Постановление апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 21.06.2016 (дело N 195-13/2015М/660А)

Обстоятельства: ИП, осуществляющим деятельность директора ИООО по договору, был заключен договор транспортной экспедиции. В процессе перевозки груз был похищен. ИООО совершил оплату своему контрагенту в счет частичного возмещения ущерба.

Требование: О взыскании причиненного ущерба по договору на осуществление полномочий директора.

Решение: В удовлетворении требования было отказано, поскольку не доказан факт ненадлежащего исполнения ИП обязательств, основанных на договоре с ИООО, связанных с организацией выполнения заявки контрагента. Кроме того, ИП договор не подписывал, оттиск печати не учинял, копию договора изготовил менеджер ИООО.

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 21.06.2016 (дело N 195-13/2015М/660А)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА ГОРОДА МИНСКА

Апелляционная инстанция экономического суда г. Минска, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу иностранного общества с ограниченной ответственностью «Т» (далее — ИООО «Т») на решение экономического суда г. Минска от 05.05.2016 по иску ИООО «Т» к индивидуальному предпринимателю С. (далее — ИП С.) о взыскании 5000 евро причиненного ущерба, с участием представителей

Установила:

В удовлетворении иска о взыскании с ответчика 5000 евро ущерба, причиненного ненадлежащей организацией международной автомобильной перевозки груза, что повлекло его утрату, отказано в полном объеме. Суд указал на отсутствие доказательств подписания ответчиком договора на транспортно-экспедиционное обслуживание и заявки на перевозку груза, а также согласия ответчика на проставление факсимиле подписи на указанных документах, на привлечение экспедитора/перевозчика, в том числе путем одобрения действий менеджера.

Также суд указал на необеспеченность достаточными доказательствами возникновения у российского контрагента-экспедитора и, соответственно, истца обязанности возмещать ущерб от утраты груза.

В апелляционной жалобе истец просит решение отменить, иск удовлетворить. В процессе (о котором ответчик был детально осведомлен и контролировал) привлечения к выполнению заявки иностранного перевозчика, в отношении которого, как позднее выяснилось, в июле 2014 года была зарегистрирована процедура банкротства, управляющим не был соблюден действующий на предприятии порядок допуска и требования к привлекаемым подрядчикам, что, в конечном счете, и привело к утрате груза. Ответчиком как руководителем не проявлены должная разумность, осмотрительность и добросовестность. Не было обеспечено получение страховых полисов ответственности экспедитора и перевозчика, не проверены рекомендации о них и т. д.

В суде представитель истца поддержал доводы жалобы.

В отзыве ответчик привел возражения, указав прежде всего на отсутствие доказательств наличия самих убытков, а также противоправности действий (или бездействия) руководителя, прямой причинно-следственной связи. В CMR-накладной отсутствовало указание о перевозчике, принявшем груз, что исключало претензии грузополучателя к своему экспедитору и последующие претензии. В платежных документах об уплате отправителям стоимости груза нет ссылок на конкретные инвойсы, указаний на возмещение ущерба за утраченный груз. В заявке, полученной истцом на перевозку груза из Польши в Российскую Федерацию, нет указания на договор перевозки, на который ссылается истец в обоснование своей ответственности перед контрагентом (экспедитором). Следовательно, заказ являлся отдельным договором на конкретную перевозку, в котором ответственность экспедитора за утрату груза не установлена, поэтому у истца не было оснований возмещать ущерб. Ответчик, выполняя функции управляющего, правомерно отклонил претензию ООО «Т». Новым руководителем она была безосновательно удовлетворена.

В период выполнения ИП С. обязанностей такой документ, как упоминаемый истцом порядок допуска и требования к привлекаемым подрядчикам, отсутствовал. Договор на транспортно-экспедиционное обслуживание с компанией «A» (Словения) ответчик от имени истца не подписывал, одобрения действий менеджера с его стороны также не было.

Представитель ответчика в суде поддержал возражения на жалобу, просил оставить решение по делу без изменения.

Из материалов дела, пояснений представителей усматривается следующее.

В соответствии с договором от 20.08.2013 ИП С. (управляющий) обязался сроком по 18.09.2014 осуществлять права и исполнять обязанности единоличного исполнительного органа общества (директора) в объеме и с ограничениями, установленными уставом общества. Основными обязанностями управляющего (директора) являлись: осуществление текущего руководства деятельностью общества, обеспечение выполнения решений собрания участников, принятие мер для защиты имущественных и неимущественных прав общества. Управляющий нес ответственность за деятельность общества. Управляющий при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей обязывался действовать в интересах общества добросовестно и разумно, принимать все необходимые меры к достижению уставных целей общества, всеми возможными и доступными средствами защищать, сохранять и умножать собственность общества, добросовестно выполнять принятые по договору обязательства.

Согласно п. 8.1 договора управляющий нес ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу виновными действиями (бездействием).

По договору от 09.07.2014, заключенному в г. М., ООО «Т» (г. М.) выступило заказчиком, а ИООО «Т» — перевозчиком грузов автомобильным транспортом в международном сообщении. В своей деятельности стороны руководствовались положениями договора, Конвенции МДП, Конвенции КДПГ, законодательством Российской Федерации.

Заказчик на основании конкретной транспортной заявки поручает, а перевозчик принимает обязательство по перевозке груза.

Перевозчик вправе привлекать к исполнению своих обязательств подвижной состав третьих лиц при условии письменного согласования с заказчиком, оставаясь при этом ответственным перед ним за исполнение обязательств. Обязательным условием является наличие договора перевозки с непосредственным перевозчиком.

Перевозчик обязался обеспечивать сохранность в пути перевозимого груза, подтвердить доставку груза оригиналом CMR-накладной с отметками о приеме/сдаче груза и другими подтверждающими документами.

Перевозчик несет имущественную ответственность перед заказчиком за утерю груза с момента принятия груза к перевозке и до момента его сдачи. Ущерб возмещается в размере стоимости груза на момент принятия к перевозке.

От имени ИООО «Т» договор подписал управляющий С.

Договором транспортной экспедиции от 10.07.2014 между ООО «Т» (экспедитор) и ООО «Э» (клиент) стороны урегулировали отношения при выполнении экспедитором услуг в интересах клиента (от своего имени и за счет клиента), связанных с организацией перевозок грузов автомобильным транспортом в международном сообщении. Экспедитор несет имущественную ответственность перед клиентом согласно КДПГ за утрату груза.

В деле имеется копия (скан документа) договора на транспортно-экспедиционное обслуживание по организации перевозок грузов автомобильным транспортом от 18.07.2014 между компанией «A» (перевозчик) (Словения) и ИООО «Т» (экспедитор). Перевозки выполняются по отдельным поручениям (заявкам), подписанным полномочными представителями сторон и скрепленным печатями (штампами), переданным по факсу или электронной почте перевозчику с одновременной отправкой заявки по почте.

Как указано во вводной части договора, от имени экспедитора он подписан управляющим С. Под договором проставлены подпись подписанта и печать юридического лица.

Как следует из материалов дела, в пользовании сотрудников ИООО «Т» имелось факсимиле подписи директора С. По его утверждению (не опровергнутому), под договором проставлено именно факсимиле.

На основании заявки от 18.07.2014 подлежала выполнению перевозка груза по маршруту Республика Польша — Российская Федерация на основании контракта, заключенного между польскими фирмами-продавцами «L» и «С» и российским покупателем — ООО «Э» на условиях франко-перевозчик.

Как пояснялось суду истцом, 22.07.2014 груз был похищен на территории Республики Польша после принятия его в ведение украинским перевозчиком — ООО «В», привлеченным словенским экспедитором — компанией «A». По заявлению компаний-продавцов «L» и «С», признанных потерпевшими, возбуждено уголовное дело, производство по которому приостановлено в связи с невозможностью установления виновного лица.

ООО «Э» (покупатель) произвело выплату в пользу компаний «L» и «С» стоимости грузов. ООО «Т» (экспедитор) перечислило денежные средства ООО «Э». Истец со своей стороны добровольно перечислил в пользу своего контрагента — ООО «Т» денежные средства согласно выставленной претензии в счет частичного возмещения ущерба. Между истцом и клиентом-грузоотправителем заключено соглашение о порядке и сроках погашения задолженности и на основании платежного поручения от 20.01.2015 истцом частично была перечислена сумма в размере 5000 евро в адрес клиента-грузоотправителя. В соответствии с инвойсами стоимость груза составляла 43 683,84 евро + 5290,56 евро. Итого общая стоимость груза и ущерб компании составили 48 974,40 евро.

В объяснительных от 28.07.2014 и 29.07.2014 сотрудник истца — менеджер по международным перевозкам К. — пояснял относительно перевозки по заявке от 18.07.2014 следующее. От компании «A» им были получены регистрационные данные, контактные телефоны офиса, банковские реквизиты. Для уточнения деталей по телефону он переговорил с менеджером компании «A», получил данные на машину, водителя, страховку на машину, контакты. По телефону переговорил с менеджером компании-перевозчика ООО «В» (Украина), получил информацию о наличии транспорта, маршрутах перевозок, наличии договора с компанией «A». Полученную информацию передал руководителю С., ознакомил его с пакетом документов по перевозке (прилагался к объяснительной). Получил от него устное одобрение заказа транспорта украинского перевозчика и на сотрудничество со словенским экспедитором. Затем К. подготовил и выслал скан-копию договора и заявки с просьбой прислать скан документов с подписью и печатью. Получил от словенского экспедитора электронные копии документов. По скайпу известил менеджера ООО «Т» (г. М.) о привлечении украинского перевозчика. После этого состоялся телефонный разговор между руководителями для уточнения деталей перевозки. Запрещающих рекомендаций относительно перевозчика ни от ООО «Т», ни от С. менеджеру К. не поступало.

23.07.2014 после получения информации от отправителя о неприбытии автомобиля на таможню в г. В. менеджер сделал попытку связаться по телефону с водителем, однако номер оказался недоступен. Руководитель перевозчика также сообщил, что пытается связаться с водителем. С компанией «A» связь полностью прекратилась — телефоны не отвечали.

В своей объяснительной К. отметил, что им был выполнен полный перечень действий по сбору информации о перевозчике/экспедиторе. Более подробных или иных инструкций по проверке, в том числе CMR-страховок на привлеченный транспорт, менеджер не имел.

Позднее К. пояснил, что заключение договоров входило в компетенцию руководителя. Перевозчик «A» был выбран руководителем С. после изучения представленных К. вариантов.

По факту пропажи груза управляющий истца — ИП С. 12.08.2014 обратился в РУВД г. Минска с соответствующим заявлением.

Как отражено в постановлении оперуполномоченного ОБЭП РУВД от 19.08.2014 об отказе в возбуждении уголовного дела, в ходе проверки С. пояснил о том, что 17.07.2014 с менеджером истца связался менеджер компании «A», который предоставил данные на автомобиль и водителя, страховой полис на автомобиль, контактные данные водителя и директора фирмы-перевозчика — ООО «В» (Украина). В дальнейшем С. связался по телефону с офисом перевозчика, сотрудники которого подтвердили, что а/м «Скания» находится по месту погрузки «С» и готов транспортировать груз заказчику — ООО «Э» (М. обл.). Также от перевозчика была получена копия договора с компанией «A». После этого 18.07.2014 на электронный адрес компании «A» была выслана копия договора от 18.07.2014 и заявки от 18.07.2014 с просьбой прислать по электронной почте сканированные копии документов с подписью и печатью.

21.07.2014 состоялся телефонный разговор с водителем, который подтвердил номера грузового автомобиля, свое имя и место работы.

22.07.2014 автомобиль прибыл под погрузку, что подтверждал отправитель.

23.07.2014 водитель подтвердил погрузку и пояснил, что следует в зону таможенного контроля, однако через некоторое время отправитель уведомил о неприбытии автомобиля в зону таможенного контроля в г. В. После этого С. связался с представителями компании «A», которые пояснили, что местонахождение груза они будут выяснять у перевозчика.

Как следует из материалов дела, С. в октябре 2014 года обращался в правоохранительные органы в отношении бывшего менеджера К. по факту возможной подделки документов. В обращении указывалось на то, что в организации имелась только электронная копия договора с компанией «A» на перевозку. С. договор не подписывал, оттиск печати не учинял. Копию договора изготовил К.

Истцом представлен в дело протокол внеочередного общего собрания участников общества — ООО «Р» (г. Р.) и «Н» (г. О.). Как следует из протокола от 20.03.2014, вторым вопросом повестки дня было утверждение порядка допуска и требований к привлекаемым подрядчикам для осуществления перевозки в процессе деятельности. Третий вопрос — ознакомление единоличного исполнительного органа с требованиями. Принято решение утвердить порядок, определить обязанности и ответственность за соблюдение данного порядка единоличного исполнительного органа. По третьему вопросу участники решили поручить Д. дать указания по направлению исполнительному органу по электронной почте или факсу требований для ознакомления и выполнения.

В соответствии с п. 2 порядка управляющий обязан проверить полноту передаваемого пакета документов (страховой полис, рекомендации партнеров и т. д.), качество копий и анкету. Разрешение о допуске перевозчика к выполнению перевозок вступает в силу после ознакомления начальника и управляющего с пакетом документов по каждому перевозчику. Допуск к перевозке выполняется только при наличии всех собранных данных, указанных выше.

Как установлено порядком, ответственность за его соблюдение несут управляющий и менеджер по логистике или другие сотрудники, привлекающие подрядчика к перевозке.

Подтверждений ознакомления (под роспись или иных) директора С. и других сотрудников ИООО «Т» с порядком истцом в дело не представлено.

При вынесении постановления суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

В силу нормы п. 1 ст. 364 Гражданского кодекса Республики Беларусь ненадлежащее исполнение обязательства влечет обязанность возмещения причиненных этим убытков.

Согласно п. 8.1 договора от 20.08.2013 между ИП С. и ИООО «Т» на выполнение обязанностей единоличного исполнительного органа общества управляющий несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу виновными действиями (бездействием), т. е. при наличии умысла или неосторожности.

Невиновность ответчика должна подтверждаться (доказываться им же) проявленной реально заботливостью и осмотрительностью, которая требовалась характером обязательства и условиями гражданского оборота, принятием ответчиком всех мер для надлежащего исполнения обязательства (пп. 1 и 2 ст. 372 Гражданского кодекса Республики Беларусь).

Материалы дела не содержат доказательств проведения, что входило бы в служебные обязанности, управляющим С. подготовительной (мониторинг и сбор, оценка данных) работы по привлечению компании «A», результатом которой должен был стать «пакет документов», требуемый порядком допуска. Отсутствуют и доказательства подписания С. договора с данным контрагентом.

Из пояснений С. при проведении проверки РУВД следовало, что он лично по телефону связывался с офисом перевозчика («украинца»). В деле нет доказательств, которые бы подтвердили, что переговоры велись именно с привлеченным компанией «A» перевозчиком, а не с каким-либо иным потенциальным контрагентом истца.

Суд первой инстанции также обоснованно указал на непредставление истцом надлежащих доказательств действий ООО «В» по исполнению заявки истца (оригинала CMR-накладной с отметкой о принятии груза перевозчиком в свое ведение). В постановлении о приостановлении предварительного расследования уголовного дела отсутствует указание на установление факта хищения груза водителем либо иным сотрудником перевозчика.

Таким образом, имеющийся в деле доказательственный материал не подтверждает факта ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств, основанных на договоре с истцом, связанных с организацией выполнения заявки ООО «Т» (г. М.). Основания для возложения на него заявленных истцом убытков отсутствуют.

Обжалуемое решение не подлежит отмене.

В связи с отказом в удовлетворении апелляционной жалобы понесенные истцом расходы по госпошлине относятся на него.

Руководствуясь изложенным, ст. 279 и 281 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, апелляционная инстанция

Постановила:

Решение экономического суда г. Минска от 05.05.2016 по делу N 195-13/2015М оставить без изменения, а апелляционную жалобу ИООО «Т» — без удовлетворения.

Постановление вступает в силу с момента вынесения, может обжаловаться в течение месяца в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь.