Страхование коммерческих рисков

Предпринимательская деятельность в силу своего определения осуществляется юридическими и физическими лицами в гражданском обороте на свой риск и под свою имущественную ответственность. В практике возникают ситуации, когда должник в силу тех или иных обстоятельств не может исполнить свои обязательства, вследствие чего кредитор несет убытки. Причем причиной этого могут быть не только коммерческие риски, но и так называемые политические риски. Есть ли возможность минимизировать убытки или же вообще избежать их при наступлении подобных рисковых ситуаций?

Гражданское законодательство помимо различного рода мер, направленных на обеспечение исполнения обязательства, предоставляет кредитору также возможность заключения договора страхования вышеназванных рисков. В случае наступления страхового случая все выплаты кредитору осуществляет уже страховщик, к которому после этого переходит в порядке суброгации право требования к просрочившему должнику. Представляется, что подобная конструкция является очень актуальной и должна быть востребована максимальным числом субъектов хозяйствования. По крайней мере, бизнес-структуры стран Западной Европы давно уже ни шагу не делают в своей деятельности без заключения подобных договоров. Законодательство Республики Беларусь также предоставляет возможность заключения подобных договоров страхователями.

Страхование в Республике Беларусь осуществляется в добровольном порядке на основании договоров страхования, заключаемых страхователем со страховщиком, если иное не установлено законами или актами Президента Республики Беларусь.

Согласно пункту 1 статьи 819 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) по договору страхования одна сторона (страховщик) обязуется при наступлении предусмотренного законодательством или договором события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или третьему лицу (застрахованному лицу, выгодоприобретателю), в пользу которого заключен договор, причиненный вследствие этого события ущерб застрахованным по договору имущественным интересам (произвести страховую выплату в виде страхового возмещения или страхового обеспечения) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы, лимита ответственности), а другая сторона (страхователь) обязуется уплатить обусловленную договором сумму (страховой взнос, страховую премию).

Если договором имущественного страхования и страхования ответственности не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки (статья 855 ГК).

Приведем пример.

Хозяйственным судом было рассмотрено дело по иску страхового предприятия «Б» к ООО «Р» (резидент Российской Федерации) о взыскании понесенных расходов по выплате страхового возмещения.

В обоснование своих требований истец ссылается на факт неисполнения ответчиком условий внешнеторгового контракта и условия договора страхования, а также договора уступки права требования.

Ко дню судебного заседания истцом представлено ходатайство о поддержании исковых требований в полном объеме и рассмотрении дела после проведения подготовительного заседания.

Ответчик отзыв на иск не представил, в судебное заседание не явился, согласно определению Арбитражного суда города Москвы об исполнении судебного поручения хозяйственного суда, а также почтовому уведомлению он был надлежаще извещен о месте и времени рассмотрения дела.

Дело в силу статей 142, 177 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) рассмотрено в отсутствие представителей ответчика в связи с достаточностью представленных доказательств.

В качестве применимого права судом в соответствии со статьями 1125, 1129 ГК, а также с Соглашением о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20.03.1992, определено законодательство Республики Беларусь. В соответствии с подпунктом в) пункта 1 статьи 4 указанного Соглашения компетентный суд государства — участника Содружества Независимых Государств (СНГ) вправе рассматривать хозяйственные споры, если на территории данного государства исполнено или должно быть полностью или частично исполнено обязательство из договора, являющееся предметом спора.

В условиях контракта стороны согласовали подсудность — в хозяйственном суде по месту нахождения истца.

В соответствии со статьей 297 ГК, определяющей место исполнения обязательства, предусмотрено, что местом исполнения по денежному обязательству является место нахождения кредитора.

Предметом спора является денежное обязательство со стороны ООО «Р». Место его исполнения — Республика Беларусь.

В соответствии со статьей 235 ХПК к компетенции хозяйственных судов Республики Беларусь относятся споры, возникающие из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Республики Беларусь.

Как следует из материалов дела, между истцом и УДП «Г» был заключен договор страхования на условиях Правил страхования кратко-, средне- и долгосрочных экспортных контрактов от политических или коммерческих рисков N 30, согласованных Министерством финансов Республики Беларусь 23.04.2008 N 367, с изменениями от 08.09.2008 N 472 (далее — Правила) путем присоединения к ним.

В качестве объекта страхования данным договором был определен риск получения страхователем убытков в результате частичной или полной неоплаты поставленных по внешнеторговому контракту товаров в течение сроков оплаты, предусмотренных контрактом (в течение 35 календарных дней с момента отгрузки товара), из-за экономической несостоятельности (банкротства) контрагента страхователя — ООО «Р»; неплатежеспособности контрагента страхователя; по одному или нескольким обстоятельствам, представляющим политический риск.

При этом в соответствии с пунктом 39 Правил, а также условиями договора страхования страховым случаем является получение страхователем убытков в результате частичной или полной неоплаты поставленных товаров (работ, услуг):

  1. из-за экономической несостоятельности (банкротства) контрагента;
  2. из-за неплатежеспособности контрагента;
  3. по одному или нескольким обстоятельствам, представляющим политический риск.

Согласно пункту 41 Правил неплатежеспособность контрагента, а также наступление страхового случая по обстоятельствам, представляющим политический риск, признается, когда страхователь подает страховщику заявление, в котором указано, что после окончания срока расчета по экспортному контракту прошел установленный страховщиком период ожидания, а счета не оплачены или оплачены только частично, хотя страхователь, согласовав со страховщиком, принял разумные меры для возвращения долга.

В соответствии с условиями контракта на основании товарно-транспортной накладной (ТТН) и международной товарно-транспортной накладной «CMR» (CMR-накладной) УДП «Г» в адрес ответчика была поставлена консервная плодовоовощная продукция.

Согласно условиям контракта стороны согласовали срок оплаты — в течение 35 календарных дней с момента отгрузки товара. Отгрузка товара согласно условиям контракта осуществляется силами продавца со склада продавца.

По истечении срока оплаты ООО «Р» исполнило принятые на себя денежные обязательства лишь частично, погасив сумму долга в размере 30000 рос.руб. По состоянию на день рассмотрения дела в суде задолженность ответчика перед УДП «Г» по контракту составляет 575954,76 рос.руб.

УДП «Г» направлялись претензии в адрес ответчика по делу, а также ходатайства об оказании содействия в возврате денежных сумм в адрес Посольства Республики Беларусь в Российской Федерации и Правительства г. Москвы.

Как следует из материалов дела, в частности из письма ответчика в адрес УДП «Г», задолженность им перед УДП «Г» не оспаривается.

В соответствии с частью 1 пункта 1 статьи 817 ГК страхование осуществляется в добровольном порядке на основании договоров страхования, заключаемых страхователем со страховщиком, если иное не установлено законами или актами Президента Республики Беларусь.

Согласно пункту 1 статьи 819 ГК по договору страхования одна сторона (страховщик) обязуется при наступлении предусмотренного законодательством или договором события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или третьему лицу (застрахованному лицу, выгодоприобретателю), в пользу которого заключен договор, причиненный вследствие этого события ущерб застрахованным по договору имущественным интересам (произвести страховую выплату в виде страхового возмещения или страхового обеспечения) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы, лимита ответственности), а другая сторона (страхователь) обязуется уплатить обусловленную договором сумму (страховой взнос, страховую премию).

В связи с понесенными убытками, вызванными неоплатой ООО «Р» поставленной продукции в размере 575954,76 рос.руб., УДП «Г» обратилось к истцу с заявлением о наступлении страхового случая. Истец на основании акта о страховом случае перечислил платежным поручением УДП «Г» по договору страхования страховое возмещение в размере 518359,28 рос.руб. (сумма убытка за вычетом франшизы). В пределах оставшихся 10 процентов от суммы убытка УДП «Г» согласно условиям договора страхования и Правил все риски несет самостоятельно.

В соответствии со статьей 855 ГК, если договором имущественного страхования и страхования ответственности не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

В связи с указанной нормой между истцом и страхователем УДП «Г» был заключен договор уступки права требования. Согласно условиям указанного договора страхователь уступил истцу право требования оплаты ответчиком основного долга по контракту в размере выплаченной суммы страхового возмещения, а также уплаты договорных санкций, право требования по всем видам обеспечения (при наличии) исполнения контракта, залоговые права на поставленный товар в размере выплаченного страхового возмещения.

В соответствии со статьей 353 ГК право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании акта законодательства. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законодательством или договором.

Таким образом, в соответствии со статьями 353, 855 ГК после выплаты страхового возмещения к истцу перешло право требования УДП «Г» к ООО «Р» в размере 518359,28 рос.руб. — суммы, возмещенной в результате страхования.

Как следует из содержания пункта 4 статьи 358 ГК, права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании акта законодательства и наступления указанных в нем обстоятельств при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая.

Во исполнение требований части 2 пункта 2 статьи 10 ГК и приложения «Претензионный порядок урегулирования спора» к ХПК истцом в адрес ответчика была направлена претензия об уплате суммы задолженности, которая была оставлена последним без ответа.

На момент рассмотрения дела задолженность ответчика составляет 518359,28 рос.руб. (доказательства погашения не представлены).

При данных обстоятельствах исковые требования о взыскании с ответчика 518359,28 рос.руб. понесенных расходов по выплате страхового возмещения были признаны обоснованными и подлежащими удовлетворению.

В соответствии с подпунктом 1.7.3 пункта 1 статьи 257 Особенной части Налогового кодекса Республики Беларусь стороны освобождены от уплаты государственной пошлины по спорам, связанным со страхованием и государственным регулированием страховой деятельности, в связи с чем государственная пошлина с ответчика не взыскивалась.

Приведенный пример касался случаев страхования от коммерческих и политических рисков договора поставки. Вместе с тем действующее законодательство не содержит каких-либо ограничений в части предмета договора, относительно которого может быть заключен подобный договор страхования. Это может быть и перевозка, подряд, аренда и т.п. Следует посоветовать субъектам хозяйствования активнее использовать данную возможность. Удовлетворение своих имущественных требований в этом случае они смогут получать значительно проще и оперативнее, чем в судебном порядке. Ведь вынесенное судебное решение, даже если кредитор выиграет спор в суде, еще необходимо будет исполнить. Часто это осуществляется только в принудительном порядке силами судебных исполнителей.