Требование о признании недействительным решения районного Совета депутатов. Земельные правоотношения

В соответствии со ст. 16 Кодекса Белорусской ССР «О земле» (далее — Кодекс о земле) районные Советы народных депутатов были наделены правом предоставления земельных участков по согласованию с сельскими (поселковыми) Советами народных депутатов.

В соответствии со ст. 5 Кодекса о земле местные Советы народных депутатов могли передавать свои полномочия в части предоставления и изъятия земель их исполнительным и распорядительным органам.

Пример из судебной практики за 2011 год.

В хозяйственный суд Минской области с заявлением обратился производственный кооператив «А» к N-скому районному Совету депутатов о признании недействительным решения N-ского районного Совета депутатов от 07.05.2010 об отмене решения исполнительного комитета N-ского районного Совета народных депутатов от 16.12.1992 об отводе земельных участков из земель землепользователей N-ского района агропромфирме «М» под строительство индивидуального жилья, очистных сооружений и канализационного коллектора в связи с его принятием с нарушением законодательства Республики Беларусь.

Представители заявителя в судебном заседании поддержали исковые требования в полном объеме. В обоснование заявленных требований представитель заявителя в своем заявлении и в судебном заседании суду пояснил, что N-ский районный исполнительный комитет был вправе предоставлять земельные участки посредством получения от N-ского Совета народных депутатов соответствующих полномочий и заявитель на законных основаниях получил и пользовался земельным участком, а решение N-ского районного Совета народных депутатов от 16.12.1992, отмененное оспариваемым решением, соответствовало законодательству, действовавшему на то время. В судебном заседании представитель заявителя пояснил, что исполнительный комитет N-ского районного Совета народных депутатов по состоянию на 16.12.1992 имел право принимать решение об изъятии, отводе и предоставлении земельных участков. Так, в соответствии с пунктом 1 постановления Совета Министров БССР от 21.02.1991 N 59 «О Комитете по земельной реформе и землеустройству при Совете Министров БССР» принято решение о создании Комитета по земельной реформе и землеустройству при Совете Министров БССР. Считалось целесообразным создать соответствующие отделы в райисполкомах. 22.04.1991 решением исполнительного комитета Минского областного Совета народных депутатов соответствующие отделы были созданы в райисполкомах. Представитель заявителя сослался на п. 8 ч. 1 ст. 17 Закона Республики Беларусь N 617-XII «О местном самоуправлении и местном хозяйстве в Республике Беларусь», в соответствии с которым к компетенции местных Советов народных депутатов базового территориального уровня относится распоряжение и контроль за использованием находящихся в ведении районного Совета, а также предоставленных предприятиям и организациям земель, недр, вод, лесов, охотничьих и рыболовных угодий, других природных ресурсов. Согласно ч. 1 ст. 7 Закона N 617-XII местные Советы народных депутатов осуществляют свою деятельность через сессии, президиумы, постоянные и временные комиссии, исполнительные комитеты и другие органы Советов, а также путем реализации народными депутатами своих полномочий в установленном законом порядке. На момент принятия решения об отводе земельного участка (на 12.12.1992) действовал Закон Республики Беларусь от 15.07.1971 «О районном Совете народных депутатов Республики Беларусь». В соответствии со ст. 5 вышеназванного закона районный Совет народных депутатов избирает исполнительный комитет районного Совета, постоянные комиссии, образует отделы, управления исполнительного комитета, районный комитет народного контроля и другие подотчетные ему органы.

Статьей 16 Закона районный Совет народных депутатов наделен следующими правами и обязанностями в области землепользования:

  • предоставляет и изымает земельные участки и разрешает земельные споры в случаях и в порядке, установленных законодательством Союза ССР и Республики Беларусь;
  • дает заключения о предоставлении и изъятии земельных участков, производимых вышестоящими органами;
  • организует проведение работ по землеустройству; дает заключения по планам землеустроительных работ, проводимых на территории района.

В соответствии со ст. 44 Закона «О районном Совете народных депутатов Республики Беларусь» исполнительный комитет районного Совета вправе решать все вопросы, отнесенные к ведению Совета, за исключением тех, которые в соответствии со ст. 38 настоящего Закона должны решаться только на сессиях Совета. Статья 38 Закона «О районном Совете народных депутатов Республики Беларусь» определяет, что исключительно на сессиях решаются в том числе вопросы избрания исполнительного комитета, постоянных комиссий Совета и изменения их состава.

В соответствии со ст. 51 Закона «О районном Совете народных депутатов Республики Беларусь» исполнительный комитет районного Совета народных депутатов руководит отделами и управлениями исполнительного комитета, предприятиями, учреждениями и организациями районного подчинения; в период между сессиями Совета с последующим представлением на его утверждение на очередной сессии назначает исполняющими обязанности и освобождает от исполнения обязанностей руководителей отделов и управлений исполнительного комитета. Исполнительный комитет районного Совета может принимать к своему рассмотрению вопросы, отнесенные к ведению его отделов и управлений.

По мнению заявителя, все вышеназванное свидетельствует о том, что исполнительный комитет является исполнительным органом Совета народных депутатов и руководит деятельностью управлений, отделов, а также предприятий, учреждений и организаций. Из этого следует, что исполнительный комитет N-ского районного Совета народных депутатов имел право принимать решения о выделении земельных участков. Заявитель считает, что для принятия исполнительным комитетом районного Совета народных депутатов решения в сфере предоставления и изъятия земельных участков не требовалось принятия районным Советом народных депутатов решения о передаче райисполкому соответствующих полномочий в соответствии со ст. 5 Кодекса Республики Беларусь от 11.12.1990 N 455-XII «О земле». Более того, решение исполнительного комитета N-ского районного Совета народных депутатов от 16.12.1992 подписано председателем Совета Ивановым И. И. В соответствии со ст. 11 Закона БССР от 20.02.1991 N 617-XII «О местном самоуправлении и местном хозяйстве в Республике Беларусь» председатель местного Совета по должности является одновременно председателем исполнительного комитета Совета.

Также заявитель пояснил, что ссылка заинтересованного лица в отзыве на ст. 16 Кодекса Республики Беларусь от 11.12.1990 N 455-XII «О земле», в соответствии с которой в случае предоставления земельных участков, связанных с изъятием ценных сельскохозяйственных угодий с кадастровой оценкой свыше 40 баллов (орошаемые и осушенные земли, пашня, земельные участки, занятые многолетними плодовыми насаждениями), для целей, не связанных с ведением лесного хозяйства, земельные участки независимо от их размеров предоставляются Советом Министров Республики Беларусь по согласованию с местными исполнительными и распорядительными органами, представляется необоснованной по следующим причинам. В соответствии с пунктом 10 Положения о порядке изъятия и предоставления земельных участков, утвержденным постановлением Верховного Совета Белорусской ССР 5 июня 1991 г. N 844-XII «О порядке изъятия и предоставления земельных участков» предоставление в соответствии со ст. 16 Кодекса о земле земельных участков, в том числе для индивидуального жилищного и дачного строительства, производится по решениям районных Советов народных депутатов из земель всех категорий независимо от уровня кадастровой оценки сельскохозяйственных угодий и режима лесопользования.

Ссылка заинтересованного лица на ст. 5 Жилищного кодекса Республики Беларусь от 22.12.1983 N 3351-Х, на основании которой последний сделал вывод, что агропромфирма (АФ) «М» имела право осуществлять только общественное жилищное строительство, а не индивидуальное, также представляется заявителю необоснованной. Свою позицию он обосновывает тем, что подпункт 2.2 пункта 2 постановления Совета Министров Республики Беларусь от 27.03.1992 N 165 «О первоочередных мерах по развитию индивидуального и кооперативного жилищного строительства в условиях перехода к рыночной экономике» предоставляет исполкомам местных Советов народных депутатов право осуществлять отвод территорий для индивидуального жилищного строительства с учетом доведения ежегодной его доли в общем объеме возведения жилья в 1992 — 1995 годах до 30 — 40 процентов, а также выделение предприятиям и организациям различных форм собственности земельных участков для строительства жилых домов, предназначенных для продажи населению. В соответствии с целями выделения земельного участка 20.08.1993 протоколом общего собрания членов АФ «М» были выделены участки под индивидуальное строительство на объекте «Жилой поселок «М.».

Решением L-ского сельского Совета народных депутатов от 20.08.1993 утверждены списки на выделение земельных участков фирмой «М» на территории L-ского сельского Совета; а также получены разрешения на строительство на выделенном земельном участке Л., Т., К. и другими.

Таким образом, по мнению заявителя, выделение АФ «М» земельного участка под строительство индивидуального жилья, очистных сооружений и канализационного коллектора соответствует нормам статьи 5 Жилищного кодекса Республики Беларусь от 22.12.1983 N 3351-Х.

Утверждение заинтересованного лица, что решение о выделении земельного участка АФ «М» принималось без учета общественного мнения, заявитель также считал необоснованным на основании того, что в материалах землеустроительного дела имелось заключение L-ского сельского Совета N-ского района «О разрешении агропромфирме «М» проведения проектно-изыскательских работ под строительство индивидуального жилья и инженерных коммуникаций на землях колхоза «К» N-ского района», а также выписка заседания правления колхоза «К».

Заявитель пояснил, что выделение земельного участка АФ «М» также не нарушает норм статей 18 и 19 Кодекса о земле, в соответствии с которыми земли, пригодные для нужд сельского хозяйства, должны предоставляться, прежде всего, для сельскохозяйственных целей. Для строительства промышленных предприятий, объектов жилищно-коммунального хозяйства, железных и автомобильных дорог, линий электропередачи, связи, магистральных трубопроводов, а также для иных несельскохозяйственных нужд предоставляются земли несельскохозяйственного назначения или непригодные для сельского хозяйства либо сельскохозяйственные угодья худшего качества (статья 19 Кодекса о земле). Заявитель полагал, что ст. 18 Кодекса о земле содержит рекомендательную, а не императивную норму. Более того, пункт 3 постановления Совета Министров Республики Беларусь от 27.03.1992 N 165 «О первоочередных мерах по развитию индивидуального и кооперативного жилищного строительства в условиях перехода к рыночной экономике» содержит норму, в соответствии с которой территории индивидуального жилищного строительства в обязательном порядке должны обеспечиваться подъездными дорогами, централизованным водоснабжением, канализацией, электроэнергией, газом и отоплением (в районах, имеющих газоснабжение и теплоснабжение), а также другими объектами социальной инфраструктуры за счет средств предприятий, объединений, организаций, местных бюджетов и средств индивидуальных застройщиков (с их согласия), размеры которых определяются соответствующими местными Советами народных депутатов.

По этому же основанию, по мнению заявителя, не нарушаются нормы статьи 25 Кодекса о земле, в соответствии с которой изъятие сельскохозяйственных угодий с кадастровой оценкой свыше 40 баллов в целях предоставления их во временное краткосрочное пользование для строительства линий электропередачи и связи, трубопроводов, осушительных и оросительных каналов и других линейных сооружений может производиться в необходимых случаях на основании решения областного Совета народных депутатов. К тому же земельный участок, предназначенный для строительства очистных сооружений и канализационного коллектора, не мог быть предоставлен отдельно от участка, предназначенного для строительства индивидуального жилья, и исполком N-ского районного Совета народных депутатов имел право выделения данного земельного участка.

Заявителем не было принято также утверждение заинтересованного лица, что при выделении земельного участка были нарушены требования статьи 62 Кодекса о земле, согласно которой изменение границ и размеров землевладений и землепользований граждан, колхозов, совхозов и других государственных и кооперативных сельскохозяйственных предприятий может производиться с согласия землевладельцев, землепользователей на основании проектов землеустройства, утвержденных в установленном порядке. В подтверждение обоснованности своей позиции заявитель ссылается на материалы об изъятии земельных участков из земель землепользователей N-ского района и об отводе их АФ «М» под строительство индивидуального жилья, очистных сооружений и канализационного коллектора, которые, по его мнению, являются не чем иным, как проектом землеустройства.

Согласно решению о выделении земельного участка АФ «М» обязалась возместить колхозу «К» потери от изъятия земель. Свидетельством добросовестного исполнения АФ «М» обязанностей землепользователя является справка, подписанная председателем колхоза «К», о том, что колхозом в порядке возмещения убытков получено шасси МАЗ-5337.

Заявитель также указывал, что заинтересованное лицо выборочно подходило к оценке законности решений, принимаемых в 1992 году. Письмо землеустроительной и геодезической службы N-ского района от 25.01.2010 позволяло сделать вывод о практике выделения земельных участков N-ским районным Советом народных депутатов в период с 1990 по 1995 год, аналогичной выделению земельного участка АФ «М».

В соответствии с частью 1 статьи 75 Кодекса Республики Беларусь от 23.07.2008 N 425-З «О земле» убытки, причиненные изъятием земельных участков, подлежат возмещению землепользователям. При принятии оспариваемого решения заинтересованное лицо не учло прав граждан Д., Т., К. и Л., которым были выделены земельные участки для строительства и обслуживания индивидуальных жилых домов (решение L-ского сельского Совета народных депутатов от 20.08.1993) из земельного участка, выделенного АФ «М» в 1992 году. Также в решении N-ского районного Совета депутатов не определен вопрос о компенсации потерь правопреемника АФ «М», производственного кооператива «А», от изъятия указанного земельного участка.

Считая решение N-ского районного Совета депутатов от 07.05.2010 грубо нарушающим права и законные интересы ряда лиц (ПК «А», граждан Т., Д. и других), не соответствующим Кодексу Республики Беларусь от 23.07.2008 N 425-З «О земле», статье 217 Гражданского кодекса Республики Беларусь, статье 44 Конституции Республики Беларусь, заявитель просил признать данное решение недействительным с момента принятия.

Представитель заинтересованного лица в отзыве на иск, дополнении к отзыву на иск и в судебном заседании пояснил, что заявленные исковые требования производственного кооператива «А» N-ский районный Совет депутатов считает необоснованными и не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Райисполком не обладал правом предоставления земельных участков. В соответствии со ст. 16 Кодекса о земле районные Советы народных депутатов предоставляют земельные участки по согласованию с сельскими (поселковыми) Советами народных депутатов.

В соответствии со ст. 5 Кодекса о земле местные Советы народных депутатов могут передавать свои полномочия в части предоставления и изъятия земель их исполнительным и распорядительным органам.

В период с 1990 по 1992 год N-ский районный Совет народных депутатов не принимал решения о передаче райисполкому своих полномочий по предоставлению и изъятию земель.

Также представитель заинтересованного лица указал, что ни районный Совет, ни райисполком в данном случае не являются органами, имеющими право предоставления земельного участка. В соответствии со ст. 16 Кодекса о земле районные Советы народных депутатов предоставляют земельные участки по согласованию с сельскими (поселковыми) Советами народных депутатов, в том числе из земель всех категорий для строительства школ, больниц, предприятий торговли, культурно-бытовых учреждений, культовых сооружений, кладбищ и других объектов, связанных с обслуживанием населения, для индивидуального жилищного и дачного строительства, ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, индивидуального и коллективного садоводства, огородничества и животноводства и других сельскохозяйственных нужд.

В случаях предоставления земельных участков, связанных с изъятием ценных сельскохозяйственных угодий с кадастровой оценкой свыше 40 баллов (орошаемые и осушенные земли, пашня, земельные участки, занятые многолетними плодовыми насаждениями), земель опытных полей научно-исследовательских учреждений и учебных заведений для несельскохозяйственных нужд, заказников республиканского значения, земель курортов, а также лесов с особым режимом лесопользования (лесопарки, городские леса, лесопарковые части зеленых зон, противоэрозионные леса) для целей, не связанных с ведением лесного хозяйства, земельные участки независимо от их размеров предоставляются Верховным Советом Белорусской ССР по согласованию с местными Советами народных депутатов.

По мнению представителя Совета, производственный кооператив не может вести «индивидуальное жилищное и дачное строительство». Жилые дома, построенные производственным кооперативом, относятся к общественному жилищному фонду, а не к индивидуальному, имеет место общественное жилищное строительство, а не индивидуальное.

Таким образом, при отсутствии земель с кадастровой оценкой свыше 40 баллов земельный участок для общественного жилищного строительства мог быть предоставлен Минским областным Советом народных депутатов.

Однако экспликация земельных угодий колхоза «К» N-ского района от 1992 года свидетельствует о том, что максимальный балл кадастровой оценки земельного участка площадью 8,8 га, подлежавшего изъятию у названного колхоза и отводу АФ «М» N-ского района, на 16.12.1992 составлял: передаваемого в постоянное пользование — 39 баллов, во временное пользование — 48 баллов.

В связи с этим земельный участок, по мнению N-ского районного Совета депутатов, должен был предоставляться Верховным Советом Белорусской ССР.

Кроме того, представитель заинтересованного лица заявил, что оспариваемое решение было принято без учета общественного мнения. В подтверждение этого им приводилась ст. 6 Кодекса о земле, согласно которой решения Советов народных депутатов, связанные с изъятием и предоставлением земель для несельскохозяйственных нужд, коллективного садоводства и огородничества, принимаются с учетом общественного мнения. Свидетельством учета общественного мнения должны служить данные опроса населения, который для этих целей не проводился.

Представитель заинтересованного лица также указал на нарушение статей 18, 19 Кодекса о земле, в соответствии с которыми земли, пригодные для нужд сельского хозяйства, должны предоставляться прежде всего для сельскохозяйственных целей.

Для строительства промышленных предприятий, объектов жилищно-коммунального хозяйства, железных и автомобильных дорог, линий электропередачи, связи, магистральных трубопроводов, а также для иных несельскохозяйственных нужд предоставляются земли несельскохозяйственного назначения или непригодные для сельского хозяйства либо сельскохозяйственные угодья худшего качества.

Согласно экспликации земельных угодий максимальный балл передаваемого в постоянное пользование земельного участка составлял 39 баллов, во временное пользование — 48 баллов.

Заинтересованное лицо ссылалось на Межведомственный бюллетень природных ресурсов 2003 года N 4, согласно которому средний общий балл кадастровой оценки изменяется от самого низкого — 24,9 в N-ском и М-ском районах до 42,0 в Н-ском районе при среднем балле 30,8 по области и 29,1 по республике. Таким образом, для несельскохозяйственных нужд предоставлены лучшие земли.

N-ский районный Совет депутатов также обращал внимание, что нарушены требования ст. 62 Кодекса о земле, в соответствии с которой изменение границ и размеров землевладений и землепользований граждан, колхозов, совхозов и других государственных и кооперативных сельскохозяйственных предприятий может производиться с согласия землевладельцев, землепользователей на основании проектов землеустройства, утвержденных в установленном порядке. В данном случае проект землеустройства не разрабатывался и не утверждался.

Более того, по мнению представителя Совета, утверждение ПК «А» о том, что решение N-ского районного Совета депутатов от 07.05.2010 грубо нарушает права и законные интересы ряда лиц, заинтересованное лицо считает не соответствующим действительности, поскольку после изучения землеустроительного дела по формированию земельного участка из земель запаса N-ского района для проведения аукциона на право заключения договора аренды этого участка под коттеджную застройку в районе д. М. N-ского района Минской области 4 участка исключены из общего массива и не предполагались для выставления на аукцион. После разрешения спора гражданам, построившим строения на спорном участке, будут в установленном порядке предоставлены земельные участки для строительства и обслуживания жилых домов.

В связи с вышеизложенным заинтересованное лицо считало заявленные требования необоснованными и просило отказать заявителю в их удовлетворении.

Представитель N-ского районного исполнительного комитета представил суду письменные пояснения, в которых содержалась правовая позиция по спору, аналогичная позиции N-ского районного Совета депутатов.

На основании исследованных в судебном заседании доказательств, а также с учетом условий обстоятельств и требований законодательства требования удовлетворению не подлежали, о чем и было вынесено соответствующее решение судом.

Суд пришел к выводу, исходя из следующего.

Как усматривалось из документов, представленных суду учреждением «Зональный государственный архив» города Б., в период с 1990 по 1992 год N-ский районный Совет народных депутатов не принимал решения о передаче райисполкому своих полномочий по предоставлению и изъятию земель.

Так, суду представлены протоколы сессий N-ского районного Совета депутатов N созыва (с даты избрания и признания полномочий депутатов N созыва по период, следующий за датой принятия решения об отводе земельного участка), из которых не следовало сведений о принятии решения о передаче полномочий исполнительному комитету по предоставлению земельных участков.

Вместе с тем путем системного и комплексного анализа законодательства, действующего на дату принятия решения о предоставлении земельного участка (12.12.1992), суд пришел к выводу о том, что законодатель наделил правом предоставления земельных участков именно Советы народных депутатов. Данный вывод суда следовал как из текста норм ст. 5, 10, 11, 12, 13, 15, 16 Кодекса о земле, так и из текста постановления Верховного Совета Белорусской ССР от 05.06.1991 N 844-XII «О порядке изъятия и предоставления земельных участков».

Действительно, в соответствии со ст. 5 Кодекса о земле местные Советы народных депутатов могли передавать свои полномочия в части предоставления и изъятия земель их исполнительным и распорядительным органам. Для реализации такого права передачи полномочий должно быть принято соответствующее самостоятельное решение Совета с выражением действительной воли Совета по передаче полномочий в части предоставления земель. Существование такого решения Совета по передаче исполкому полномочий в части предоставления земель не подтверждено ни в ходе судебного разбирательства, ни в ходе рассмотрения других дел между заявителем и N-ским Советом депутатов и N-ским исполнительным комитетом.

Ссылки заявителя на ст. 44 Закона «О районном Совете народных депутатов Республики Беларусь» суд не принял во внимание, поскольку вопрос предоставления земельных участков регулировался специальным земельным законодательством, в том числе Кодексом о земле, имеющим большую юридическую силу по отношению к закону. Тем более в случае наличия полномочий по предоставлению земельного участка у исполкома со ссылкой на ст. 44 Закона «О районном Совете народных депутатов Республики Беларусь» вообще отсутствовала бы необходимость в законодательном регулировании вопроса передачи полномочий на предоставление земельного участка (в том числе ст. 5 Кодекса о земле). Вместе с тем вопрос о возможности передачи полномочий от Совета к исполкому самостоятельно урегулирован ст. 5 Кодекса о земле, причем с различными вариантами внесения изменений в редакцию текста статьи. Все вышеизложенное свидетельствует о необходимости принятия решения Советом о передаче полномочий по предоставлению земельного участка исполнительному комитету. Доказательств передачи полномочий от Совета к исполкому суду не представлено и судом добыто не было.

Судом не принимаются во внимание доводы заявителя о сложившейся практике вынесения решений о предоставлении земельных участков в N-ском районе, поскольку суд рассматривал спор в пределах заявленных требований применительно к каждой конкретной ситуации. Совет в силу подп. 1.27 п. 1 ст. 17 Закона Республики Беларусь «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь» отменяет не соответствующие законодательству распоряжения председателя Совета и председателя соответствующего исполкома, решения соответствующего исполкома, решения нижестоящего Совета и распоряжения его председателя. В рассматриваемом споре Совет, придя к выводу о незаконности п. 15 решения N-ского райисполкома от 16.12.1992, обоснованно воспользовался своим правом на отмену незаконно принятого решения, установив конкретные обстоятельства незаконности ранее принятого решения по конкретному земельному участку. При рассмотрении решения от 16.12.1992 и принятии оспариваемого решения от 07.05.2010 Советом депутатов были проанализированы все обстоятельства предоставления земельного участка в совокупности, в том числе отсутствие воли Совета на предоставление земельного участка, принятие решения об отводе земли без учета общественного мнения (выписка из протокола собрания уполномоченных членов колхоза «К», заключение L-ского сельского Совета N-ского района не являются документами, подтверждающими учет общественного мнения), предоставление земельных участков далеко не худшего, а лучшего качества (с учетом среднего балла по N-скому району 24,9 максимальный балл предоставленного в постоянное пользование земельного участка составлял 39 баллов, во временное пользование — 48 баллов), отсутствие утвержденного проекта землеустройства.

Также судом не принимаются во внимание доводы заявителя со ссылкой на то, что решение о выделении земельного участка и государственный акт на право постоянного пользования были подписаны председателем N-ского районного Совета Ивановым И. И., поскольку сам Совет не принимал решения о выделении земельного участка заявителю, в связи с чем оснований для подписания вышеуказанных документов от имени Совета у его председателя не было.

Доводы заявителя о том, что решение N-ского районного Совета депутатов от 07.05.2010 грубо нарушало права и законные интересы ряда лиц, были опровергнуты материалами землеустроительного дела по формированию земельного участка из земель запаса N-ского района для проведения аукциона на право заключения договора аренды этого участка под коттеджную застройку в районе д. М. N-ского района Минской области, согласно которым 4 участка были исключены из общего массива и не предполагались для выставления на аукцион. Представителем Совета и исполкома в судебном заседании была высказана позиция, что после разрешения спора гражданам, построившим строения на спорном участке, будут в установленном порядке предоставлены земельные участки для строительства и обслуживания жилых домов.

Поскольку оспариваемым решением земельный участок не изымался, ссылки заявителя на ст. 75 Кодекса о земле о необходимости указания в решении убытков, причиненных изъятием земельных участков, судом не принимаются во внимание, так как данная норма в рассматриваемом случае не применяется. Поскольку заявитель на земельном участке не занимался сельскохозяйственным и (или) лесохозяйственным производством, судом не были приняты во внимание доводы заявителя со ссылкой на ст. 76 Кодекса о земле о необходимости возмещения потерь.

Таким образом, требование заявителя являлось необоснованным и не подлежало удовлетворению.