Суд не принял во внимание доводы ответчика о незаключенности договора ввиду его подписания неуполномоченным лицом, однако уменьшил размер взыскиваемых штрафных санкций ввиду их несоразмерности последствиям нарушения обязательства

Оформляя договорные отношения контрагенты должны четко представлять, с кем заключают договор, и проверять полномочия лица, его подписывающего, так как подписание договора неуполномоченным лицом порождает права и обязанности лишь у этого лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит эту сделку. Приведенный пример судебной практики наглядно показывает необоснованность доводов ответчика о недействительности сделки ввиду подписания договора директором филиала, имеющим доверенность.

Экономический суд Минской области 02.02.2016 рассмотрел дело по иску общества с ограниченной ответственностью «А» к открытому акционерному обществу «О» о взыскании 118601322 бел.руб., из которых 56095640 бел.руб. основного долга, 14424388 бел.руб. пени, 48081294 бел.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по договору поставки N 14/04 от 14.07.2015, в соответствии с условиями которого в адрес ответчика был поставлен товар по товарно-транспортной накладной от 17.07.2015 N 0367878 на общую сумму 66095640 бел.руб.

Истец в судебном заседании поддержал исковые требования в полном размере по основаниям, указанным в исковом заявлении.

Ответчик, извещенный надлежащим образом о времени и месте проведения судебного разбирательства, в суд не явился. От ответчика получен отзыв, в котором он просил провести судебное заседание в отсутствие представителя ответчика. Ходатайствовал об уменьшении заявленного размера пени и процентов за пользование чужими денежными средствами. Ходатайство принято судом к рассмотрению.

В ранее представленном отзыве от 02.12.2015 N 01-13/2698 ответчик просил суд отказать в удовлетворении требований истца в части взыскания 14124388 бел.руб. пени, 48081294 бел.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку полагал, что договор от имени ответчика подписан неуполномоченным лицом — начальником филиала. Ответчик, ссылаясь на статью 168 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), полагает, что условия, предусмотренные пунктами 5.2 и 5.3 договора N 14/04 от 14.07.2015, не согласованы сторонами.

Согласно части третьей статьи 177 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) при неявке в судебное заседание суда, рассматривающего экономические дела, ответчика, извещенного надлежащим образом о времени и месте проведения судебного разбирательства дела, суд, рассматривающий экономические дела, проводит разбирательство дела в его отсутствие, если иное не установлено ХПК.

Согласно части пятой статьи 186 ХПК лица, участвующие в деле, и их представители, не явившиеся в судебное заседание после объявленного перерыва, а равно покинувшие зал судебного заседания до окончания рассмотрения дела, признаются извещенными надлежащим образом. Дальнейшее судебное разбирательство проводится в их отсутствие.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие представителя ответчика.

Заслушав позицию истца, исследовав материалы дела, экономический суд установил следующие обстоятельства.

Между истцом и ответчиком (в лице строительного управления N 170 ОАО «О») заключен договор поставки N 14/04 от 14.07.2015 (далее — Договор), в соответствии с пунктом 1.1 которого поставщик (истец) поставляет, а покупатель (ответчик) принимает и оплачивает следующую продукцию: плиты пенополистерольные теплоизоляционные марок ППТ-10-А-Р, ППТ-15-А-Р, ППТ 20-А-Р, ППТ-25-А-Р, ППТ-35-А-А, ППТ-15-НА-Р, ППТ-20-НА-Р, ППТ-25-НА-Р, ППТ-35-НА-Р в количестве и по ценам, указанным в протоколе согласования свободных отпускных цен и счете-фактуре, являющихся неотъемлемой частью Договора.

14 июля 2015 г. стороны подписали протокол N 829 согласования свободных отпускных цен на товар, в котором согласовали наименование, количество, цену и стоимость товара, подлежащего поставке.

Во исполнение условий Договора истец поставил в адрес ответчика товар по товарно-транспортной накладной от 17.07.2015 N 0367878 на общую сумму 66095640 бел.руб.

Ответчиком товар принят, претензий по качеству, количеству и цене товара не было, что подтверждается отметкой о получении в товарно-транспортной накладной и последующей частичной оплатой товара.

Согласно статье 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В силу статьи 288 ГК обязательства возникают из договора.

В соответствии с пунктом 1 статьи 486 ГК покупатель оплачивает поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки. Если соглашением сторон порядок и форма расчетов не определены, то расчеты осуществляются платежными поручениями.

В пунктах 4.2 и 4.3 Договора стороны определили порядок расчетов, а именно: покупатель (ответчик) оплачивает поставщику (истцу) продукцию в соответствии с протоколом согласования свободных отпускных цен на продукцию и счетом-фактурой, являющимися неотъемлемой частью Договора. Расчеты производятся в течение 30 календарных дней с момента отгрузки продукции путем внесения покупателем (ответчиком) денежных средств на расчетный счет поставщика (истца).

Ответчик свои обязательства по оплате за поставленный товар надлежащим образом не выполняет. Оплата произведена ответчиком частично платежным поручением от 21.08.2015 N 536 в сумме 10000000 бел.руб.

На дату рассмотрения дела по существу основной долг по Договору ответчиком в полном объеме не погашен и составляет 56095640 бел.руб. Таким образом, экономический суд приходит к выводу о ненадлежащем выполнении ответчиком обязательств по Договору.

Суд не принимает во внимание доводы ответчика о незаключенности Договора ввиду его подписания неуполномоченным лицом и, как следствие, несогласованности условий об ответственности в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения Договора, поскольку данные обстоятельства не подтверждаются материалами дела.

В статье 184 ГК определено, что при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

В материалах дела имеется копия доверенности N 28 от 30.06.2015, которая выдана начальнику филиала строительного управления N 170 ОАО «О». Пунктом 8 указанной доверенности начальнику филиала предоставлено право от имени ответчика подписывать, заключать, изменять договоры, контракты, необходимые для деятельности и функционирования общества.

Кроме того, представленными в дело доказательствами подтверждается факт одобрения ответчиком оспариваемой сделки путем совершения действий по ее исполнению. В частности, в материалах дела имеется товарно-транспортная накладная от 17.07.2015 N 0367878 и доверенность на получение товарно-материальных ценностей от 15.07.2015 N 204, выданная материально ответственному работнику ответчика, в которых сделана ссылка на договор от 14.04.2015 N 14/04; товар использован в деятельности ответчика (его структурного подразделения), что не оспаривается ответчиком; возражения и претензии по поставленному товару ответчиком истцу не предъявлялись.

Полученный ответчиком товар по указанной товарно-транспортной накладной в рамках оспариваемого договора частично оплачен в сумме 10000000 бел.руб. платежным поручением от 21.08.2015 N 536.

Таким образом, своими действиями ответчик одобрил совершение сделки на условиях, изложенных в Договоре.

Статьями 310 и 311 ГК установлено, что исполнение обязательства может обеспечиваться неустойкой (штрафом, пеней), под которой признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Согласно пункту 5.1 Договора стороны согласовали пеню за несвоевременную оплату товара в размере 0,3% за каждый день просрочки платежа от стоимости отгруженной и не оплаченной в срок продукции.

Проверив расчет пени, произведенный истцом, суд приходит к выводу о его обоснованности и наличии у истца права требовать взыскания пени за период с 18.08.2015 по 10.11.2015 в сумме 14424388 бел.руб.

Расчет пени суд признает обоснованным, поскольку он соответствует условиям договора и требованиям законодательства, сделан в пределах сумм, на которые истец вправе претендовать.

Решая ходатайство ответчика об уменьшении размера пени, подлежащего взысканию, экономический суд исходит из следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 314 ГК, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

При определении размера пени, подлежащей взысканию с ответчика, суд считает возможным применить статью 314 ГК и уменьшить размер заявленной пени, предъявленной ко взысканию истцом, до 2000000 бел.руб. в связи с ее несоразмерностью последствиям нарушения обязательства.

В качестве критериев, положенных в основу вывода о несоразмерности неустойки, суд учитывает следующие обстоятельства: довольно высокую ставку пени (0,3%), взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, которые в определенной части компенсируют последствия, вызванные нарушением денежного обязательства; относительно небольшой период неисполнения ответчиком обязательства.

Кроме того, ответственность в виде неустойки (в т.ч. договорной) предусмотрена законодателем как стимул к своевременному исполнению обязательства стороны по договору, а не как средство обогащения кредитора.

Так как законодателем не установлено ограничение, в пределах которого судом может быть уменьшена неустойка по статье 314 ГК, суд в каждом конкретном случае разрешает данный вопрос индивидуально с учетом представленных доказательств и обстоятельств дела.

Таким образом, с ответчика следует взыскать 2000000 бел.руб. пени.

В силу пункта 1 статьи 366 ГК за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств, размер которых определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора исходя из ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день вынесения решения.

Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законодательством или договором.

В пункте 5.3 Договора стороны установили иной размер процентов за пользование чужими денежными средствами, а именно 1% от несвоевременно уплаченных денежных средств за каждый день просрочки.

Следовательно, при наличии просрочки исполнения ответчиком денежного обязательства по Договору истец вправе требовать проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 18.08.2015 по 10.11.2015 в сумме 48081294 бел.руб.

Расчет процентов за пользование чужими денежными средствами суд признает обоснованным, поскольку он соответствует условиям договора и требованиям законодательства, сделан в пределах сумм, на которые истец вправе претендовать.

Согласно пункту 4 статьи 366 ГК, если сумма подлежащих уплате процентов за пользование чужими денежными средствами, размер которых определен договором на основании части второй пункта 1 статьи 366 ГК, явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить сумму этих процентов по заявлению должника, но не ниже чем до суммы процентов, исчисленной в соответствии с частью первой пункта 1 статьи 366 ГК.

Принимая решение по ходатайству ответчика об уменьшении размера процентов за пользование чужими денежными средствами суд пришел к выводу, что рассчитанные ко взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами явно несоразмерны последствиям нарушенного обязательства, поскольку ставка договорных процентов явно превышает установленный Национальным банком Республики Беларусь однодневный размер ставки рефинансирования.

Установленная в Договоре ставка процентов за пользование чужими денежными средствами не соответствует принципу добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений, а также направлена на реализацию истцом возможности взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами с целью собственного обогащения, а не восстановления нарушенного права, что подтверждается также заявленным требованием о взыскании с ответчика пени.

Суд также учитывает взыскиваемый размер пени, которая компенсирует в определенной части последствия, вызванные нарушением ответчиком денежного обязательства.

На основании изложенного суд полагает возможным уменьшить размер подлежащих взысканию процентов за пользование чужими денежными средствами до 4000000 бел.руб. в связи с их явной несоразмерностью последствиям нарушенного обязательства.

Следовательно, с ответчика надлежит взыскать 4000000 бел.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Таким образом, суд взыскал с открытого акционерного общества «О» в пользу общества с ограниченной ответственностью «А» 56095640 бел.руб. основного долга, 2000000 бел.руб. пени, 4000000 бел.руб. процентов за пользование чужими денежными средствами (всего 62095640 бел.руб.), а также 5930066 бел.руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины, в остальной части иска отказал.