Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 04.05.2015

Название документа: Определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 04.05.2015

Обстоятельства: Вывод суда о наличии оснований к расторжению заключенного договора ввиду возведения строения с нарушением сроков и с допущением явных значительных критических дефектов признан правильным

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОБЛАСТНОГО СУДА

4 мая 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе общественного объединения «Белорусское общество защиты потребителей» (далее — ОО «БОЗП»), кассационной жалобе открытого акционерного общества «М» (далее — ОАО «М»), кассационному протесту прокурора на решение районного суда от 12 марта 2015 г. по гражданскому делу по иску ОО «БОЗП» в интересах Ч. к ремонтно-реставрационному филиалу (далее — РРФ) ОАО «М» и ОАО «М» о защите прав потребителей и по встречному иску ОАО «М» к Ч. о признании договора незаключенным.

Заслушав доклад судьи, объяснения истицы Ч., представителя ОО «БОЗП», поддержавших доводы поданной объединением жалобы, представителя ОАО «М», поддержавшего жалобу предприятия, заслушав мнение прокурора, поддержавшего протест, коллегия

установила:

В заявлении суду, подданном в интересах Ч., ОО «БОЗП» с учетом уточнений указало, что 25 августа 2010 г. между Ч. и РРФ ОАО «М» заключен договор бытового подряда на выполнение работы из материалов подрядчика по строительству индивидуального жилого дома в деревне З. с общей ценой заказа в 67 498 822 руб. По условиям договора РРФ ОАО «М» обязался приступить к выполнению работ в ноябре 2010 года и окончить их в июне 2011 года. В соответствии с договором Ч. уплатила РРФ ОАО «М» денежные средства в сумме 43 030 410 руб. Кроме этого Ч. при исполнении договора по просьбе ответчиков дополнительно передала стройматериалы на сумму 63 336 770 руб. РРФ ОАО «М» своих обязательств не исполнил в полном объеме — строительство дома не завершил, а в выполненных работах допустил существенные производственные недостатки. 15 мая 2012 г. Ч. обратилась с претензией к РРФ ОАО «М», в которой потребовала безвозмездно устранить недостатки выполненной работы. Эти требования истицы не удовлетворены. 19 июня 2012 г. по поручению Ч. ОО «БОЗП» направило в адрес РРФ ОАО «М» претензию, в которой ответчику предложено расторгнуть договор бытового подряда от 25 августа 2010 г., возместить Ч. убытки, выплатить неустойку и компенсацию морального вреда. Претензия получена РРФ ОАО «М» 20.06.2012 и оставлена им без удовлетворения. По изложенным основаниям, а также, поскольку при заключении 25.08.2010 договора подряда с Ч. ответчик, в нарушение ст. 7 Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей», не предоставил ей необходимую и достоверную информацию о наименовании, видах и особенностях предлагаемых работ, нормативных документах, устанавливающих требования к качеству работ, сведения о подтверждении соответствия работ (услуг), подлежащих обязательному подтверждению соответствия в области технического нормирования и стандартизации, что является основанием к расторжению договора, просило расторгнуть договор бытового подряда от 25 августа 2010 г., заключенный между Ч. и РРФ ОАО «М»; взыскать с РРФ ОАО «М» и ОАО «М» в солидарном порядке в пользу Ч.: 123 847 434 руб. в возврат уплаченной за выполненную работу денежной суммы с учетом инфляции на день вынесения решения суда; 390 679 421 руб. в счет возмещения убытков, причиненных потребителю, состоящих из: расходов по оплате комиссионного вознаграждения банку по переводу денег в адрес ответчика в сумме 146 200 рублей; расходов по приобретению строительных материалов, переданных работникам ответчика во время возведения дома, в сумме 63 365 770 руб.; расходов по изготовлению фотографий в сумме 10 000 руб. и расходов, связанных с демонтажем дома, в сумме 327 157 451 руб.; 14 849 741 руб. в качестве неустойки за просрочку устранения недостатков выполненной работы, за период с 30 мая по 20 июня 2012 г.; 240 295 806 руб. в качестве неустойки за нарушение срока окончания выполненной работы, за период с 1 июля 2011 г. по 20 июня 2012 г.; 644 613 750 руб. в качестве неустойки за нарушение сроков расторжения договора и возврате уплаченной за выполненную работу денежной суммы за период с 28 июня 2012 г. по 12 марта 2015 г.; 644 613 750 руб. в качестве неустойки за нарушение сроков удовлетворения требования потребителя о возмещении убытков, причиненных ему в связи с нарушением сроков выполнения работы, ее недостатками и расторжением договора о выполнении работы и возврате уплаченной за выполненную работу денежной суммы за период с 28 июня 2012 г. по 12 марта 2015 г.; 100 000 000 руб. в качестве компенсации морального вреда, расходы, связанные с рассмотрением настоящего дела в суде, в сумме 4 715 120 руб. Также просило взыскать с РРФ ОАО «М» и ОАО «М» в солидарном порядке: штраф в размере 100% суммы, присужденной в пользу потребителя, из которых в 90% перечислить в бюджет района и 10% перечислить в пользу ОО «БОЗП»; в пользу ОО «БОЗП» — расходы, связанные с ведением дела, в сумме 13 950 849 руб.

Во встречном иске ОАО «М» указало, что договором от 25.08.2010 не определены его существенные условия (местонахождение объекта, виды строительных работ, их объем) отсутствует проектно-сметная документация. Кроме того недостатки в выполненных работах могли возникнуть по вине истицы, которая отступила от проектного решения и строила вместо одноэтажного дома мансардного типа двухэтажный дом. В связи с изложенным просит признать договор подряда на ремонтно-строительные работы от 25 августа 2010 г. незаключенным и взыскать с Ч. 300 000 руб. в возврат уплаченной государственной пошлины.

Решением районного суда от 12 марта 2015 г. постановлено: расторгнуть договор бытового подряда от 25 августа 2010 г., заключенный между Ч. и РРФ ОАО «М». Взыскать с ОАО «М» в пользу Ч.: 14 620 000 руб. в возврат уплаченной за выполненную работу денежной суммы; 327 157 451 руб. в счет возмещения убытков; 67 498 622 руб. в качестве неустойки за нарушение срока окончания выполнения работы; 14 849 696 руб. в качестве неустойки за просрочку устранения недостатков выполненной работы; 67 498 622 руб. в качестве неустойки за нарушение сроков удовлетворения требования потребителя о расторжения договора о выполнении работы и возврате уплаченной за выполненную работу денежной суммы; 67 498 622 руб. в качестве неустойки за нарушение сроков удовлетворения отдельных требований потребителя (возмещения убытков, причиненных в связи с нарушением сроков выполнения работы и ее недостатками); 25 000 000 руб. в качестве компенсации морального вреда, а всего взыскать в пользу Ч. 584 123 013 руб. Обязать ОАО «М» в течение десяти дней со дня вступления решения в законную силу перечислить в бюджет г. Минска через расчетный счет Главного управления МФ Республики Беларусь по г. Минску, открытый в ОАО «АСБ «Беларусбанк» — 28 410 410 руб., в возврат суммы, полученной после индексации принадлежащих Ч. именных приватизационных чеков «Жилье». Возвратить Ч. принадлежащие ей именные приватизационные чеки «Жилье» общей стоимостью 730 руб., зачтенные в стоимость возведения жилого дома в д. З. Д. р-на, на специальный чековый счет в ОАО «АСБ Беларусбанк». ОАО «АСБ Беларусбанк» перерегистрировать чеки «Жилье», принадлежащие Ч., путем открытия специального чекового счета. Взыскать с ОАО «М» штраф в размере ста процентов суммы, присужденной судом в пользу потребителя, т. е. 584 123 013 руб., из которых 90%, что составляет 525 710 712 руб. перечислить в бюджет района, и 10%, что составляет 58 412 301 руб. перечислить в пользу ОО «БОЗП». В удовлетворении других исковых требований, в том числе требований к РРФ ОАО «М», заявленных ОО «БОЗП» в интересах Ч., — отказать. Взыскать с ОАО «М» в пользу Ч. в счет возмещения судебных расходов 3 531 624 руб. Взыскать с ОАО «М» в пользу ОО «БОЗП» в счет возмещения расходов, связанных с рассмотрением дела в суде, 10 449 185 руб. В удовлетворении встречных исковых требований ОАО «М» к Ч. о признании договора бытового подряда от 25 августа 2010 г. незаключенным договора — отказать. Взыскать с ОАО «М» в доход государства государственную пошлину в размере 28 496 150 руб.

В кассационной жалобе ОО «БОЗП» просит решение отменить и вынести новое решение об удовлетворении всех заявленных требований в полном объеме. Указывает, что судом неправильно применены нормы законодательства, регламентирующего взыскание суммы по договору при его расторжении. Считает необоснованным отказ во взыскании в пользу истицы суммы убытков, составляющих стоимость переданных стройматериалов. Находит, что судом не взысканы все неустойки, предусмотренные законодательством, вывод о сроках окончания работ не соответствует материалам дела, а уменьшение размера неустоек неправомерно, так как их несоразмерность не мотивирована. Полагает, что комиссионное вознаграждение банку за перечисление денежных средств подлежит рассмотрению, как убытки, а определенная компенсация морального вреда не отвечает требованиям справедливости. Ссылается на неправильное уменьшение суммы в возмещение судебных расходов и неверное толкование положений законодательства о взыскании расходов, понесенных общественным объединением.

В кассационной жалобе представитель ответчика ОАО «М» просит об отмене решения с направлением дела на новое рассмотрение. Указывает, что судом не учтено, что сторонами по договору не достигнуто соглашения по всем существенным условиям, в силу чего сделка является незаключенной, а несоблюдение требований законодательства влечет ее недействительность. Полагает, что судом не учтена вина истицы, отступившей от проектного решения, возведшей двухэтажный дом вместо одноэтажного строения с мансардным этажом. При этом проигнорировано заключение эксперта о наличии причинно-следственной связи между действиями истицы и возникшими последствиями. Считает, что снос строения не является единственным способом разрешения спора, и такой снос может быть осуществлен предприятием ответчика. Кроме того, необоснованно взыскание с ответчика всей суммы, подлежащей выплате за снос строения, а не ее части, исходя из доли строения, возведенной предприятием, не разрешен судом и вопрос о судьбе годных остатков после сноса постройки. Находит неправомерным взыскание стоимости стройматериалов, приобретенных истицей, так как они лишь частично использовались при строительстве. Ссылается на то, что взыскание в бюджет стоимости проиндексированных чеков «Жилье» не основано на законе. Указывает на несоблюдение внесудебного порядка разрешения дела, необоснованность взыскания неустойки, штрафа, компенсации морального вреда. Полагает, что нарушены нормы процессуального законодательства.

В кассационном протесте прокурор просит об отмене решения с направлением дела на новое рассмотрение. Указывает, что судом не дана оценка тому, достигнуто ли сторонами соглашение по всем существенным условиям договора, в связи с чем неправильно разрешен вопрос о его расторжении, в то время как сделка являлась ничтожной. Полагает, что не учтено наличие вины истицы в появлении дефектов дома, что вызвано возведением ею его второго этажа, а также принятием ею решения о продолжении строительства, несмотря на обнаружение недостатков. Считает, что, так как требование о расторжении договора направлялось не ОАО «М», а его филиалу, то внесудебный порядок разрешения дела не соблюден, что являлось основанием оставления иска без рассмотрения. Находит, что судом не разрешен вопрос о судьбе годных остатков стройматериалов.

Выслушав явившихся лиц, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного протеста, заслушав мнение прокурора, коллегия приходит к следующим выводам.

В силу п. 1 ст. 683 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) по договору бытового подряда подрядчик, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется выполнить по заданию гражданина (заказчика) определенную работу, предназначенную для удовлетворения личных, домашних, семейных потребностей заказчика, а заказчик обязуется принять и оплатить работу.

Согласно ст. 696 ГК по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить строительные и иные специальные монтажные работы и сдать их заказчику, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять результаты этих работ и уплатить обусловленную цену. Договор строительного подряда заключается на строительство или реконструкцию капитального строения (здания, сооружения) или иного объекта, а также на выполнение строительных и иных специальных монтажных работ. Правила о договоре строительного подряда применяются к работам по капитальному ремонту капитальных строений (зданий, сооружений) и иных объектов, если иное не предусмотрено договором. Если это предусмотрено договором, подрядчик принимает на себя обязанность обеспечить эксплуатацию объекта после принятия заказчиком в течение указанного в договоре срока. В случаях, когда по договору строительного подряда выполняются работы для удовлетворения личных, домашних и семейных потребностей гражданина (заказчика), к такому договору соответственно применяются также правила параграфа 2 настоящей главы о правах заказчика по договору бытового подряда.

Положениями ст. ст. 30, 31, 33, 18 Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителя» предусмотрены права потребителя при нарушении исполнителем сроков выполнения работ, при отступлении от условий договора, ухудшивших результат работы и при обнаружении иных недостатков, сроки удовлетворения отдельных требований потребителя при выполнении работ (оказании услуг), ответственность за нарушение этих сроков, основания компенсации морального вреда.

Статьями 44, 48 этого же Закона определены основания ко взысканию с исполнителя штрафа и расходов общественного объединения.

Из материалов дела усматривается, что 25 августа 2010 г. между Ч. и РРФ ОАО «М» заключен договор бытового подряда на ремонтно-строительные работы в соответствии с прилагаемой сметой, а именно — на строительство индивидуального жилого дома в д. З. Во исполнение договора Ч. оплачено 43 030 410 руб., из которых 14 620 000 руб. собственными средствами, и 28 410 410 руб. — за счет средств, перечисленных администрацией района г. Минска в связи с вложением в строительство чеков «Жилье», принадлежащих истице, и их индексации.

Коллегия находит правильным вывод суда о надлежащем заключении договора бытового подряда, поскольку в нем оговорены все существенные условия, перечисленные в п. 10 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15 сентября 1998 г. N 1450, а именно: предмет договора (наименование и местонахождение объекта, виды строительных работ, подлежащих выполнению, и их объемы) — строительство частного дома с перечислением видов работ и их объемов — смета к договору; указание на выполнение строительных работ собственными силами подрядчика либо с привлечением субподрядчиков — п. 2.1.1 договора; сроки (число, месяц и год) начала и завершения строительства объекта (выполнения строительных работ) — п. 3.1 договора; договорная (контрактная) цена или способ ее определения — п. 4.1 договора; порядок расчетов за выполненные строительные работы — пп. 4.2 — 4.5 договора; ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств — пп. 6.1 — 6.4 договора, обязанности заказчика и подрядчика при исполнении договора — пп. 2.1 — 2.5.2 договора; форма обеспечения исполнения подрядчиком обязательств по устранению результата строительных, специальных, монтажных работ ненадлежащего качества, выявленного в период гарантийного срока эксплуатации объекта строительства жилищного, социально-культурного, коммунально-бытового назначения, в соответствии с законодательством, — пп. 5.1 — 5.4 договора. При этом, то обстоятельство, что в договоре не содержится сведений о порядке и сроках представления проектной документации, ее содержании и составе, количестве представляемых экземпляров, не влечет его незаключенность, поскольку Ч. представлена документация на строительство дома, а требования о ее недостаточности подрядчиком не заявлялись.

В связи с этим, а также исходя из заключения и подписания договора от имени РРФ ОАО «М» надлежащим лицом, действовавшим в соответствии с его должностной инструкцией и Положением о филиале, требования законодательства при совершении сделки сторонами соблюдены, что свидетельствует о ее действительности и необоснованности доводов жалобы ответчика и протеста о ничтожности договора.

Коллегия полагает несостоятельными ссылки в жалобе ответчика и протесте прокурора о несоблюдении внесудебного порядка разрешения дела, поскольку истицей направлена претензия в адрес филиала, с которым в соответствии с Положением о нем заключен договор, и который осуществляет часть функций ОАО «М», в том числе, функции представительства от имени Общества.

По мнению коллегии, суд пришел к правильному выводу о наличии оснований к расторжению заключенного 25 августа 2010 г. договора ввиду возведения строения с нарушением сроков и с допущением явных значительных критических дефектов. При этом судом дана надлежащая оценка заключениям экспертов о причинно-следственной связи между несоблюдением подрядчиком технических нормативных актов в области строительства и возникновению недостатков в возведенном строении.

Ссылки в жалобе на наличие вины Ч. в возникновении дефектов ввиду продолжения возведения ею второго этажа дома и крыши не основаны на материалах дела, так как в соответствии с заключениями экспертов устройство кровли и ее элементов не повлияло на возникновение дефектов, а их причинами явились надстройка второго этажа, некачественно выполненные работы, использование некачественных материалов, нарушение технологического процесса и отклонение от проектного решения, а также превышение максимально допустимых нагрузок на стены и фундамент, то есть те виды работ, которые произведены ответчиком в ходе возведения более 75% дома. При этом последним, осуществлявшим строительство второго этажа, не представлено доказательств предупреждения Ч. о возможных неблагоприятных для нее последствиях этого, что в силу п. 2 ст. 670 ГК влечет ответственность за эти последствия ОАО «М».

В связи с этим правильно, исходя из того, что работы выполнены ненадлежаще, судом разрешен вопрос о возврате Ч. суммы, оплаченной ею по договору, а также о взыскании суммы, перечисленной администрацией Фрунзенского района г. Минска в счет стоимости проиндексированных чеков «Жилье», с возвратом истице путем зачисления на специальный счет перерегистрированных чеков «Жилье». Ссылки в жалобе ОО «БОЗП» о неправомерности взыскания суммы без учета индексации не основаны на положениях пп. 3, 5 ст. 31 Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей», так как защита прав потребителей осуществляется путем взыскания неустойки, а возможность применения одновременно и неустойки, и убытков, вызванных инфляцией, положениями ст. ст. 365, 366 ГК не предусмотрена.

Аргументированно суд пришел к выводу о необходимости взыскания суммы за демонтаж строения, так как обнаруженные недостатки относятся, в том числе, к категории явных и критических, влияющих на надежность возведенной конструкции, и следовательно, безопасность эксплуатации постройки, и это подтверждено экспертными заключениями. Размер суммы взыскания определен в соответствии с заключением о стоимости демонтажных работ, а ссылки на возможность осуществления их самим ответчиком за меньшую стоимость необоснованны, так как она определена экспертом с учетом действовавших расценок на определенные виды работ, а избирать их исполнителя является правом потребителя. При этом верно с ответчика взыскана вся стоимость этих работ, определенная экспертом, поскольку допущенные по вине ответчика выявленные недостатки повлекли за собой не только необходимость демонтажа части строения, возведенного РРФ ОАО «М», но и производство работ по разборке его части, возведенной истицей собственными силами.

По мнению коллегии, получили должную оценку доводы истицы о передаче ответчику строительных материалов и вложении их в строительство, доказательств, опровергающих выводы суда, сторонами не представлено.

Правильно судом взысканы неустойки за нарушения сроков удовлетворения отдельных требований Ч., верно рассчитаны периоды, за которые они взыскиваются и суммы в их полном размере. Обоснованным, исходя из стоимости работ и иных обстоятельств, является уменьшение сумм неустоек ввиду их явной несоразмерности последствиям нарушения обязательств. При этом установлено, что сроки окончания работ стороны по взаимному согласию перенесли на декабрь 2011 года, что вытекает из фактов производства истицей оплат по договору по истечении сроков, им установленных.

Верно судом комиссионное вознаграждение банку за перечисление денежных средств не отнесено к убыткам Ч., так как это вознаграждение не относится к расходам по восстановлению нарушенного права, а их несение не вызывалось необходимостью.

Надлежаще мотивирован судом и вывод о необходимости взыскания в пользу истицы суммы в счет компенсации морального вреда, ее размер определен с учетом степени нравственных страданий и принципов разумности и справедливости.

Обоснованно, в соответствии со ст. 44 Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей» осуществлено взыскание с ответчика суммы штрафа, распределение его выплаты произведено верно.

Правильно, исходя из положений ст. ст. 124, 135, 142 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК), разрешен судом вопрос о взыскании с ответчика в пользу Ч. суммы в счет возмещения судебных расходов по делу, а также пошлины в доход государства.

Соответствующим положениям ст. 48 Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей» является взыскание с ответчика в пользу ОО «БОЗП» расходов, понесенных последним. Ссылки в жалобе на неправомерное их уменьшение не основаны на указанной норме, так как из содержания п. 2 указанной статьи вытекает возмещение всех этих расходов по решению суда при удовлетворении иска, исходя из чего они подлежат взысканию в понесенном объеме лишь при полном удовлетворении всех заявленных требований.

Несостоятельными являются ссылки в жалобе ответчика на нарушение процессуальных норм, поскольку указания, данные в определении судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 28 ноября 2013 г., связанные с выяснением вопросов о проектной документации, подлежащем возведению объекте, заключении договора, оплате по нему, принятии работ и их качеству, наличии причинно-следственной связи, и иные выполнены в полном объеме, не допущено нарушений норм ГПК, влекущих отмену решения.

Таким образом, судом верно установлены фактические обстоятельства дела, доводы, приведенные общественным объединением и ответчиком в жалобах и прокурором в протесте, о несогласии с решением не содержат оснований для его отмены, поскольку они судом проверены и получили надлежащую оценку. Дополнительных доказательств, опровергающих выводы суда, не представлено.

Вместе с тем, поскольку судом, несмотря на расторжение договора, взыскание сумм, оплаченных по нему, а также за демонтаж строения, не разрешен вопрос о судьбе годных остатков демонтируемой постройки, коллегия полагает необходимым дополнить решение, указав об обязанности Ч. после осуществления демонтажа строения возвратить ОАО «М» годные остатки строительных материалов, вложенных указанным предприятием в строительство, перечисленных в ведомости используемых материалов и оборудования — приложении 2 к заключению эксперта Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь от 28 января 2015 г. N 278/4-4

На основании изложенного, руководствуясь ст. 425 ГПК, коллегия

определила:

Решение суда от 12 марта 2015 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу ОО «БОЗП», кассационную жалобу ответчика ОАО «М» и кассационный протест прокурора — без удовлетворения.

Дополнить решение, обязав Ч. после демонтажа строения возвратить ОАО «М» годные остатки стройматериалов, перечисленных в ведомости используемых материалов и оборудования — приложении 2 к заключению эксперта Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь от 28 января 2015 г.