Последствия неисполнения судебного постановления или другого акта, обязывающего должника совершить определенные действия

В соответствии со ст. 115 Конституции Республики Беларусь судебные постановления являются обязательными для всех граждан и должностных лиц. Как показывает судебная практика, принцип общеобязательности судебных актов учитывается не всеми участниками процесса, что, в свою очередь, приводит к неисполнению этих актов, а в дальнейшем — к привлечению виновных лиц к ответственности, предусмотренной законодательством. В связи с этим полагаем целесообразным обратиться к практике рассмотрения административных дел о привлечении к административной ответственности в порядке ч. 3 ст. 24.10 Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь (далее — КоАП).

Принцип общеобязательности судебных актов кроме Конституции Республики Беларусь закреплен также на процессуальном уровне.

В соответствии со ст. 27 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) судебные постановления, вступившие в законную силу, обязательны для всех государственных органов, органов местного управления и самоуправления, иных органов, юридических лиц, организаций, не являющихся юридическими лицами, должностных лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Республики Беларусь. Законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие судебные обращения обязательны для всех лиц, которым они адресованы.

Неисполнение судебных постановлений, как и другое проявление неуважения к суду, который рассматривает экономические дела, влечет ответственность, закрепленную законодательными актами.

Привлечение к ответственности в соответствии со ст. 27 ХПК предусмотрено гл. 24 КоАП, которой устанавливаются такие составы административного правонарушения, как неуважение к суду (ст. 24.1 КоАП), непринятие мер по частному определению (постановлению) суда или представлению об устранении нарушений законодательства, причин и условий, способствующих совершению правонарушений (ст. 24.3 КоАП), несообщение либо непредставление доказательств в суд, а равно несообщение о перемене адреса (ст. 24.7 КоАП), и другие.

Кроме того, в случаях, когда индивидуальный предприниматель или должностное лицо юридического лица уклоняются от погашения по вступившему в законную силу судебному постановлению кредиторской задолженности при наличии возможности исполнить обязательство, если в этих действиях нет состава преступления, указанные лица могут быть привлечены к ответственности в соответствии со ст. 11.18 КоАП. Нарушение установленного порядка погашения должником определенной судебным постановлением кредиторской задолженности влечет возможность привлечения к уголовной ответственности в соответствии со ст. 242 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК).

При этом объектом данного преступления является установленный порядок погашения должником определенной судебным постановлением кредиторской задолженности.

Объективная сторона преступления — уклонение от погашения кредиторской задолженности, совершаемое в виде как действия, так и бездействия, которые направлены на неисполнение судебного постановления о погашении кредиторской задолженности в крупном размере. При этом под крупным размером понимается размер, в 250 и более раз превышающий размер базовой величины, установленный на день совершения преступления.

Субъектом преступления являются индивидуальный предприниматель или должностное лицо юридического лица, обязанные погасить кредиторскую задолженность в крупном размере в соответствии со вступившим в законную силу судебным постановлением.

Субъективная сторона — умышленная вина в виде прямого умысла. Фактически лицо должно сознавать, что не исполняет судебное постановление о погашении кредиторской задолженности, когда возможность такого исполнения имеется.

Таким образом, исходя из смысла ст. 242 УК, лицо может быть привлечено к ответственности при наличии в совокупности следующих обстоятельств:

  • судебное постановление, которое не исполняется, вступило в законную силу;
  • индивидуальный предприниматель или должностное лицо юридического лица имеют возможность исполнить судебное постановление по погашению кредиторской задолженности;
  • размер кредиторской задолженности — крупный.

Неисполнение судебных постановлений: практика привлечения к ответственности

Как правило, лица, в отношении которых вынесены судебные постановления, в большинстве случаев осознают последствия несоблюдения требований, предписанных судом, тем более что законодатель в достаточной мере позаботился о том, чтобы лица, виновные в нарушениях законодательства, были привлечены к ответственности в зависимости от характера нарушения.

Вместе с тем имеют место случаи привлечения к ответственности лиц, уклоняющихся от исполнения своих обязательств.

В судебной практике получает распространение такая категория административных дел, как привлечение к ответственности по ч. 3 ст. 24.10 КоАП за неисполнение должником в установленный судебным исполнителем срок судебного постановления или иного акта, обязывающего должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения.

Рассмотрим изложенное на примере из судебной практики.

Секретарем судебного заседания — помощником судьи экономического суда составлен протокол о совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 24.1 КоАП, в отношении Иванова И.И. Согласно протоколу Иванов И.И. совершил действия, свидетельствующие о явном пренебрежении к суду.

Так, являясь с 2010 года председателем ликвидационной комиссии ООО «Л», Иванов И.И. по требованию экономического суда, изложенному в определении по делу, обязан был в определенный экономическим судом срок представить в экономический суд акт инвентаризации имущества, предпринять необходимые меры по аккумулированию имущества; осуществить продажу имущества ООО «Л» с публичных торгов в порядке, установленном актами законодательства; произвести расчет с кредиторами и представить на утверждение в установленный срок экономическому суду ликвидационный баланс и письменный отчет о работе ликвидационной комиссии. Как следует из материалов дела, такие требования, связанные с завершением процедуры ликвидации, направлялись Иванову И.И. неоднократно. Требования, изложенные в судебных постановлениях экономического суда, Ивановым И.И. не исполнены.

В силу того что в соответствии с ч. 1 ст. 27 ХПК вступившие в законную силу судебные постановления обязательны для всех лиц, которым они адресованы, а неисполнение судебных постановлений, а равно иное проявление неуважения к суду, рассматривающему экономические дела, влекут ответственность, установленную законодательными актами, Иванов И.И. в судебных постановлениях был проинформирован о возможной административной ответственности за неуважение к суду в случае неисполнения его требований.

Исследовав материалы дела, суд пришел к выводу, что неисполнение Ивановым И.И. законных требований суда свидетельствует о явном пренебрежении к суду, что образует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 24.1 КоАП.

Имеют место и другие действия, свидетельствующие о неуважении к суду, влекущие привлечение к административной ответственности.

Так, директором УП «А» допущено неуважение к суду, выразившееся в уклонении от явки в суд и непредставлении документов, истребованных судом, а именно: в нарушение указанных в определении экономического суда по делу требований директор, который в соответствии с уставом УП «А», утвержденным решением учредителя, осуществлял текущее руководство деятельностью предприятия, в судебное заседание не явился без уважительной причины, истребованные документы суду в полном объеме не представил.

Собранными по делу об административном правонарушении доказательствами вина директора в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 24.1 КоАП и выразившегося в неуважении к суду, доказана, на него наложено административное взыскание в виде предупреждения. Директор постановление не обжаловал.

Обратимся к еще одному примеру из практики.

Главным управлением юстиции Могилевского областного исполнительного комитета в суд был представлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 24.10 КоАП, составленный в отношении ЗАО «М». Правонарушение выразилось в неисполнении в установленный судебным исполнителем срок судебного постановления — судебного приказа экономического суда Могилевской области, который обязывал должника — ЗАО «М» совершить определенные действия, а именно выкупить акции акционера К. в количестве 1564 шт. по цене 11287 руб. за одну акцию.

В судебном заседании представители ЗАО «М» его вины не признали, пояснив, что фактически суд обязал ЗАО «М» совершить сделку купли-продажи акций. ЗАО «М» составило проект сделки, он был подписан и представлен депозитарию и судебному исполнителю, а акционер был уведомлен о возможности подписать относящиеся к указанной сделке документы у данных лиц. Однако акционер действий по подписанию договора не осуществил, что повлекло невозможность выкупа акций и исполнения судебного постановления.

Заслушав пояснения участников процесса, исследовав доказательства по делу, суд постановил следующее.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области суд обязал ЗАО «М» в месячный срок со дня вступления постановления в законную силу выкупить акции акционера К. в количестве 1564 шт. по цене 11287 руб. за одну акцию. После вступления постановления в законную силу был выдан судебный приказ о принуждении ЗАО «М» к совершению установленных постановлением действий.

На основании судебного приказа и заявления акционера К. возбуждено исполнительное производство. ЗАО «М» был предоставлен семидневный срок для добровольного исполнения постановления суда. В добровольном порядке постановление в установленный срок исполнено не было. Судебный исполнитель уведомил должника о предоставлении срока на добровольное выполнение требований исполнительного документа, согласно которому должнику предоставлялся срок для заключения договора купли-продажи акций акционера К. После этого должник обязан был уведомить судебного исполнителя в установленный срок о выполнении предъявленных требований и представить подтверждающие документы в виде платежных документов о переводе денежных средств в адрес акционера.

Должник подготовил и со своей стороны подписал проект договора купли-продажи ценных бумаг по цене и на количество акций, указанные в судебном постановлении, со сроком оплаты в течение 30 банковских дней с даты регистрации договора профучастником, которая осуществляется в течение 3 банковских дней с момента подписания договора сторонами.

Истец возражал против подписания договора в том числе по причине несоответствия сроков, предусмотренных постановлением суда. Переписка должника с акционером К. и подготовка проекта договора не привели к исполнению судебного приказа, судебному исполнителю не были представлены документы, подтверждавшие выкуп акций. На основании данных фактов судебным исполнителем составлены акт о невыполнении требований исполнительного документа и протокол об административном правонарушении.

Рассмотрев представленные материалы, суд пришел к выводу о том, что факт административного правонарушения и вина в его совершении ЗАО «М» являются установленными, административное правонарушение правильно квалифицировано по ч. 3 ст. 24.10 КоАП. Данный факт подтверждается документами, приложенными к протоколу об административном правонарушении, а также объяснениями участников в ходе административного процесса и в суде.

Суд не принял во внимание ссылку ЗАО «М» на невозможность исполнения судебного приказа по причине неподписания акционером проекта договора купли-продажи акций. Действия должника по обсуждению сроков оплаты в рамках договора купли-продажи акций, в том числе на условиях отсрочки платежа, являются его правом, которое реализуется в совокупности с установленными сроками по исполнению судебного приказа.

Постановление обжаловано должником в Верховный Суд Республики Беларусь, который поддержал выводы, положенные в основу постановления экономического суда, и оставил его без изменения, а жалобу — без удовлетворения.

Рассмотрим еще один пример.

Дело об административном правонарушении по ч. 3 ст. 24.10 КоАП в отношении ООО «А» поступило из главного управления юстиции Могилевского областного исполнительного комитета.

Судебным исполнителем в соответствии со ст. 3.2, 3.30, 10.2 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — ПИКоАП) составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 24.10 КоАП и совершенном ООО «А» при проведении исполнительных действий в рамках исполнительного производства, возбужденного на основании судебного приказа экономического суда Могилевской области.

В частности, решением экономического суда Могилевской области индивидуальному предпринимателю были переданы права и обязанности арендатора по заключенному между ООО «А» (арендодателем) и индивидуальным предпринимателем (арендатором) договору аренды торгового места, расположенного в торговом центре.

Во время исполнительных действий по исполнительному производству судебный исполнитель в соответствии с требованиями ст. 396 ХПК и п. 162 Инструкции по исполнительному производству в хозяйственных судах Республики Беларусь, утвержденной постановлением Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 26.11.2009 N 21 (далее — Инструкция), предложил должнику — ООО «А» добровольно исполнить требования исполнительного документа в течение семи дней начиная со дня, следующего за днем получения постановления о возбуждении исполнительного производства.

Однако требования исполнительного документа должник не исполнил, что подтверждал предусмотренный п. 162 Инструкции акт о невыполнении требований исполнительного документа.

Вместе с тем согласно ст. 342 ХПК законные требования судебного исполнителя по исполнению исполнительных документов на территории Республики Беларусь обязательны для исполнения всеми государственными органами, органами местного управления и самоуправления, юридическими лицами независимо от формы собственности, организациями, не являющимися юридическими лицами, должностными лицами. Невыполнение требований судебного исполнителя влечет привлечение к ответственности в соответствии с законодательством.

Собранные материалы по делу об административном правонарушении свидетельствовали о том, что ООО «А» допустило невыполнение законных требований судебного исполнителя, что подтверждается протоколом об административном правонарушении, заявлением о возбуждении исполнительного производства, судебным приказом экономического суда Могилевской области, постановлением о возбуждении исполнительного производства, актом о невыполнении требований исполнительного документа.

Представитель ООО «А» в судебном заседании вину в совершении административного правонарушения не признал, поскольку считал, что не исполнил судебное решение по причине бездействия судебного исполнителя и арендатора.

Рассмотрев материалы дела, суд пришел к выводу, что ООО «А» совершило административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 24.10 КоАП.

При решении вопроса о назначении основного административного взыскания суд учел характер совершенного правонарушения, а также отсутствие обстоятельств, смягчающих или отягчающих административную ответственность, и наложил на ООО «А» штраф в размере 30 базовых величин.

Не согласившись с постановлением суда, ООО «А» обратилось в Верховный Суд Республики Беларусь с жалобой. Изучение доводов жалобы показало, что экономический суд Могилевской области дал правильную правовую оценку рассмотренному административному правонарушению. Отсутствовали нарушения, которые в силу ст. 12.8, 12.14 ПИКоАП могли послужить основанием для отмены (изменения) постановления, доводы жалобы не влияли на его законность и обоснованность. При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалобы не имелось. Жалобу ООО «А» Верховный Суд Республики Беларусь оставил без удовлетворения.

Таким образом, существующая судебная практика подтверждает, что законодательство в отношении недобросовестных лиц предусматривает действенные меры ответственности, которые позволяют предупредить возникновение ситуаций умышленного уклонения от исполнения постановлений, вступивших в законную силу.

Поскольку Конституция Республики Беларусь устанавливает не только ответственность государства перед гражданином, но и ответственность гражданина перед государством за неукоснительное исполнение возложенных на него обязанностей, мнение о том, что истцу или ответчику мало просто выиграть судебный процесс, несостоятельно. Законодательное регулирование и действия уполномоченных органов, направленные на максимально возможное обеспечение исполнения принятых судом постановлений, — важный показатель эффективности судебной защиты прав и законных интересов граждан, юридических лиц, государственных органов.