Обзор и анализ некоторых отмененных решений третейских судов. Проблемы взаимодействия третейских и государственных судов

В последние годы в Республике Беларусь и за рубежом все больше внимания уделяется вопросам альтернативного разрешения гражданско-правовых споров. Принятие Закона Республики Беларусь от 18.07.2011 N 301-З «О третейских судах» (далее — Закон о третейских судах) и Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 N 58-З «О медиации» является новым этапом в развитии альтернативных способов разрешения конфликтов и споров.

В Республике Беларусь третейское судопроизводство проводится в соответствии с:

  • Законом о третейских судах;
  • постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 18.01.2012 N 52 «Об утверждении Типового регламента постоянно действующего третейского суда»;
  • постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 02.12.2011 N 272 «О некоторых вопросах, связанных с государственной регистрацией (постановкой на учет) постоянно действующих третейских судов».

Несмотря на то что институт третейского разбирательства во многих странах играет немаловажную роль, в Республике Беларусь он стал новшеством, которое еще предстоит познать во всех аспектах участникам гражданско-правовых и экономических отношений. Третейские суды стали возникать не только в г. Минске, но и в областных и даже районных центрах. Подведомственность дел в третейских судах охватывает споры, разрешаемые как в общих, так и в экономических судах.

Третейские суды являются негосударственными независимыми органами защиты имущественных и неимущественных прав и охраняемых законом интересов физических и (или) юридических лиц в сфере гражданско-правовых отношений.

Конституционный Суд Республики Беларусь указывает, что третейское рассмотрение споров — это род негосударственной юрисдикционной деятельности, осуществляемой третейскими судами на основании Конституции Республики Беларусь, законов и иных актов законодательства Республики Беларусь, имеющей альтернативный характер и основанной на соответствующем гражданско-правовом договоре. Конституционный Суд Республики Беларусь также отмечает, что одним из способов реализации конституционного права каждого защищать свои права и свободы от нарушений и противоправных посягательств в сфере гражданско-правовых отношений является обращение в третейский суд (решение Конституционного Суда Республики Беларусь от 07.07.2011 N Р-619/2011 «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О третейских судах»).

Согласно пункту 1 статьи 10 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет суд общей юрисдикции, третейский суд в соответствии с подведомственностью, установленной процессуальным законодательством, а в предусмотренных законодательством случаях — в соответствии с договором.

Третейское разбирательство основывается на соглашении участников спора и их свободе регулировать взаимные отношения по своему усмотрению.

Субъекты гражданско-правовых отношений, реализуя право на свободу договора, добровольно отказываются от разрешения споров государственным судом, самостоятельно выбирают третейский суд и третейских судей и принимают на себя обязательства подчиняться правилам, регулирующим порядок исполнения решений третейского суда.

В соответствии со статьей 19 Закона о третейских судах третейский суд разрешает любые споры, возникающие между сторонами, заключившими третейское соглашение, за исключением споров, стороной которых является учредитель постоянно действующего третейского суда, созданного в качестве некоммерческой организации, либо юридическое лицо, обособленным подразделением (подразделением) которого является такой третейский суд, а также споров, непосредственно затрагивающих права и законные интересы третьих лиц, не являющихся сторонами третейского соглашения, и споров, которые не могут быть предметом третейского разбирательства в соответствии с законодательством Республики Беларусь или законодательством иностранного государства, если применение законодательства иностранного государства предусмотрено третейским соглашением или иным договором между сторонами.

В силу статьи 9 Закона о третейских судах третейским соглашением является соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда, указанного в соглашении сторон.

Третейское соглашение заключается в письменной форме в виде самостоятельного соглашения сторон о передаче на разрешение соответствующего третейского суда всех или отдельных споров, которые возникли или могут возникнуть из связывающего стороны правоотношения, или в виде третейской оговорки — отдельного положения, содержащегося в договоре.

Согласно части 1 статьи 10 Закона о третейских судах субъектами третейского соглашения могут быть физические лица, обладающие полной дееспособностью, и (или) юридические лица.

Наличие контроля со стороны государственных судов в форме возможного обжалования решений третейских судов в их процессуальной части является необходимым условием, гарантирующим законность принятых решений.

Вместе с тем хотелось бы отметить, что некоторые встречающиеся в практике случаи отмены решений третейских судов вызывают непонимание как у участников третейского судебного разбирательства, так и у самих третейских судей.

Рассмотрим несколько примеров.

1. Постоянно действующий третейский суд при общественном объединении «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей» (далее — ОО «МССПиР») в 2014 году рассмотрел дело — трудовой спор по иску ОАО «Б» к работникам (руководителям) о взыскании ущерба, причиненного предприятию в связи с незаконным увольнением работника, т.е. дело рассматривалось исходя из норм Трудового кодекса Республики Беларусь (далее — ТК).

Согласно пункту 4 части 2 статьи 241 ТК непосредственно в суде рассматриваются споры по заявлениям нанимателей о возмещении им причиненного работниками материального ущерба.

В соответствии с пунктом 1 части первой статьи 37 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) споры, возникающие из трудовых отношений, подведомственны судам общей юрисдикции.

В соответствии с нормой статьи 19 Закона о третейских судах было принято решение о том, что постоянно действующий третейский суд при ОО «МССПиР» компетентен в разрешении спора по иску ОАО «Б» к работникам (руководителям) о взыскании ущерба, причиненного незаконным увольнением работника, поскольку между истцом (ОАО «Б») и ответчиками были заключены в письменном виде третейские соглашения о разрешении спора в постоянно действующем третейском суде ОО «МССПиР».

Впоследствии 24.06.2014 районный суд г. М. отменил решение третейского суда при ОО «МССПиР», потому что, по мнению суда, третейским судом был рассмотрен спор, который был подведомственен суду общей юрисдикции и не мог быть предметом третейского разбирательства. В обоснование вынесенного решения суд сослался на нормы п. 4 ч. 1 ст. 241 ТК, п. 1 ч. 1 ст. 37, п. 18 ст. 1 ГПК.

При этом, по нашему мнению, государственным судом при отмене решения не были учтены следующие обстоятельства:

  1. нормами ТК предусмотрено, что рассматривать трудовые споры кроме государственного суда и комиссии по трудовым спорам могут в силу части первой статьи 251 ТК органы примирения, посредничества и арбитража, создаваемые нанимателем по соглашению с профсоюзами;
  2. согласно пункту 9 статьи 1 ГПК подведомственность — разграничение компетенции по разрешению споров и рассмотрению дел между Конституционным Судом Республики Беларусь, судами общей юрисдикции, международными арбитражными (третейскими) судами, органами по разрешению трудовых споров и рассмотрению дел, иными органами и организациями. То есть речь идет не только о не являющихся судами органах по разрешению трудовых споров и рассмотрению дел, но и об иных органах и организациях, разрешающих споры;
  3. в Едином правовом классификаторе Республики Беларусь, утвержденном Указом Президента Республики Беларусь от 04.01.1999 N 1, деятельность третейского суда отнесена к разделу 01.06 «Законодательство об органах судебной власти. Судоустройство. Статус судей». Таким образом, в законодательстве под термином «суд» понимается как государственный, так и третейский суд;
  4. в части 10 статьи 10 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 N 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» сформулировано правило, в соответствии с которым новый (принятый позднее) нормативный правовой акт имеет большую юридическую силу по отношению к ранее принятому (изданному) по тому же вопросу нормативному правовому акту того же государственного органа (должностного лица). При этом в тексте нормативного правового акта могут отсутствовать специально указывающие на это нормы.

Исходя из данного опыта, постоянно действующий третейский суд при ОО «МССПиР» вынужден отказывать в принятии к рассмотрению трудовых споров.

2. Третейским судом по спорам в строительстве и недвижимости при ООО «С» (далее — третейский суд при ООО «С») в 2013 году был рассмотрен спор по иску АО из Эстонии к ООО из Республики Беларусь о взыскании пени, убытков и неосновательного обогащения, поскольку договор между сторонами был расторгнут по причине нарушения ответчиком сроков выполнения работ. Согласно условиям заключенного договора все споры и разногласия, возникающие из договора или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в специализированном третейском суде при ООО «С».

Третейским судом при ООО «С» было вынесено решение.

Впоследствии решение было отменено Высшим Хозяйственным Судом Республики Беларусь в связи с тем, что «предмет заявленного в третейский суд при ООО «С спора по делу не может быть предметом разбирательства в третейском суде в силу законодательства Республики Беларусь».

Также в определении было указано, что «арбитражная оговорка не позволяет с достоверностью утверждать, что сторонами достигнуто соглашение об отнесении спора на рассмотрение непосредственно третейского суда при ООО «С».

При этом Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь учел норму части 2 пункта 3 статьи 660 ГК, которая исключает предъявление заказчиком и субподрядчиком друг другу каких-либо требований, связанных с нарушением отдельных договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком, если иное не предусмотрено законодательством или договором.

Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь отменил решение третейского суда, несмотря на то что:

  1. из принципа свободы договора, закрепленного в абзаце 7 части 2 статьи 2 ГК, следует, что участники гражданских правоотношений могут определять любые не противоречащие законодательству условия договора. Этот принцип предполагает возможность включать в содержание договора условие о рассмотрении спора в третейском суде;
  2. спор, рассмотренный третейским судом, был в рамках одного двустороннего договора;
  3. спор, рассмотренный третейским судом, был между резидентом Республики Беларусь и иностранным партнером;
  4. договором была предусмотрена в соответствующем пункте четкая и ясная третейская оговорка, что «все споры и разногласия, возникающие из настоящего договора (контракта) или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в третейском суде при ООО «С».

Приведенные примеры показывают, что необходимо четкое и ясное понимание норм закона всеми участниками третейского разбирательства, которое исключало бы неоднозначность их толкования.

Третейский суд как один из инструментов своевременного разрешения споров нуждается в поддержке со стороны государственных органов, в совершенствовании законодательства о третейских судах для обеспечения функций, которыми он наделен в соответствии с законодательством.

В целях реализации принципов деятельности третейского суда, определенных в статье 5 Закона о третейском суде, такая поддержка может заключаться в укреплении взаимодействия с государственными судами, а также в координации подходов третейских судов Беларуси по применению законодательства и других мерах, обеспечивающих законность принятых решений, соблюдение конституционных гарантий, прав, свобод и законных интересов граждан.