала, что с решением суда не согласна. Судом неправильно применены нормы материального права. Выводы суда о том, что истец являлся участником приватизации, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Просит решение суда отменить, вынести новое решение об отказе К. в иске.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 23 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее — КоБС) имущество, нажитое супругами в период брака, независимо от того, на кого из супругов оно приобретено либо на кого или кем из супругов внесены денежные средства, является их общей совместной собственностью. Супруги имеют равные права владения, пользования и распоряжения этим имуществом, если иное не предусмотрено Брачным договором.

Супруги пользуются равными правами на совместно нажитое имущество и в том случае, если один из них в период брака был занят ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного заработка (дохода), если иное не предусмотрено Брачным договором.

В соответствии со ст. 24 КоБС в случае раздела имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, их доли признаются равными, если иное не предусмотрено Брачным договором. Суд вправе отступить от признания долей равными, учитывая интересы несовершеннолетних и нуждающихся в помощи нетрудоспособных совершеннолетних детей или заслуживающие внимания интересы одного из супругов. Доля одного из супругов, в частности, может быть увеличена, если другой супруг уклонялся от трудовой деятельности или расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи.

В случае, когда одному из супругов передаются предметы, стоимость которых превышает причитающуюся долю, другому супругу присуждается соответствующая денежная компенсация.

Для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, устанавливается трехлетний срок исковой давности.

Из материалов дела следует, что стороны состояли в зарегистрированном браке с 1978 года по 06.04.2012. Решением суда от 06.04.2012 брак расторгнут. От брака детей не имеют. 28.12.2004 в период брака сторон между горисполкомом и Г. был заключен договор купли-продажи квартиры в доме по ул. М. в г. П. Квартира двухкомнатная, состоит из двух жилых комнат общей площадью по СНБ 51,2 кв. м, жилой площадью 30,3 кв. м (со всеми коммунальными удобствами). Указанная квартира в соответствии с условиями договора от 28.12.2004 продана в собственность ответчицы с учетом именных приватизационных чеков «Жилье» на общую сумму 970 руб., переоформленных по заявлениям в ОАО «Сберегательный банк «Беларусбанк», а остаточная стоимость квартиры после зачета проиндексированных чеков «Жилье» составила 0 руб.

Согласно сведениям из единого государственного регистра недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним правообладателем спорной квартиры является Г.

В силу ч. 2 ст. 7 Закона Республики Беларусь от 16.04.1992 N 1593-XII «О приватизации жилищного фонда в Республике Беларусь», регулировавшего вопросы на момент приватизации спорной квартиры, жилое помещение (доля в жилом помещении), приватизированное совместно проживающими супругами, является их общей совместной собственностью, если оба супруга участвуют в приватизации этого помещения (в том числе денежными средствами, принадлежащего им на праве общей совместной собственности).

Судом установлено, что в приватизации спорной квартиры принимали участие истец и ответчица, поскольку приватизация осуществлялась за счет чеков «Жилье», приобретенных сторонами в период брака за общие денежные средства. Указанное обстоятельство подтвердил в судебном заседании истец.

Кроме того, стороны на момент приватизации спорной квартиры совместно проживали в квартире, что не оспаривали сами в судебном заседании.

Данное обстоятельство также подтверждается поквартирной карточкой.

Доводы ответчицы в той части, что часть чеков «Жилье», вложенных в приватизацию спорной квартиры, была подарена ей ее племянницей Л., опровергаются исследованными по делу доказательствами.

Из копий именных приватизационных чеков «Жилье», с учетом которых была продана спорная квартира, следует, что чеки «Жилье» были переоформлены на ответчицу по заявлениям А., И., О. Ни один из чеков «Жилье», принадлежащих Л., на имя ответчицы не переоформлялся.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводом суда, что спорное жилое помещение является общей совместной собственностью сторон.

Утверждение ответчицы о том, что своим заявлением от 28.12.2004 К., давая согласие на приватизацию ей спорной квартиры без его участия в приватизации с сохранением за ним права проживания в квартире, не принял участия в приватизации, а поэтому квартира не является общей с истцом собственностью, несостоятельно, не соответствует фактически установленным обстоятельствам по делу и опровергается вышеприведенными доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку.

Решая вопрос о разделе квартиры, суд правильно исходил из равенства долей сторон (каждому принадлежит по 1/2 доле), фактически сложившегося между сторонами порядка пользования квартирой: истец пользуется комнатой размером 13,5 кв. м, в ней находятся его вещи, а ответчица — большей комнатой площадью 16,8 кв. м, в ней также находятся ее вещи (обе стороны повесили на каждую из комнат замки).

Принимая изложенное, суд обоснованно выделил в собственность истца жилую комнату размером 13,5 кв. м с прилегающей к ней лоджией, а в собственность ответчицы — жилую комнату площадью 16,8 кв. м.

Места общего пользования (кухня — 7 кв. м, коридор — 8,4 кв. м, встроенный шкаф — 0,5 кв. м, ванная — 2,2 кв. м, туалет — 1,1 кв. м) оставлены в общем пользовании и общей долевой собственности сторон (по 1/2 доле в подсобных помещениях у каждого).

В связи с тем что выделенная ответчице доля в праве собственности на спорную квартиру превышает размер ее идеальной доли, с ответчицы в пользу истца правильно взыскана денежная компенсация в сумме 10 290 500 руб. согласно приведенному судом расчету в мотивировочной части решения исходя из рыночной стоимости квартиры 658 592 000 руб.

Доли сторон в праве общей собственности изменены: за истцом признано право на 47/100 долей в праве собственности на спорную квартиру, за ответчицей — на 53/100 доли в праве собственности на эту же квартиру.

Правильным является и вывод суда, что оснований для применения срока исковой давности, заявленного Г., к требованиям о разделе спорной квартиры не имеется, поскольку брак между сторонами расторгнут судом 06.04.2012, а с иском о разделе квартиры истец обратился 09.02.2015.

Кроме того, с момента приобретения спорной квартиры (как до расторжения брака, так и после расторжения брака) истец свободно владел и пользовался спорной квартирой, поскольку был зарегистрирован и проживал в ней, его право общей совместной собственности с ответчицей на спорную квартиру не нарушалось.

На основании ст. 116, 124, 125 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) судом взысканы с ответчицы в пользу истца судебные расходы.

Обстоятельства дела судом установлены полно и правильно, исследованным доказательствам суд в своем решении дал надлежащую оценку.

Каких-либо нарушений гражданского процессуального законодательства, которые бы могли служить основанием для отмены постановленного по делу решения, судом в процессе разрешения спора допущено не было.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 425 ГПК, судебная коллегия

определила:

Решение районного суда от 24 августа 2015 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Г. — без удовлетворения.