Требования истца, основанные на статьях 282 — 286 ГК, являются правомерными, поскольку являются следствием прекращения договорных отношений

Название документа: «Требования истца, основанные на статьях 282 — 286 ГК, являются правомерными, поскольку являются следствием прекращения договорных отношений»

ТРЕБОВАНИЯ ИСТЦА, ОСНОВАННЫЕ НА СТАТЬЯХ 282 — 286 ГК, ЯВЛЯЮТСЯ ПРАВОМЕРНЫМИ, ПОСКОЛЬКУ ЯВЛЯЮТСЯ СЛЕДСТВИЕМ ПРЕКРАЩЕНИЯ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Иностранное частное строительное унитарное предприятие обратилось в суд с иском к частному строительному унитарному предприятию об освобождении строительной площадки от принадлежащего ответчику имущества.

Обстоятельства дела

По договору подряда от 24.05.2012, заключенному между сторонами, ответчик (генподрядчик) принял на себя обязательства выполнить для истца (заказчика) комплекс строительно-монтажных работ.

В ходе строительства из-за недостаточности финансирования 30.11.2012 истец известил ответчика о необходимости приостановления работ, в том числе по причине завышения ответчиком стоимости выполненных работ.

Впоследствии в порядке реализации предусмотренного пунктом 3.2.7 договора подряда от 24.05.2012 права на одностороннее прекращение договорных отношений письмом от 05.01.2013 истец отказался от исполнения договора, одновременно пригласив ответчика на объект для определения объемов фактически выполненных работ и решения вопроса о дате освобождения подрядчиком строительной площадки.

Вместе с тем в порядке реализации правовых последствий досрочного прекращения действия договора подряда от 24.05.2012 ответчик строительную площадку не освободил.

Направленная в адрес ответчика претензия об освобождении строительной площадки от принадлежащего частному строительному унитарному предприятию имущества оставлена последним без удовлетворения.

На основании изложенного истец обратился в суд с требованием обязать ответчика освободить строительную площадку объекта от принадлежащего частному строительному унитарному предприятию имущества.

В выездном судебном заседании после осмотра судом предмета заявленных требований — строительной площадки истец исковые требования уточнил, пояснив, что после предъявления иска ответчик обеспечил вывоз большей части имущества, за исключением некоторых позиций. В связи с этим истец просит понудить ответчика освободить строительную площадку от принадлежащего частному строительному унитарному предприятию трактора МТЗ.

Решение суда

Как усматривается из материалов дела и отмечено выше, для производства строительных работ на объекте между Минским городским исполнительным комитетом и иностранным частным строительным унитарным предприятием был заключен договор аренды от 05.01.2012, по которому истцу как заказчику объекта строительства были предоставлены земельные участки.

В рамках заключенного между сторонами договора строительного подряда от 24.05.2012 истец поручил ответчику (как генподрядчику) выполнить для истца (заказчика) комплекс строительно-монтажных работ.

Пунктом 3.2.7 договора стороны закрепили, что заказчик имеет право инициировать внесение изменений в договор, требовать его расторжения, а также отказаться от исполнения договора и требовать взыскания убытков в случаях, предусмотренных законодательством и договором.

В ходе приостановления финансирования работ и возникновения сомнений в обоснованности отражаемых ответчиком в актах объемов и стоимости выполненных работ в порядке реализации предусмотренного пунктом 3.2.7 договора права на одностороннее прекращение договорных отношений уведомлением от 05.01.2013 истец отказался от исполнения договора.

В соответствии с пунктом 3 статьи 420 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законодательством или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Таким образом, принимая во внимание обстоятельства одностороннего прекращения истцом договорных отношений с ответчиком, суд пришел к выводу о том, что у ответчика отсутствуют законные основания для занятия строительной площадки объекта.

Доводы ответчика о том, что договор строительного подряда от 24.05.2012 является действующим, поскольку, исходя из содержания пункта 3.2.7 договора, истец вправе отказаться от исполнения договора только в случаях, предусмотренных в законодательстве либо договоре, не были приняты судом во внимание.

В ходе судебного заседания представители истца пояснили, что право на односторонний отказ от договора не поставлен в зависимость от каких-либо случаев, поскольку приведенное ответчиком положение договора касается убытков.

Суд, оценивая условия пункта 3.2.7 договора, в данном случае согласился с доводами представителей истца о том, что законодательство (пункт 3 статьи 420, пункт 4 статьи 669 ГК) не связывает согласованное сторонами в договоре право на односторонний отказ от исполнения договора с наличием каких-либо оснований. В связи с этим и ссылку ответчика на пункт 79 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 N 1450 (в редакции от 30.06.2011 N 875), которым закреплены законодательные (но не договорные) случаи отказа от исполнения договора, суд посчитал несостоятельной.

Письмами от 10.01.2013 и от 28.01.2013 истец уведомил ответчика о необходимости возврата строительной площадки и вывоза ответчиком принадлежащего ему имущества.

Вместе с тем в порядке реализации правовых последствий досрочного прекращения действия договора подряда от 24.05.2012 ответчик строительную площадку не освободил.

В соответствии со статьями 285, 286 ГК собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Права, предусмотренные статьями 282 — 285 настоящего Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законодательством или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника.

Таким образом, принимая во внимание обстоятельства принадлежности земельных участков и соответственно расположенной на них строительной площадки истцу, учитывая установленные в ходе выездного судебного заседания обстоятельства нахождения на территории строительной площадки принадлежащего ответчику имущества, в том числе трактора МТЗ, суд пришел к выводу об обоснованности заявленных и конкретизированных в ходе судебного заседания требований истца.

Ссылки ответчика на удержание результата выполненных работ в данном случае не связаны с предметом заявленных требований — устранением препятствий в пользовании строительной площадкой.

Были признаны несостоятельными и доводы ответчика относительно неправильного применения истцом норм материального права и необходимости оплаты государственной пошлины исходя из ставок, установленных для исковых заявлений имущественного характера.

В частности, требования истца, основанные на статьях 282 — 286 ГК, являются правомерными, поскольку являются следствием прекращения договорных отношений. Также, учитывая то обстоятельство, что заявленные требования не связаны с истребованием из чужого незаконного владения, а касаются устранения препятствий в пользовании, суд пришел к выводу о правомерности определения истцом заявленных требований как требований неимущественного характера.