Отказ во взыскании убытков, возникших в связи с некачественным проведением ремонтных работ

Обстоятельства: В отношении результата работы на основании договора был составлен акт дефектов, подписанный сторонами. Заказчик ссылался на неаккуратное выполнение исполнителем ремонтных работ, что привело к повреждению составных частей двигателя. После осуществления гарантийного ремонта, двигатель отработал 5 часов. Затем заказчик без согласования осуществил замену турбокомпрессора, после чего двигатель без замечаний отработал примерно 41 час и вновь вышел из строя.

Требование: О взыскании убытков, возникших в связи с некачественным проведением ремонтных работ.

Решение: Требование не было удовлетворено, так как условия сохранения гарантии заказчиком не были соблюдены.

Название документа: Решение экономического суда Минской области от 31.05.2016 (дело N 51-6/2016)

Примечание

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 30.06.2016 (дело N 51-6/2016/188А) данное решение оставлено без изменения.

РЕШЕНИЕ

Экономический суд Минской области, рассмотрев в судебном заседании с использованием видео-конференц-связи материалы дела по иску общества с ограниченной ответственностью «С» (далее — ООО «С») о взыскании 296 626 768 белорусских рублей убытков с общества с ограниченной ответственностью «Н» (далее — ООО «Н»), с участием представителей, третьи лица на стороне истца, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, — ИООО «Ц», ООО «М», ООО «А»,

Установил:

Истец указывает на ненадлежащее выполнение ответчиком условий договора от 28.10.2015 по проведению ремонтных работ двигателя, требует взыскать с ответчика 296 626 768 белорусских рублей убытков.

В качестве фактического обоснования своего требования истец указывает на некачественное выполнение ремонтных работ ответчиком, что выразилось в неаккуратной очистке блока головки цилиндров и привело к повреждению составных частей двигателя. Основным доказательством в части определения характера повреждений и дефектов, причин их возникновения является заключение экспертизы от 20.03.2015, а в части размера убытков — акты третьих лиц, платежные документы на выплату ООО «М» денежных средств в сумме 188 674 872 белорусских рублей.

Правовым основанием иска являются статьи 14, 364, пункт 3 статьи 676 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Ответчик требования истца отклонил по мотивам, изложенным в письменном отзыве, потребовал возмещения расходов на получение юридической помощи.

Стороны отклонили предложение суда урегулировать спор в примирительной процедуре.

Третьи лица, не явившиеся в судебное заседание, надлежаще извещены. Суд продолжил судебное разбирательство дела в соответствии со статьей 177 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Согласно части 2 статьи 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Согласно частям 1, 2 статьи 19 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь судопроизводство в суде, рассматривающем экономические дела, осуществляется на основе состязательности. Лица, участвующие в деле, обязаны обосновать свои требования и возражения.

Оценив в соответствии со статьей 108 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь представленные доказательства, пояснения, суд постановляет следующее решение.

Дело передано на новое рассмотрение в ином составе суда, поскольку решение от 12.11.2015 об удовлетворении иска полностью отменено постановлением от 04.02.2016 Верховного Суда Республики Беларусь ввиду неизвещения ответчика. Решение суда первой инстанции мотивировано наличием заключения эксперта и отсутствием возражений со стороны ответчика. Поскольку уполномоченные представители сторон приняли участие в судебном разбирательстве, суд считает, что причины, повлекшие отмену предыдущего решения по делу, устранены.

Исходя из пункта 1.1 этого договора, исполнитель обязался осуществить текущий ремонт ДВС (двигатель внутреннего сгорания) спецтехники и аппаратуры к нему, принадлежащих заказчику, и сдать заказчику по актам выполненных работ.

Оценив содержание, суд решает, что договор о проведении ремонтных работ от 28.10.2015 заключен уполномоченными представителями сторон.

Согласно пункту 1 статьи 674 Гражданского кодекса Республики Беларусь качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при их отсутствии или неполноте — требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода. Если иное не предусмотрено законодательством или договором, результат выполненной работы должен в момент передачи заказчику обладать свойствами, указанными в договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями, и в пределах разумного срока быть пригодным для установленного договором использования, а если такое использование договором не предусмотрено, — для обычного использования результата работы такого рода.

Требования к качеству выполняемой работы определены в пункте 2.1 договора от 28.10.2015.

Акт выполненных работ подписан между сторонами 26.11.2014. Из акта усматривается, что всего ремонтных работ выполнено на сумму 92 464 000 белорусских рублей.

В соответствии с пунктом 4.1 названного договора исполнитель (ООО «Н») гарантировал исправную работу готовой продукции в течение одного года после отгрузки на основании акта выполненных работ, при условии проведения технического обслуживания (ТО-1, ТО-2) в гарантийный период силами и материалами исполнителя.

В соответствии с пунктом 4.2 названного договора при обнаружении в период гарантийного срока дефектов сборки двигателя заказчик вызывает представителей исполнителя для составления двустороннего акта рекламации устранения недостатков. При невозможности или отказе исполнителя направить своего представителя заказчик в 15-дневный срок с момента письменного отказа исполнителя привлекает незаинтересованную сторону для составления акта. В случае невозможности устранения недостатков на месте исполнитель в 30-дневный срок производит замену дефектного агрегата. Транспортные и иные связанные с этим расходы возмещаются исполнителем.

В отношении результата работы на основании договора от 28.10.2015 составлен акт дефектов от 29.01.2015, подписанный уполномоченными представителями сторон. Это единственный подписанный двумя сторонами документ после заключения договора.

Возникшая неисправность была квалифицирована ответчиком как выход из строя турбокомпрессора, ответчик приступил к гарантийному ремонту, после восстановления исправного состояния двигатель отработал 5 часов. Затем истец без согласования с ответчиком осуществил замену турбокомпрессора в Республике Польша, после чего ДВС без замечаний отработал примерно 41 час и вновь вышел из строя.

Вывод о замене турбокомпрессора отражен в заключении эксперта, основан на пояснениях истца. Последующие заявления истца об отсутствии вмешательства в гарантийный ДВС суд отклоняет.

Оценив вышеуказанные обстоятельства, суд соглашается с представителем ответчика в том, что условия сохранения гарантии, предусмотренные в пункте 4.1 договора от 28.10.2015, истцом не были соблюдены. При этом суд принял к сведению заявления сторон, что замена турбокомпрессора в Республике Польша не была вызвана чрезвычайной необходимостью, то есть не являлась следствием выхода из строя в пути.

Поскольку истец, осуществив замену турбокомпрессора без согласования с организацией, предоставившей гарантию, право на гарантийное обслуживание двигателя утратил, пункт 2 статьи 446 Гражданского кодекса Республики Беларусь к правоотношениям не применяется и истец должен доказать ненадлежащее качество выполненного ремонта, причинно-следственную связь между некачественно выполненным ремонтом и наступившими последствиями в виде повреждения двигателя, а также стоимость работ, направленных на их исправление.

Оценив представленные в дело доказательства, пояснения представителей сторон, а также показания эксперта К., суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска по совокупности нижеследующего.

Суд отмечает, что заключение экспертизы от 20.03.2015 подготовлено с участием заинтересованных представителей сторон, которые предоставили эксперту необходимые сведения и приняли участие в осмотрах.

На экспертизу вынесен единственный вопрос: каковы причины отказа двигателя DEUTZ мод. TCD 2013 L04 2V, 125Kw?

Эксперт пришел к выводу о том, что причиной возникновения неисправного состояния двигателя, проявлявшегося в виде стука в области поршня второго цилиндра, и причиной разрушения шатунных вкладышей шатуна второго цилиндра явилось постоянное наличие мелких посторонних абразивных примесей в виде многочисленных мелких, примерно одинаковых по размеру, абразивных металлических и неметаллических примесей (опилок) в моторном масле, наличие которых в моторном масле подтверждено в ходе исследования масляного фильтра и проб моторного масла, отобранных из системы смазывания двигателя.

Эксперт заключил, что исходя из перечня работ названные посторонние примеси являются продуктами шлифования головки блока цилиндров двигателя, причиной появления которых в моторном масле явилась некачественная (неаккуратная, неполная) очистка головки блока цилиндров двигателя после ее капитального ремонта со шлифованием, т. е. причинами производственного характера.

Постоянным присутствием названных примесей вызвано и возникновение других дефектов двигателя и его составных частей:

  • повреждение вкладышей шатунов других цилиндров;
  • возникновение мелких (неглубоких и нешироких) вертикальных царапин на юбках поршней и на внутренних полостях стенок гильз цилиндров по направлению, соответствующему направлению движения поршней;
  • конформные следы трения с минусом части материала изготовления на кромках лопаток колеса компрессора и на внутренней поверхности впускного тракта корпуса компрессора, повышенный износ вала ротора, упорной стальной шайбы, внешней и внутренней поверхностей подшипника (бронзовой втулки) ТКР (турбонагнетателя, компрессора турбонаддува).

Суд учитывает, что при подготовке своего заключения эксперт вышел за пределы поставленного ему задания.

Оценивая заключение экспертизы, суд отмечает, что исходя из обстоятельств обращения, на которые указывает в своем заключении эксперт, руководством ООО «С» было принято решение о самостоятельном демонтаже-монтаже ТКР и обмене его на ремонтном заводе в Республике Польша. Причина отказа турбокомпрессора и характер дефектов не уточнялись.

Таким образом, объектом экспертизы является результат работ ответчика в измененном третьим лицом состоянии.

Суд в целом соглашается с доводами истца о том, что выход из строя турбокомпрессора сам по себе не мог повлечь повреждений, указанных в выводах заключения эксперта.

Однако из обстоятельств, установленных и описанных выше, усматривается, что сам факт замены турбокомпрессора влечет возобновление работы двигателя на определенный более или менее длительный срок. Суд исходит из того, что повреждения внутренних частей двигателя, описанные в выводах заключения эксперта, возможны только при работающем двигателе. Следовательно, также важны сопутствующие замене турбокомпрессора технологические операции.

Руководствуясь частью 1 статьи 84 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, суд расценил представленную ответчиком инструкцию по установке турбокомпрессора на двигатель автомобиля как адресованный неограниченному кругу лиц материал, исходящий от уполномоченного дилера и содержащий сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Представители ООО «М», являющиеся специалистами, каких-либо замечаний в отношении названной инструкции не высказали. Исходя из названной инструкции перед установкой турбокомпрессора на двигатель необходимо, в частности, устранить причины поломки ранее установленного турбокомпрессора; заменить моторное масло и масляный фильтр (не применяйте масла и комплектующие сомнительного качества и от сомнительных поставщиков), прочистить и промыть маслоподающую и маслосливную трубки.

Истец не оспаривает, что ответчик не уведомлялся о намерении заказчика заменить турбокомпрессор в Республике Польша. Суд решает, что сам факт наличия примесей в масле в достаточной степени указывает на то, что при несанкционированной замене турбокомпрессора в Республике Польша положения этой инструкции выдержаны не были. То есть при замене турбокомпрессора масло либо не заменили, либо не промыли трубки, либо использовали масло от ненадежных поставщиков. При этом суд учитывает, что истец не располагает документами, характеризующими конкретный состав работ, выполненных в Республике Польша. То есть нельзя абсолютно исключить в том числе и то, что шлифование головки цилиндра производилось не только ответчиком.

Как усматривается из экспертизы, выступления эксперта К., наличие примесей в масле эксперт определил на ощупь, специальная техника для применения конкретного состава примесей им не применялась. Следовательно, вывод о том, что примеси являются результатом шлифования, расценивается судом только как логически обоснованное предположение.

Суд также принял к сведению, что экспертом не были сохранены образцы масла, исследованные при подготовке заключения.

Суд отмечает, что заключение экспертизы 20.03.2015 не содержит должного описания технологии шлифования блока головки цилиндра, в этой связи вывод эксперта о «неаккуратной» очистке ответчиком блока головки цилиндра после капитального ремонта никак не обосновывается исследовательской частью заключения экспертизы.

Поэтому суд принимает к сведению объяснение ЧП «Г», выполнившего шлифование головки блока цилиндров по заказу ответчика, что технология шлифования головки блока цилиндров (ГБЦ) подразумевает обработку плоскости корундовым абразивным кругом с обильной подачей смазывающе-охлаждающей жидкости (СОЖ). СОЖ подается в область контакта круга с плоскостью ГБЦ, далее стекает в бак-отстойник, проходит через магнитный сепаратор (где собирается стружка). Затем СОЖ следует через фильтр и транспортируется к месту шлифования.

При такой технологии суд считает возможность «неаккуратной» очистки ГБЦ минимальной, а факторы, которые все же допускают ее, экспертом не исследовались и не оценивались.

Кроме того, оценив поставленный эксперту вопрос, суд отмечает, что предмет доказывания по настоящему делу значительно шире вопроса экспертизы. В частности, необходимые к выполнению работы по исправлению дефектов отражены в дефектной ведомости от 10.03.2015, составленной ООО «М» в одностороннем порядке. Однако вопрос о достаточности мер по исправлению допущенных дефектов, стоимости работ по исправлению дефектов перед экспертом никогда не ставился.

По совокупности вышеизложенного суд не считает заключение экспертизы от 20.03.2015 достаточным и убедительным доказательством ненадлежащего качества выполненной ответчиком работы, связи с последующими повреждениями двигателя. Судом принято к сведению заявление сторон, что повторная экспертиза двигателя невозможна.

Оценив установленные обстоятельства дела, пояснения лиц, участвующих в деле, эксперта, суд заключает, что состояние частей двигателя обусловлено работой двигателя в течение около 41 часа после замены в Республике Польша турбокомпрессора без признаков совершения необходимых в данном случае указанных выше операций.

Поскольку в заключении эксперта, заказанного истцом, указано, что истец заменил турбокомпрессор, суд считает, что после 20.03.2015 ответчик правомерно отказался проводить гарантийный ремонт ДВС.

Работы по ремонту двигателя по поручению ООО «С» осуществлялись следующими организациями, привлеченными судом к участию в деле на стороне истца в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора:

  1. ИООО «Ц» осуществило монтаж и демонтаж двигателя по поручению истца;
  2. ООО «М» осуществило диагностику двигателя, его ремонт с использованием расходных материалов. Представители ООО «М» представили суду документы, характеризующие состав выполненных обществом работ, высказали мнение, что требования истца достаточными доказательствами не подтверждаются;
  3. ООО «А» осуществило ремонт турбины и шлифовку вала.

Сумма обязательств истца по отношению к названным третьим лицам составляет размер его убытков, которые он требует взыскать с ответчика. Суд отмечает, что сумма 296 626 768 белорусских рублей, которые истец заявляет ко взысканию в качестве убытков, документально платежными поручениями в полной мере не подтверждена.

Суд учитывает, что истец заключил договор с ООО «М» 11.03.2015, договор с ИООО «Ц» 11.05.2015. Однако отказ истца от договора от 28.10.2015 о проведении ремонтных работ двигателя был направлен ответчику 25.07.2015 и получен ответчиком 31.07.2015. Вмешательство третьего лица в результат работы ответчика отражено по состоянию на 20.03.2015.

Как усматривается из пункта 3 статьи 676 Гражданского кодекса Республики Беларусь, если отступления в работе от условий договора подряда или иные недостатки результата работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.

При достоверно установленных выше обстоятельствах дела суд считает, что основания для применения пункта 3 статьи 676 Гражданского кодекса Республики Беларусь истцом не были доказаны.

Как усматривается из статьи 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Для удовлетворения иска о взыскании убытков истцу следует доказать неправомерность действий ответчика, наличие убытков, причинно-следственную связь между действиями ответчика и возникновением убытков, а также размер этих убытков.

Суд решает, что ненадлежащее качество ремонта при помощи достаточных, убедительных и непротиворечивых доказательств истцом не подтверждено, не подтвержден и не обоснован должным образом объем вызванных некачественным ремонтом повреждений, не обоснованы объем и стоимость подлежащих исправлению работ.

В частности, из установленных по делу обстоятельств усматривается, что замена турбокомпрессора в Республике Польша была осуществлена без соблюдения обязательных регламентированных технических операций, после замены ДВС работал наиболее длительное время — 41 час. Следовательно, истец не представил суду доказательств, позволяющих исключить, что наибольший объем повреждений внутренних частей ДВС имел место в связи с некачественным ремонтом ДВС в Республике Польша, а не ответчиком.

Оценив письменные доказательства, пояснения сторон, суд решает, что такие достаточные доказательства наличия оснований для применения статьи 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь в ходе судебного разбирательства дела суду представлены не были, в связи с чем отказывает в иске полностью.

Расходы по оплате государственной пошлины распределяются судом в соответствии со статьей 133 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Мотивировочная часть решения составлена судом в силу требования абзаца 7 части 5 статьи 193 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 133, 189, 190 — 194, 201 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, суд

Решил:

  1. В удовлетворении иска полностью отказать.
  2. Взыскать с ООО «С» в пользу ООО «Н» 9 999 100 белорусских рублей в возмещение расходов по оплате государственной пошлины за обращение с кассационной жалобой, 5 000 000 белорусских рублей в возмещение расходов на получение юридической помощи.
  3. Во исполнение пункта 2 принятого решения после его вступления в законную силу выдать судебный приказ.

Решение экономического суда первой инстанции вступает в законную силу по истечении пятнадцати дней со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.

Решение может быть обжаловано (опротестовано) в апелляционную инстанцию экономического суда в течение пятнадцати дней после его принятия в порядке, установленном статьями 267 — 270 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь. В силу статей 288, 305 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь дальнейшее обжалование вступившего в законную силу судебного постановления возможно лишь в случае надлежащего обращения с соответствующей жалобой в апелляционную инстанцию экономического суда.

Мотивировочная часть решения суда, рассматривающего экономические дела, составляется в случаях, прямо указанных в части 5 статьи 193 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, в том числе по письменному заявлению лиц, участвующих в деле, которое может быть подано в течение десяти дней со дня оглашения решения.