Решение хозяйственного суда города Минска от 31.03.2011 (дело N 80-21/2011)

Название документа: Решение хозяйственного суда города Минска от 31.03.2011 (дело N 80-21/2011)

Обстоятельства: Продавец по просьбе лица, принимающего товар, ввиду незавершения отделочных работ помещений допустил просрочку в поставке мебели. Поскольку данное обстоятельство не препятствовало отгрузке товара на склад покупателя, суд удовлетворил иск о взыскании пени за просрочку, отказав в части требования по накладной, в рамках которой поставка осуществлена без нарушения предусмотренных договором сроков

Примечание: Постановлением Кассационной коллегии Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 07.07.2011 (дело N 80-21/2011/264А/455К) данное решение, частное определение от 31.03.2011 и постановление апелляционной инстанции хозяйственного суда города Минска от 04.05.2011 (дело N 80-21/2011/264А) оставлены без изменения. Постановлением апелляционной инстанции хозяйственного суда города Минска от 04.05.2011 (дело N 80-21/2011/264А) данное решение оставлено без изменения.

РЕШЕНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА ГОРОДА МИНСКА

31 марта 2011 г. (дело N 80-21/2011)

Хозяйственный суд города Минска, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску коммунального унитарного предприятия «У» к ответчику — обществу с ограниченной ответственностью «Б» о взыскании 31450472 руб. пени,

установил:

Коммунальное унитарное предприятие «У» обратилось в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Б» о взыскании 31450472 руб. пени за просрочку поставки товара.

Согласно обстоятельствам дела по договору от 25.06.2010 N 24 ответчик принял на себя обязательства отгрузить истцу товары в срок до 31.07.2010.

По товарно-транспортным накладным от 06.07.2010, от 13.08.2010, от 16.08.2010, от 19.08.2010, от 14.09.2010, от 20.07.2010 товар был отгружен. Вместе с тем, по мнению истца, товар был поставлен своевременно только по товарно-транспортной накладной от 06.07.2010. Товары по остальным товарно-транспортным накладным поставлены с просрочкой.

Пунктом 6.1 договоров стороны предусмотрели, что за несвоевременную поставку товара поставщик уплачивает неустойку в размере 1/360 ставки рефинансирования за каждый день просрочки, увеличенную в 25 раз.

На основании изложенного истец просит взыскать с ответчика 31450472 руб. пени.

Представители истца в судебном заседании заявленные требования поддержали.

Представитель ответчика в судебном заседании заявленные требования не признал по основаниям, изложенным в отзыве на иск. В судебном заседании пояснил, что фактически просрочка в поставке товара отсутствует, поскольку дата подписания истцом товарно-транспортных накладных не соответствует фактической отгрузке товара. В частности, незначительная просрочка в поставке товара была обусловлена объективными обстоятельствами, а именно просьбой ГЗУ «Е» приостановить поставку мебели ввиду незавершения отделочных работ помещений.

Опрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля инженер технического надзора КУП «У» Иванов И.И. пояснил, что на объекте выполнял функции технического надзора. Приемкой мебели не занимался. Акт приема-передачи в эксплуатацию помещений, мебели, оборудования 1-го пускового комплекса объекта «Реконструкция и реставрация здания Государственного зрелищного учреждения «Е» от 27.07.2010 действительно подписал. Однако в составе комиссии на предмет приемки мебели фактически не участвовал, поскольку это не входило в его обязанности. Он отвечал за готовность помещений в строительной части.

Опрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля начальник хозяйственного отдела ГЗУ «Е» Петров П.П. пояснил, что в составе комиссии принимал участие в приемке помещений, в том числе и на предмет наличия в принимаемых помещениях мебели. На вопрос суда, когда впервые мебель начала поступать на объект и кто ее принимал, отметил, что точно не помнит, где — то в июне — июле 2010 года. Мебель принималась на основании товарно-транспортных накладных представителями генподрядчика — ЗАО НПО «Э» и им лично. Представители истца мебель не принимали. Мебель отгружалась в собранном виде и расставлялась по помещениям. Случаев передачи мебели без накладных не помнит. Ввиду того что помещения не были готовы к приемке, ГЗУ «Е» просило КУП «У» приостановить поставку, поскольку мебель поставлялась уже в собранном виде и ее негде было складировать. На вопрос суда, почему в акте от 27.07.2010 отражено, что комиссия в составе ГЗУ «Е» была создана на основании приказа от 20.10.2010 N 133, указал, что, возможно, это ошибка, поскольку работы принимались летом 2010 года.

Опрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля начальник базы производственного обслуживания ЗАО НПО «Э» Сидоров С.С. пояснил, что приемкой мебели занимался непосредственно он в присутствии представителей ГЗУ «Е». Приемка товара осуществлялась непосредственно в день выписки накладной, иногда чуть позже. При этом отметил, что представители КУП «У» на объекте отсутствовали, в приемке мебели участия не принимали. Представитель истца появился на объекте только один раз, когда мебель уже была расставлена. На вопрос суда, когда работала комиссия по приемке мебели, пояснил, что комиссия работала постоянно. Помещения принимались по мере их готовности. В октябре 2010 года комиссия не работала, поскольку помещения уже были приняты. Приемка проводилась летом и в начале осени.

Опрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля перевозчик мебели — индивидуальный предприниматель Николаев Н.Н. пояснил, что работает с ответчиком давно. Перевозкой мебели занимался сам лично. Первые поставки начались где — то в июле 2010 года, точно не помнит. Мебель перевозилась и разгружалась по — разному: и на площадке ГЗУ «Е», и на базе истца. Мебель перевозилась в собранном виде, за исключением крупногабаритных деталей. Иногда в день осуществлялось по две перевозки. По товарно-транспортной накладной от 20.07.2010 перевозка осуществлялась раз пять, поскольку загрузить весь груз в одну машину не представлялось возможным (в подтверждение доводов свидетеля представителем истца представлены талоны заказчика к путевым листам, свидетельствующие о перевозке товара по ТТН в период с 21.07.2010 по 26.07.2010). Перевозка осуществлялась и в августе. Что — то довозилось еще в сентябре. Случаев перевозки мебели без накладных не было.

Суд, изучив материалы дела, оценив представленные доказательства, выслушав представителей сторон, свидетелей, проверив представленный расчет, приходит к выводу о частичной обоснованности предъявленных требований на основании нижеследующего.

В соответствии со статьей 290 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

Как усматривается из материалов дела, пунктом 3.4 договора стороны определили место поставки мебели — ГЗУ «Е». Окончательный срок поставки в силу пункта 3.1 договора — 31.07.2010. Допускалась поставка партиями.

В ходе судебного разбирательства установлено, что поставка мебели по товарно-транспортным накладным от 13.08.2010, от 16.08.2010, от 19.08.2010, от 14.09.2010 действительно осуществлена с просрочкой, что ответчиком не отрицается.

Вместе с тем, по мнению ответчика, просрочки в поставке товаров по товарно-транспортной накладной от 20.07.2010 не было, поскольку товары были поставлены на объект и размещены там еще в июле 2010 года. То, что накладная была подписана представителем истца в сентябре 2010 года, не может указывать на факт просрочки, поскольку ответчик ее мог подписать и в декабре.

Согласно статье 454 ГК покупатель обязан принять переданный ему товар, за исключением случаев, когда он в силу акта законодательства или договора вправе потребовать замены товара или отказаться от исполнения договора купли-продажи.

Если иное не предусмотрено законодательством или договором купли-продажи, покупатель обязан совершить действия, которые в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями необходимы с его стороны для обеспечения передачи и получения соответствующего товара.

В ходе судебного разбирательства установлено, что мебель, сведения о которой отражены в товарно-транспортной накладной от 20.07.2010 в соответствии с актом приема-передачи в эксплуатацию помещений, мебели, оборудования 1-го пускового комплекса объекта «Реконструкция и реставрация здания Государственного зрелищного учреждения «Е» от 27.07.2010, действительно находилась в принимаемых помещениях, т.е. была отгружена еще в июле 2010 года.

В соответствии с пунктом 48 Положения о поставках товаров в Республике Беларусь, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 08.07.1996 N 444, обязанность поставщика передать товар покупателю считается исполненной, если иное не предусмотрено договором, в момент, в частности, вручения товара покупателю или указанному им лицу (получатель), если договором предусмотрена обязанность поставщика по доставке товара.

Оценивая в совокупности вышеизложенные обстоятельства нахождения мебели (поставленной по товарно-транспортной накладной от 20.07.2010) на объекте в июле 2010 года, что подтверждается актом приемки от 27.07.2010, талонами заказчика к путевым листам, показаниями свидетелей, суд приходит к выводу, что обязанность продавца по поставке мебели в рамках указанной накладной осуществлена без нарушения предусмотренных договорами сроков. Несоответствие даты акта от 27.07.2010 дате приказа создания комиссии «Е» (20.10.2010), с учетом пояснения свидетеля и письма ГЗУ «Е» от 09.08.2010 (в котором указывается о наличии мебели на объекте), суд относит на техническую описку.

Доводы представителя истца о том, что ответчик в рамках указанной накладной не передал мебель надлежащему лицу, не могут быть приняты во внимание. Как установлено в ходе судебного разбирательства, мебель в рамках товарно-транспортной накладной от 20.07.2010 была доставлена в предусмотренное договором место. Как отмечено выше, вся мебель на объекте фактически принималась представителем ЗАО НПО «Э» без участия представителей истца. Отсутствие на объекте представителей истца в данном случае указывает на ненадлежащее выполнение истцом обязательств по приемке товара на объекте, в связи с чем не может признаваться фактом несвоевременной поставки товара.

Иные доводы представителя истца относительно некачественности и некомплектности товара не относятся к предмету рассматриваемого спора, ввиду чего не могут быть приняты судом во внимание.

Таким образом, принимая во внимание вышеизложенные обстоятельства, суд полагает возможным признать заявленные требования истца обоснованными частично.

При этом при расчете подлежащей взысканию с ответчика суммы пени суд, руководствуясь статьей 194 ГК, принимает во внимание период просрочки с 03.08.2010 по дату поставки, отраженную в товарно-транспортных накладных от 13.08.2010, от 16.08.2010, от 19.08.2010, от 14.09.2010.

Доводы ответчика относительно обстоятельств приостановки поставки мебели по письму ГЗУ «Е» не оказывают существенного влияния на договорные отношения сторон по поставке ввиду того, что указанные обстоятельства не препятствовали отгрузке товара на склад истца. В рассматриваемом случае указанные обстоятельства могут лишь влиять на объем вины ответчика в просрочке поставки.

Учитывая частичную обоснованность предъявленных требований, расходы по государственной пошлине суд возлагает на стороны пропорционально размеру удовлетворенных требований.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 192, 194, 290, 309, 311, 314, 454, 476 Гражданского кодекса Республики Беларусь, статьями 63, 126, 133, 190 — 194, 201 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, суд

решил:

Исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Б» в пользу коммунального унитарного предприятия «У» 3909502 руб. пени, а также 195475 руб. судебных расходов по оплате государственной пошлины. Выдать судебный приказ.

В остальной части исковых требований отказать.

Решение хозяйственного суда вступает в законную силу по истечении срока на апелляционное обжалование, если оно не было обжаловано.

Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию хозяйственного суда города Минска в течение 15 дней с момента его принятия.