Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 14.07.2016

Название документа: Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 14.07.2016

Обстоятельства: Вывод районного суда о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленных истцом требований о восстановлении на работе признан обоснованным

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА 14 июля 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу ЧПТУП «Т» на решение районного суда от 19 мая 2016 г. по иску Д. к ЧПТУП «Т» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, возмещении морального вреда. Заслушав доклад судьи областного суда, объяснения представителя ЧПТУП «Т» — адвоката Н., действующего на основании доверенности от 13 мая 2016 г., объяснения истца Д., просившего решение суда оставить без изменения, мнение прокурора отдела прокуратуры области, полагавшего, что решение суда подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия установила:

Д. обратился в суд с исковым заявлением, в котором указал, что с 24 декабря 2015 г. он был принят станочником деревообрабатывающих станков 3-го разряда по приказу от 24 ноября 2015 г. в ЧПТУП «Т». Приказом от 8 апреля 2016 г. он уволен за прогул без уважительной причины по п. 5 ст. 42 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее — ТК). С увольнением не согласен, поскольку 5 апреля 2016 г. он обратился в УЗ «городская больница» с жалобами на острую боль в области поясницы и всей спины. Утром этого же дня он взял талончик на прием к участковому терапевту, после осмотра его направили к неврологу. В дальнейшем он сдавал анализы. После длительного осмотра и прохождения врачей он снова направился к врачу-терапевту, который назначил ему лечение. Освободился он лишь около 15:00. Учитывая, что боль в спине продолжалась и до конца рабочего дня оставалось 2 часа, он отправился домой для лечения. На следующий день он уведомил директора о причинах отсутствия накануне, предъявил медицинскую справку о состоянии здоровья. 8 апреля 2016 г. он узнал об увольнении, поскольку наниматель посчитал, что нахождение в медицинском учреждении на осмотре у врача не является уважительной причиной отсутствия на рабочем месте. Истец просил восстановить его на работе в качестве станочника деревообрабатывающих станков в ЧПТУП «Т»; взыскать с ЧПТУП «Т» в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула, 10 000 000 руб. денежной компенсации морального вреда и 2 440 000 руб. расходов за оказанную юридическую помощь. В судебном заседании истец Д. исковые требования уточнил и просил восстановить его на работе в качестве станочника деревообрабатывающих станков в ЧПТУП «Т»; взыскать с ЧПТУП «Т» в его пользу 3 664 700 руб. среднего заработка за время вынужденного прогула, 10 000 000 руб. денежной компенсации морального вреда и 2 440 000 руб. расходов за оказанную юридическую помощь; взыскать с ответчика в пользу областной коллегии адвокатов 1 200 000 руб. за оказание юридической помощи.

Решением районного суда от 19 мая 2016 г. постановлено: Д. восстановить на работе в должности станочника деревообрабатывающих станков 3-го разряда в ЧПТУП «Т» с 8 апреля 2016 г. Взыскать с ЧПТУП «Т» в пользу Д. средний заработок за время вынужденного прогула в сумме 3 159 520 руб., расходы по оплате юридической помощи адвоката в сумме 2 440 000 руб. и 200 000 руб. денежной компенсации морального вреда, а всего — 5 799 520 руб. Взыскать с ЧПТУП «Т» в пользу областной коллегии адвокатов 1 200 000 руб. расходов за оказание юридической помощи адвокатом А. Взыскать с ЧПТУП «Т» в доход государства 787 976 руб. государственной пошлины и 160 000 руб. издержек, связанных с рассмотрением дела в суде. В кассационной жалобе, оспаривая решение суда, директор ЧПТУП «Т» указывает, что вывод суда о том, что истец отсутствовал на работе по уважительной причине, не нашел своего подтверждения в судебном заседании. 5 апреля 2016 г. истец обращался за медицинской помощью, однако он являлся трудоспособным. Свидетель Г. высказала сомнение, что у истца была острая боль в пояснице, поскольку при острой боли в пояснице поведение человека иное, истец больше симулировал острую боль. Прохождение истцом медицинского осмотра до 13:00 является уважительной причиной отсутствия на работе, однако с 13:30 истец обязан был приступить к выполнению своих трудовых обязанностей. Ему было достоверно известно о том, что он является трудоспособным. Почему не поехал на работу, что препятствовало выполнению трудовых обязанностей, истец объяснить в суде не смог, указал, что поехал гулять в парк. Вывод суда о том, что наличие болевого синдрома у истца является уважительной причиной прогула, опровергается заключениями врачей терапевта и невролога о том, что истец является трудоспособным. При выборе меры дисциплинарного взыскания были учтены тяжесть дисциплинарного проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующая работа и поведение работника на производстве. Кассатор просит об отмене решения суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему. Согласно п. 5 ст. 42 ТК трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, а также срочный трудовой договор до истечения срока его действия может быть расторгнут нанимателем в случае прогула (в том числе отсутствия на работе более трех часов в течение рабочего дня) без уважительных причин. В соответствии с ч. 1 ст. 243 ТК в случае прекращения трудового договора без законного основания, а также незаконного перевода, перемещения, изменения существенных условий труда либо отстранения от работы орган, рассматривающий трудовой спор, восстанавливает работника на прежней работе, на прежнем рабочем месте, прежние существенные условия труда. В случаях восстановления работника на прежней работе, а также изменения формулировки причины увольнения, которая препятствовала поступлению работника на новую работу, ему выплачивается средний заработок за время вынужденного прогула (ч. 1 ст. 244 ТК). На основании ст. 246 ТК в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд вправе по требованию работника вынести решение о возмещении морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер морального вреда определяется судом. В силу разъяснений, содержащихся в п. 34 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29 марта 2001 г. N 2 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о труде», с последующими изменениями и дополнениями, судам следует учитывать, что по п. 5 ст. 42 ТК могут быть уволены работники в случае их отсутствия на работе без уважительных причин в течение всего рабочего дня либо более трех часов в течение всего рабочего дня непрерывно или суммарно как на территории организации, так и на объекте вне территории организации, где они в соответствии с трудовыми обязанностями должны выполнять порученную работу. Материалами дела установлено, что приказом от 24 ноября 2015 г. Д. был принят на работу с 24 декабря 2015 г. в ЧПТУП «Т» станочником деревообрабатывающих станков 3-го разряда с оплатой труда согласно штатному расписанию. Приказом от 8 апреля 2016 г. Д. уволен 7 апреля 2016 г. за совершение прогула без уважительных причин 5 апреля 2016 г. в соответствии с п. 5 ст. 42 ТК. В обоснование заявленного иска о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, возмещения морального вреда истец сослался на то, что 5 апреля 2016 г. он отсутствовал на работе по уважительной причине, поскольку до 14:12 находился в поликлинике на приеме у врачей, где ему был выставлен диагноз и назначено лечение. После поликлиники он направился домой, поскольку ему болела спина, необходимо было принять лекарства. Возражая против заявленных требований, представитель ответчика указал на то, что предоставленная истцом справка подтверждает лишь уважительность причин его отсутствия на работе 5 апреля 2016 г. с 08:00 до 13:00. Так как Д. не выдали больничный, то после 13:00 он должен был прибыть на работу и работать до 17:00, однако на работу истец не прибыл, отсутствовал на работе с учетом технического перерыва 3 часа 20 минут, т.е. совершил прогул. Дав оценку собранным по делу доказательствам, исходя из фактических обстоятельств, установленных в ходе судебного разбирательства, суд пришел к обоснованному выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленных истцом требований. Из показаний свидетеля Г. — участкового терапевта следует, что 5 апреля 2016 г. во время ее приема с 08:00 до 13:00 истец обратился с жалобами на боли в пояснице, поэтому она выдала ему направление на анализы. Через некоторое время он вернулся с результатами анализов, согласно которым по терапевтическому статусу он был здоров, поэтому она направила его на консультацию к неврологу. Спустя определенный промежуток времени Д. вновь обратился к ней и сообщил, что невролог не дал ему больничный. Она выписала истцу обезболивающие таблетки. Во сколько точно по времени к ней обратился в третий раз истец, она не помнит, так как несмотря на осуществление приема до 13:00 она могла находиться в служебном кабинете до 14:30. Свидетель Ю. — помощник врача пояснила, что 5 апреля 2016 г. Д. обращался на прием к дежурному терапевту Г. с жалобами на острую боль в пояснице. После осмотра ему были выданы направления на анализы. Минимум через час он вернулся с результатами анализов и был направлен на консультацию к неврологу. После консультации невролога он вновь обратился к терапевту, тот назначил истцу лечение. Указывала на то, что все обращения истца к врачу были до 13:00. Из сообщения главврача УЗ «городская больница» от 18 мая 2016 г. следует, что Д. 5 апреля 2016 г. был на приеме у врача-невролога ориентировочно в период с 12:00 до 13:00, предъявлял жалобы на боли в пояснице; объективных данных, подтверждающих наличие патологии, не было; лечение не назначалось, в выдаче листка нетрудоспособности было отказано. Представитель ответчика в суде не оспаривал того факта, что отсутствие истца на рабочем месте с 08:00 до 13:00 5 апреля 2016 г. не является прогулом, поскольку в названный промежуток времени Д. отсутствовал на работе по уважительной причине. Оценив собранные по делу доказательства и дав им правовую оценку, суд пришел к верному выводу о том, что 5 апреля 2016 г. Д. отсутствовал на работе с 13:30 до 17:00 по уважительной причине, поскольку его работа связана с постоянным выполнением физических нагрузок (поднятием тяжестей), а в первой половине дня в связи с ухудшением состояния здоровья он обращался за медицинской помощью в УЗ «городская больница», где было зафиксировано наличие у него болевого синдрома в области поясницы. В данном медицинском учреждении в указанный день в дообеденное время он проходил медицинское обследование, в результате которого ему был выставлен диагноз «люмбалгия», выписаны обезболивающие медицинские препараты. Указанные обстоятельства указывают на уважительность отсутствия истца на работе 5 апреля 2016 г. — боли в спине, для устранения которых он обращался за медицинской помощью. В связи с чем суд обоснованно признал, что оснований для увольнения Д. у нанимателя не имелось, а поэтому он обоснованно судом восстановлен на работе.

Кроме того, доводы истца о том, что он в медучреждении находился до 14:12, по состоянию здоровья не мог поднимать тяжести и смог бы реально добраться до места работы не ранее чем через 1,5 часа, собранными по делу доказательствами не опровергнуты. Поскольку истец Д. был восстановлен на работе, в соответствии с требованиями ст. 244 ТК с ответчика в пользу Д. взыскано 3 159 520 руб. среднего заработка за время вынужденного прогула исходя из следующего расчета: (2 008 929 руб. (зарплата за февраль 2016 года, 16 рабочих дней) + 2 365 817 руб. (зарплата за март 2016 года, 20 рабочих дней): 36 дней (16 + 20) = 121 520 руб. — среднедневной заработок; 121 520 х 26 рабочих дней вынужденного прогула (с 9 апреля 2016 г. по 18 мая 2016 г.) = 3 159 520). Вследствие увольнения истца без законного основания суд в соответствии с требованиями ст. 246 ТК взыскал с ответчика в пользу истца возмещение морального вреда в сумме 200 000 руб. Ввиду удовлетворения исковых требований Д. судом в соответствии с ч. 1 ст. 124 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) в его пользу взысканы судебные расходы по оказанию юридической помощи представителем в сумме 2 440 000 руб., а в пользу областной коллегии адвокатов — 1 200 000 руб. за участие при рассмотрении дела адвоката. В связи с тем, что истец освобожден от уплаты судебных расходов в доход государства за подачу искового заявления, суд правомерно с учетом требований ст. 142 ГПК взыскал с ответчика в доход государства государственную пошлину. Издержки, связанные с рассмотрением дела в сумме 160 000 руб., обоснованно признаны судом необходимыми и взысканы с ответчика в доход государства.

Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства. Установленные судом обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными судом доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было. Решение суда подлежит изменению лишь в части судебных расходов. Доводы кассатора о том, что выводы суда об отсутствии истца на работе по уважительной причине, не нашли своего подтверждения в судебном заседании, опровергаются собранными по делу доказательствами, которым суд дал надлежащую правовую оценку. То обстоятельство, что истцу не был выдан листок нетрудоспособности 5 апреля 2016 г., не свидетельствует о его отсутствии на работе в указанный день по неуважительной причине, поскольку 5 апреля 2016 г. Д. обращался за медицинской помощью, сдавал анализы, посещал специалистов, ему было назначено лечение. Протокол судебного заседания от 17 мая 2016 г. не содержит данных о том, что свидетель Г. давала показания о том, что истец симулировал острую боль, а поэтому доводы жалобы в указанной части являются несостоятельными. Замечания на протокол судебного заседания в названной части кассатором не подавались. Доводы кассатора о том, что после поликлиники истец не поехал на работу, а поехал гулять в парк, доказательствами не подтверждены. Истец Д. как в суде первой, так и в суде кассационной инстанции указывал на то, что после поликлиники он поехал к парку 1 Мая, где его девушка, у которой мать работает врачом, на остановке передала ему обезболивающие лекарства. В остальном кассатор в кассационной жалобе не опровергает изложенные в решении выводы суда, а фактически воспроизводит доводы, явившиеся предметом судебного исследования и получившие в соответствии с требованиями ГПК правовую оценку в решении суда, и эти доводы не содержат оснований для отмены решения.

На основании изложенного и руководствуясь п. 4 ст. 425 ГПК, судебная коллегия определила:

Решение районного суда от 19 мая 2016 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу ЧПТУП «Т» — без удовлетворения.

Довзыскать с ЧПТУП «Т» в доход государства госпошлину в сумме 315 000 руб. (до деноминации), или 31 руб. 50 коп. (после деноминации 1 июля 2016 г.) за подачу кассационной жалобы.