Решение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате от 07.06.2004 (дело N 408/49-03). Покупатель утрачивает право ссылаться на несоответствие товара договору, если он не извещает продавца о характере несоответствия в срок, предусмотренный договором. В пользу продавца подлежит взысканию задолженность по оплате полученного покупателем по договору поставки (международной купли-продажи) товара, а также пеня за просрочку платежа

РЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ БЕЛОРУССКОЙ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ

7 июня 2004 г. (дело N 408/49-03)

Истец: иностранное предприятие «А» (Республика Беларусь)

Ответчик: акционерное общество «В» (Эстонская Республика)

Предмет спора: ненадлежащее исполнение обязательств по договору поставки (международной купли-продажи товаров)

Применимое право: гражданское законодательство Республики Беларусь

Состав арбитражного суда: коллегиальный (два арбитра и арбитр-председатель)

1. В случае частичной оплаты поставленного по договору поставки (международной купли-продажи) товара в пользу продавца подлежит взысканию сумма задолженности.

2. В случае просрочки оплаты поставленного по договору поставки (международной купли-продажи) товара покупатель обязан заплатить предусмотренную договором неустойку.

3. Неточность наименования институционального арбитражного органа при Белорусской торгово-промышленной палате не влияет на подсудность спора Международному арбитражному суду при БелТПП, так как при Белорусской торгово-промышленной палате существует только один институциональный арбитражный орган, компетенцию которого подтвердил ответчик.

4. Если коммерческие предприятия сторон договора международной купли-продажи товаров находятся в государствах, являвшихся на момент заключения договора участниками Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), состав суда считает, что отношения сторон регулируются Венской конвенцией, и ее предписания применимы для разрешения спора.

Субсидиарно к отношениям сторон в соответствии со ст. 1125 Гражданского кодекса Республики Беларусь, применяется право страны, где имеет основное место деятельности сторона, являющаяся продавцом в договоре купли-продажи.

5. Покупатель утрачивает право ссылаться на несоответствие товара по качеству, если он не выставил соответствующую претензию в течение срока, предусмотренного условиями заключенного сторонами внешнеэкономического договора.

6. Язык судебного разбирательства определяется соглашением сторон с учетом возможностей арбитров. Если такое соглашение не достигнуто, дело рассматривается на белорусском или русском языке.

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате, рассмотрев в помещении суда (Республика Беларусь, г.Минск, пр-т Машерова-23, к.1, офис 706, зал судебных заседаний) на заседаниях, которые состоялись 30 марта 2004 года и 29 апреля 2004 года дело N 408/49-03 по иску иностранного предприятия «А» (Республика Беларусь) к акционерному обществу «В» (Эстония) о взыскании 6097,92 долларов США, а также расходов по арбитражному сбору,

установил:

Позиции сторон

В исковом заявлении иностранное предприятие «А» (в дальнейшем «истец») указало, что в соответствии с контрактом от 26 ноября 2002 года (в дальнейшем «Контракт») и дополнительным соглашением к этому Контракту от 14 июля 2003 года, в адрес акционерного общества «В» (в дальнейшем «ответчик») был поставлен конвалюттер с шириной резания 2200 мм. и два запасных вала общей стоимостью 8570 (восемь тысяч пятьсот семьдесят) долларов США.

Из искового заявления также следует, что ответчик произвел авансовый платеж в размере 2905 долларов США. Оставшуюся сумму ответчик обязан был оплатить в срок не позднее 60 дней с момента отгрузки, то есть, по мнению истца, до 15 сентября 2003 года. Однако до указанного срока оплата произведена не была.

Истец указал также в исковом заявлении, что в соответствии с п. 8.1 Контракта «при нарушении сроков оплаты Покупатель уплачивает пени в размере 0,1% за каждый день задержки платежа». Истец в исковом заявлении предъявил требование о взыскании пени за просрочку платежа в размере 153,92 доллара США.

Таким образом, сумма иска, указанная в исковом заявлении, составляет 5118,92 долларов США (4965 долларов — сумма основного долга и 153,92 доллара — сумма пени).

Кроме того, истец просил состав суда взыскать с ответчика также уплаченный истцом арбитражный сбор.

В поступившем в МАС при БелТПП 11 января 2004 года ответе на исковое заявление ответчик возражал против рассмотрения спора до тех пор, пока истец не укажет в исковом заявлении применимое право и конкретные нормы права, на которые он ссылается.

В качестве возражения по существу ответчик сослался на то, что после установки и монтажа машины был выявлен в ней ряд недостатков, вследствие чего невозможно было использовать ее для изготовления качественной продукции. Для устранения указанных недостатков, по словам ответчика, им были предприняты действия по починке машины, материальные затраты на починку ее составили 7281 долларов США. Ссылаясь на ст. 197 ч. 1 Закона Эстонской Республики об обязательственном праве, в соответствии с которым, если два лица обязаны уплатить друг другу денежную сумму или выполнить другое аналогичное обязательство, то каждая из участвующих в зачете сторон может представить свое требование другой стороне для зачета со встречным требованием другой стороны, если каждая сторона имеет право выполнить свое обязательство и потребовать от другой стороны выполнения ее обязательства. В итоге стороны осуществили взаимозачет, в связи с чем ответчик в своем возражении на иск просил оставить все требования истца без удовлетворения возложить на него уплату всех издержек, в том числе расходов на правовую помощь, оказанную ответчику.

В возражении на ответ истец отметил, что исключительным основанием для возникновения отношений между ним и ответчиком является Контракт. Истец несанкционированно (по собственной инициативе) произвел исправления оборудования, не предъявив никаких претензий и рекламаций в порядке, установленном Контрактом, а также решил возложить произведенные расходы на истца, с чем последний не согласен. Истец также отрицает возможность взаимозачета по Контракту, так как между истцом и ответчиком, по мнению истца, нет никаких встречных обязательств.

Истец уточнил также сумму пени, требуемую им с ответчика по состоянию на 30 апреля 2004 года. По его (истца) мнению, размер уточненного требования составляет 1132 (одну тысячу сто тридцать два) доллара США 02 (два) цента.

Компетенция суда

В соответствии со статьей 4 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде» от 9 июля 1999 года в международный арбитражный суд по соглашению сторон могут передаваться гражданско-правовые споры между любыми субъектами права, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если местонахождение или местожительство хотя бы одного из них находится за границей Республики Беларусь, а также иные споры экономического характера, если соглашением сторон предусмотрена передача спора на разрешение международного арбитражного суда и если это не запрещено законодательством Республики Беларусь.

Аналогичное положение содержится в статье 2 Регламента МАС при БелТПП.

Контракт от 26 ноября 2002 года содержит следующее соглашение сторон о порядке разрешения споров, вытекающих из Контракта:

«9.1 Все споры и разногласия, которые могут возникнуть из настоящего контракта или в связи с ним подлежат рассмотрению в Международном Арбитражном суд при Торгово-промышленной палате Республики Беларусь (Минск) в соответствии с установленными правилами рассмотрения споров в данном Суде.

9.2. Решение Арбитражного Суда, указанного в п. 9.2, является окончательным и обязательным для обеих сторон».

Указанное положение Контракта является арбитражной оговоркой в соответствии с законодательством Республики Беларусь и свидетельствует о явно выраженном намерении сторон Контракта рассматривать споры, не урегулированные путем переговоров, в указанном в ней третейском суде.

Однако в арбитражной оговорке не точно указано наименование арбитражного института. Официальным наименованием суда является Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате. Исходя из того, что в Республике Беларусь существует одна торгово-промышленная палата и один постоянно действующий третейский суд, состав суда приходит к выводу, что стороны своей арбитражной оговоркой избрали именно Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате.

О таком намерении свидетельствует также то, что исковое заявление было подано именно в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате. В своем ответе на исковое заявление ответчик не оспаривал компетенцию Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате и назначил основного и запасного арбитров, что также свидетельствует о том, что компетенция Суда сторонами не оспаривается.

Таким образом, компетенция Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате на рассмотрение дела N 408/49-03 по иску иностранного предприятия «А» (Республика Беларусь) к акционерному обществу «В» (Эстония) о взыскании 6097,92 долларов США, а также расходов по арбитражному сбору не вызывает сомнений.

Язык производства

В ответе на исковое заявление ответчик сообщил, что он не владеет в достаточной степени белорусским и русским языками, что не позволит ему в достаточной степени реализовать свои права при рассмотрении арбитражного дела, в связи с этим, и ссылаясь на ст. 13 п. 2 Регламента МАС при БелТПП, ответчик предложил истцу установить языком производства английский язык. А в случае отказа от удовлетворения указанной просьбы просит предоставлять ответчику перевод всех документов на английский язык. Истец не выразил согласия на рассмотрение спора на английском языке.

В соответствии со статьей 15 Регламента МАС при БелТПП язык судебного разбирательства определяется соглашением сторон с учетом возможностей арбитров. Если соглашение не достигнуто, дело рассматривается на белорусском или русском языке.

Если одна из сторон или ее представитель не владеет языком, на котором рассматривается дело, состав суда по ее просьбе и за ее счет обеспечивает услуги переводчика.

В силу статьи 19 Регламента МАС при БелТПП все процессуальные документы представляются на языке судебного разбирательства или переводятся на этот язык за счет представившей их стороны. Письменные доказательства представляют на языке оригинала. Состав суда по собственной инициативе или по предложению другой стороны может потребовать от стороны, представившей письменное доказательство, перевода его на язык судебного разбирательства или обеспечить такой перевод за ее счет.

Таким образом, Регламент МАС при БелТПП не устанавливает обязанности истца и состава суда предоставлять ответчику документы на английском языке. Однако состав суда может по просьбе стороны и за ее счет обеспечить услуги переводчика.

Исходя из вышесказанного, состав суда устанавливает, что производство по делу N 408/49-03 по иску иностранного предприятия «А» (Республика Беларусь) к акционерному обществу «В» (Эстония) о взыскании 6097,92 долларов США, а также расходов по арбитражному сбору будет производиться на русском языке, с привлечением переводчика (в случае необходимости).

Применимое право

Состав международного арбитражного суда разрешает спор в соответствии с правом, которое стороны избрали в качестве применимого к существу спора. Любое указание на право или систему права какого-либо государства ложно толковаться как непосредственная отсылка к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам. Если стороны не договорились об ином, состав международного арбитражного суда применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми (статья 36 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде», статья 38 Регламента МАС),

Стороны Контракта не выбрали применимое право.

В ответе на исковое заявление ответчик в качестве применимого права указал на применение материальных норм Эстонской Республики. Свой выбор применимого материального права Ответчик обосновал нормой ст. 33 ч. 1 закона о международном частном праве, принятого Рийгикогу Эстонской Республики 27 марта 2002 года, в соответствии с которым применимым является право того государства, с которым договор связан теснее всего.

Связь Контракта с эстонским материальным правом ответчик подтверждает следующим фактами: 1) местонахождение и место деятельности ответчика находятся в Эстонской Республике; 2) на истца ложится обязанность поставить проданное оборудование в Эстонскую Республику; 3) конечным пунктом, в котором оно должно быть установлено и соответствующим образом настроено к работе, является Таллинн, Эстонская Республика; 4) обязанность платежа ответчика, как обязанность, в отношении которой осуществляется правовой спор, подлежит выполнению в Эстонской Республике.

Истец в возражении на ответ акционерного общества «В» не согласился с изложенными доводами ответчика о применимом праве. По мнению истца, применимое право к спору должно избираться по правилам статьи 1125 Гражданского Кодекса Республики Беларусь, следовательно, применимым будет являться материальное право Республики Беларусь.

Так как стороны не достигли соглашения по вопросу применимого права, состав суда решает вопрос применимого права в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.

Состав суд соглашается с доводами и аргументами истца по вопросу применимого права.

Таким образом, в соответствии с пунктом 1 статьи 1125 Гражданского кодекса Республики Беларусь, в качестве применимого материального права Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате при разрешении данного спора использует право Республики Беларусь.

Производство по делу

Исковое заявление иностранного предприятия «А» (Республика Беларусь) поступило в Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате 16 октября 2003 г.

30 октября 2003 г. Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП вынес определение о принятии к производству дела за N 408/49-03 по иску иностранного предприятия «А» (Республика Беларусь) к акционерному обществу «В» (Эстония) о взыскании 6097,92 долларов США, а также расходов по арбитражному сбору.

В исковом заявлении истец назначил основного и запасного арбитров за истца.

В ответе на исковое заявление ответчик избрал основного и запасного арбитров за ответчика.

Определением от 12 февраля 2004 г. арбитры выбрали основного и запасного председателя состава третейского суда.

По данному делу проведены два судебных заседания — 30 марта и 29 апреля 2004 г.

В судебном заседании 30 марта 2004 года, состоявшемся в помещении Международного арбитражного суда при Белоруской торгово-промышленной палате (г.Минск, пр-т Машерова, 23, кор. 1, к. 706, зал судебных заседаний), интересы истца представляли директор иностранного предприятия «А» и юрисконсульт (доверенность от 29 марта 2004 г. в материалах дела).

Представитель ответчика в судебное заседание не прибыл. Состав суда установили, что материалы дела были вручены ответчику 22 декабря 2003 г., ответчик прислал отзыв на исковое заявление. Уведомление о месте и времени судебного заседания было направлено в адрес ответчика 17 февраля 2004 г., однако подтверждения о вручении в суд не поступало.

Представители истца заявили ходатайство об отложении слушания дела, поскольку, по их мнению, ответчика нельзя считать надлежащим образом уведомленным о месте и времени судебного заседания.

Арбитром-председателем было обращено внимание истца на то обстоятельство, что ответчик в своем отзыве указывает, что в исковом заявлении имеется недостаток, а именно, не указано применимое право и нет его обоснования.

Состав суда постановил удовлетворить ходатайство истца об отложении рассмотрения дела по существу и назначить второе заседание суда на 29 апреля в 14.00.

В судебном заседании 29 апреля 2004 г. интересы истца представляли директор и юрисконсульт.

Представитель ответчика в судебное заседание не прибыл. Состав суда установил, что уведомление о месте и времени судебного заседания было получено ответчиком 12 апреля 2004 г., о чем имеется подтверждение почтового ведомства. Кроме этого, 26 апреля 2004 г. в суд поступило ходатайство ответчика о рассмотрении дела в его отсутствие.

Представители истца заявили ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие ответчика. Данное ходатайство было удовлетворено составом суда.

Представитель истца поддержал исковые требования в полном объеме с учетом уточнений и дополнений к исковому заявлению, а также позицию, изложенную в возражениях на ответ на исковое заявление.

На вопросы состава суда о сроке и порядке предъявления рекламаций по договору представитель истца показал, что такой срок установлен п. 7.8 Контракта, однако ответчиком не было предъявлено никаких письменных претензий по качеству. А изменения, которые внес ответчик в конструкцию машины, привели к тому, что в результате ответчиком был изготовлен новый механизм.

По результатам рассмотрения дела состав суда определил признать рассмотрение дела оконченным.

Обоснование решения

На основании письменных и устных доказательств, представленных истцом и ответчиком состав суда считает установленным следующее.

28 ноября 2002 года стороны заключили договор купли-продажи (копия содержится в материалах дела). В соответствии с п. 1.1. Контракта истец (продавец) обязуется поставить конвалюттер с шириной резания 2200 мм, плавной регулировкой скорости резания и два запасных зубчатых вала (далее — оборудование) в собственность ответчику (покупателю), а ответчик принять его и оплатить.

В соответствии с пунктами 2 и 3 Дополнительного соглашения к Контракту от 14 июля 2003 года цена конвалюттера составляет 7770 валов — 400 (четыреста) долларов США за 1 шт., общая стоимость оборудования составляет 8570 (восемь тысяч пятьсот семьдесят) долларов США.

П. 2.1 Контракта в редакции Дополнительного соглашения от 14 июля 2003 года предусматривается, что условием поставки является FCA Молодечно.

Согласно пункта 3.1 Контракта (в редакции 14 июля 2003 года) передача-приемка отгрузка оборудования производится в срок не позднее 30 июля 2003 года. Приемка оборудования производится на складе Покупателя в течение 10 дней от даты его получения Покупателем.

Факт исполнения истцом обязанностей продавца, то есть обязанность по поставке оборудования в предусмотренный Контрактом срок, подтверждает Международная товарно-транспортная накладная CMR N 054146, составленная в г.Молодечно 16 июля 2003 года (копия — в материалах дела).

Договор купли-продажи — соглашение, по которому одна сторона (продавец) обязуется передать имущество в собственность, хозяйственное ведение, оперативное управление, а покупатель обязуется принять это имущество и уплатить за него определенную денежную сумму (п. 1 ст. 424 Гражданского кодекса Республики Беларусь).

Исходя из указанной норы Гражданского кодекса Республики Беларусь, а также нормы статьи 30 Венской конвенции основной обязанностью продавца является поставка товара.

Термин «Франко-перевозчик» (FCA) по Инкотермс-2000 означает, что продавец доставит прошедший таможенную очистку товар указанному покупателем перевозчику до названного места. В качестве места доставки сторонами был избран город Таллинн.

Таким образом, состав суда пришел к выводу, что истец (Продавец по Контракту) выполнил свои обязанности, вытекающие из заключенного им с Ответчиком (Покупателем) договора купли-продажи.

Основными обязанностями покупателя (ответчика по делу) в соответствии со ст. 53 Венской конвенции являются принятие товара и его оплата.

Ответчик принял товар, поставленный истцом в соответствии с Контрактом, что подтверждается Международной товарно-транспортной накладной CMR N 054146, составленной в г.Молодечно 16 июля 2003.

Что касается оплаты товара, стороны Контракта предусмотрели следующий вариант оплаты товара:

«6.2. Покупатель производит оплату стоимости оборудования следующим образом:

  • 30% от общей стоимости оборудования в виде авансового платежа в течение 10 дней с момента подписания настоящего контракта;
  • 60% от общей стоимости оборудования в течение 30 дней с момента подписания акта передачи-приемки оборудования;
  • 10% от общей стоимости оборудования в течение 30 дней с момента ввода оборудования в эксплуатацию, но в любом случае не позднее 60 дней от даты отгрузки оборудования. При этом датой отгрузки оборудования считается дата таможенного оформления оборудования Продавцом».

Факт оплаты авансового платежа в размере 2805 долларов США подтверждается мемориальным ордером N 5 от 4 декабря 2002 года (копия — в материалах дела).

Однако, по утверждению истца, ответчик свою обязанность оплатить оставшуюся стоимость оборудования не исполнил.

Ответчик также не отрицает тот факт, что он не оплатил оставшуюся стоимость оборудования, разъясняя это тем, что качество представленного оборудования не соответствует Контракту.

Пункт 1 ст. 38 Венской конвенции устанавливает обязанность покупателя осмотреть товар и обеспечить его осмотр в такой короткий срок, который практически возможен при данных обстоятельствах.

Покупатель утрачивает право ссылаться на несоответствие товара, если он не дает продавцу извещения, содержащего данные о характере несоответствия, в разумный срок после того, как оно было или должно было быть обнаружено покупателем (п. 1 ст. 39 Венской конвенции).

В соответствии с п. 7 Контракта «7.1. Продавец гарантирует, что продаваемое по настоящему контракту оборудование соответствует предъявляемым к нему требованиям.

7.2. В случае, если оборудование (часть оборудования) окажется дефектным или не будет соответствовать условиям контракта, Продавец за свой счет обязан заменить дефектное оборудование новым доброкачественным или произвести ремонт дефектного оборудования в срок не превышающий 20 (двадцать) дней с даты признания рекламации дефекта.

7.3. Содержание и обоснование рекламации должно быть подтверждено актом, подписанным уполномоченными представителями обеих сторон, а в случае неприбытия представителя Продавца, представителем компетентной нейтральной организации страны Покупателя либо заключением компетентного органа о невозможности использования по его целевому назначению.

7.4. Продавец обязан рассмотреть рекламацию и дать ответ в течение 5 дней с даты ее получения. Если по истечении указанного срока не последует ответа, указанная рекламация будет считаться признанной Продавцом.

7.5. Если Продавец не может произвести замену или ремонт дефектного оборудования (части оборудования) в срок, установленный в п. 7.2 настоящего контракта, то Покупатель имеет право, по согласованию с Продавцом, произвести ремонт дефектного оборудования (части оборудования) самому, либо с привлечением третьих фирм (лиц). При этом все издержки по замене или ремонту дефектного оборудования (части оборудования) Продавец обязан возместить Покупателю, либо привлеченным третьим фирмам (лицам).

7.6. Если рекламация не заявлена в установленный срок, Покупатель теряет право предъявить требования, касающиеся качества оборудования».

Как было указано ответчиком в ответе на исковое заявление, он неоднократно по телефону ссылался на технические ошибки машины и 15 сентября 2003 года отправил описание этих ошибок вместе с приглашением посетить ответчика с целью найти решение в возникшей ситуации. Однако факт отправки приглашения истцу для составления рекламации в соответствии с Контрактом ответчиком подтвержден не был. Ответчиком не был также приглашен для составления рекламации представитель компетентной нейтральной организации страны покупателя. Таким образом, состав суда делает вывод о том, что ответчиком не соблюден процесс представления рекламации, а самостоятельное исправление недостатков оборудования Контрактом не предусмотрен.

В случае неисполнения одной из сторон договора своих обязанностей у другой стороны возникает право требовать их исполнения.

Право продавца требовать исполнения Покупателем своих обязанностей по оплате товара подтверждается статьей 62 Венской конвенции и ст.ст. 364 — 365 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Кроме права требовать оплату товара, предусмотренную Контрактом, сторонами в договоре может быть предусмотрена штрафная санкция (неустойка) за неисполнение обязательства (ст. 311 Гражданского кодекса Республики Беларусь).

Сторонами Контракта в качестве штрафной санкции за нарушение сроков оплаты оборудования была установлена пеня в размере 0,1% за каждый день задержки платежа.

Таким образом, состав суда считает обоснованным заявление истцом требования о взыскании штрафа в размере 1132,02 доллара США.

Состав суда полагает, что исследованные в ходе судебного заседания доказательства являются достоверными и подтверждают обоснованность требований истца о взыскании оставшейся стоимости оборудования в сумме 4965 долларов США и штрафных санкций в сумме 1132,02 доллара США.

Достоверно установив факт исполнения истцом своих обязанностей по Контракту, и факт не исполнения ответчиком своих обязанностей по указанному Контракту, состав суда считает подлежащими удовлетворению исковые требования истца в полном объеме.

Состав суда считает также обоснованным заявленное истцом требование о возмещении уплаченного арбитражного сбора, так как статья 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, на основании которого разрешается спор между истцом и ответчиком, устанавливает, что стороне, в пользу которой вынесено решение, состав МАС при БелТПП присуждает с другой стороны все понесенные ею необходимые расходы по делу.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 311, 364, 365, 424 Гражданского кодекса Республики Беларусь, ст.ст. 3, 4, 22, 24, 27 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде», ст.ст. 2, 3, 4, 13, 15, 38 — 41, 59 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате, состав суда

решил:

Взыскать с акционерного общества «В» (Эстонская Республика) в пользу иностранного предприятия «А» (Республика Беларусь) 6097,92 долларов США и арбитражный сбор в сумме 840 долларов США, а всего 6937,92 (шесть тысяч девятьсот тридцать семь и девяносто две сотых) долларов США.