Постановление об отказе в удовлетворении требования об отказе во взыскании страхового возмещения в порядке суброгации

Обстоятельства: Экспедитор застраховал груз в пользу грузополучателя. В процессе транспортировки груза перевозчиком часть груза была похищена. Страховщик признал утрату груза страховым случаем и выплатил страховое возмещение.

Требование: Об отказе во взыскании страхового возмещения в порядке суброгации.

Решение: Требование не было удовлетворено, поскольку перевозчик являлся лицом, ответственным за потерю груза. Он не доказал наличия обстоятельств, освобождавших его от ответственности за утрату груза.

Название документа: Постановление апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 11.05.2016 (дело N 2-9/2016/433А)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДА ГОРОДА МИНСКА

Апелляционная инстанция экономического суда г. Минска, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу частного транспортного унитарного предприятия «З» (далее — ЧТУП «З») на решение экономического суда г. Минска от 01.04.2016 по делу N 2-9/2016 по иску акционерного общества «С» (далее — АО «С») (Российская Федерация, г. О., ул. Р.) к ЧТУП «З» (г. М., ул. П.) с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика — частное транспортное унитарное предприятие «И» (далее — ЧТУП «И») (г. В., ул. Б.); третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика — Б. (М. обл., г. Б., ул. П.), о взыскании 138 983 325 белорусских рублей, с участием представителей

Установила:

Решением экономического суда г. Минска от 01.04.2016 по делу N 2-9/2016 с ЧТУП «З» в пользу акционерного общества «С» взыскано 138 983 325 белорусских рублей причиненного ущерба.

Ответчик, не согласившись с решением суда первой инстанции, подал апелляционную жалобу, в которой просит данное судебное постановление отменить, в удовлетворении иска отказать. В обоснование апелляционной жалобы ответчик указывает на необоснованное применение судом к отношениям, подпадающим под действие Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 года (далее — КДПГ), норм материального права, содержащихся в постановлении Совета Министров Республики Беларусь от 30.06.2008 N 970 «Об утверждении Правил автомобильных перевозок грузов», регулирующих внутриреспубликанские перевозки грузов, а также положений, регулирующих обязательное страхование гражданской ответственности. Кроме того, ответчик отмечает, что судом первой инстанции не была дана оценка тому, что оплата страхового взноса была произведена 16.10.2014, то есть спустя длительное время после заключения договора страхования (17.09.2014) и после наступления страхового случая (18.09.2014). По мнению апеллянта, судом первой инстанции необоснованно было отказано в истребовании выписки транзитного счета ЧТУП «И» из банка за период с 1 сентября по 31 декабря 2014 г., а также документы из банка, приложенные к оплате (договор, акт). Апеллянт настаивает, что договор, акт оказанных услуг, платежное поручение ООО «Р» с ЧТУП «И» являются подложными, и их следует исключить из числа доказательств, поскольку они были предоставлены в материалы дела после указаний кассационной инстанции.

Представитель лица, подавшего апелляционную жалобу, в заседании апелляционной инстанции доводы, изложенные в апелляционной жалобе, поддержал.

Представитель истца в заседании апелляционной инстанции просил решение суда первой инстанции оставить без изменения.

Представитель третьего лица в заседании апелляционной инстанции указала на согласие с принятым решением, указала на непринятие всех необходимых мер для обеспечения сохранности перевозимого груза, что были обозначены в заявке.

Выслушав пояснения представителей сторон и третьего лица, исследовав материалы дела, апелляционная инстанция пришла к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционной жалобы ЧТУП «З», исходя из следующего.

Как следует из материалов дела и было установлено судом первой инстанции, 10.09.2012 между ООО «Р» (экспедитор) и ООО «А» (клиент) заключен договор транспортной экспедиции, по условиям которого экспедитор обязался в соответствии с заявкой клиента организовать выполнение перевозки грузов во внутреннем и международном сообщении; отношения сторон строятся на основании положений Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона о транспортно-экспедиционной деятельности Российской Федерации, международных конвенций и соглашений. Согласно п. 2.1.4 данного договора по заявке клиента экспедитор обязан страховать груз в пользу грузовладельца. 12.09.2014 ООО «Р» приняло к исполнению заявку ООО «А».

27.03.2014 между ООО «Р» (экспедитор) и ЧТУП «И» (перевозчик) заключен договор на перевозку грузов автомобильным транспортом в международном сообщении, по условиям которого экспедитор заказывает, а перевозчик выполняет автомобильные перевозки в международном сообщении на основании конкретной транспортной заявки; отношения сторон регулируются положениями Конвенции МДП, Конвенции КДПГ, законами государств, на территории которых производятся перевозки, и действующим законодательством Российской Федерации. 15.09.2014 ЧТУП «И» приняло к исполнению заявку от ООО «Р».

22.07.2014 между ЧТУП «И» (клиент) и ЧТУП «З» (перевозчик) заключен договор на организацию перевозок автомобильным транспортом в международном сообщении, по условиям которого перевозчик от своего имени и за счет клиента принимает на себя обязательства по организации выполнения международных перевозок грузов автомобильным видом транспорта; в своей деятельности стороны руководствуются положениями Конвенции APT, Конвенции TIR, Конвенции КДПГ (CMR), а также законами государств, на территории которых производятся перевозки; заключенный между сторонами договор является договором международной перевозки груза, отношения по которому регулируются Конвенцией о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ). 16.09.2014 ЧТУП «З» приняло к исполнению заявку от ЧТУП «И».

В соответствии с заявкой от 16.09.2014 перевозчик принял на себя обязательство оказать клиенту транспортно-экспедиционные услуги по перевозке груза (молочной продукции) по маршруту: М. обл., г. Л. (ООО «С») — г. О., Российская Федерация (ООО «А»).

Согласно CMR-накладной от 17.09.2014 ЧТУП «З» осуществило перевозку груза (сыры в ассортименте) весом 20 771,12 кг, стоимостью 4 100 000 российских рублей на автомобиле марки «Рено 340» с полуприцепом под управлением водителя Б. В соответствии с указанной CMR-накладной отправителем является ООО «С», получателем — ООО «М».

В процессе транспортировки в период времени с 2 часов 30 минут по 10 часов 30 минут 18.09.2014 на 278 км автодороги Москва — Минск часть принадлежащего ООО «М» груза была похищена неустановленным лицом. По факту хищения груза СО МО МВД России 26.09.2014 было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного пунктом «в» части 3 статьи 158 Гражданского кодекса Российской Федерации, что подтверждается имеющейся в материалах дела справкой межмуниципального отдела МВД Российской Федерации от 25.12.2014 и сторонами не оспаривается.

19.09.2014 на месте разгрузки (склад общества с ограниченной ответственностью «А») с участием водителя Б. был составлен акт, в котором зафиксирован факт недостачи груза общим весом 3011,111 кг, стоимостью 617 277,76 российских рублей и сделана соответствующая отметка в CMR-накладной от 17.09.2014.

Согласно акту от 19.09.2014 экспертному заключению от 24.09.2014 и счету-фактуре от 17.09.2014 ущерб от несохранной перевозки составил 617 277,76 российских рублей.

Из материалов дела следует, что перевозимый ответчиком груз был застрахован в АО «С» (страховой полис от 17.09.2014).

АО «С» признало произошедшее событие (хищение груза) страховым случаем (акт о страховом случае от 28.01.2015) и, выполняя свои обязательства по договору страхования, на основании письменного заявления ООО «М» (выгодоприобретателя по договору страхования) от 22.12.2014 перечислило на счет ООО «А» страховое возмещение в размере 617 277,76 российских рублей, что подтверждается платежным поручением от 30.01.2015.

Данные факты и обстоятельства подтверждаются письменными материалами дела и не оспариваются сторонами.

Полагая, что ответственным за вред, возмещенный в результате страхования, является ответчик, истец, ссылаясь на статьи 14, 364, 750, 855 Гражданского кодекса Республики Беларусь, обратился с иском в суд, в котором просил взыскать с ответчика 138 983 325 белорусских рублей причиненного ущерба в порядке суброгации.

Возражая против удовлетворения иска, ответчик указал на то, что СО МО МВД России признало его потерпевшим, в связи с чем ЧТУП «З» не может рассматриваться как лицо, ответственное за убытки, возмещенные в результате страхования. По мнению ответчика, утрата груза в результате хищения не связана с действиями ответчика.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что рассмотрение настоящего дела относится к компетенции экономического суда г. Минска на основании подпункта «а» пункта 1 статьи 4 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, подписанного в г. Киеве 20 марта 1992 года (далее — Соглашение) и пункта 1 статьи 31 КДПГ.

На основании пункта «ж» статьи 11 Соглашения права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по законодательству государства, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда.

Кроме того, поскольку спор возник из договора автомобильной перевозки грузов, в котором место принятия к перевозке груза и место, предусмотренное для сдачи груза, находятся на территории двух различных стран, участвующих в КДПГ, при разрешении дела применяются условия этой Конвенции.

Удовлетворяя требования истца, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки (статья 855 Гражданского кодекса Республики Беларусь, статья 965 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Факт выплаты истцом страхового возмещения в размере 617 277,76 российских рублей подтверждается материалами дела (платежное поручение от 30.01.2015). При этом довод ответчика о том, что страховое возмещение было необоснованно выплачено не страхователю либо выгодоприобрететелю, а иному лицу (ООО «А»), не может быть принят судом во внимание, поскольку такая выплата была произведена на основании письменного заявления ООО «М» (выгодоприобретателя по договору страхования) от 22.12.2014.

Таким образом, к истцу перешло в пределах выплаченной суммы право требования возмещения причиненного ООО «М» (выгодоприобретателю) вреда к лицу, ответственному за его причинение.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 17 КДПГ транспортер несет ответственность за полную или частичную потерю груза или за его повреждение, происшедшее в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей, а также за просрочку доставки. Транспортер освобождается от этой ответственности, если потеря груза, его повреждение или просрочка с доставкой произошли по вине правомочного по договору лица, вследствие приказа последнего, не вызванного какой-либо виной транспортера, каким-либо дефектом самого груза или обстоятельствами, избегнуть которых транспортер не мог и последствия которых он не мог предотвратить.

Из материалов дела следует, что утрата части груза общим весом 3011,111 кг, стоимостью 617 277,76 российских рублей вследствие его хищения произошла в промежуток времени между принятием ответчиком груза к перевозке и его сдачей, в связи с чем, последний несет ответственность за несохранную перевозку.

Довод ответчика о том, что утрата груза в результате хищения является обстоятельством, которое он не мог предотвратить и устранение которого от него не зависело, апелляционной инстанцией отклоняется в силу следующего.

Принимая груз к перевозке, ответчик, являясь профессиональным перевозчиком, обязался организовать его доставку в пункт назначения, приняв необходимые меры по сохранности груза в пути следования. Однако, как следует из материалов дела, автомобиль с грузом находился под управлением одного водителя без какого-либо сопровождения и был остановлен на неохраняемой стоянке. Таким образом, ответственным лицом не была проявлена должная осмотрительность.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно указал на наличие оснований для возложения на ответчика ответственности за частичную утрату перевозимого груза.

В соответствии с пунктами 1, 3 статьи 23 КДПГ когда согласно постановлениям настоящей Конвенции транспортер обязан возместить ущерб, вызванный полной или частичной потерей груза, размер подлежащей возмещению суммы определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки.

Сумма причиненного ущерба составляет 617 277,76 российских рублей, что на дату выплаты страхового возмещения составляло 138 983 325 белорусских рублей и подтверждается экспертным заключением от 24.09.2014 и актом от 19.09.2014.

Таким образом, оценив все обстоятельства дела, а также доказательства с точки зрения их относимости и допустимости, опираясь на нормы законодательства, в том числе КДПГ, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об удовлетворении заявленных истцом требований в полном объеме.

Доводы ответчика, касающиеся нарушения страхователем сроков оплаты страховой премии, не могут быть приняты судом во внимание, так как не отвечают материалам дела, а именно условиям соглашения к правилам страхования грузов от 10.12.2013.

Согласно пункту 3 статьи 372 Гражданского кодекса Республики Беларусь лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

В соответствии с пунктом 1 статьи 17 КДПГ перевозчик несет ответственность за полную или частичную потерю груза или за его повреждение, произошедшее в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей, а также за опоздание доставки.

На основании пункта 2 статьи 17 КДПГ перевозчик освобождается от ответственности, если потеря груза, его повреждение произошло вследствие обстоятельств, избегнуть которые перевозчик не мог и последствия которых он не мог предотвратить. Правила организации труда и отдыха не снимают с перевозчика ответственности за сохранность груза.

Согласно пункту 1 статьи 18 КДПГ на перевозчике лежит бремя доказывания того, что потеря груза, его повреждение или опоздание были вызваны обстоятельствами, указанными в пункте 2 статьи 17 КДПГ. Таким образом, вина перевозчика презюмируется и на нем лежит бремя доказывания того, что утрата груза была вызвана вышеназванными обстоятельствами.

Ответчик, осуществляя предпринимательскую деятельность, которая сопряжена с риском и имущественной ответственностью и направлена на систематическое получение прибыли (статья 1 Гражданского кодекса Республики Беларусь), а также являясь профессиональным перевозчиком, при осуществлении своей профессиональной деятельности не мог не предвидеть то обстоятельство, что при транспортировке груза возможно его хищение.

Хищение груза иными лицами в деятельности перевозчика относится к обычным обстоятельствам предпринимательского риска, которые являются разумно предвидимыми и снижаются, в частности, за счет страхования гражданско-правовой ответственности перевозчика (CMR-страхование), что исключает квалификацию данного обстоятельства в целях освобождения перевозчика от ответственности за сохранность груза как чрезвычайного и непредотвратимого, т. е. обстоятельства непреодолимой силы.

Согласно части второй статьи 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений. Обязанность определения объема фактов, подлежащих доказыванию, а также собирания доказательств, подтверждающих такие факты, возложена на лиц, участвующих в деле (часть пятая статьи 100 и часть первая статьи 101 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь).

При этом в силу принципов относимости и допустимости доказательств суд принимает и исследует только те доказательства, которые могут подтвердить или опровергнуть факты, подлежащие доказыванию по рассматриваемому делу, и обстоятельства дела, которые, согласно законодательству, должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами (статьи 103 — 104 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь).

Ответчик не представил суду отвечающих критериям относимости (статья 103 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь) и допустимости (статья 104 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь) доказательств, что утрата груза произошла вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Таким образом, выводы суда первой инстанции соответствуют обстоятельствам дела, нормы материального и процессуального права применены правильно, судом в полном объеме дана оценка всем доводам сторон. Следовательно, отсутствуют основания для удовлетворения апелляционной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 279 и 281 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, апелляционная инстанция экономического суда г. Минска

Постановила:

Решение экономического суда г. Минска от 01.04.2016 по делу N 2-9/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу ЧТУП «З» — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия, может быть обжаловано в кассационном порядке в течение одного месяца со дня принятия постановления.