Постановление апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 11.08.2016 (дело N 115-6/2016/130А)

Обстоятельства: Согласно договору, инвестор должен был построить и сдать в эксплуатацию комплекс сооружений в установленный срок. Однако инвестор сдал в эксплуатацию объекты строительства поэтапно с нарушением срока, что противоречило условиям договора, ссылаясь на независящие от него причины.

Требование: Об отказе во взыскании пеней по инвестиционному договору

Решение: В удовлетворении требования было отказано, поскольку срок сдачи объекта строительства по инвестиционному договору был нарушен, что подтверждалось актом сдачи-приемки выполненных работ.

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 11.08.2016 (дело N 115-6/2016/130А)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА МОГИЛЕВСКОЙ ОБЛАСТИ

Апелляционная инстанция экономического суда Могилевской области, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ответчика на решение от 05.07.2016 по делу N 115-6/2016 по иску прокурора области в интересах Республики Беларусь в лице областного исполнительного комитета к иностранному обществу с ограниченной ответственностью «Б» (далее — ИООО «Б») о взыскании 121 200 рублей пени, с участием представителей

Установила:

Решением экономического суда Могилевской области от 05.07.2016 по делу N 115-6/2016 удовлетворены исковые требования прокурора области в интересах Республики Беларусь в лице областного исполнительного комитета. В областной бюджет с ИООО «Б» взыскано 121 200 рублей пени за ненадлежащее исполнение инвестиционного договора от 23.04.2010 за период с 01.07.2014 по 29.04.2015, а также 4056 рублей государственной пошлины в доход республиканского бюджета.

Суд первой инстанции исходил из того, что право на взыскание с инвестора пени за нарушение срока реализации инвестиционного проекта, установленного пунктом 5 договора, определено подпунктом 10.2 пункта 10 договора. Пеня установлена в размере 0,01% от объема инвестиций, указанного в пункте 4 договора, за каждый день просрочки, но не более 10% от указанного объема. Период просрочки судом определен с 01.07.2014 по 29.04.2015.

Ответчиком подана апелляционная жалоба. Ответчик просит отменить решение суда и отказать в удовлетворении иска. Ответчик считает, что судом первой инстанции было допущено неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, просрочка реализации инвестиционного проекта произошла не по вине инвестора, а в силу независящих от ИООО «Б» причин (изменений законодательства, действий (бездействия) третьих лиц, за которые ИООО «Б» не может нести ответственность и т. д.).

Ответчик указывает, что в связи с изменением законодательства, регулирующего противопожарные требования, ответчик был вынужден выполнить на объекте большой объем дополнительных работ.

По мнению ответчика, истец не вправе требовать от ответчика уплаты неустойки, поскольку просрочка реализации инвестиционного проекта была вызвана объективными причинами и обстоятельствами, которые от инвестора не зависели и наступление которых инвестор предусмотреть не мог. ИООО «Б» обращает внимание суда, что строительно-монтажные работы были окончены им еще в июне 2014 года. Вместе с тем, поскольку ввод законченного строительством объекта в эксплуатацию требует значительных временных затрат, связанных с его документальным оформлением, акт приемки объекта в эксплуатацию был подписан только 29.04.2015.

Кроме того, ответчик считает, что сумма неустойки рассчитана областным исполнительным комитетом неверно.

В соответствии с абзацем 2 подпункта 10.2 пункта 10 инвестиционного договора от 23.04.2010 Республика Беларусь имеет право на взыскание с инвестора пени в размере 0,01% от объема инвестиций, указанного в пункте 4 договора, за каждый день просрочки, но не более 10% от указанного объема, за нарушение срока реализации инвестиционного проекта (его этапов), установленного пунктом 5 договора.

Инвестиционный проект предусматривал строительство комплекса сооружений — многоквартирного жилого дома и пристройки к нему (торгового центра с подземным гаражом). Введение в эксплуатацию двух вышеуказанных частей данного комплекса осуществлялось раздельно. Многоквартирный жилой дом введен в эксплуатацию 30.03.2012, а торговый центр (вторая очередь) — 29.04.2015.

Просрочки в реализации инвестиционного проекта в части строительства многоквартирного жилого дома ИООО «Б» допущено не было. Фактические инвестиции в строительство многоквартирного жилого дома составили 22 902 534 582 рубля, в строительство торгового центра вложено 22 687 958 333 рубля.

Ответчик считает, что, поскольку введение в эксплуатацию двух вышеуказанных частей данного комплекса осуществлялось раздельно, а строительство многоквартирного жилого дома инвестором просрочено не было, начисление пени следует производить только на сумму инвестиций, вложенных в строительство второй части объекта недвижимости — пристройки к многоквартирному жилому дому, а исчисление облисполкомом пени от общего объема инвестиций, вложенных инвестором в строительство всего объекта (жилого дома и пристройки), является неправомерным.

В судебном заседании представитель ответчика поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе.

Прокурор считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а апелляционную жалобу ответчика без удовлетворения.

Отзывом на иск облисполком считает решение суда первой инстанции обоснованным, ссылается на то, что условиями инвестиционного договора установлен срок реализации инвестиционного проекта до 01.07.2014 без разбивки на этапы реализации. Кроме того, подпунктом 6.6 пункта 6 инвестиционного договора предусмотрено обязательство инвестора в случае необходимости изменения (увеличения) по уважительной причине срока реализации инвестиционного проекта не позднее чем за 30 дней до истечения срока, указанного в пункте 5 договора, обратиться в установленном порядке в облисполком с соответствующим письменным заявлением о внесении изменений в договор. Данное обязательство ИООО «Б» не исполнено. Истец считает, что обоснование ИООО «Б» о причинах срыва сроков подписания акта приемки объекта в эксплуатацию должно было быть представлено в облисполком за 30 дней до истечения срока реализации инвестиционного проекта, что исключает объективность причин просрочки и наличие обстоятельств, не зависящих от инвестора.

По мнению истца, утверждение ответчика об окончании строительно-монтажных работ по объекту в июне 2014 года является субъективным мнением ИООО «Б». Объективным подтверждением завершения строительно-монтажных работ на объекте может быть только утвержденный акт приемки объекта в эксплуатацию. Акт приемки объекта в эксплуатацию является официальным документальным подтверждением окончания строительства объекта и, соответственно, подтверждением выполнения инвестором условий инвестиционного договора.

В судебном заседании представитель истца поддержал доводы, изложенные в отзыве на жалобу.

Заслушав доклад судьи, пояснения прокурора, представителей сторон, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, исследовав материалы дела, апелляционная инстанция пришла к следующим выводам.

В соответствии со статьей 280 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) основаниями для изменения или отмены судебного постановления суда первой инстанции являются неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд посчитал установленными; несоответствие выводов, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

В данном случае оснований для отмены (изменения) решения не имеется.

Как следует из материалов дела, между Республикой Беларусь в лице областного исполнительного комитета и ИООО «Б» (инвестор) 23.04.2010 заключен инвестиционный договор. В соответствии с пунктом 2 договора предметом договора является инвестиционная деятельность, осуществляемая инвестором в Республике Беларусь в целях реализации инвестиционного проекта.

Согласно пункту 3 договора объектом инвестиционной деятельности явилось строительство многоквартирного жилого дома со встроенно-пристроенными помещениями административно-торгового назначения по генплану в микрорайоне «С» с благоустройством прилегающей территории в г. М.

Пунктом 4 договора в редакции дополнительного соглашения N 4 стороны предусмотрели объем инвестиций не менее 40 000 000 000 рублей.

Пунктом 5 договора в редакции дополнительного соглашения N 4 срок реализации инвестиционного проекта установлен до 01.07.2014.

В соответствии со статьями 290, 291 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательства или договора.

В соответствии с актом приемки объекта, законченного строительством, реконструкцией, реставрацией, от 30.03.2012 принят в эксплуатацию многоквартирный жилой дом (первая очередь строительства). Согласно акту от 29.04.2015 принят в эксплуатацию многоквартирный жилой дом со встроенно-пристроенными помещениями административно-торгового назначения по генплану в микрорайоне «С» с благоустройством прилегающей территории в г. М. (вторая очередь строительства).

Таким образом, инвестиционный проект (строительство многоквартирного жилого дома со встроенно-пристроенными помещениями административно-торгового назначения по генплану в микрорайоне «С» с благоустройством прилегающей территории в г. М.) завершен 29.04.2015, в связи с чем ответчиком допущено нарушение срока реализации инвестиционного проекта.

Подпунктами 6.1 и 6.6 пункта 6 договора стороны предусмотрели, что инвестор обязан: обеспечить реализацию проекта в объемах и в сроки, определенные договором; в случае необходимости изменения (увеличения) по уважительной причине срока реализации инвестиционного проекта (его этапов) не позднее чем за 30 дней до истечения срока, указанного в пункте 5 договора, обратиться в установленном порядке в областной исполнительный комитет с соответствующим письменным заявлением о внесении изменений в договор.

Доказательств обращения ИООО «Б» в установленном порядке в областной исполнительный комитет с соответствующим письменным заявлением о внесении изменений в договор суду не представлено.

Согласно статьям 310, 311 ГК исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, гарантией, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законодательством или договором. Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

В соответствии со статьей 312 ГК соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства.

Подпунктом 10.2 пункта 10 договора в редакции дополнительного соглашения N 3 стороны предусмотрели, что Республика Беларусь имеет право на взыскание с инвестора пени в размере 0,01% от объема инвестиций, указанного в пункте 4 договора, за каждый день просрочки, но не более 10% от указанного объема, за нарушение срока реализации инвестиционного проекта, установленного пунктом 5 договора.

На основании изложенного вывод суда первой инстанции о взыскании пени за период с 01.07.2014 по 29.04.2015 за нарушение срока реализации инвестиционного проекта является обоснованным.

В соответствии со статьей 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законодательством.

Довод ответчика о том, что просрочка реализации инвестиционного проекта произошла не по вине инвестора, а в силу независящих от ИООО «Б» причин, не подтверждается материалами дела.

Несостоятельным является довод апелляционной жалобы о неправомерности исчисления пени от общего объема инвестиций, вложенных инвестором в строительство всего объекта. Инвестиционный договор от 23.04.2010 (с учетом дополнительных соглашений) не содержит условия о поэтапной реализации инвестиционного проекта, а именно поэтапном вводе объекта строительства в эксплуатацию. Доказательств обращения ИООО «Б» в облисполком для внесения изменений в инвестиционный договор суду не представлено.

Кроме того, согласно статье 401 ГК при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Исходя из буквального содержания подпункта 10.2 пункта 10 договора от 23.04.2010 (в редакции дополнительного соглашения N 3) начисление пени в размере 0,01% производится от объема инвестиций, указанного в пункте 4 договора, что составляет 40 000 000 000 руб.

Таким образом, всесторонне и полно исследовав обстоятельства дела, суд первой инстанции дал правильную оценку представленным доказательствам, вынес законное и обоснованное решение. В связи с этим решение по делу следует оставить без изменений, а апелляционную жалобу ответчика — без удовлетворения.

Расходы по государственной пошлине за подачу апелляционной жалобы следует отнести на ответчика согласно статье 133 ХПК.

Руководствуясь статьями 277, 279, 281 ХПК, апелляционная инстанция

Постановила:

Решение экономического суда Могилевской области от 05.07.2016 по делу N 115-6/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу ИООО «Б» — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия, может быть обжаловано (опротестовано) в течение одного месяца со дня вступления в законную силу в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в порядке, установленном статьями 282 — 286 ХПК.