Решение районного суда от 20.01.2015

Обстоятельства: Решением районного суда удовлетворен иск о возмещении ущерба хранителем в связи с затоплением автомобиля в месте хранения, поскольку ответчиком не предоставлено достоверных доказательств непредотвратимости последствий природного явления, на которое он ссылается

Название документа: Решение районного суда от 20.01.2015

Примечание к документу: Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 25.03.2015 данное решение оставлено без изменения.

РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 20 января 2015 г.

Районный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б. к ОДО «С» о возмещении ущерба, установил: В обоснование иска указано, что 17 октября 2011 г. между истицей и ответчиком был заключен договор хранения транспортного средства, согласно которому ответчик принял на себя обязательство по хранению принадлежащего истице на праве собственности автомобиля «Фольксваген-Бора» на автостоянке, а истица обязалась ежемесячно вносить плату за хранение, соблюдать требования Положения пользования открытыми платными стоянками транспортных средств. В ночь с 12 на 13 июля 2014 г. произошло затопление автостоянки, что привело к залитию автомобиля истицы. В результате чего автомобилю были причинены повреждения на сумму 1 850 850 рублей. Ответчик от возмещения ущерба в добровольном порядке отказался, мотивируя свой отказ действием непреодолимой силы. Поскольку ущерб до настоящего времени ей не возмещен, просила суд взыскать с ответчика 1 850 850 рублей в счет возмещения ущерба, 2 000 000 рублей в счет компенсации морального вреда, 1 800 000 рублей в счет возмещения расходов за оказание юридической помощи. В судебном заседании истица Б. исковые требования поддержала. Пояснила, что ответчиком не выполнены надлежащим образом договорные обязательства по хранению транспортного средства, а именно не принято никаких мер по предотвращению причинения ущерба. Представитель ответчика — третье лицо по делу Ш. против удовлетворения заявленных исковых требований возражал, поскольку ущерб причинен истице в результате действия непреодолимой силы. Представитель ответчика Т. против удовлетворения заявленных исковых требований возражал, поскольку ущерб причинен истице в результате действия непреодолимой силы. Представитель ответчика Ч. против удовлетворения заявленных исковых требований возражала. Указала, что в удовлетворении исковых требований надлежит отказать, поскольку ущерб причинен истице в результате действия непреодолимой силы. Считает, что вина ответчика в причинении вреда отсутствует, ответчиком выполнены обязанности по хранению транспортного средства, а истица сама нарушила условия договора хранения, не сняв клемму с аккумулятора, по этой причине изменение способа, места и иных условий хранения транспортного средства на момент затопления было невозможно. Представитель третьего лица КУП «Р» против удовлетворения требований искового заявления не возражал. Указал, что возможно в тот день и имела место чрезвычайная ситуация, но поскольку ответчиком не было предпринято никаких мер по предотвращению ущерба, то считает, что исковые требования подлежат частичному удовлетворению. Представитель третьего лица ОУПП «Городское жилищно-коммунальное хозяйство» против удовлетворения требований искового заявления фактически не возражал. Просил разрешить исковые требования на усмотрение суда. Третье лицо Ю. считает, что исковые требования удовлетворению не подлежат. Согласно ст. 776 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности. Согласно ст. 781 ГК хранитель обязан принять все предусмотренные договором меры для того, чтобы обеспечить сохранность переданной на хранение вещи. При отсутствии в договоре хранения условий о таких мерах или неполноте этих условий хранитель должен принять для сохранения вещи также меры, соответствующие существу обязательства, в том числе свойствам переданной на хранение вещи, если только необходимость принятия этих мер не исключена договором. Хранитель во всяком случае должен принять для сохранения переданной ему вещи меры, обязательность которых предусмотрена законодательством или в установленном им порядке (противопожарные, санитарные, охранные и т. п.). Согласно ст. 791 ГК хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным ст. 372 ГК. Профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя. В соответствии со ст. 372 ГК лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законодательством или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям гражданского оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. В соответствии со ст. 2 Закона «О защите прав потребителей» (далее — Закон) в редакции от 4 января 2014 г. действие Закона распространяется на отношения между потребителями и изготовителями, продавцами, поставщиками, представителями, исполнителями, ремонтными организациями, возникающие из договора хранения. Судом установлено, что между истцом и ответчиком ОДО «С» 17 октября 2011 г. был заключен договор хранения автомобиля, согласно которому ответчиком было принято на себя обязательство по хранению принадлежащего истице на праве собственности транспортного средства «Фольксваген-Бора». В период действия договора, в ночь с 12 июля по 13 июля 2014 г., в результате ливня произошло затопление автостоянки, в результате чего транспортному средству истицы был причинен ущерб на общую сумму 1 850 850 рублей. Указанное (наличие договорных обязательств, факт залития и сумма ущерба) не оспаривалось сторонами и подтверждается договором на хранение транспортного средства, карточкой учета транспортных средств, квитанциями. В судебном заседании истица указала, что несмотря на произошедший сильный ливень считает, что вина ответчика заключается в несвоевременном извещении ее об угрозе затопления транспортного средства, а также в том, что ответчиком как хранителем не приняты никакие меры по предотвращению затопления транспортного средства на стоянке. Суд находит исковые требования Б. подлежащими удовлетворению в полном объеме исходя из следующего. Так Ю., дежуривший в ту ночь, не смог пояснить, с какого времени начала прибывать вода на стоянке и происходить ее затопление, мотивировав это тем, что ему запрещено покидать свое рабочее место. Около 24 часов 00 минут он попытался выйти на улицу, но поскольку лил сильный дождь, то вернулся обратно. Вместе с тем судом установлено, что согласно п. 3 должностной инструкции контролера-кладовщика в его обязанности входило патрулирование стоянки до ее закрытия, что позволило бы своевременно обнаружить начало подтопления и своевременно принять необходимые меры. Кроме того, судом установлено, что даже при обнаружении подтопления Ю. и после сообщения об этом Ш. последний никаких мер для предотвращения или уменьшения ущерба не предпринял. Согласно Правилам организации (строительства), эксплуатации автомобильных стоянок и автомобильных парковок и пользования ими, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 5 января 2007 г. N 9 (далее — Правила), с учетом изменений, внесенных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 21 июня 2011 г. N 812, владелец автомобильной стоянки обязан уведомить владельца транспортного средства об изменении условий хранения в течение суток, а в случаях, когда это необходимо для устранения опасности утраты или повреждения транспортного средства с минимальным ущербом, изменить способ, место и иные условия его хранения без согласования с владельцем. Из п. 25 Правил следует, что владелец автомобильной стоянки отвечает за утрату или повреждение транспортного средства, принятого на хранение, если не докажет, что утрата или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств транспортного средства, о которых владелец автомобильной стоянки, принимая транспортное средство на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности владельца транспортного средства. Ответчиком не представлено суду доказательств, подтверждающих принятие каких-либо мер по предотвращению опасности повреждения транспортного средства. Доводы Ш., представителя ответчика Ч., что ответчиком целенаправленно не извещались собственники транспортных средств, а также не предпринимались иные меры (в том числе и по вызову спасательных служб и т. д.), чтобы избежать человеческих жертв и повреждений автомобилей, которые могли бы произойти в результате эвакуации их компетентными службами, суд признает надуманными и не соответствующими действительности, поскольку опровергаются его собственными пояснениями и пояснениями специалиста М. Так, изначально Ш. указывал, что не понимал, какие еще меры (действия) необходимо было выполнить для устранения опасности утраты или повреждения транспортного средства с минимальным ущербом (кроме извещения клиентов в течение суток о затоплении автомобиля), указывал, что в МЧС не обращался, поскольку знал, что они не выезжают на откачку воды. Вместе с тем специалист М. подтвердил, что ответчик действительно за помощью в МЧС не обращался. Пояснил, что если бы такое обращение поступило, то при наличии его (хранителя) согласия либо собственников транспортных средств были бы приняты меры по откачке воды либо по выталкиванию (вытягиванию) транспортных средств из воды. Из пояснений третьего лица С. следует, что помощь ответчику по устранению подтопления могла бы быть оказана не только МЧС, но и другими аварийными коммунальными службами при условии обращения хранителем в центральную аварийную диспетчерскую службу. Доводы представителей ответчиков о залповом (внезапном) затоплении стоянки на протяжении получаса, что само по себе исключало возможность принятия каких-либо мер по предотвращению повреждения транспортного средства истицы и других транспортных средств, ничем не подтверждены и опровергаются в этой части их собственными пояснениями, согласно которым затопление стоянки произошло приблизительно за час. Суд не принимает во внимание пояснения свидетеля А. относительного того, что около 24 часов 00 минут стоянка затоплена не была, поскольку его стояночное место расположено выше места истицы, кроме того в своих пояснениях указал, что в тот день был сильный дождь и он не обратил внимания на ряд автомобилей, стоящих в самом низу стоянки, что не подтверждает позицию ответчиков о том, что в указанное время не происходило заполнение стоянки дождевыми потоками. Иных доказательств, подтверждающих доводы представителей ответчика, суду не представлено. Доводы представителей ответчиков о повреждении транспортного средства в результате действия непреодолимой силы (стихийном бедствии) суд считает необоснованными, поскольку они ничем не подтверждены и, кроме того, опровергаются пояснениями специалистов Г., И. Согласно ч. 3 ст. 372 ГК если иное не предусмотрено законодательством или договором, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Так, специалист И. суду пояснила, что поскольку количество осадков в то время выпало 41 мм за 12 часов, то в данном случае согласно ТКП 17.10-06-2008 (02120) «Охрана окружающей среды и природопользование. Гидрометеорология. Правила составления краткосрочных прогнозов погоды общего назначения» имело место неблагоприятное явление погоды, а опасное явление природы отсутствовало. Указала, что 12 июля 2014 г. было объявлено предупреждение о неблагоприятном явлении природы. Специалист Г. суду пояснил, что 12 июля 2014 г. действительно было выписано предупреждение о неблагоприятном явлении погоды. Подтопление стоянки не является чрезвычайной ситуацией. Данный случай был определен как сильный дождь, в соответствии с постановлением МЧС от 19 февраля 2003 г. Кроме того, суд установил, что Ш. 12 июля 2014 г. был предупрежден о штормовом предупреждении, что позволяло ему как руководителю заблаговременно принять меры по изменению способа, места и иных условий хранения транспортного средства, вместе с тем он не обратил на это внимания. При таких обстоятельствах суд не соглашается с доводами представителей ответчиков о действии непреодолимой силы, стихийном бедствии, чрезвычайной ситуации. Доводы представителя ответчика Ч. о том, что истица нарушила условия договора хранения (п. 4.1.4), не сняв клемму с аккумулятора, по этой причине изменение способа, места и иных условий хранения транспортного средства на момент затопления было невозможно (небезопасно), суд не принимает во внимание, поскольку отсутствует причинно-следственная связь между действиями истицы и наступившими последствиями. Кроме того, изменение способа, места и иных условий хранения транспортного средства предполагает собой не на момент затопления автомобиля, а при возникновении опасности утраты или повреждения транспортного средства. В соответствии со ст. 18 Закона надлежит взыскать с ответчика компенсацию морального вреда. Определяя размер компенсации морального вреда, суд учитывает требования разумности и справедливости, характер причиненных потребителю физических и нравственных страданий, степень вины ответчика и его поведение при предъявлении к нему требований о возмещении ущерба и считает, что сумма компенсации морального вреда подлежит полному удовлетворению в размере 2 000 000 рублей. В соответствии со ст. 124 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) суд присуждает возмещение понесенных стороной расходов по оплате помощи представителя в размере 1 800 000 рублей за счет другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение. В соответствии со ст. 135 ГПК надлежит взыскать с ответчика в пользу государства госпошлину, от которых истица при подаче иска была освобождена, в следующем размере: 1850 850 рублей х 5% = 92 542 + 450 000 рублей = 542 542 рубля, а с учетом округления — 542 500 рублей. На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 124, 135, 300 — 302, 306 ГПК, суд решил:

Взыскать с ОДО «С» в пользу Б. 1 850 850 рублей в счет возмещения ущерба, 2 000 000 рублей в счет компенсации морального вреда, 1 800 00 рублей в счет возмещения расходов по оплате юридической помощи, а всего — 5 650 850 рублей. Взыскать с ОДО «С» в пользу государства 542 500 рублей (с учетом округления). Решение может быть обжаловано и опротестовано в областной суд через районный суд в течение 10 дней со дня его вынесения, а ответчиком со дня вручения по его требованию решения с мотивировочной частью.