Взыскание неосновательного обогащения генподрядчиком

Название документа: Решение экономического суда Минской области от 28.01.2016 (дело N 431-6/2015)

Требование: О взыскании неосновательного обогащения.

Обстоятельства: Генподрядчик ссылался на оплату принятых работ, стоимость которых была завышена вследствие применения ненадлежащего норматива. Согласно проектно-сметной документации согласовано и утверждено применение расценок, отличных от тех, которые стороны применили по взаимному согласию. Госэкспертизе локальные сметы не представлялись.

Решение: Требование удовлетворено: поскольку строительная деятельность осуществлялась не в соответствии с проектной документацией, в соответствующей части доход был получен в размере, который не был предусмотрен сметой, то есть неправомерно.

Примечание

Постановлением судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 12.05.2016 (дело N 431-6/2015/61А/469К) данное решение и постановление апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 10.03.2016 (дело N 431-6/15/61А) оставлены без изменения.

Постановление апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 10.03.2016 (дело N 431-6/15/61А) данное решение оставлено без изменения.

РЕШЕНИЕ

Экономический суд Минской области, рассмотрев с участием представителей сторон: от истца — П., С.; от ответчика — О., А.; от третьего лица — И. в открытом судебном заседании в помещении суда материалы дела по иску открытого акционерного общества «С» о взыскании 750 689 717 белорусских рублей с общества с ограниченной ответственностью «К», третье лицо на стороне истца, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, — совместное общество с ограниченной ответственностью «Д» (далее — СООО «Д»),

Установил:

Истец ссылается на оплату принятых и выполненных работ по договору от 26.02.2014, стоимость которых была рассчитана с неправомерным применением норматива Е6-16-2, в то время как следовало применять норматив Е14-8-1, требует взыскать с ответчика 729 269 904 белорусских рубля неосновательного обогащения, 21 419 813 белорусских рублей процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 23.09.2015 по 29.10.2015. Правовым основанием иска являются ст. ст. 290, 291, 366, 698, 701, 971, 976 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК).

Ответчик требования истца отклонил, обратив внимание суда на наличие договора строительного субподряда, заключенного между истцом и ответчиком, участником которого заказчик не является, в связи с чем ответчик считает подп. 3.3.15 названного договора юридически ущербным.

В этом ответчик, действуя надлежаще и добросовестно, выполнил предусмотренные договором 26.02.2014 работы, применение расценки Е6-16-2 согласовано между сторонами, что следует из подписанных актов сдачи-приемки выполненных работ, работы были полностью оплачены.

Третье лицо заявило об обоснованности иска.

Представитель истца требования поддержал. Стороны заявили суду, что урегулирование спора в примирительной процедуре невозможно.

Оценив в соответствии со ст. 108 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) представленные сторонами доказательства, пояснения, суд установил следующее.

Заказчиком строительства является СООО «Д» — инвестор, который согласно подп. 2.1 Декрета Президента Республики Беларусь от 06.08.2009 N 10 (ред. от 31.01.2013) «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности в Республике Беларусь» имеет право на строительство объектов, предусмотренных инвестиционным проектом, параллельно с разработкой, экспертизой и утверждением в установленном порядке необходимой проектной документации на каждый из этапов строительства с одновременным проектированием последующих этапов данного строительства.

Решением районного исполнительного комитета от 02.04.2012 СООО «Д» разрешено параллельное проектирование и строительство объекта «С» одновременно с оформлением необходимых документов по отводу земельного участка.

Судом установлено, поскольку не оспаривается сторонами и подтверждается документально, что работы выполнялись в период с марта по сентябрь 2014 года. В период проведения работ смета отсутствовала, при этом на отдельные виды работ применялись локальные сметы, которые разрабатываются в индивидуальном порядке и государственную экспертизу не проходили.

Суд принял к сведению заявление представителей сторон, что каждый месяц составлялись акт выполненных работ, справка о стоимости, все документы согласовывались с заказчиком, им подписывались и оплачивались.

Согласно подп. 3.3.17 договора субподряда от 26.02.2014 в случае предоставления заказчиком сметной документации субподрядчик обязуется откорректировать акты выполненных работ.

Данное условие договора указывает на то, что ответчик был осведомлен о возможности предъявления к нему требования о перерасчете стоимости выполненных работ.

Согласно ч. 2 п. 17 Положения о порядке проведения государственной экспертизы градостроительных проектов, архитектурных, строительных проектов, выделяемых в них очередей строительства, пусковых комплексов и смет (сметной документации), утвержденного постановление Совета Министров Республики Беларусь от 08.10.2008 N 1476, для объектов производственного назначения государственная экспертиза проектной документации производится на основании заключений органов государственного управления по инвестиционным проектам, если необходимость их получения предусмотрена законодательством, и требований к технологии, установленных заданием на проектирование, утвержденным в установленном порядке.

Стороны согласны, что в данном случае экспертиза проектной документации была обязательной.

Из материалов дела усматривается, что проектно-сметная документация была утверждена 23.03.2015. Согласно названной документации согласовано и утверждено применение расценки Е14-8-1, а не расценки Е6-16-2, которую применили стороны по взаимному согласию между собой.

Судом принято к сведению заявление истца о том, что госэкспертизе локальные сметы не представлялись, но были представлены проектные решения технические. Суд считает обоснованным утверждение истца о том, что эти сведения достаточны для принятия правильного решения по применению расценки.

Оценивая факт утверждения проектно-сметной документации, суд исходит из того, что расценка характеризует норму допустимого при данном виде работ расхода ресурсов.

Утверждения ответчика, что в материалах дела имеются уже откорректированные по взаимному соглашению сметы, не имеют достаточного правового значения, поскольку из ст. 392 ГК вытекает, что соглашения сторон подлежат защите судом лишь тогда, когда они соответствуют обязательным для сторон правилам, установленным законодательством.

Как усматривается из п. 2 ст. 53 Закона Республики Беларусь от 05.07.2004 N 300-З (ред. от 30.11.2010) «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь», строительная деятельность на территории Республики Беларусь должна осуществляться с соблюдением требований настоящего Закона, иных актов законодательства, в том числе обязательных для соблюдения требований технических нормативных правовых актов, градостроительной документации и проектной документации.

Как следует из содержания ст. ст. 665 и 701 ГК, оплата выполненных подрядчиком работ производится заказчиком в размере, предусмотренном сметой, в сроки и порядке, которые установлены законодательством и договором строительного подряда.

В данном случае строительная деятельность осуществлена не в соответствии с проектной документацией, в соответствующей части доход был получен в размере, который не был предусмотрен сметой, то есть неправомерно.

С учетом вышеизложенного суд считает безосновательными ссылки ответчика на п. 2.3 договора от 26.02.2014 о цене договора, а также считает не имеющими достаточного правового значения утверждения заявления ответчика о том, что оговоренная цена не была им превышена, поскольку названная в договоре цена была сформирована в отсутствие утвержденной проектно-сметной документации. Кроме того, суд учитывает, что согласно п. 2.3 договора от 26.02.2014 цена является приблизительной.

По этим же мотивам судом признаются безосновательными ссылки ответчика на п. 73 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, в котором указаны случаи, когда допустимо изменение существенных условий договора.

Суд принял к сведению заявление представителей сторон, что работы за период с марта по сентябрь 2014 года, в который было допущено завышение стоимости выполненных работ, были полностью оплачены истцом.

При таких обстоятельствах суд признает установленным факт получения неосновательного обогащения ответчиком.

Как усматривается из ст. 971 ГК, лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). При этом правила о неосновательном обогащении применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Расчет взыскиваемой суммы ответчиком не оспаривается, признается судом обоснованным.

Ссылки ответчика на нарушение сроков оплаты, допущенное истцом, не влияют на вывод суда об обоснованности требования о взыскании 729 269 904 белорусских рублей неосновательного обогащения, которое удовлетворяется судом полностью.

Согласно п. 2 ст. 976 ГК на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 366) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Поскольку ответчик отказался вернуть неосновательное обогащение письмом от 22.09.2015, суд признает расчет периода просрочки исполнения обязательства с 23.09.2015 по 04.11.2015 правомерным, удовлетворяет требование о взыскании 21 419 813 белорусских рублей процентов за пользование чужими денежными средствами полностью.

При установленных обстоятельствах дела подлежат удовлетворению исковые требования:

  • О взыскании 729 269 904 белорусских рублей неосновательного обогащения — на основании ст. ст. 290, 971 ГК — полностью;
  • О взыскании 21 419 813 белорусских рублей процентов за пользование чужими денежными средствами — на основании ст. 366, п. 2 ст. 976 ГК — полностью.

Расходы по государственной пошлине в соответствии со ст. 133 ХПК составляют 26 120 692 белорусских рубля и относятся на ответчика.

Мотивировочная часть решения составлена по письменному заявлению ответчика.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 133, 189, 190 — 194, 201 ХПК, суд

Решил:

  1. Иск удовлетворить полностью.
  2. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «К» (ул. Г., г. Н., М. обл.) в пользу открытого акционерного общества «С» (ул. К., г. Б., Б. обл.) 729 269 904 белорусских рубля неосновательного обогащения, 21 419 813 белорусских рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, 26 120 692 белорусских рубля в возмещение расходов на оплату государственной пошлины.
  3. Во исполнение п. 2 принятого решения после его вступления в законную силу выдать судебный приказ.

Решение экономического суда первой инстанции вступает в законную силу по истечении пятнадцати дней со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.

Решение может быть обжаловано (опротестовано) в апелляционную инстанцию экономического суда в течение пятнадцати дней после его принятия в порядке, установленном ст. ст. 267 — 270 ХПК. В силу ст. ст. 288, 305 ХПК дальнейшее обжалование вступившего в законную силу судебного постановления возможно лишь в случае надлежащего обращения с соответствующей жалобой в апелляционную инстанцию экономического суда.

Мотивировочная часть решения суда, рассматривающего экономические дела, составляется в случаях, прямо указанных в ч. 5 ст. 193 ХПК, в том числе по письменному заявлению лиц, участвующих в деле, которое может быть подано в течение десяти дней со дня оглашения решения.