Право заказчика на односторонний отказ от договора подтверждено судом

В соответствии со статьей 291 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) сторона по договору имеет право в одностороннем порядке отказаться от исполнения обязательства в том случае, если это право вытекает из законодательства или договора. Рассмотрим пример из судебной практики, в котором право заказчика на односторонний отказ от договора обосновано пунктом 3 статьи 669 ГК и условиями заключенного между сторонами договора.

Решением экономического суда от 23.04.2015, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции экономического суда, отказано в удовлетворении требования общества с ограниченной ответственностью «Т» к государственному учреждению «Ц» о признании недействительным одностороннего отказа от исполнения государственного контракта N 90 от 08.01.2013 (далее — государственный контракт).

Основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования послужил вывод суда первой инстанции о наличии у ответчика (заказчика) достаточных оснований полагать, что порученная истцу (проектировщику) работа по изготовлению проектно-сметной документации (ПСД) по объекту «Капитальный ремонт с модернизацией здания общежития» надлежащим образом выполнена не будет, что позволило ответчику на основании пункта 3 статьи 669, статей 290 и 291 ГК правомерно отказаться в одностороннем порядке от дальнейшего исполнения договора.

В жалобе на вынесенные по делу судебные постановления истец указал на то, что судом не исследовано понятие «исходные данные для проектирования», которые в силу статьи 714 ГК ответчик обязан был предоставить истцу для составления проектно-сметной документации, не дана оценка тому факту, что непередача истцом ответчику дополнительных экземпляров ПСД послужила для ответчика лишь формальным поводом для отказа от договора. Также судом сделаны неправильные выводы о сроках предоставления ответчиком истцу исходных данных, что существенно повлияло на определение момента окончания работ по договору, судебными инстанциями не исследовался вопрос о стоимости фактически выполненных истцом работ.

В ходе рассмотрения дела судебными инстанциями было установлено следующее.

В соответствии с заключенным между сторонами государственным контрактом истец принял на себя обязательства по выполнению проектных работ по объекту «Капитальный ремонт с модернизацией здания общежития» по заданию ответчика.

Содержание и объем работ определены сторонами в задании на проектирование, в соответствии с пунктом 17 которого установлены следующие дополнительные требования к проектной документации: «Проектную документацию выдать в пяти экземплярах после прохождения экспертизы на бумажных носителях, дополнительно сметную документацию — на электронных носителях».

Общая стоимость работ, составлявшая 371239588 руб., оплачена ответчиком в полном объеме в конце 2013 года, что сторонами не оспаривалось.

В соответствии с пунктом 6 государственного контракта проектировщик представляет один экземпляр ПСД и исполнительные сметы на рассмотрение и согласование заказчику, а заказчик в течение 5 рабочих дней после получения ПСД и акта сдачи-приемки работ обязан подписать его или направить мотивированный отказ от приемки работ.

Согласно подпункту 6.2 государственного контракта датой фактического окончания работ по договору считается дата передачи проектировщиком заказчику разработанной ПСД в соответствии с актом сдачи-приемки, подписанным обеими сторонами, и положительного заключения РУП «Госстройэкспертиза».

Как установлено судом в ходе рассмотрения дела, проектная документация в одном экземпляре была передана истцом ответчику по накладной от 03.11.2014 N 2, а письмом от 11.11.2014 N 315 ответчик потребовал от истца передачи проектной документации в предусмотренном государственным контракте составе (5 экземпляров и 1 экземпляр на электронном носителе).

Истец письмами от 20.11.2014 N 209.14, от 01.04.2014 N 64.14, от 09.06.2014 N 114.14, от 02.05.2014 N 84.14, от 21.05.2014 N 103.14, от 11.09.2014 N 172.14 указывал на необходимость увеличения стоимости работ с подписанием соответствующей исполнительной сметы, в связи с чем проектная документация в указанном государственным контрактом составе удерживалась истцом до выполнения ответчиком обязательств по оплате работ в общей сумме 519865962 руб.

Оценивая правомерность действий истца по удержанию результата работы, суд первой инстанции правомерно исходил из преюдициальности для рассмотрения данного спора выводов, содержащихся в решении экономического суда по делу о взыскании 148626374 руб. основного долга, определенного как разница между подлежащей, по мнению истца, к оплате стоимости работ (519865962 руб.) и фактически уплаченной суммой (371239588 руб.).

Поскольку в удовлетворении иска было отказано в связи с неправомерностью заявленного требования, суд обоснованно исходил из содержания части второй статьи 106 ХПК, определяющей, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному судом, рассматривающим экономические дела, делу, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении судом, рассматривающим экономические дела, другого дела, в котором участвуют те же лица или их представители.

В связи с этим судебной коллегией не приняты во внимание доводы истца о том, что судебными инстанциями не исследованы и ненадлежаще оценены доводы истца относительно стоимости фактически выполненной им работы.

Судебная коллегия согласилась с выводами судебных инстанций относительно наличия у ответчика права на односторонний отказ от договора в силу положений статей 290, 291, пункта 3 статьи 420 и пункта 3 статьи 669 ГК. При этом доводы истца относительно наличия у заказчика такого права только до момента приемки результата работы опровергались имеющейся в материалах дела перепиской между сторонами, а также установленным судебными инстанциями фактом непередачи истцом ответчику проектной документации в установленные договором сроки и в порядке, установленном государственным контрактом.

Судом первой инстанции обоснованно не приняты во внимание доводы истца о непредоставлении ответчиком дополнительных данных, что, по его мнению, повлекло перенос сроков выполнения работ, поскольку отсутствие указанных истцом данных не явилось препятствием для получения 30.06.2014 положительного заключения РУП «Госстройэкспертиза», дополнительного заключения РУП «Госстройэкспертиза» от 28.11.2014.

Кроме того, из содержания письма ответчика от 02.12.2014 N 354 следует, что заказчик уведомил проектировщика о том, что в связи с непредоставлением полного комплекта проектной документации в соответствии с условиями государственного контракта заказчик отказывается от его дальнейшего исполнения. На момент направления указанного письма у проектировщика имелась возможность выполнить условия государственного контракта в полном объеме, препятствий для передачи полного комплекта проектной документации с заключениями РУП «Госстройэкспертиза» не имелось.

Вследствие вышеуказанных обстоятельств принятые по делу судебные постановления были оставлены без изменения.

Таким образом, целесообразно рекомендовать сторонам при заключении договоров особое внимание уделять условиям и порядку одностороннего отказа от исполнения обязательства.