Определение судебной коллегии по по гражданским делам областного суда от 23.03.2013

Название документа: Определение судебной коллегии по по гражданским делам областного суда от 23.03.2013

Обстоятельства: Вывод районного суда о том, что в пользу истца подлежит взысканию задолженность по кредитному договору, имевшая место на день смерти кредитополучателя, признан правильным

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

23 марта 2013 г.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «П» (далее — ОАО «П») на решение районного суда от 27 декабря 2012 г. по делу по иску «П» ОАО к Д., Т., А., В., М., Б. и Г.

Заслушав доклад судьи Брестского областного суда, объяснения представителя кассатора С., действующей на основании доверенности, поддержавшей доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

ОАО «П» в заявлении в суд указало, что 12 июля 2010 г. был заключен кредитный договор с Л., в соответствии с которым банк предоставил ему кредит в сумме 8 000 000 руб. Кредитополучатель воспользовался кредитными средствами, однако своих обязательств по погашению задолженности, а также суммы начисленных процентов за пользование кредитом не исполнил. По состоянию на 4 мая 2012 г. задолженность кредитополучателя перед банком составила 16 617 828 руб. 27 января 2011 г. Л. умер. Согласно письму Государственной нотариальной конторы района наследниками кредитополучателя, фактически принявшими наследство, являются его супруга и дети.

Истец просил взыскать с Д., Т., А., В., М., Б. и Г. солидарно 16 617 828 руб., 830 900 руб. в возмещение судебных расходов.

В судебном заседании истец увеличил размер исковых требований, просил суд взыскать с ответчиков в солидарном порядке 18 109 843 руб. задолженности по кредиту, 830 900 руб. в возмещение государственной пошлины и расходы по оценке имущества в размере 1 300 000 руб.

Решением районного суда от 27 декабря 2012 г. постановлено взыскать с Д., Т., А., В., М., Б. и Г. солидарно в пользу ОАО «П» 8 456 368 руб., 422 820 руб. в счет возмещения расходов по уплате государственной пошлины, 607 100 руб. в счет возмещения расходов по оценке наследственного имущества. В остальной части иска отказано.

Представитель ОАО «П» С., действующая на основании доверенности, в кассационной жалобе указывает, что судом неправильно применены подлежащие применению нормы материального права и выводы суда не соответствуют установленным фактам. Не согласны с выводом суда относительно того, что ответчики отвечают за долг кредитополучателя в размере, имевшем место на момент его смерти. Считают, что обязательства наследодателя по условиям кредитного договора от 12 июля 2010 г. заключались в ежемесячном погашении части основного долга и начисленных процентов в срок по 12 июля 2014 г., которые не прекращаются смертью кредитополучателя, носят длящийся характер и входят в состав наследственного имущества в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент исходя из ч. 1 ст. 1031 и ч. 1 ст. 1033 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК). Указывает, что наследники знали об обязательствах умершего по кредитному договору, однако добровольно обязательства по кредитному договору не приняли, в связи с чем банк на основании ст. 1086 ГК обратился с соответствующим иском в суд. Кассатор просит отменить решение суда и вынести новое решение о взыскании с ответчиков в солидарном порядке в пользу ОАО «П» кредитной задолженности в сумме 18 109 843 руб., а также в счет возмещения судебных расходов по оплате государственной пошлины 830 900 руб. и по оценке наследственного имущества 1 300 000 руб., а также взыскать солидарно с ответчиков в пользу ОАО «П» расходы по госпошлине за подачу кассационной жалобы в размере 452 750 руб.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно п. 1 ст. 388 ГК обязательство прекращается смертью гражданина, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

В соответствии со ст. 771 ГК по кредитному договору банк или небанковская кредитно-финансовая организация (кредитодатель) обязуется предоставить денежные средства (кредит) другому лицу (кредитополучателю) в размере и на условиях, предусмотренных договором, а кредитополучатель обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Согласно п. 1 ст. 1031 ГК при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в неизмененном виде как единое целое и в один и тот же момент (универсальное правопреемство), если из настоящего Кодекса и иных законов не вытекает иное.

В соответствии с п. 1 ст. 1033 ГК в состав наследства входят все права и обязанности, принадлежавшие наследодателю на момент открытия наследства, существование которых не прекращается его смертью.

Согласно п. 1 ст. 1086 ГК каждый из наследников, принявших наследство, отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Из материалов дела следует, что 12 июля 2010 г. между ОАО «П» и Л. был заключен кредитный договор, по условиям которого кредитополучателю был предоставлен кредит в сумме 8 000 000 руб. с уплатой 22% годовых, сроком пользования по 12 июля 2014 г. включительно.

27 января 2011 г. кредитополучатель Л. умер.

Наследниками умершего Л., принявшими наследство, являются его супруга Д. и дети: Т., А., В., М., Б. и Г., каждый на 1/7 долю наследственного имущества, что подтверждается ответом государственного нотариуса Государственной нотариальной конторы района от 20 марта 2012 г. и копиями свидетельств о праве на наследство по закону.

Наследственное имущество умершего Л. состоит из земельного участка с находящимся на нем жилым домом, расположенных по адресу: дер. З., ул. В., рыночной стоимостью 223 239 000 руб., автомобиля «Ауди 100», 1986 г.в. и денежных вкладов (с остатком денежных средств 18 и 930 руб.).

Рыночная стоимость жилого дома определена специалистом оценщиком и сторонами не оспаривается.

Согласно представленному истцом расчету на день открытия наследства (27 января 2011 г.) размер задолженности по кредитному договору составил 8 456 368 руб.

Поскольку стоимость наследственного имущества превышает размер долга Л. по кредитному договору, суд с учетом требований ст. 1086 ГК пришел к правильному выводу о том, что ответчики несут солидарную ответственность по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к каждому из них наследственного имущества.

Дав оценку собранным по делу доказательствам, исходя из фактических обстоятельств, установленных в ходе судебного разбирательства, суд пришел к правильному выводу о том, что исковые требования, заявленные ОАО «П», подлежат удовлетворению частично и в пользу истца подлежит взысканию задолженность по кредитному договору в сумме 8 456 368 руб., имевшая место на день смерти кредитополучателя.

Доводы кассационной жалобы о том, что наряду с задолженностью по кредитному договору, имевшей место на день смерти кредитополучателя, также подлежат взысканию с наследников проценты за пользование кредитом и предусмотренные договором штрафные санкции, начисленные банком за период после смерти кредитополучателя до вынесения решения, являются несостоятельными, так как не основаны на законе.

В силу п. 1 ст. 1086 ГК наследники, принявшие наследство, несут ответственность лишь по долгам наследодателя. Поскольку смерть должника не является основанием для перемены лиц в обязательстве на стороне должника, иные права и обязанности, принадлежавшие наследодателю по кредитному договору, к наследникам кредитополучателя не переходят. Соответственно не переходит к наследникам должника по кредитному обязательству и установленная кредитным договором обязанность кредитополучателя по ежемесячной уплате процентов за пользование кредитом, предоставленным должнику.

Установленные судом обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными судом доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку. Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

С учетом изложенного принятое по делу решение суда первой инстанции следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не установлено.

Вместе с тем судебная коллегия находит, что решение суда подлежит изменению в части судебных расходов по государственной пошлине.

Первоначально истцом были заявлены исковые требования о взыскании 16 617 828 руб. и уплачена государственная пошлина в сумме 830 900 руб. В ходе судебного разбирательства представитель истца увеличила размер исковых требований и просила суд взыскать с ответчиков в солидарном порядке 18 109 843 руб., однако при увеличении размера исковых требований госпошлина не была доплачена.

Применительно к п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 июня 2001 г. N 7 «О применении норм гражданского процессуального кодекса при рассмотрении дел в суде первой инстанции» (с изменениями и дополнениями) вопросы, связанные с недоплатой госпошлины, должны были быть разрешены при вынесении решения по делу, однако этого сделано не было.

Поскольку исковые требования удовлетворены частично в сумме 8 456 368 руб., а в остальной части иска отказано, то с истца подлежит довзысканию государственная пошлина в доход государства в сумме 74 590 руб. (18 109 843 х 5% — 830 900).

На основании изложенного и руководствуясь ст. 425 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия

определила:

Решение районного суда от 27 декабря 2012 г. изменить, дополнив резолютивную часть решения указанием о взыскании с ОАО «П» в доход государства 74 590 (семидесяти четырех тысяч пятисот девяноста) руб. государственной пошлины.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу ОАО «П» — без удовлетворения.