Подрядчик не отвечает за не обнаруженные им дефекты материалов заказчика

В соответствии со статьей 658 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК Республики Беларусь) по общему правилу подрядчик не отвечает за качество материалов и оборудования, которые поставлены заказчиком самостоятельно.

Вместе с тем статья 670 ГК Республики Беларусь возлагает на подрядчика, получившего от заказчика материалы, ряд обязанностей.

В частности, подрядчик обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить работу при обнаружении непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком материала, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи.

Подрядчик, не предупредивший заказчика о названных обстоятельствах либо продолживший работу, не дожидаясь истечения установленного в договоре срока, а при его отсутствии — разумного срока для ответа на предупреждение или несмотря на своевременное указание заказчика о прекращении работ, не вправе при предъявлении к нему или им к заказчику соответствующих требований ссылаться на указанные обстоятельства.

Если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны подрядчика о названных обстоятельствах, в разумный срок не заменит непригодные или недоброкачественные материал, оборудование, техническую документацию или переданную для переработки (обработки) вещь, не изменит указаний о способе выполнения работы или не примет других необходимых мер для устранения обстоятельств, грозящих ее годности, подрядчик вправе отказаться от исполнения договора подряда и потребовать возмещения причиненных его прекращением убытков.

Таким образом, законодатель связывает наступление последствий, предусмотренных статьей 670 ГК Республики Беларусь, с фактом обнаружения подрядчиком непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком материала, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи.

Указанное обстоятельство связано с невозможностью возложения на подрядчика ответственности за скрытые дефекты предоставленных заказчиком материала, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи, которые он не обнаружил и не мог обнаружить обычным способом приемки.

Бремя ответственности за подобные недостатки лежит на самом заказчике.

Приведем пример.

Иск был заявлен о взыскании с ответчика 43000000 руб. убытков, причиненных ненадлежащим выполнением работ по договору строительного подряда.

В обоснование своих требований истец ссылается на условия заключенного сторонами договора, статей 14 и 670 ГК Республики Беларусь.

Ответчик в отзыве на иск и в судебном заседании указал на отсутствие доказательств его вины в возникновении у истца убытков.

Рассмотрев материалы дела, изучив и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, экономический суд установил следующее.

Претензионный порядок урегулирования спора сторонами соблюден.

Между сторонами был заключен договор подряда.

Предметом договора являлось выполнение ответчиком работ по огнезащитной обработке металлических конструкций систем вентиляции и дымоудаления в объеме, предусмотренном проектной документацией по объекту и сметами N 1 и N 2, огнезащитным составом, прошедшим соответствующие испытания, с пределами огнестойкости EI15 и EI30 на объекте «Строительство многоэтажного административного здания с помещениями для торговли и подземным паркингом».

Согласно ст. 290 ГК Республики Беларусь обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства.

Во исполнение указанного договора ответчиком были выполнены названные выше работы, что подтверждается в том числе актами сдачи-приемки выполненных работ и справками о стоимости выполненных работ и затрат за ноябрь 2013 г. N 1 и N 2, за апрель 2014 г. N 1.

Согласно смете N 2, а также акту сдачи-приемки выполненных работ и справке о стоимости выполненных работ и затрат за ноябрь 2013 г. N 2, подписанным заказчиком 31.12.2013, исполнительной документации ответчиком были выполнены работы по огнезащитной обработке предварительно огрунтованных стальных воздуховодов системы дымоудаления EI30 на площади 500 кв. м краской огнезащитной «Термопен». При этом предварительное огрунтование самим ответчиком воздуховодов дымоудаления спорным договором предусмотрено не было.

Как было установлено судом и подтверждено самими сторонами, воздуховоды были предварительно огрунтованы грунтовкой ГФ-21 по заказу самого истца иными лицами, а не ответчиком.

При этом истцом не были представлены суду доказательства, достоверно подтверждающие, какой именно организацией были предварительно огрунтованы спорные воздуховоды. Согласно материалам дела поставщиком спорных воздуховодов являлось ООО «В», что подтверждается ТН, а также счетами-протоколами к ним.

Надлежащее качество фронта работ и пригодность его для работы было взаимно подтверждено сторонами в акте передачи фронта работ от 08.10.2013, подписанном в том числе руководителем истца и начальником участка ответчика. Таким образом, подписав названный акт, стороны взаимно признали надлежащую подготовку, в том числе огрунтование, стальных воздуховодов системы дымоудаления EI30 к окраске огнезащитными составами.

В последующем (через 1 год после приемки выполненных работ) 23.12.2014 истцом в адрес ответчика было направлено уведомление о необходимости комиссионного осмотра в период гарантийного срока результатов выполненных ответчиком работ в связи с отслоением огнезащитного состава. Конкретная дата осмотра в уведомлении истцом указана не была.

05.01.2015 комиссией, образованной самим истцом из числа своих работников, без участия в ней представителей подрядчика и иных лиц, был составлен дефектный акт N 1, согласно которому было зафиксировано отслоение огнезащитного состава со стальных воздуховодов системы дымоудаления EI30 с цокольного по 15-й этаж в количестве 500 кв. м.

Также 08.01.2015 истцом в адрес ответчика и поставщика воздуховодов ООО «В» было направлено повторное извещение об осмотре 10.01.2015 названных стальных воздуховодов системы дымоудаления EI30.

Согласно акту, подписанному 10.01.2015 представителями истца, ответчика и поставщика воздуховодов ООО «Б», был засвидетельствован факт нарушения целостности огнезащитного покрытия системы дымоудаления в виде отслоения огнезащитного слоя с грунтовым покрытием от поверхности воздуховодов металлических из черной стали сечением 600×500 мм с цокольного по 18-й этаж в количестве 500 кв. м.

Кроме того, согласно дефектному акту от 10.01.2015, подписанному представителями истца и ООО «Г», последними также было установлено отслоение огнезащитного состава с грунтовым покрытием от поверхности воздуховодов металлических из черной стали сечением 600 x 500 мм с цокольного по 18-й этаж в количестве 500 кв. м.

Таким образом, в обоих актах был подтвержден факт отслоения от воздуховодов грунта, в адгезии с которым находилось огнезащитное покрытие. Сведений об отсутствии грунта на названных воздуховодах, а также об отслоении огнезащитного состава от самого грунтового покрытия названные акты не содержат.

Отсутствие такого факта подтвердил в своих пояснениях и сам истец.

Как было установлено судом, до осуществления комиссионного осмотра 09.01.2015 между истцом и ООО «Д» был заключен договор подряда на выполнение ремонтных работ согласно локальной смете и дефектному акту. В договоре была согласована стоимость работ в размере 15000000 руб. Согласно акту сдачи-приемки выполненных работ и справки об их стоимости за январь 2015 г., подписанным истцом 05.02.2015, названные работы были выполнены ООО «Д».

В то же время согласно локальной смете от 25.01.2015 N 1 и письмам самого истца в адрес ответчика его расходы по ремонту составили 43000000 руб.

Надлежащие доказательства понесения истцом расходов в названной сумме суду представлены не были. Причину наличия разницы между заявленной по иску суммой, указанной в локальной смете от 25.01.2015 N 1 и в договоре на ремонт, а также суммой, указанной в акте сдачи-приемки выполненных работ и справке об их стоимости за январь 2015 г. от 05.02.2015, истец пояснить суду не смог.

Истцом по иску заявлены ко взысканию с ответчика убытки в размере 43000000 руб., рассчитанные согласно им самим утвержденной локальной смете от 25.01.2015 N 1.

После составления названных выше актов 29.01.2015 истцом в адрес ответчика было направлено письмо о необходимости возмещения убытков, уже понесенных истцом, по устранению названных дефектов на 11-м этаже спорного объекта в сумме 43000000 руб.

В судебном заседании причину того, почему в письме от 29.01.2015 истец указывает на состоявшийся факт понесения им расходов по ремонту, при том что в иске сам же ссылается на выполнение работ ООО «Д» согласно актам и справкам от 05.02.2015, т. е. подписанным после направления данного письма, истец не пояснил.

Как следует из содержания статьи 658 ГК Республики Беларусь, по общему правилу подрядчик не отвечает за качество материалов и оборудования, которые поставлены заказчиком самостоятельно.

Вместе с тем согласно статье 670 ГК Республики Беларусь подрядчик обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить работу при обнаружении непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком материала, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи.

Как следует из содержания акта передачи фронта работ от 08.10.2013, подписанного в том числе руководителем истца и начальником участка ответчика, а также из акта от 20.11.2013, стороны договора подряда подтвердили наличие огрунтования грунтом ГФ-021 на предоставленных для работы заказчиком воздуховодах, зафиксировали его толщину — 0,027 мм. Наличия каких-либо недостатков грунта стороны, подписывая акт от 20.11.2013, не усмотрели. Более того, и после проведения работ на протяжении 1 года качество огрунтования, на которое был нанесен ответчиком огнезащитный состав, не вызывало нарекания у самого истца.

Таким образом, суд пришел к выводу, что истцом не представлено надлежащих доказательств как самого обнаружения, так и возможности обнаружения обычными способами приемки ответчиком перед нанесением на воздуховоды огнезащитного состава факта непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком воздуховодов.

При этом суд исходил из того, что подрядчик не может нести ответственность за скрытые недостатки предоставленных самим заказчиком для работы материалов, которые не проявлялись в течение года с момента выполнения подрядчиком работ.

В соответствии со статьей 667 ГК Республики Беларусь, если результат работы не был достигнут либо достигнутый результат оказался с недостатками, которые делают его непригодным для предусмотренного в договоре подряда использования, а при отсутствии в договоре условия использования — непригодным для обычного использования по причинам, вызванным недостатками предоставленного заказчиком материала, подрядчик вправе потребовать оплаты выполненной им работы. Подрядчик может осуществить указанные права в случае, если докажет, что недостатки предоставленного заказчиком материала не могли быть обнаружены при надлежащей приемке подрядчиком этого материала.

Согласно материалам дела ответчик реализовал названные права и получил оплату за выполненные работы от истца.

Пунктом 5 статьи 673 ГК Республики Беларусь, а также пунктом 21 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 19.09.2012 N 6 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров строительного подряда» предусмотрена обязанность суда назначить экспертизу в случае возникновения между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон.

В поданном суду ходатайстве стороны взаимно просили провести судебную экспертизу качества нанесения грунтового покрытия, а также огнезащитного с целью выявления причины его отслоения вместе с грунтом от воздуховодов по истечении 1 года эксплуатации результата работ. Стороны согласились нести равные расходы на проведение экспертизы. Ответчиком было внесено 50% предварительной оплаты согласно письму экспертного учреждения.

Вместе с тем в поданном 28.05.2015 ходатайстве истец в последующем отказался от проведения экспертизы, сославшись на императивную ответственность подрядчика, установленную статьей 670 ГК Республики Беларусь, за недостатки материалов, предоставленных заказчиком, в случае несообщения о них на стадии выполнения работ.

Как было отмечено выше, доказательства обнаружения таких недостатков, как того требует статья 670 ГК Республики Беларусь, истцом суду представлены не были. Ответчик же доказал факт необнаружения им подобных недостатков.

В соответствии со статьями 100 и 101 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) суд, рассматривающий экономические дела, исходя из оснований требований и возражений лиц, участвующих в деле, и с учетом содержания подлежащих применению норм права определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора или рассмотрения дела (предмета доказывания).

В соответствии с принципом состязательности каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до завершения подготовки дела к судебному разбирательству или в пределах срока, установленного судом, рассматривающим экономические дела, если иное не установлено ХПК.

Лица, участвующие в деле, в процессе доказывания определяют объем фактов, подлежащих доказыванию, собирают доказательства, подтверждающие факты, подлежащие доказыванию, представляют доказательства, участвуют в исследовании доказательств в судебном заседании, высказывают суду свое мнение по оценке доказательств.

Объем фактов, подлежащих доказыванию, может быть изменен в суде, рассматривающем экономические дела, первой инстанции в связи с изменением истцом основания или предмета иска и (или) предъявлением ответчиком встречного иска.

Доказательства представляются лицами, участвующими в деле, в суды, рассматривающие экономические дела, первой и апелляционной инстанций в порядке, установленном ХПК.

Таким образом, ХПК возлагает обязанность на лиц, участвующих в деле, доказывать свои доводы и возражения путем представления соответствующих доказательств.

При этом в соответствии со статьей 104 ХПК (принцип допустимости) обстоятельства дела, которые согласно законодательству должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами.

С учетом изложенного, а также учитывая обстоятельства возникновения дефекта, суд пришел к выводу о непредставлении истцом убедительных доказательств вины ответчика в возникновении у него убытков, связанных с отслоением грунта вместе с огнезащитным покрытием на 1-м этаже спорного объекта от предоставленных самим же истцом для огрунтования воздуховодов, а также обнаружения (возможности обнаружения) скрытых дефектов огрунтования в момент передачи фронта работ истцом ответчику.

При данных обстоятельствах в удовлетворении иска суд отказал.

В то же время в случае, если подобные недостатки были обнаружены подрядчиком, но он не сообщил о них заказчику, в последующем подрядчик не вправе на них ссылаться.

Приведем пример.

Согласно заключенному между сторонами договору на выполнение проектных и изыскательских работ ответчик принял на себя обязательство разработать в соответствии с заданием на проектирование с соблюдением требований нормативно-технических документов, регулирующих вопросы, связанные с проектированием, проектно-сметную документацию.

При этом в соответствии с условиями договора ответчик взял на себя обязательство «качественно выполнить и своевременно представить заказчику готовую утвержденную проектную документацию в 4 экземплярах».

Во исполнение договора ответчиком был разработан проект, однако в последующем на данный проект дочерним республиканским унитарным предприятием «Госстройэкспертиза» было выдано экспертное заключение с указанием недостатков и замечаний.

После ознакомления истца с экспертным заключением им было установлено, что представленный ответчиком проект не соответствует заданию на проектирование и исходным данным, переданным им ответчику, на основании которых последний должен был разработать и передать истцу проектно-сметную документацию. То есть ответчик отступил от исходных данных, представленных истцом, не согласовав это с ним и не уведомив его об этом.

В связи с этим истец обратился с исковым заявлением в хозяйственный суд и просил взыскать убытки — аванс, который, по мнению истца, не освоен ответчиком.

Хозяйственный суд, удовлетворяя в полном объеме исковые требования, исходил из того, что в соответствии с пунктом 1 статьи 713 ГК Республики Беларусь по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик (проектировщик, изыскатель) обязуется по заданию заказчика разработать проектно-сметную документацию и (или) выполнить изыскательские работы, а заказчик обязуется принять и оплатить их результат.

Согласно пункту 1 статьи 714 ГК Республики Беларусь по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ заказчик обязан передать подрядчику задание на проектирование, а также иные исходные данные, которые необходимы для составления проектно-сметной документации. При этом в силу пункта 2 статьи 714 ГК Республики Беларусь подрядчик обязан соблюдать требования, содержащиеся в задании и других исходных данных для выполнения проектных и изыскательских работ, и вправе отступить от них только с согласия заказчика.

Из материалов дела усматривается, и это не оспорено ответчиком, что им (ответчиком) был разработан проект, в котором предусмотрена установка котла марки КВ-1,25М и запроектирована газовая горелка ГБ 1,2 — 0,2, что не соответствует исходным данным, предоставленным истцом.

Так, в разделе «Общая часть» тома 1 «Общая пояснительная записка» изготовленного ответчиком проекта перечислены документы, которые являлись для него (ответчика) основанием для разработки проекта. Среди этих документов указан акт технического обследования действующей газифицированной котельной промплощадки, подписанный обеими сторонами. Факт подписания данного акта ответчиком также не оспаривается.

Из вышеуказанного акта усматривается, что с целью экономии топливно-энергетических ресурсов и более плавного регулирования отпуска тепла истцом принято решение о реконструкции существующей котельной с установкой менее энергоемкого и экономичного котла КВ-1,25М с автоматической газовой горелкой ГБ 2,2, а не ГБ 1,2 — 0,2.

На необходимость установить горелку ГБ 2,2 указал и сам ответчик в пояснительной записке в разделе «Внутреннее газоснабжение» разработанного им проекта.

Кроме того, в изготовленном ответчиком проекте самим ответчиком на одних страницах упоминается о газовой горелке ГБ 1,2 — 0,2, а на других — ГБ 2,2.

Не принято во внимание возражение ответчика о том, что одновременная установка котла марки КВ-1,25М и автоматической газовой горелки ГБ 2,2 невозможна.

При этом согласно пункту 1 статьи 670 ГК Республики Беларусь подрядчик обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить работу, в частности, при обнаружении возможных неблагоприятных для заказчика и (или) подрядчика последствий выполнения его указаний о способе исполнения работы, иных независящих от подрядчика обстоятельств, которые грозят годности или прочности результатов выполняемой работы либо создают невозможность ее завершения в срок.

Подрядчик, который не предупредил заказчика о вышеперечисленных обстоятельствах либо продолжил работу, не дожидаясь истечения установленного в договоре срока, а при его отсутствии — разумного срока для ответа на предупреждение или несмотря на своевременное указание заказчика о прекращении работ, не вправе при предъявлении к нему или им к заказчику соответствующих требований в силу пункта 2 статьи 670 ГК Республики Беларусь ссылаться на указанные обстоятельства.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что он (ответчик) в процессе изготовления им проекта предупреждал истца о том, что одновременная установка котла марки КВ-1,25М и автоматической газовой горелки ГБ 2,2 невозможна, не представлено.

Согласно ответу ДРУП «Госстройэкспертиза» ответчиком «не обеспечено изготовление полноценного качественного проекта», так как был выявлен ряд замечаний, которые не устранены. Также экспертом указано на то, что реализация проекта без его доработки по замечаниям экспертизы невозможна.

В соответствии с пунктом 2 статьи 669 ГК Республики Беларусь, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Истцом неоднократно предлагалось ответчику устранить недостатки проекта, однако недостатки устранены не были. 15.05.2010 истец направил ответчику письмо, процитировав в нем указанный выше пункт 2 статьи 669 ГК Республики Беларусь, потребовав возвратить ему перечисленную сумму аванса.

Таким образом, представленная в материалах дела переписка, а также конклюдентные действия сторон свидетельствуют о том, что имел место односторонний отказ истца от договора, который был получен ответчиком.

Апелляционная, а затем кассационная жалобы ответчика были оставлены без удовлетворения.