Возмещение убытков и взыскание неустойки как формы ответственности в гражданском праве

Предметом исследования в данной статье являются такие формы гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков и взыскание неустойки. Автором рассмотрены теоретические аспекты данного вопроса и отдельные практические проблемы применения гражданско-правовой ответственности в данных формах.

Значение гражданско-правовой ответственности как вида юридической ответственности проявляется, в первую очередь, в возможности компенсировать потери потерпевшей стороны, а также в обеспечении защиты имущественных прав и интересов физических и юридических лиц от возможных посягательств. Кроме того, гражданско-правовая ответственность служит цели предупреждения нарушения обязательств, оказывает превентивное воздействие на участников гражданских правоотношений.

Традиционно под формой ответственности в гражданском праве понимается форма выражения тех дополнительных обременений, которые возлагаются на правонарушителя в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства [12, с. 449]. При этом под неисполнением понимают ситуацию, когда действие, предусмотренное обязательством, не совершено вовсе, а ненадлежащее исполнение подразумевает обстоятельства, когда должник совершил действие, но сделал это в отношении ненадлежащего лица, в ненадлежащее время, ненадлежащим способом и т.д.

Общей универсальной формой гражданско-правовой ответственности признается возмещение убытков. Ее общее значение, а также универсальный характер определяются применением во всех случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, если законом или договором не предусмотрено другое (например, в случае с исключительной неустойкой). При этом иные формы ответственности (они признаются специальными) применяются только в случае, если об этом прямо указано в законодательстве или договоре.

Ответственность в форме возмещения убытков имеет определяющее значение, поскольку «возмещение убытков в наибольшей степени идеально отражает соответствие тяжести правонарушения и меры ответственности за него» [10, с. 29]. Вместе с тем таким способом достигается основная цель возмещения убытков: наиболее полное восстановление имущественного положения потерпевшего за счет правонарушителя, то есть установление для кредитора такого положения, в котором он оказался бы, если бы контрагент выполнил свое обязательство должным образом. По справедливому замечанию О.С.Иоффе, «благодаря принципу полного возмещения убытков обеспечивается всесторонняя охрана интересов тех, кто терпит убытки от неисправности своих контрагентов» [6, с. 103].

По общему правилу должник (правонарушитель) обязан возместить кредитору (потерпевшему) убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (п. 1 ст. 364 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК)). Это правило является одной из важнейших гарантий прав потерпевшего.

Под убытками в теории гражданского права понимают те «отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате совершенного против него гражданского правонарушения» [4, с. 538], иными словами, их денежное выражение, «денежную оценку имущественных потерь кредитора» [3, с. 925]. При этом убытки по своей внутренней структуре подразделяются на две части:

  • реальный ущерб — те расходы, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества;
  • упущенная выгода — неполученные доходы, которые лицо, чье право было нарушено, получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 14 ГК).

Реальный ущерб включает как уже происшедшие расходы кредитора (утрата, повреждение имущества и т.п.), так и возможные будущие расходы. На практике зачастую возникают проблемы, связанные с определением размера уже понесенных расходов. Полагаем, что формулировка п. 2 ст. 14 ГК оставляет некоторую свободу кредитору для злоупотреблений в отношении размеров расходов, понесенных для восстановления нарушенного права. Возмещаться должны «не любые расходы, произведенные кредитором для восстановления нарушенного права, а только необходимые в данном случае… К необходимым относятся те минимальные расходы, которые исходя из принципа добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений следовало произвести для устранения последствий правонарушения» [9, с. 15].

В качестве упущенной выгоды возмещению подлежат те доходы, которые с учетом сложившейся ситуации на рынке кредитор смог бы получить при обычных обстоятельствах. Кроме того, при возмещении упущенной выгоды речь идет не об усредненных доходах обычных предпринимателей, а о возможностях конкретного кредитора. Это означает, что следует принимать во внимание личные способности, навыки, деловые связи данного конкретного субъекта хозяйствования. При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (п. 4 ст. 364 ГК). Поэтому «истец может попытаться доказать, что он намеревался извлечь доходы, превышающие результаты деятельности «среднестатистического» предпринимателя, и если ему удастся это сделать, он должен получить соответствующее возмещение» [9, с. 16].

При доказывании размеров неполученной прибыли не принимаются во внимание предположительные расчеты истца, должны учитываться только точные данные, бесспорно подтверждающие реальную возможность получения доходов, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом. Истец обязан представить письменные доказательства возможности получения прибыли: договоры, заключенные с контрагентами; гарантийные письма от них с предложением заключить соответствующий договор или положительные ответы контрагентов на предложение истца о заключении договора; предварительные договоры; протоколы о намерениях и т.д. Однако в условиях рынка, когда результаты деятельности субъектов хозяйствования и возможность получения ими прибыли зависят от многих непрогнозируемых обстоятельств, подобный подход не совсем точен. Более того, сложности часто возникают именно при определении конкретной суммы упущенной выгоды [8, с. 56].

По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законодательством может быть ограничено право на полное возмещение убытков — применяются правила ограниченной ответственности (п. 1 ст. 371 ГК).

ГК устанавливает ограниченную ответственность перевозчика, возмещающего ущерб, причиненный при перевозке (ст. 750):

  • в случае утраты или недостачи груза или багажа — в размере стоимости утраченного или недостающего груза или багажа;
  • в случае повреждения (порчи) груза или багажа — в размере суммы, на которую понизилась его стоимость, а при невозможности восстановления поврежденного груза или багажа — в размере его стоимости;
  • в случае утраты груза или багажа, сданного к перевозке с объявлением его ценности, — в размере объявленной стоимости груза или багажа.

Аналогичная ответственность Белорусской железной дороги установлена ст. 116 Устава железнодорожного транспорта общего пользования, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 02.08.1999 N 1196, за ущерб, причиненный при перевозке груза, и ст. 131 данного Устава, устанавливающей ограниченную ответственность за ущерб, причиненный при перевозке багажа. Данная норма весьма разумна, так как «взыскание убытков в полном объеме могло бы повлечь для перевозчика увеличение перевозных платежей» [1, с. 34].

В ГК предусмотрены также следующие случаи ограниченной гражданско-правовой ответственности:

  • по недействительным сделкам, совершенным: гражданином, признанным недееспособным (ст. 172 ГК); несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. 173 ГК); несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 176 ГК); гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК); гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 178 ГК); под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения одной стороны с другой или вследствие стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179, 180 ГК) — на дееспособную сторону возлагается обязанность возместить другой стороне реальный ущерб, понесенный в результате заключения недействительной сделки, при условии, что она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны;
  • в случае утраты или повреждения заложенного имущества (ст. 325 ГК) — за утрату предмета залога залогодержатель отвечает в размере его действительной стоимости с учетом инфляции, за повреждение — в размере суммы, на которую эта стоимость понизилась, независимо от его стоимости, указанной в договоре;
  • при отказе организатора открытых торгов от их проведения с нарушением сроков такого отказа (п. 3 ст. 418 ГК) — организатор обязан возместить участникам понесенный ими реальный ущерб;
  • за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору энергоснабжения (п. 1 ст. 518 ГК) нарушившая обязательство сторона обязана возместить причиненный реальный ущерб;
  • некоторые другие случаи (по договору безвозмездного пользования, договору на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ и проч.).

Ограничение ответственности может устанавливаться также соглашением сторон. Необходимо помнить, что в силу п. 2 ст. 371 ГК соглашение об ограничении размера ответственности по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом.

Взыскание неустойки представляет собой специальную форму ответственности, которая может быть назначена, только если об этом прямо указано в законодательстве или договоре. В п. 1 ст. 311 ГК неустойкой признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения. При этом кредитор должен доказать лишь факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Обосновывать и доказывать причинение убытков он не обязан.

Включение в договор условий о неустойке позволяет кредитору ее взыскать в случае ненадлежащего исполнения обязательств, доказав лишь факт нарушения. «Не требуется доказывать и обосновывать размер понесенных убытков, причинно-следственную связь между их возникновением и действиями нарушителя, а также вину последнего. Это облегчает взыскание неустойки и делает ее наиболее распространенной мерой ответственности в договорных отношениях» [11, с. 74].

Легальное определение неустойки содержится в главе 23 ГК, посвященной обеспечению исполнения обязательств. В связи с этим представляется правомерным сделать вывод, что законодатель отнес неустойку наравне с поручительством, гарантией, залогом, удержанием имущества должника и др. к способам обеспечения исполнения обязательств. Одновременно с этим неустойка является формой гражданско-правовой ответственности.

В юридической литературе высказываются различные мнения в отношении того, является неустойка способом обеспечения исполнения обязательств или мерой гражданско-правовой ответственности. По мнению профессора Е.А.Суханова, «обеспечительная функция неустойки видится в том, что она является дополнительной санкцией за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, помимо общей санкции возмещения убытков. Основанием для ее взыскания является лишь факт нарушения контрагентом условий договора. Обязанности же по возмещению убытков цивилистами принято относить к общей (основной) санкции за нарушение исполнения обязательств. Отличие общей и дополнительной санкций заключается в том, что вторая является одновременно и способом обеспечения исполнения обязательств» [2, с. 451]. Другой точки зрения придерживается, в частности, А.В.Латынцев, который считает, что отнесение неустойки к способам обеспечения исполнения обязательств и одновременно рассмотрение ее как меры ответственности является неоправданным. Анализируя имеющиеся подходы, А.В.Латынцев указывает, что в основе отнесения неустойки к способам обеспечения исполнения обязательств лежит требование законодательства о включении ее в условия договора либо взыскания на основании акта законодательства (при взыскании законной неустойки). Убытки же подлежат взысканию только при условии доказывания их наличия. В основу же отнесения неустойки в главу 23 ГК, посвященную ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств, должны быть положены характер и цели анализируемых родственных институтов [11, с. 75].

Представляется, что более обоснованной является точка зрения профессора Е.А.Суханова и неустойку следует относить как к способам обеспечения обязательств, так и к мерам гражданской ответственности. По справедливому замечанию Т.А.Фадеевой, «основания возникновения обязанности по уплате неустойки совпадают с основаниями возложения на должника гражданско-правовой ответственности. Кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за нарушение обязательства» [4, с. 569].

Законодатель называет две разновидности неустойки. Во-первых, это штраф — однократная выплата определенной суммы денег, в процентах от суммы неисполненного обязательства или в твердой денежной сумме. Во-вторых, пеня, применяемая при просрочке исполнения обязательства. Пеня начисляется непрерывно за каждый день просрочки в течение определенного времени или всего периода просрочки в процентах от суммы невыполненного обязательства. Е.А.Суханов называет пеню «длящейся неустойкой» [5, с. 614].

Следует отметить, что в некоторых случаях возможно одновременное взыскание как пени, так и штрафа. Например, в договоре поставки стороны предусмотрели за несвоевременную приемку товара покупателем уплату штрафа в размере 5% от его стоимости, а также за несвоевременную оплату товара уплату пени за каждый календарный день просрочки оплаты товара в размере 0,1% от суммы просроченного платежа. Такие условия ответственности покупателя вполне обоснованны, поскольку установлены за нарушение покупателем разных обязанностей по договору. В данном случае несвоевременная приемка покупателем товара чревата порчей товара, простоем транспорта или иными неблагоприятными последствиями для поставщика, надлежаще исполнившего свои обязанности по договору, а несвоевременная оплата нарушает финансовое состояние поставщика, лишает его встречного предоставления, на которое он рассчитывал.

Если же в приведенном примере предположить, что штраф 5% установлен за несвоевременную оплату, а пеня в размере 0,1% — за просрочку оплаты, то в таком случае одновременное установление в договоре и пени, и штрафа является необоснованным и нарушает общеправовой принцип ответственности: «одна санкция за одно нарушение». Приведенная формулировка договора может привести, скорее, к дополнительному обогащению поставщика, чем к восстановлению его имущественного положения.

По основаниям возникновения принято различать неустойку договорную и законную (нормативную). Нормативная (законная) неустойка устанавливается в законодательных и иных нормативных правовых актах и может применяться независимо от того, включена она в договор или нет. Необходимо также учитывать, что размер неустойки, установленный законодательным актом, в некоторых случаях не может быть изменен. Так, например, в соответствии со ст. 12 Закона Республики Беларусь от 24.11.1993 N 2588-XII «О поставках товаров для государственных нужд» при невыполнении условий государственного контракта по объему, сроку поставки или оплаты товаров для государственных нужд виновник выплачивает неустойку в размере 50 процентов стоимости недопоставленных или неоплаченных товаров. Такой размер неустойки не может быть изменен соглашением сторон.

В некоторых случаях законодательство оставляет сторонам возможность только увеличить размер взыскиваемой неустойки. В силу п. 9 порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями в Республики Беларусь, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 29.06.2000 N 359 юридические лица, их обособленные подразделения, индивидуальные предприниматели, получившие за счет средств бюджетов предварительную оплату и не исполнившие или ненадлежаще исполнившие обязательство по поставке товара (продукции), выполнению работ, оказанию услуг в сроки, предусмотренные договорами, уплачивают покупателю (заказчику) за каждый просроченный день пеню с зачислением ее в доход соответствующего бюджета. Размер пени в таком случае рассчитывается исходя из процентной ставки, равной 1/360 ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь, действующей на день исполнения обязательства, за исключением поставок товаров (продукции), выполнения работ, оказания услуг военного назначения по государственному оборонному заказу, увеличенной: в 25 раз, от суммы неисполненной части обязательства по поставке товара (продукции); или в 10 раз, от суммы неисполненной части обязательства по выполнению работ, оказанию услуг. При этом договором может быть установлен больший размер такой пени. Уменьшение такого размера пени не допускается.

Договорная неустойка устанавливается письменным соглашением сторон, условия ее исчисления и применения определяются по усмотрению сторон.

В зависимости от соотношения неустойки и убытков различают зачетную, штрафную, исключительную и альтернативную неустойку.

Зачетная неустойка имеет место, когда убытки возмещаются в том объеме, в каком они не покрыты неустойкой. Если, например, неустойка взыскана в размере 100000 руб., а убытки составляют 300000 руб., то они должны быть возмещены в размере 200000 руб. Зачетная неустойка применяется во всех случаях, если законодательством или договором не установлен иной вид неустойки (п. 1 ст. 365 ГК).

Штрафная (кумулятивная) неустойка подлежит уплате сверх возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. В приведенном примере это означало бы возможность взыскания с неисправного должника 400000 руб.: 100000 руб. неустойки и 300000 руб. убытков. Это наиболее строгая мера для неисправной стороны, но наиболее выгодная для потерпевшей. Применение штрафной неустойки свидетельствует о повышенной ответственности неисправного должника.

Об исключительной неустойке говорят, когда взыскивается неустойка, но исключаются убытки. В нашем примере это 100000 руб.

Наконец, альтернативная неустойка предполагает возможность выбора кредитора: взыскивать убытки или неустойку.

По общему правилу неустойка взыскивается в размере, предусмотренном в законе или договоре. Однако суд вправе уменьшить ее, если она явно не соразмерна последствиям нарушения обязательства (ч. 1 ст. 314 ГК). Такое уменьшение возможно как по ходатайству стороны по делу, так и по инициативе суда. При этом единственным основанием для уменьшения неустойки по инициативе суда может служить лишь явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства (п. 2 Обзора судебной практики по применению хозяйственными судами статьи 314 Гражданского кодекса Республики Беларусь, одобренного постановлением Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 30.10.2002 N 32).

Сложность применения данного основания для уменьшения размера ответственности заключается в том, что в законодательстве отсутствует понятие несоразмерности. В виду этого в каждом конкретном случае судья оценивает обстоятельства на основании внутреннего убеждения с учетом примерных критериев, указанных Высшим Хозяйственным Судом: установленный сторонами в договоре чрезвычайно высокий процент неустойки, непродолжительный срок исполнения обязательства, значительное превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков, в том числе над суммой задолженности. Так, 10.12.2009 хозяйственный суд города Минска рассмотрел дело по иску ОАО «Н» к ООО «Ф» о взыскании задолженности по договору аренды (дело хозяйственного суда города Минска N 818-17/09). Истцом были заявлены исковые требования в размере 3800612 бел.руб. основного долга по арендной плате и возмещению эксплуатационных расходов и 8469699 бел.руб. пени. Принимая во внимание сумму основного долга, пени и руководствуясь ст. 314 ГК, суд посчитал необходимым уменьшить пеню до 15%, взыскать с ответчика пеню в размере 1270455 бел.руб., поскольку заявленная истцом сумма пени несоразмерна последствия нарушения ответчиком обязательств. Общая сумма, подлежащая взысканию по рассмотренному делу, составила 5071067 бел.руб.

Поскольку законодателем не установлено ограничение, в пределах которого может быть уменьшена неустойка на основании ст. 314 ГК, суд в каждом конкретном случае решает этот вопрос индивидуально на основании внутреннего убеждения. Однако при этом следует помнить о соблюдении баланса интересов кредитора и должника. Представляется, что пределом, до которого может быть уменьшена неустойка, является такая ее сумма, которая в полном объеме выполняет компенсационные функции, т.е. не наказывает должника за нарушение обязательства и не влечет неосновательного обогащения кредитора [7, с. 42].

Кроме того, по справедливому замечанию Р.Томковича, «суд должен возлагать на должника бремя доказательства несоразмерности неустойки последствиям неисполнения обязательства, т.к. положения процессуального законодательства указывают на то, что каждая из сторон должна обосновывать свои требования и возражения» [13, с. 13].

Кроме того, несомненно, что неустойка подлежит уменьшению, если будет доказано, что «обязательство нарушено по вине обеих сторон, что кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков либо не принял разумных мер к их уменьшению» [3, с. 871].

Таким образом, к общепризнанным, наиболее широко применяемым, самостоятельным формам гражданской ответственности относятся возмещение убытков и взыскание неустойки.

При этом, несмотря на обширную практику применения различных форм гражданско-правовой ответственности, отдельные вопросы, связанные с данным институтом гражданского права, до настоящего времени четко не урегулированы законодательством (в частности, вопросы пределов уменьшения неустойки) и требуют своего закрепления в нормативных правовых актах.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Вербицкая, И. Ограниченная гражданско-правовая ответственность / И.Вербицкая // Юрист. — 2001. — N 3. — С. 30 — 35.

2. Гражданское право: учеб.: в 2 т. / В.С.Ем [и др.]; отв. ред. Е.А.Суханов. — М.: БЕК, 1998. — Т. 1. — 752 с.

3. Гражданское право: учеб.: в 2 ч. / В.Н.Годунов [и др.]; под общ. ред. В.Ф.Чигира. — Минск: Амалфея, 2000. — Ч. 1. — 976 с.

4. Гражданское право: учеб.: в 3 т. / Н.Д.Егоров [и др.]; под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: Проспект, 1998. — Т. 1. — 632 с.

5. Гражданское право: учеб. для студентов вузов: в 4 т. / В.С.Ем [и др.]; отв. ред. Е.А.Суханов. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2010. — Т. 1. — 736 с.

6. Иоффе, О.С. Обязательственное право: учеб. пособие / О.С.Иоффе. — М.: Юридическая литература, 1975. — 880 с.

7. Липень, И. Пределы права суда на уменьшение неустойки / И.Липень // Юрисконсульт. — 2010. — N 7. — С. 39 — 42.

8. Мадудин, Н. Возмещение реального ущерба и упущенной выгоды / Н.Мадудин // Юрист. — 2004. — N 3. — С. 54 — 57.

9. Малашко, А.П. Пределы возмещения убытков по законодательству Республики Беларусь / А.П.Малашко // Бюллетень нормативно-правовой информации. — 2003. — N 13. — С. 14 — 18.

10. Малеин, Н.С. Современные проблемы юридической ответственности / Н.С.Малеин // Государство и право. — 1994. — N 6. — С. 23 — 32.

11. Марчук, С.И. Неустойка: способ обеспечения исполнения обязательств или ответственность за ненадлежащее исполнение обязательств / С.И.Марчук // Право Беларуси. — 2004. — N 42. — С. 72 — 75.

12. Основы права: учеб. пособие / С.Г.Дробязко [и др.]; под ред. В.А.Витушко, В.Г.Тихини, Г.Б.Шишко. — Минск: БГЭУ, 2002. — 784 с.

13. Томкович, Р. Вопрос уменьшения размера неустойки должен детально исследоваться в суде / Р.Томкович // Юрисконсульт. — 2010. — N 7. — С. 11 — 14.