Постановление апелляционной инстанции экономического суда Брестской области от 17.09.2015 (дело N 188-8/2015/195А)

Обстоятельства: Общим собранием участников хозяйственного общества не принималось решение о совершенной сделке.

Требование:

  1. О признании сделки недействительной;
  2. Взыскании уплаченных по ней денежных средств;
  3. Взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решение:

  1. Требование удовлетворено, так как присутствовали признаки заинтересованности аффилированного лица в совершении сделки, она имела признаки крупной, аналогичных сделок не заключалось;
  2. Требование удовлетворено, поскольку недействительность сделки влечет наступление реституции;
  3. Требование не удовлетворено, так как начисление процентов на суммы, подлежащие возврату вследствие применения реституции, неправомерно.

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Брестской области от 17.09.2015 (дело N 188-8/2015/195А)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА БРЕСТСКОЙ ОБЛАСТИ

Апелляционная инстанция экономического суда Брестской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «А», г. Б., на решение экономического суда Брестской области от 06.08.2015 по делу N 188-8/2015 по иску общества с ограниченной ответственностью «А», г. Б., к индивидуальному предпринимателю С., г. Б., о признании сделки недействительной и о взыскании 65 358 493 руб., с участием представителей истца — адвокатов Т. и Б., а также представителя ответчика — адвоката Р.

Установила:

Решением от 06.08.2015 по делу N 188-8/2015 экономический суд Брестской области отказал обществу с ограниченной ответственностью «А» (истец) в удовлетворении его исковых требований к индивидуальному предпринимателю С. (ответчик) о признании недействительным договора аренды транспортного средства без экипажа от 01.08.2012, заключенного между истцом как арендатором и ответчиком как арендодателем, по основанию, предусмотренному статьей 57 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» (далее — Закон об обществах), как сделки, в совершении которой имеется заинтересованность ответчика как лица, аффилированного по отношению к истцу.

Истец не согласен с данным решением, в апелляционной жалобе (с учетом уточнения своих требований в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции) просит отменить его и принять противоположное постановление, которым удовлетворить его исковые требования в полном объеме.

Истец, обжалуя решение суда первой инстанции, считает необоснованным сделанный в нем вывод о том, что оспариваемая сделка является сделкой, совершенной истцом в процессе своей обычной хозяйственной деятельности.

При этом истец ссылается на то, что ни до, ни после заключения оспариваемой сделки он более не совершал подобных сделок (договоров аренды транспортных средств), а заключал лишь (как ссудополучатель) договоры безвозмездного пользования автомобилями с гражданами как ссудодателями, однако данные договоры не могут быть признаны аналогичными оспариваемой сделке, поскольку оспариваемая сделка является возмездной, а договоры ссуды — безвозмездными.

Кроме того, истец указывает, что оспариваемый им договор аренды (помимо того, что является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность его аффилированного лица) является для него еще и крупной сделкой исходя из критериев, определенных статьей 58 Закона об обществах, поскольку суммарный размер арендных платежей (цена сделки), которые по условиям указанного договора (пункт 5.1) подлежали уплате единовременно, до получения автомобиля, в размере 100% общей стоимости аренды, которая изначально составляла 194 400 000 руб. (превышая определенную договором стоимость самого арендуемого имущества), в то время как чистые активы истца на момент совершения указанной сделки составляли всего 2 000 000 руб.

Указанное обстоятельство, по мнению истца, является еще одним основанием для признания оспариваемой им сделки недействительной.

Истец считает, что суд первой инстанции в ходе судебного разбирательства дела необоснованно не принял дополнения истцом своих требований со ссылкой на крупный характер оспариваемой сделки и в своем решении не дал оценки указанному доводу истца.

Ответчик с обжалуемым истцом решением согласен, с учетом чего просит оставить его без изменения, а апелляционную жалобу истца — без удовлетворения.

При этом ответчик, в свою очередь, ссылается на то, что совершение оспариваемой истцом сделки было необходимо для обеспечения прибыльной хозяйственной деятельности истца, поскольку эта деятельность имела разъездной характер (с учетом того, что истец обслуживал оборудование доильных залов сельскохозяйственных организаций, разбросанных по территории всей Б. обл.).

Ответчик также ссылается на то, что каких-либо злоупотреблений при заключении и исполнении оспариваемого договора аренды не допущено, поскольку по его условиям размер месячных арендных платежей составлял 5 400 000 руб. (в 2012 году) и 3 000 000 руб. (в 2013 году), в то время как стоимость аренды (проката) легкового автомобиля без экипажа среднего класса на территории Республики Беларусь по информации, полученной ответчиком из сети «Интернет», составляет от 30 до 50 долларов США в сутки, что означает выгодность оспариваемой сделки для истца.

Кроме того, ответчик считает несостоятельным довод истца о том, что оспариваемый договор аренды с точки зрения положений статьи 58 Закона об обществах не может рассматриваться для хозяйственного общества в качестве крупной сделки, поскольку он не связан с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения имущества.

Ссылается ответчик и на то, что истец, оспаривая договор аренды, со своей стороны допускает злоупотребление правом, поскольку действительной его целью является не возмещение своего ущерба (которого данной сделкой не причинено), а изыскание за счет ответчика дополнительных денежных средств на свою ликвидацию.

Изучив материалы дела, а также доводы сторон, изложенные в апелляционной жалобе и отзыве на нее, заслушав в судебном заседании пояснения представителей сторон, апелляционная инстанция признала обжалуемое решение подлежащим частичной отмене с учетом следующего.

В соответствии со статьей 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь основаниями к изменению или отмене решения суда первой инстанции в апелляционном порядке являются его полная или частичная необоснованность, незаконность решения или неправомерность процесса.

Как следует из материалов дела, 01.08.2012 между истцом как арендатором и ответчиком как арендодателем был заключен договор аренды транспортного средства без экипажа (далее — договор), в соответствии с которым истец предоставил ответчику в возмездное пользования сроком на 3 года легковой автомобиль «AUDI A4».

Размер арендной платы за пользование указанным имуществом был определен сторонами из расчета 5 400 000 руб. в месяц.

При этом в соответствии с пунктом 5.1 указанного договора подлежали уплате единовременно, до получения автомобиля, в размере 100% общей стоимости аренды.

Дополнительным соглашением от 02.08.2013 размер арендной платы был уменьшен из расчета 3 000 000 руб. в месяц.

Всего, согласно имеющейся в деле выписке обслуживающего истца банка и платежным поручениям за аренду автомобиля истец уплатил ответчику 41 400 000 руб. арендных платежей, в том числе за август — декабрь 2012 года и январь 2013 года было уплачено 32 400 000 руб. из расчета 5 400 000 руб. в месяц и за август — октябрь 2013 года было уплачено 9 000 000 руб. из расчета 3 000 000 руб. в месяц.

Согласно уставу истца на момент совершения договора ответчик являлся одним из двух участников истца, которому принадлежала доля в уставном фонде истца в размере 55%.

Кроме того, на тот момент стоимость балансовых активов истца исходя из данных его бухгалтерской отчетности составляла всего 2 000 000 руб.

Подпункт 15.2.1 пункта 15.2 устава истца определяет, что его участники являются его аффилированными лицами, а в соответствии с подпунктом 15.9.1 пункта 15.9 устава истца при совершении истцом сделок со своими участниками как сторонами сделки, такие сделки признаются сделками, в которых имеется заинтересованность аффилированных лиц.

При этом в соответствии с пунктом 15.10 устава истца для совершения истцом сделки, в которой имеется заинтересованность его аффилированных лиц, требуется принятие соответствующего решения общим собранием участников истца (большинством от общего количества голосов участников, не заинтересованных в совершении сделки).

Кроме того, пункты 15.13 и 15.14 устава истца предусматривают, сделка, влекущая приобретение, отчуждение или возможность отчуждения истцом прямо или косвенно своего имущества, стоимость которого составляет 20 и более процентов балансовой стоимости активов истца, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий принятию решения о совершении такой сделки, является крупной сделкой и требует принятия о ней решения общим собранием участников истца.

В рассматриваемом же случае решение о совершении оспариваемой сделки собранием участников истца не принималось, что и явилось поводом для обращения истца в суд с требованиями (с учетом уточнения истцом своих требований в ходе разбирательства дела в суде первой инстанции) о признании договора недействительным по основаниям, предусмотренным статьями 57 и 58 Закона об обществах, а также о применении последствий такой недействительности — взыскания уплаченных ответчику арендных платежей.

Кроме того, на суммы арендных платежей истец, основываясь на положениях статей 366, 972 и 976 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), начислил проценты за пользование чужими денежными средствами за периоды, исчисляемые со дня фактического получения ответчиком этих сумм.

В силу части 1 статьи 56 Закона об обществах и подпункта 15.2.1 пункта 15.2 устава истца ответчик, которому на момент совершения оспариваемой сделки принадлежала доля в уставном фонде истца в размере, превышающем двадцать процентов, признается аффилированными лицом истца как хозяйственного общества.

Учитывая это обстоятельство, в силу положений части 1 статьи 57 Закона об обществах и подпункта 15.9.1 пункта 15.9 устава истца оспариваемая истцом сделка признается сделкой, в которой имеется заинтересованность его аффилированного лица (ответчика) как стороны данной сделки.

По общему правилу, определенному частями 2 и 3 статьи 57 Закона об обществах, для совершения подобной сделки требуется наличие решения о сделке, принятое общим собранием участников хозяйственного общества, либо иного органа общества (в случаях, определенных уставом хозяйственного общества).

Как уже указывалось выше, устав истца (пункт 15.10) относит принятие решения о сделке, в которой имеется заинтересованность аффилированных лиц истца, к компетенции общего собрания участников истца.

Помимо того, что в оспариваемой истцом сделке присутствуют безусловные признаки заинтересованности аффилированного лица в ее совершении, следует согласиться и с доводами истца о том, что с точки зрения положений статьи 58 Закона об обществах и пункта 15.13 устава истца данная сделка одновременно имеет признаки крупной сделки, поскольку на момент ее совершения она влекла для истца отчуждение (в виде уплаты арендных платежей) имущества (денег) стоимостью значительно более двадцати процентов балансовой стоимости активов истца, что подтверждается представленными истцом данными его бухгалтерской отчетности.

При этом несостоятельна ссылка ответчика на то, что договор аренды для хозяйственного общества не является сделкой, связанной с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения имущества, поскольку имуществом истца как арендатора являются его денежные средства, которые отчуждаются (передаются в собственность арендодателю) в качестве платы за пользование арендуемым имуществом.

В соответствии с частью 9 статьи 58 Закона об обществах в случае, если крупная сделка одновременно является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированных лиц хозяйственного общества, решение о такой сделке принимается в порядке, установленном частями 2 — 6 статьи 57 Закона об обществах (т. е. в порядке принятия решения о сделке хозяйственного общества, в которой имеется заинтересованность аффилированного лица), за исключением случая, когда в совершении такой сделки заинтересованы все участники хозяйственного общества (в этом случае решение о совершении крупной сделки принимается в порядке, установленном статьей 58 Закона об обществах).

Как уже отмечалось выше, уставом истца (пунктом 5.14) принятие решения о крупной сделке отнесено к компетенции общего собрания участников истца.

В рассматриваемом случае решение о сделке общим собранием участников истца не принималось, что не оспаривается никем из участников рассматриваемого спора.

Данное обстоятельство в силу положений пункта 1 статьи 167 и статьи 169 ГК, а также части 9 статьи 57 Закона об обществах является для истца основанием в судебном порядке требовать признания договора как оспоримой сделки недействительным.

При этом в соответствии с частью 5 статьи 57 Закона об обществах принятия решения о сделке в порядке, определенном частями 2 и 3 статьи 57 Закона об обществах, не требуется в двух случаях:

— если все участники хозяйственного общества являются его аффилированными лицами и признаются заинтересованными в совершении сделки в соответствии с правилами части 1 статьи 57 Закона об обществах;

— если сделка одновременно отвечает двум критериям, определяемым частями 5 и 6 статьи 57 Закона об обществах: совершена хозяйственным обществом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности (неоднократно, в частности, сделка по приобретению сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, выполнению работ (оказанию услуг) и условия сделки существенно не отличаются от условий аналогичных сделок, совершаемых хозяйственным обществом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности.

Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил именно из того, что в рассматриваемой спорной ситуации наличествуют предусмотренные частью 5 статьи 57 Закона об обществах обстоятельства, освобождающие хозяйственное общество от необходимости принятия решения об оспариваемой сделке.

При этом суд необоснованно посчитал, что в совершении оспариваемой истцом сделки были заинтересованы оба его участника, поскольку указанным в части 1 статьи 57 Закона об обществах критериям заинтересованности аффилированного лица в ее совершении соответствует лишь один из двух участников истца — ответчик.

Следует согласиться и с позицией апеллянта в оценке того, что суд необоснованно посчитал оспариваемую сделку обычной хозяйственной сделкой истца, поскольку исходя из положений, содержащихся в частях 5 и 6 статьи 57 Закона об обществах, для признания ее таковой необходимо, чтобы подобные сделки совершались хозяйственным обществом неоднократно, на условиях, существенно не отличающихся от условий оспариваемой сделки.

В рассматриваемом же случае (что справедливо отмечено в обжалуемом решении и судом первой инстанции) аналогичных сделок (договоров аренды транспортных средств) истцом не заключалось, а заключавшиеся истцом договоры безвозмездного пользования транспортных средств не могут служить сделками-аналогами по отношению к оспариваемому истцом договору, поскольку существенно отличны от него по своей правовой природе.

Что же касается ссылок ответчика на то, что условия оспариваемой истцом сделки существенно не отличаются от условий аренды транспортных средств аналогичных потребительских качеств, сложившихся на рынке Республики Беларусь, то этот довод не может приниматься во внимание в качестве основания для отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку с точки зрения положений статьи 57 Закона об обществах в качестве сделок-аналогов могут рассматриваться лишь конкретные сделки, совершаемые самим хозяйственным обществом. В рассматриваемом же случае таковые отсутствуют.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что принятия решения об оспариваемой сделке в порядке, предусмотренном частями 2 — 6 статьи 57 Закона об обществах, не требовалось, является ошибочным, поскольку не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В силу пункта 1 статьи 167 сделка является недействительной по основаниям, установленным как ГК, так и иными актами законодательства.

При этом в соответствии со статьей 169 ГК сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна, если законодательный акт не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Часть 9 статьи 57 Закона об обществах предусматривает, что сделка хозяйственного общества, совершенная с нарушением требований данной статьи (что имеет место в рассматриваемом случае) является оспоримой, что означает ее недействительность лишь в силу признания ее таковой судом.

При этом при установлении судом факта нарушения упомянутых требований основания отказа в удовлетворении иска об оспаривании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированных лиц, могут иметься лишь в том случае, если представлены доказательства прямого одобрения этой сделки в порядке, предусмотренном статьей 57 Закона об обществах, либо если в соответствии с пунктами 1, 2 статьи 9 ГК судом будет установлено злоупотребление правом со стороны истца.

В рассматриваемом же случае доказательств одобрения оспариваемой сделки не представлено ни суду первой, ни суду апелляционной инстанции. При этом по обстоятельствам дела апелляционная инстанция не усматривает достаточных оснований для того, чтобы квалифицировать оспаривание истцом договора в качестве злоупотребления правом, в том числе и с учетом того обстоятельства, на которое ссылается ответчик (также как не усмотрел такого злоупотребления правом со стороны истца и суд первой инстанции).

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требования истца о признании оспариваемой им сделки недействительной подлежит отмене с принятием противоположного постановления (о его удовлетворении).

С учетом этого обжалуемое истцом решение подлежит отмене и в части отказа во взыскании всего полученного ответчиком по оспариваемой сделке, поскольку в силу пункта 2 статьи 168 ГК недействительность сделки влечет наступление у сторон реституционных обязательств, означающих, что каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по такой сделке, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены ГК или иными законодательными актами.

Доказательствами по делу подтверждается факт получения ответчиком по оспариваемой сделке арендных платежей на общую сумму 41 400 000 руб.

Поскольку статья 57 Закона об обществах не предусматривает иных последствий недействительности сделки, в совершении которой имеется заинтересованность аффилированных лиц, нежели тех, что по умолчанию предусмотрены пунктом 2 статьи 168 ГК, указанная сумма арендных платежей подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.

Что же касается требования истца о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на суммы арендных платежей, которые истец требует взыскать с ответчика в силу положений статей 168, 366, 972 и 976 ГК, то отказ суда первой инстанции в его удовлетворении следует признать правомерным.

В соответствии со статьей 972 ГК правила главы 59 ГК об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения, применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке лишь постольку, поскольку иное не установлено законодательством и не вытекает из существа данных отношений.

Положения статьи 7 ГК предусматривают, что одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей является судебное решение.

Согласно пункту 1 статьи 167 ГК оспоримая сделка является недействительной исключительно в силу признания ее таковой судом.

В этой связи в рассматриваемом случае (поскольку речь идет о недействительности оспоримой сделки) наступление у ответчика предусмотренного пунктом 2 статьи 168 ГК реституционного обязательства по возврату истцу арендных платежей, полученных по недействительной сделке, обусловлено приятием судебного решения о признании такой сделки недействительной (как гражданско-правового основания возникновения этого обязательства) и происходит не ранее вступления такого решения в законную силу.

С учетом этого начисление процентов по правилам статей 366 и 976 ГК на суммы, подлежащие возврату вследствие применения реституции, за периоды, предшествующие вступлению в законную силу судебного решения о признании оспоримой сделки недействительной, нельзя считать правомерным, тем более что по обстоятельствам дела и представленным доказательствам апелляционная инстанция не усматривает того, что ответчик узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств ранее признания сделки недействительной.

При таких обстоятельствах обжалуемое решение в части отказа во взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами подлежит оставлению без изменения.

По результатам рассмотрения апелляционной жалобы на ответчика по правилам части 1 статьи 133 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь подлежат отнесению расходы истца по государственной пошлине в сумме 3 869 984 руб., уплаченной в суде первой инстанции.

Кроме того, руководствуясь этой же процессуальной нормой, на ответчика следует отнести и расходы истца по государственной пошлине в сумме 1 548 019 руб., уплаченной за рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции.

В остальной части расходы по государственной пошлине, уплаченной за рассмотрение дела в судах первой и апелляционной инстанций, подлежат отнесению на истца.

Кроме того, рассмотрев ходатайства сторон об отнесении друг на друга своих издержек на оплату юридической помощи, оказанной им адвокатами в связи с защитой их интересов в суде первой инстанции (истец просит отнести на ответчика свои издержки в сумме 4 000 000 руб. на оплату правовой помощи, оказанной ему адвокатом Т., а ответчик просит отнести на истца издержки в сумме 1 500 000 руб. на оплату правовой помощи адвоката Р.), апелляционная инстанция признает данные ходатайства подлежащим частичному удовлетворению с учетом того, что в силу статьи 126 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь к издержкам, связанным с рассмотрением дела, также могут относиться расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридические услуги, если они признаны хозяйственным судом необходимыми, а статья 22 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь гарантирует юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, организациям, не являющимся юридическими лицами, и гражданам право пользоваться в судопроизводстве в хозяйственном суде юридической помощью адвокатов и иных представителей в целях защиты своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.

Расходы на оплату юридической помощи адвокатов в суммах, которые стороны просят отнести друг на друга, подтверждены ими документально.

При этом апелляционная инстанция считает, что с учетом объема оказанных адвокатами услуг и сложности рассматриваемого дела издержки истца на оплату юридической помощи подлежат частичному возмещению за счет ответчика в сумме, составляющей 1 500 000 руб., а соответствующие издержки ответчика — возмещению за счет истца в сумме, составляющей 500 000 руб.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 133, 276 — 279, 281 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, апелляционная инстанция

Постановила:

Решение экономического суда Брестской области от 06.08.2015 по делу N 188-8/2015 в части отказа в признании недействительным договора аренды транспортного средства без экипажа от 01.08.2012, заключенного между индивидуальным предпринимателем С. как арендодателем и обществом с ограниченной ответственностью «А» как арендатором, а также в части отказа во взыскании 41 400 000 руб., полученных индивидуальным предпринимателем С. по указанной сделке, отменить.

Признать недействительным с момента его заключения договор аренды транспортного средства без экипажа от 01.08.2012, заключенный между индивидуальным предпринимателем С. как арендодателем и обществом с ограниченной ответственностью «А» как арендатором, объектом аренды по которому выступает автомобиль «AUDI A4» (2006 года выпуска).

Взыскать в порядке первоочередного исполнения с индивидуального предпринимателя С. (г. Б., ул. З.) в пользу общества с ограниченной ответственностью «А» (г. Б., пер. У.) 41 400 000 руб. в качестве применения последствий недействительности сделки, 5 418 003 руб. государственной пошлины, уплаченной за рассмотрение дела в суде первой и апелляционной инстанций, а также 1 500 000 руб. издержек на оплату правовой помощи адвоката при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Взыскать в порядке первоочередного исполнения с общества с ограниченной ответственностью «А» (г. Б., пер. У.) в пользу индивидуального предпринимателя С. (г. Б., ул. З.) 500 000 руб. издержек на оплату правовой помощи адвоката при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Выдать судебные приказы.

В остальной части решение экономического суда Брестской области от 06.08.2015 по делу N 188-8/2015 оставить без изменения.

Постановление суда, рассматривающего экономические дела, апелляционной инстанции вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в кассационную инстанцию Верховного Суда Республики Беларусь в течение месяца со дня его принятия через экономический суд Брестской области в порядке, установленном статьями 282 — 286 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.