Судебная практика о взыскании заработной платы (часть 2)

В суды поступает значительное количество исковых заявлений работников о взыскании с нанимателя невыплаченной премии, предусмотренной локальными нормативными правовыми актами. В этих случаях спор разрешается не только на основании Трудового кодекса Республики Беларусь (далее — ТК) и других нормативных правовых актов, но и на основании принятых в организации положений об оплате труда и премировании работников, коллективного договора, других локальных нормативных правовых актов.

Пример.

К. обратился в суд с иском к государственному предприятию «Г» об отмене приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности, взыскании премии, материальной помощи, среднего заработка за задержку расчета при увольнении.

Судом установлено, что истец с 11 апреля 2011 г. работал в организации ответчика в должности начальника планово-экономического отдела. Уволен 21 сентября 2013 г. по соглашению сторон.

Разрешая заявленные истцом требования о взыскании премий, материальной помощи к отпуску, отмене дисциплинарного взыскания, суд пришел к правильному выводу об их необоснованности.

Так, приказом от 14.07.2013 N 41-л истцу выплачена премия по итогам работы за май 2013 г. в размере 25% от установленного размера. Основанием для снижения размера премии явилось ненадлежащее выполнение истцом должностных обязанностей, в частности отсутствие должного контроля за достоверностью подготовленной работниками планово-экономического отдела информации для представления отчетных данных в Комитет экономики областного исполнительного комитета и Комитет строительства и инвестиций областного исполнительного комитета. Указанные упущения в работе подтверждены докладной запиской заместителя директора по экономике и финансам П., объяснительной запиской ведущего экономиста Ш.

Приказом нанимателя от 28.07.2013 N 60-л истец был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора и лишен премии по итогам работы за июнь 2013 г. Основанием для этого послужило невыполнение им поручения нанимателя о представлении 30 июня 2013 г. информации по итогам работы за первое полугодие 2013 года. Такая информация была представлена только в августе 2013 г.

Факт допущенного нарушения подтверждается представленными суду доказательствами, в том числе докладной запиской заместителя директора по экономике и финансам П., протоколами производственных совещаний.

Решение нанимателя об уменьшении премий как в первом, так и во втором случае соответствует п. 3.7 Положения о премировании руководителей, специалистов и других служащих, утвержденного в организации 19 апреля 2013 г.

С учетом изложенного суд пришел к выводу, что дисциплинарное взыскание и депремирование были применены к истцу обоснованно.

Разрешая требование истца о взыскании материальной помощи к отпуску, суд руководствовался ст. 182 ТК в действующей на тот момент редакции, согласно которой единовременная выплата на оздоровление производилась при предоставлении наибольшей части отпуска, а также положениями действующего в организации коллективного договора, согласно которому материальная помощь к отпуску выплачивается при предоставлении трудового отпуска продолжительностью не менее 14 календарных дней. Поскольку истцу был предоставлен отпуск продолжительностью 10 календарных дней, наниматель вправе был не выплачивать ему материальную помощь к отпуску.

При увольнении расчет с истцом был произведен своевременно, поэтому суд пришел к правильному выводу, что основания для привлечения нанимателя к ответственности в соответствии со ст. 78 ТК (взыскание среднего заработка за задержку расчета при увольнении) отсутствуют.

Во многих случаях исковые требования о взыскании премии заявляются одновременно с требованиями об отмене дисциплинарного взыскания.

Пример.

П. в заявлении суду указал, что с 15 января работал в УЗ «Объединенная медицинская автобаза» механиком гаража. 16 декабря приказом нанимателя N 369-к за отказ от выполнения устного распоряжения начальника гаража о выписке накладной на установленную крестовину на находившуюся в ремонте автомашину привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора и лишен премии за ноябрь на 50%.

Считая, что выписка (оформление) накладных на запасные части не входила в круг его должностных обязанностей, определенных его должностной инструкцией, просил отменить названный выше приказ и взыскать с ответчика 242274 руб. премии, которой он был лишен.

Решением суда исковые требования истца удовлетворены: дисциплинарное взыскание, наложенное на П. приказом нанимателя N 369-к, отменено. С ответчика в пользу П. взыскано 242300 руб. премии, а также в доход государства взыскана государственная пошлина.

Материалами дела установлено, что истец работал в УЗ «Объединенная медицинская автобаза» по контракту в должности механика гаража.

Приказом нанимателя N 369-к истцу объявлено дисциплинарное взыскание в виде выговора с лишением его премии на 50% за ноябрь за невыполнение указания начальника гаража Д. об оформлении накладной-требования на выданную ранее крестовину карданного вала для ремонта автомобиля, чем истцом было допущено нарушение п. 4 и подп. 7.1 п. 7 его должностной инструкции.

Основанием для издания такого приказа послужили докладная записка начальника гаража Д., объяснительная записка П.

Решением комиссии по трудовым спорам УЗ «Объединенная медицинская автобаза» истцу отказано в удовлетворении его жалобы на названный приказ нанимателя.

Как видно из пояснений П., установке на ремонтируемый автомобиль подлежали две крестовины карданного вала, одна из которых в день установки была выписана со склада техником по учету С. и передана им для установки слесарю, а другая находилась в гараже после получения от поставщика и также была им передана слесарю для установки. При этом П. сообщил технику С. о необходимости оформления накладной на отпуск второй крестовины. Обе крестовины в этот же день были установлены на ремонтируемый автомобиль. 29 ноября начальником гаража Д. истцу было дано устное указание об оформлении накладной-требования на последнюю крестовину, однако П. выполнить данное указание отказался, мотивируя тем, что оформление таких накладных относится к служебным обязанностям техника по учету С., которая ранее своевременно не оформила таковую, а в день 29 ноября находилась на рабочем месте.

Такие пояснения истца не противоречат пояснениям свидетеля Д., не оспаривались в судебном заседании и представителем ответчика.

В соответствии с заключенным с истцом контрактом истец взял на себя обязанность добросовестно выполнять работу согласно рабочей инструкции механика гаража, а наниматель — обеспечивать соблюдение законодательства о труде, условий, установленных коллективным договором, соглашением, другими локальными нормативными правовыми актами и настоящим контрактом.

Согласно п. 3 и подп. 7.1 п. 7 должностной инструкции техника по учету последний подчиняется непосредственно начальнику гаража, одной из основных его функций является учет наличия, движения запасных частей для ремонта подвижного состава.

При таких данных доводы представителя ответчика о том, что выписка накладных-требований на отпуск запасных частей со склада гаража относилась к должностным обязанностям механика, не выходила за рамки работы, обусловленной трудовым договором, и неразрывно связана с выполнением им своих трудовых обязанностей, несостоятельны, так как прямо противоречат положениям должностной инструкции механика.

То, что ранее истцом осуществлялись выписки накладных как по собственной инициативе, так и по устному указанию начальника гаража, значения в данном случае не имеет, поскольку такие факты были вызваны отсутствием на работе техника по учету, что подтверждалось в судебном заседании свидетелем Д. и не оспаривалось представителем ответчика.

Вместе с тем в ходе судебного разбирательства установлено, что как в день установки обеих крестовин на находившийся в ремонте автомобиль, так и 29 ноября на момент распоряжения начальника гаража истцу об оформлении накладной на установленную крестовину техник по учету находилась на своем рабочем месте.

В силу ст. 20 ТК наниматель не вправе требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами.

Установление п. 4 должностной инструкции механика должностного подчинения истца начальнику гаража безусловного права последнему требовать от истца выполнения работы, не обусловленной его трудовым договором, не давало.

Нарушений истцом его должностной инструкции, как указано в приказе нанимателя, допущено не было.

Обе крестовины были установлены на ремонтируемый автомобиль в день их получения, ремонт автомобиля был произведен, а соответственно и выполнены требования подп. 7.1 п. 7 должностной инструкции механика.

В силу ст. 197 ТК к дисциплинарной ответственности работник может быть привлечен только за противоправное, виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение своих трудовых обязанностей.

Указанные выше обстоятельства свидетельствуют об отсутствии в действиях истца дисциплинарного проступка, в связи с чем нельзя признать правомерным наложение на него нанимателем взыскания.

Поскольку частичное лишение истца премии было обусловлено привлечением его к дисциплинарной ответственности, а судом признано отсутствие оснований для этого, суд постановил решение о взыскании в пользу истца невыплаченной премии.

Работники также обращаются в суд с иском о взыскании заработной платы, оспаривая правомерность действий нанимателя по удержанию заработной платы в связи со счетной ошибкой.

В соответствии с ч. 3 ст. 107 ТК заработная плата, излишне выплаченная работнику нанимателем, в том числе при неправильном применении закона, не может быть с него взыскана, за исключением случаев счетной ошибки.

В трудовом законодательстве отсутствует определение понятия «счетная ошибка». Из смыслового понимания этого понятия к счетной ошибке следует относить арифметическую ошибку, когда денежная сумма определена неправильно в связи с неправильным определением результата математического действия (например, 2 плюс 2 ошибочно указано 5). На практике счетной ошибкой считают также техническую ошибку, когда допущена описка, опечатка, пропуск или повторный ввод данных, арифметическая ошибка при подведении итогов, неточное округление. Счетная ошибка может возникнуть при вводе данных в бухгалтерскую программу, когда неправильно набрано исходное число (например вместо 27 набрано 277 или 2, т.е. дважды набрана цифра или цифра пропущена) в результате чего искажается общая сумма начисленной и выданной работнику заработной платы.

Пример.

Ш. в заявлении в суд указала, что работала в ОАО «СП» уборщиком производственных помещений. 27 февраля при производстве окончательного расчета в связи с увольнением из причитающейся ей суммы выплат наниматель произвел удержание 9381409 руб. неправильно начисленной заработной платы. С удержанием не согласна, полагая, что начисление заработной платы в декабре предшествующего года произведено в связи с неправильным применением положения о премировании, а не в результате счетной ошибки, в связи с чем указанная сумма не подлежала удержанию из ее заработной платы. Истец просила взыскать с ОАО «СП» задолженность по заработной плате в сумме 9381409 руб., а также в соответствии со ст. 78 ТК средний заработок за задержку расчета при увольнении.

Решением суда в удовлетворении исковых требований Ш. отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу о соответствии требованиям законодательства о труде действий нанимателя по удержанию излишне выплаченной в январе Ш. премии при определении суммы окончательного расчета при ее увольнении в феврале.

При рассмотрении дела установлено, что при начислении истице заработной платы за декабрь предшествующего года при внесении в компьютерную программу сведений о размере премии за декабрь была допущена счетная ошибка, выразившаяся в указании размера премии 258% при полагающихся 25%, в результате чего вместо причитающихся к выплате 1006589 руб. истице была перечислена премия в размере 10387998 руб., при этом сумма излишних выплат составила 9381409 руб.

Допущенная ошибка была обнаружена 30 января. Поэтому при производстве окончательного расчета в связи с увольнением истицы 27 февраля наниматель правомерно удержал из ее заработной платы сумму переплаты.

Поскольку в день увольнения Ш. окончательный расчет произведен в полном объеме, задолженности по выплате заработной платы не имелось, то отсутствовали и предусмотренные ст. 78 ТК основания для взыскания среднего заработка за задержку расчета при увольнении.

Согласно ч. 1 ст. 77 ТК при увольнении работника все выплаты, причитающиеся ему от нанимателя на день увольнения, производятся не позднее дня увольнения. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие выплаты должны быть произведены не позднее следующего дня после предъявления им требования о расчете.

Согласно ст. 78 ТК в случае невыплаты по вине нанимателя в сроки, установленные ч. 1 ст. 77 ТК, причитающихся на день увольнения сумм выплат работник имеет право взыскать с нанимателя средний заработок за каждый день их задержки, а в случае невыплаты части суммы — пропорционально невыплаченным при расчете денежным суммам.

Важнейшим условием удовлетворения иска работника о взыскании заработной платы за задержку расчета является установление вины нанимателя в такой задержке. Вина нанимателя будет иметь место при выплате окончательного расчета не в день увольнения, а в установленные дни выплаты заработной платы в организации (например, увольнение произведено 31 октября, а расчет произведен в день выплаты заработной платы в этой организации 5 ноября), или если расчет не произведен в связи с отсутствием на счете организации денежных средств и в других случаях.

Пример.

Решением суда удовлетворены требования Т. к ГНУ «И» о взыскании среднего заработка за задержку расчета при увольнении. Из материалов дела усматривается, что истец в указанной организации работал на основании заключенного с ним контракта. Трудовые отношения были прекращены до истечения срока контракта 13 января по соглашению сторон на основании п. 1 ч. 2 ст. 35 ТК. В день увольнения окончательный расчет с истцом произведен не был. Истцу было предложено получить причитающуюся ему заработную плату в день, определенный в данной организации для выплаты работникам заработной платы. Начисление заработной платы истцу ответчиком было произведено одновременно со всеми работниками, и 20 января причитающаяся истцу сумма зачислена на его карт-счет. В этот же день заработная плата поступила на пластиковую карточку истца. Истцом начисленная заработная плата была получена только 21 января. Суд пришел к выводу, что имеется вина ответчика в невыплате истцу в день увольнения причитающихся ему при увольнении сумм. Задержка выплаты причитающихся работнику сумм составила 7 дней (с 14 по 20 января).

Имеют место случаи, когда работники обращаются в суд с заявлениями, рассмотрение которых суду неподведомственно.

Пример.

В. обратился в суд с иском об отмене п. 10 Положения о порядке исчисления стажа работы в ОАО «Н» и выплате надбавки за стаж работы в ОАО «Н», включении периодов работы в стаж, дающий право на надбавку к заработной плате.

Определением в возбуждении дела отказано в соответствии с п. 1 ст. 245 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь исходя из следующего.

Согласно п. 2 ст. 233 ТК судами рассматриваются индивидуальные трудовые споры, то есть споры по вопросам применения законодательства о труде, коллективного договора, соглашения.

Спор же по поводу установления, изменения социально-экономических условий труда и быта работников, заключения, изменения, исполнения либо прекращения коллективных договоров является коллективным трудовым спором (ст. 377 ТК).

Из представленных материалов усматривается, что истец оспаривал отдельные нормы Положения о порядке исчисления стажа работы в ОАО «Н» и выплате надбавки за стаж работы в ОАО «Н», которое является приложением к коллективному договору между нанимателем и работниками ОАО «Н»

Поскольку содержание коллективного договора (в том числе приложений к нему) вырабатывается по соглашению между нанимателем и работниками (в лице их представительного органа — профессионального союза (далее — профсоюз)), то изменения и дополнения в коллективный договор также вносятся по взаимному согласию сторон в порядке, установленном ТК для их заключения (ст. 372 ТК).

Инициатором коллективных переговоров по заключению и изменению коллективного договора вправе выступать представительные органы работников и нанимателя как стороны коллективных трудовых отношений (ч. 1 ст. 356 ТК).

Неурегулированные разногласия сторон коллективных трудовых отношений по поводу заключения, изменения, исполнения либо прекращения коллективных договоров (коллективные трудовые споры) рассматриваются в порядке, установленном главой 36 ТК.

По изложенным мотивам суд обоснованно отказал в возбуждении гражданского дела в связи с отсутствием у заявителя права на обращение в суд, поскольку исковое заявление не подлежит рассмотрению в судах ввиду его неподведомственности.

При этом суд разъяснил заявителю, что он вправе обратиться в профсоюз ОАО «Н» с просьбой об инициировании переговоров с нанимателем по изменению коллективного договора.

Вышеуказанное свидетельствует о необходимости соблюдения законодательства о труде для исключения возникновения трудовых споров.