Противодействие лжепредпринимательству как механизму минимизации налоговых обязательств

Либерализация хозяйственной деятельности без разработки адекватного механизма контроля и защиты от противоправных посягательств привела к тому, что в стране действуют множество лжепредпринимательских структур, с участием которых совершаются большинство преступлений против порядка осуществления экономической деятельности.

Лжепредпринимательство, ответственность за которое предусматривает ст. 234 УК, причиняет ущерб экономическим интересам государства, общества и граждан в основном посредством уклонения предприятий реального сектора экономики от уплаты налогов, сборов.

Лжеструктуры также используются для получения дохода от незаконной деятельности, прикрытия запрещенной деятельности, извлечения иной имущественной выгоды, выведения в теневой оборот денежных средств, легализации полученных преступным путем значительных сумм, незаконного личного обогащения должностных лиц и учредителей предприятий, совершения коррупционных преступлений, хищений и т.д.

Наряду с этим, в обществе формируется ошибочное понимание правил ведения бизнеса и налогообложения. В результате к услугам лжепредпринимателей прибегают не только коммерческие структуры, но и бюджетные организации.

Справочно

В 2013 г. примерно 5000 субъектов хозяйствования реального сектора экономики имели взаимоотношения с лжеструктурами. В 2014 г. данные лжеструктуры в подавляющем большинстве продолжали работать, но уже с новыми 2000 лжеконтрагентами.

В 2014 г. Департамент финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь <1> пресек деятельность преступной группы, которая с использованием фиктивных бухгалтерских документов и реквизитов незаконно получила из бюджета в качестве возврата НДС более Br 8 млрд. При этом инспекция МНС проводила камеральную проверку представленных для возврата НДС документов и разрешила выплатить мошенникам указанную сумму. И только вмешательство правоохранительных органов не позволило преступникам по аналогичной схеме дополнительно похитить НДС на сумму более Br 3 млрд. На имущество фигурантов общей стоимостью более Br 2 млрд. был наложен арест, похищенные ранее денежные средства возмещены.

Статистика свидетельствует, что в предпринимательской среде нашей страны сформировалась целая прослойка лиц, осуществляющих деятельность исключительно в сфере лжепредпринимательства. Более того, лица, ранее привлеченные к уголовной ответственности за лжепредпринимательство и связанные с ним преступления, после отбытия наказания, в период его отбывания и даже в период расследования уголовного дела порой вновь возвращались к занятию тем же криминальным бизнесом.

Иногда криминальные структуры создавались не только для оказания услуг субъектам хозяйствования реального сектора экономики, но и при непосредственном участии их руководителей и собственников исключительно в целях минимизации налоговых обязательств подконтрольными им предприятиями.

Причина высокой латентности такого рода преступлений — совпадение интересов лиц, которые предоставляют и пользуются услугами лжепредпринимательских структур, применение мер конспирации участниками преступных схем.

Участие лжепредпринимательских структур в экономических процессах оценивается как один из источников внутренних угроз экономической безопасности страны.

Задача органов финансовых расследований заключается в первую очередь в выявлении и пресечении действий лжепредпринимательского характера, которые, как правило, совершаются преступными группами. Установление их организаторов, активных участников и членов, а также документальное подтверждение преступной деятельности должностных лиц предприятий реального сектора экономики, пользующихся услугами лжепредпринимателей, позволяет не только выявить ее масштабы и размер причиненного ущерба, обеспечить его возмещение, но и в полной мере реализовать принцип неотвратимости наказания.

Так, в 2014 г. совместно с компетентными органами Российской Федерации Департамент пресек деятельность преступной группы, которая в четырех регионах республики осуществляла регистрацию лжепредпринимательских структур с привлечением в качестве учредителей и должностных лиц граждан Российской Федерации.

Зарегистрированные субъекты хозяйствования имели довольно большую клиентскую базу и использовались с целью легализации незаконно ввезенных на территорию нашей страны товарно-материальных ценностей, а также уклонения от уплаты налогов. В дальнейшем товарно-материальные ценности поставлялись в адрес ряда бюджетообразующих предприятий.

Руководствуясь данными фактами, Департамент возбудил 15 уголовных дел по признакам лжепредпринимательства (ст. 234 УК), незаконной предпринимательской деятельности (ст. 233 УК) и уклонения от уплаты сумм налогов, сборов (ст. 243 УК). С целью возмещения причиненного государству ущерба на расчетных счетах лжеструктур арестовано более Br 650 млн., в результате обысков изъято Br 130 млн., дол. США 99 тыс., 1,5 тыс. евро, наложен арест на имущество, принадлежавшее участникам групп, общей стоимостью более дол. США 900 тыс.

В 2013 — 2014 гг. приостановлены расходные операции 810 лжеструктур, на их счетах заблокировано Br 99,3 млрд. Одно из предприятий, имевшее признаки лжепредпринимательской структуры, планировало в течение банковского дня перечислить Br 10,4 млрд. в прибалтийский банк.

Департамент осуществляет анализ и проверку деятельности субъектов реального сектора экономики, имевших взаимоотношения с лжеструктурами, берет их на особый контроль, а по результатам собранных доказательств дает действиям должностных лиц, причастных к уклонению от уплаты налогов и совершению иных правонарушений, правовую оценку.

Справочно

В 2014 г. Департамент пресек деятельность преступной группы, которая с использованием 71 лжеструктуры оказывала услуги по обналичиванию денежных средств с оформлением подложных первичных учетных документов для минимизации сумм налоговых обязательств. В отношении должностных лиц организаций — клиентов данной группы за уклонение от уплаты налогов, сборов возбуждено более 50 уголовных дел. Большинство подозреваемых должностных лиц раскаялись в содеянном и приняли меры по возмещению причиненного бюджету ущерба. Поскольку у этой преступной группы было более 2000 контрагентов, проверки продолжаются и в настоящее время.

Противодействие лжепредпринимательству включает в том числе профилактические меры. По их результатам предприятия по собственной инициативе перечислили в бюджет Br 4,9 млрд.

В целях совершенствования механизмов противодействия лжепредпринимательской деятельности реализуется ряд законодательных инициатив. Первый значимый шаг — принятие Указа Президента Республики Беларусь от 23 октября 2012 г. N 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств». Одной из названных мер стал созданный с 1 января 2013 г. реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере, а также критерии включения в этот реестр, благодаря которым его фактически можно назвать реестром лжепредпринимательских структур. За 2 года в него вошли более 4660 субъектов.

Положения вышеупомянутого Указа позволяют контролирующему органу признавать сделки с лжепредпринимательскими структурами не имеющими юридической силы и предъявлять к уплате их контрагентам налоговые платежи. Однако, несмотря на очевидные факты фиктивной деятельности подобных структур ввиду множества сделок, проверяющие не всегда в состоянии собрать все необходимые доказательства.

Изменить ситуацию позволит Указ Президента Республики Беларусь «О мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налогов», проект которого прошел согласование с заинтересованными государственными органами и общественное обсуждение и направлен в установленном порядке на рассмотрение Главы государства.

Данный проект предлагает законодательно закрепить обязанность контрагентов лжепредпринимательской структуры по предписанию органа финансовых расследований самостоятельно уплачивать налоговые платежи при наличии заключения Департамента. Заключение будет составляться в случае наличия оснований для включения в реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере, а также факта совершения структурой правонарушения в экономической сфере или использования ее в таких целях.

Принятие проекта, на наш взгляд, позволит создать условия, когда исполнение налоговых обязательств станет неизбежным, что сделает экономически невыгодным использование услуг лжеструктур, а значит, приведет к снижению либо отсутствию спроса на них.

Одновременно в целях обеспечения комплексности правового регулирования в Указ Президента Республики Беларусь от 16 октября 2009 г. N 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь» вносятся дополнения и изменения, касающиеся порядка и оснований назначения внеплановых проверок субъектов, включенных в реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском совершения правонарушений в экономической сфере, либо их контрагентов.

Важную роль в противодействии лжепредпринимательству играют службы внутреннего контроля банков республики, которые проводят проверки своих клиентов без участия контролирующих и правоохранительных органов. Такие проверки позволяют выявлять субъектов хозяйствования, имеющих признаки лжепредпринимательских структур, и приостанавливать их деятельность на ранней стадии путем прекращения обслуживания.

Механизмы реализации права банка приостановить обслуживание подозрительного клиента или отказать в проведении подозрительной финансовой операции закрепил Закон Республики Беларусь от 30 июня 2014 года N 165-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения».

В новой редакции ст. 235 УК, посвященной легализации (отмыванию) средств, полученных преступным путем, стал шире перечень предикатных преступлений за счет преступлений, связанных с неуплатой налогов, сборов и таможенных платежей, невозвращением валюты из-за границы. Усовершенствованы вопросы уголовно-правовой квалификации действий лиц, участвующих в создании и деятельности лжеструктур. Так, с 28 января 2015 г. ответственность по ст. 234 УК наступает не только в случае регистрации (создания) лжепредпринимательской структуры, но и в случае ее приобретения.

В перечень субъектов указанного преступления, наряду с лицами, которые зарегистрировались в качестве индивидуальных предпринимателей, создали или приобрели юридическое лицо без намерения осуществлять уставную деятельность, в новой редакции ст. 234 УК вошли организаторы и соучастники регистрации (создания, приобретения) лжеструктур на имя подставных лиц без привлечения таких лиц к ответственности. Определение подставного лица дает примечание к указанной статье.

Отпала необходимость доказывать наличие у лица противоправной цели при создании лжеструктуры как одного из условий наступления ответственности. Условием наступления ответственности за регистрацию (создание, приобретение) лжеструктуры в новой редакции ст. 234 УК является наступление вредных последствий в виде не только ущерба в крупном размере, но и дохода от незаконной предпринимательской деятельности или иной незаконной имущественной выгоды в таком размере.

Кроме того, ст. 234-1 УК ввела уголовную ответственность лиц, которые незаконно распоряжаются денежными средствами на банковских счетах. Криминализация указанных действий объясняется необходимостью противодействия безналичным платежам, с помощью которых придается видимость законности бестоварным сделкам, корректируются налоговые базы, обналичиваются денежные средства, выводятся за рубеж капиталы.

Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 марта 2015 г. N 1 «О практике применения судами законодательства по делам об уклонении от уплаты сумм налогов, сборов (статья 243 УК)» разрешило давнюю дилемму так называемого специального субъекта, к которому теперь относятся лица (как правило, фактические руководители и собственники предприятий), уклоняющиеся от уплаты налогов, сборов посредством использования подконтрольных им номинальных должностных лиц.

Наряду с этим, продолжается реализация предложений по введению с 2016 г. в республике механизма электронного администрирования НДС, что позволит оперативно выявлять и предотвращать факты занижения НДС.

Еще один проблемный вопрос заключается в том, что значительное количество лиц, так или иначе причастных к неуплате в бюджет налогов и сборов, избегают уголовной ответственности ввиду отсутствия у них документов бухгалтерского учета. В связи с этим поступило предложение дополнить УК нормой, предусматривающей уголовную ответственность за необеспечение сохранности либо утрату документов, а также умышленное неведение бухгалтерского учета в случае общественно опасных последствий этих деяний в виде образования непогашенной задолженности по налогам и сборам в крупном размере.

Неотъемлемое условие функционирования лжепредпринимательских структур — наличные денежные средства. Среди способов их получения можно назвать перевод на счета индивидуальных предпринимателей, имеющих возможность без ограничений снимать наличные денежные средства со своего счета, в том числе посредством пластиковых карт.

Например, только одна преступная группа в 2014 г. с использованием карт-счетов и текущих счетов 24 физических лиц, в том числе зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, обналичила денежные средства и получила доход от противоправной деятельности на сумму более Br 250 млрд.

Минимизировать налоговые платежи часто пытаются с помощью индивидуальных предпринимателей, применяющих УСН и оказывающих организациям реального сектора экономики услуги по управлению деятельностью, маркетинговые, консультационные услуги и т.д. В качестве таких предпринимателей часто регистрируются сами учредители или работники фирм, а также подставные лица, которые за вознаграждение совершают юридически значимые действия.

Так, одно из закрытых акционерных обществ в течение 2012 — 2013 гг. оплатило предпринимателям услуги по управлению и реализации производимых им товаров на общую сумму Br 19 млрд. При этом руководитель общества за 2 года как предприниматель получил за оказанные управленческие услуги доход в сумме более Br 9,6 млрд. Только зафиксированная в спецформулярах сумма операций по обмену этих денежных средств составила около дол. США 1,6 млн.

Анализ финансовых операций показал, что такие предприниматели обналичивают значительные суммы поступающих средств, не осуществляя никакой финансово-хозяйственной деятельности. При этом в большинстве случаев при УСН уплачивается налог в размере 5%, что сводит на нет вероятность применения мер ответственности.

В целях упорядочения деятельности подобных индивидуальных предпринимателей в Налоговом кодексе Республики Беларусь предусматривается установление с 2015 г. запрета на применение предпринимателями УСН в отношении доходов, полученных от коммерческих организаций, руководителями, собственниками (участниками) которых являются данные предприниматели или их супруги и дети.

Перечисленные мероприятия позволяют сдерживать вовлечение новых плательщиков в теневую экономику. Так, если в 2010 г. оборот безналичных платежей выявленных лжепредпринимательских структур составлял 3% от ВВП, а период преступной деятельности был 0,5 — 1,5 года, то с июля 2013 г. по июнь 2014 г. оборот составил 0,7% от ВВП, а период деятельности — в среднем 1 — 3 месяца.

Однако представляется, что усилиями только законодательных, контролирующих и правоохранительных органов окончательно решить проблему лжепредпринимательства не удастся. Для этого необходимо, чтобы бизнес переосмыслил приоритеты и перешел с краткосрочного на долгосрочный механизм работы, при котором наличие финансово-хозяйственных взаимоотношений с фирмами-однодневками ставит под угрозу саму идею существования организации и имидж субъекта хозяйствования.

<1> Далее — Департамент.